Как найти по фото в инете человека: Подключите авторизацию через Яндекс ID для сайтов и сервисов

Содержание

Как найти все фото человека в Интернете — 5 простых способов 2022

Сегодня крайне сложно найти человека, которому не приходилось бы пользоваться поисковыми системами, будь то Google, Yandex и пр. Да что там говорить, если многие прибегают к их помощи по несколько десятков раз в день. Но даже такой спрос не говорит о безупречном знании всех возможностей поисковых систем, среди которых возможность поиска человека и всех его опубликованных ранее на просторах сети снимков по одному только фото.

 

Зачем искать фото по фото?

Ситуации, вынуждающие воспользоваться поиском по фото, бывают разными. Это существенно ускоряет процесс получения нужной информации. Не нужно подбирать слова для поисковой машины, чтобы она правильно поняла запрос, и выдала релевантный результат.

Функция поиска по фото поможет людям, которые:

  1. Забыли имя популярной личности, но имеют его фото в доступе.
  2. Занимаются фотографией, и хотят найти сервисы, использующие их работы.
  3. Нуждаются в интересных изображениях к своим текстам, сайтам или презентациям.
  4. Подозревают, что их фотографию могут использоваться мошенниками для создания фейковых аккаунтов в различных социальных сетях.
  5. Хотят найти оригинал изменённого изображения.
  6. Разыскивают человека, имея его снимок.

Это лишь несколько вариантов ситуаций, когда поиск по картинке окажется результативней классического способа.

Так, пользователи нередко ищут товар в интернете по его фотографии. Таким образом можно найти все что угодно, от нижнего белья до обоев.

Классические способы через поисковые системы

Популярные поисковики имеют встроенную функцию поиска по картинке. Процедура мало чем отличается от стандартного использования сервиса.

Google

Поиск по снимку в Гугл выполняется в несколько шагов. Но стоит быть готовым к тому, что «машина» выдаёт результаты, опираясь не только на изображение, но и на его название.

Алгоритм следующий:

  1. Откройте Гугл http://images.google.com.
  2. Кликните на значок фотоаппарата в поисковой строке.
  3. Задайте адрес изображения или загрузите его в систему с персонального устройства.
  4. Подтвердите действие клавишей «Enter».
  5. В окне с фото, нажмите на строку «Все размеры».

Теперь пользователя от доступа ко всем вариантам и разрешениям имеющейся картинки отделяет самая малость.

Алгоритм также позволит перейти к похожим изображениям. Особенно хорошо функция работает при использовании фото знаменитых людей. А вот найти все изображения неизвестной личности гораздо сложнее. Система выдаёт результаты и по словам, связанным с картинкой.

Вполне реально воспользоваться Google-поиском, имея нужное изображение на руках. Для этого достаточно кликнуть правой кнопкой мыши по фото и выбрать «Найти картинку (Google)».

Яндекс

Вторая по популярности в России поисковая система, также имеет встроенную функцию поиска по снимку.

Чтобы воспользоваться этим расширением:

  1. Откройте ссылку https://yandex.by/images/, и кликните по иконке фотоаппарата.
  2. Задайте адрес изображения или загрузите его с памяти гаджета.

В результате пользователь получит доступ ко всем схожим картинкам и сайтам, на которых они размещены. Принцип поиска не имеет особых отличий с Google.

Вспомогательные приложения

Помощником в поиске картинок могут стать и сторонние сервисы, специализирующиеся на подобных запросах. Если Гугл и Яндекс больше «заточены» под текстовые запросы, то вспомогательные платформы, наоборот, лучше работают по фото.

TinEye

Самый крупный сервис, насчитывающий порядка 10 миллиардов различных изображений.

Чтобы воспользоваться преимуществами платформы:

  1. В адресной строке пропишите https://www.tineye.com/.
  2. Загрузите образец, или воспользуйтесь ссылкой на него.
  3. Изучите результаты.

Система выдаст не только ссылки на ресурсы, использующие схожее изображение, но и укажет частоту их публикаций.

Photo Sherlock

Бесплатное приложение для Android, позволяющее осуществлять поиск по снимкам из галереи смартфона, или камеры. Отлично подходит для проверки фотографии на подлинность.

С его помощью можно находить фейковые аккаунты в социальных сетях, а также защищать свои снимки от мошенников.

Приложение ищет схожие фотографии по всем популярным поисковикам. Но несмотря на удобство использования программы, следует быть готовым к регулярной рекламе и наличию встроенных покупок.

PhotoTracker Lite

Расширение, работающие на всех популярных браузерах. Оно запускает поиск сразу по нескольким ресурсам, включая базу Bing images. Пользователь сам выбирает источники поиска, из предложенных: Гугл, Яндекс, TinEye и Bing.

После установки расширения, появится возможность искать похожее изображение, просто кликнув правой кнопкой мыши на картинку.

В настройках утилиты также можно включить функцию быстрого поиска, которая позволит находить нужное изображение в один клик. Рядом с каждым снимком будет появляться зелёная кнопка, нажатие на которую активирует расширение.

Результаты открываются в новых вкладках. И их количество будет напрямую зависеть от того, какие сервисы были подключены к поиску.

Поиск по картинке – удобная функция, которой оснащены все популярные поисковики. При этом для повышения эффективности поиска не помешает дополнительно воспользоваться специальными приложениями, чьи алгоритмы распространяются сразу на несколько поисковых систем.

Найти фото в интернете по фото: способы поиска похожей картинки.

Краткое содержание статьи:

 

В наше время найти фото в интернете по другому фото вовсе не проблема. Каждый день пользователи сети интернет вводят в поисковую строку браузера определенный текстовый запрос. Исходя из этого, поисковая система выдает релевантный результат, отвечающий на запрос человека. Однако интересующие сведения не обязательно искать при помощи текста. Поиск можно осуществить и по фотографии.

 

 

Порой поиск по изображению даже удобнее. Например, в наличии имеется фотокарточка бытового предмета, который необходимо купить, только названия его у вас нет. Или же имея фотоснимок публичного человека, и при этом не обладая никакой информацией о нем самом, нужно добыть как можно больше данных о нем. Поиск по фото в сети интернет в последнее время очень пользуется популярностью среди пользователей. Существуют и другие причины, вынуждающие воспользоваться таким поиском.

Найти фото в интернете по образцу.

Работая с электронными образцами фотографий зачастую требуется найти ту же самую фотографию, только в другом размере. Возникает вопрос: Как можно найти фото в интернете по образцу? Ответ очень прост. Современные поисковые системы всемирной сети позволяют организовать поиск такого типа. Это не займет много времени у пользователя. Несколько кликов мышью и все готово.

 

 

 

 

Поисковик Google предлагает свои услуги по этому вопросу. Чтоб воспользоваться ими, достаточно открыть интернет браузер, зайти на сайт данного поисковика. Далее кликаем по надписи «Картинки», расположенной в верхнем правом углу. После чего в поисковой строке появляется изображение фотоаппарата, на которое также следует нажать. Совершив данное действие, система предложит 2 варианта поиска: либо, указывая ссылку, где изначально было найдено изображение, либо загрузив файл со снимком. Выбрав нужный способ, программа выводит на экран результат. Благодаря полученному результату, человек смело находит то, что для него необходимо.

У российского поисковика Яндекс тоже существует подобный сервис. Откройте браузер и войдите на страницу Яндекса. Слева в столбце выберите пункт «картинки». В поисковой строке справа будет значок в виде фотоаппарата с увеличительным стеклом. Нажимаем на него — появятся два поля: в левое с надписью «Перетащите картинку сюда или выберите файл», правое с надписью «Введите адрес картинки». Как понятно из названий полей — можно перетащить картинку с рабочего стола или вставить url-адрес, по которому находится искомое изображение. Далее появятся результаты, среди которых можно выбрать картинку подходящего размера и перейти на сайт, содержащий ее.

 

 

 

Как найти похожее фото в интернете?

Множество людей во всем мире каждый день пользуются услугами всемирной паутины. В свободном доступе происходит общение в социальных сетях, обмен фотоснимками. Порой мы даже не подозреваем, что этими снимками могут воспользоваться совершенно чужие люди. Чтобы этого не произошло, следует прибегнуть к помощи электронных сервисов — поисковиков. Они способны

найти похожее фото в интернете по одному запросу и тем самым определить, на каких еще сайтах находится ваш фотоснимок. Одним из популярных поисковиков является Yandex. Попадая на это веб приложение, в строке поиска надо прописать интересующую тематику и реализовать поиск. В процессе этого действия, можно устанавливать настройки. Так, возможно выбрать размер фото или задать точное число пикселей искомого изображения. На этом поисковые функции Yandex не заканчиваются.

 

Чтобы сузить поиск дополнительно можно выбрать:

  • Размер картинки
  • Дату добавления
  • Является ли изображение обоями для рабочего стола
  • Ориентация: горизонтальная, вертикальная, равносторонняя
  • Тип: демотиватор, фотоснимок, белый фон, лицо человека
  • Преимущественный цвет
  • Расширение файла: jpeg, gif или png
  • Сайт, исключительно на котором следует искать

 

 

 

Как найти предмет по фото в интернете?

Поиски различных предметов по фото в интернете можно осуществлять не только с помощью компьютера.Человечество уже много лет назад, придумало современные мобильные гаджеты – мобильные телефоны, с большим количеством функций (смартфоны). Современные мобильные устройства работают на операционных системах. В наше время чаще всего это либо iOS, либо Android. Собственно для этих систем было разработано приложение Google Goggles. Оно распознает сфотографированное изображение. Для этого, просто необходимо скачать его с Google Play. Чтоб его применить, в настройках телефона сделать активным значок фотопоиска. После этого наводим камеру на желаемый нам объект, фотографируем его и система автоматически в течение нескольких секунд выдает ответ на экран телефона.

Это очень удобно, ведь для поиска нужных данных, особенно для туристов. Ведь с помощью данного приложения можно определить — что за достопримечательность перед вами находится. Получить максимум информации о ней — ссылки на статьи о памятнике или историческом здании, известные исторические факты и дополнительные данные. Всего лишь требуется достать мобильное устройство, сделать пару движений пальцами и найти нужный предмет по фото в интернете. Также приложение может искать предметы в интернет-магазине. Например, вам очень понравилась кружка в кафе, но вы не знаете, где такую можно купить. Попробуйте применить эту программу — запустите приложение и наведите объектив на предмет. Гугл найдет все ближайшие магазины, все цены и варианты расцветки этого предмета.

 

 

Как найти сайт по фото?

Порой многие из нас находятся в поиске сайта, который вы когда то видели, но не можете вспомнить где. Казалось бы, всего лишь надо ввести его название в поисковой строке и все. А если название забыли или вовсе его никогда его не знали? В данном случае на помощь придет фотография, связанная каким – либо образом с нужной веб страницей. Как же можно найти сайт по фото? Все проще простого. Всемирно известный поисковик-гигант Google реализовал эту функцию. Находясь на страничке images.google.com, фотоизображение перетаскивается в требуемое поисковое поле. Причем переносить ее можно с любой странички всемирной паутины, с графического редактора, с рабочего стола компьютера или же с программы открытой на нем. В итоге система не только покажет подробную информацию о самом изображении, но и на каких страничках оно может быть размещено. Просмотрев их можно наткнуться именно на ту, которая была изначально нужна и тем

 

Как найти двойника по своему фото?

Наверняка, некоторым людям говорят об их схожести со знаменитыми людьми. Поначалу в это не верят, отнекиваются. А потом в человеке просыпается любопытство, и он решает проверить действительно ли это так. Он начинает перебирать снимки с портретами знаменитостей в поиске своего двойника, в конечном итоге это может ни к чему не привести. Зачем усложнять процесс и вручную пытаться найти двойников по своему же фото?

Для удовлетворения своего любопытства, достаточно приготовить четкое цифровое изображение — свой портрет. Далее открыть браузер, перейти на www.play-analogia.com, произвести щелчок правой клавишей мыши по надписи «Analogia free star estimator». Далее выбрать заранее подготовленный файл в формате jpg и загрузить его. Выбрать пол человека, ели программа автоматически его не определила. Потом выставить точки-маркеры, тем самым указать программе где на портрете находятся центр правого и левого глаза. В результате мы получаем несколько фотоснимков людей, с кем больше всего определено сходство. Программа находит вашего двойника очень быстро и довольно точно.Подробнее про поиск своего двойника рассказано в нашей другой статье.

 

В заключении статьи можно с уверенностью сказать, что найти фото в интернете по фото – это не такая уж и проблема. Единственным условием тут является популярность искомого изображения и подключение к всемирной сети интернет. Если вы ищете данные по снимку дворовой собаки, то велика вероятность того, что поиск будет не результативным. Поэтому желательно искать изображения по вещам наиболее популярным в мире. Например по товарам широкого потребления, памятникам, архитектурным сооружениям или просто знаменитым людям.

 

 

В данной статье мы выяснили, что поиск фотографии в интернете по другому фото возможен с помощью программ и приложений от сторонних разработчиков. Этот вид поиска очень востребован в современном мире, ведь в настоящее время сервис изображений активно развивается. Фотокамеры встроены практически в каждый мобильный девайс, что дает человеку более широкое информационное применение своих фотоснимков, будь то ведение блога на странице сайта или заполнение своего личного профиля в множественных социальных сетях.

Видео о поиске фото по фото

Далее можете посмотреть очень полезную видео-инструкцию о том, как можно найти дубликат фото в интернете с помощью поисковиков:

Как найти человека по фото

Одна из главных функций интернета — поиск информации и быстрое получение ответа на поставленный вопрос. Ищется не только текст, но и картинка. Давайте узнаем, кто изображен на фотографии онлайн.


Нужно подготовить рисунок с изображением человека, загрузить его в специальный сервис и запустить поиск. При должной сноровке, это не займет много времени.

Подготовка изображения

Поиск по фотографии во многом схож с текстовым. Изображение разбивается на мелкие фрагменты и воспринимается как слова. На основании этих данных ищется ответ.

Чтобы улучшить результат, нужно привести исходный рисунок в подобающий вид, убрав из него все лишнее, оставив только нужный объект. Иначе, всё постороннее в кадре создаст информационный шум, и выдача может оказаться неточной.

Самый простой способ подготовить фотографию, это воспользоваться стандартной для Windows программой Paint. Конечно, вы можете использовать другой фоторедактор.

Зайдите в «Пуск» — «Стандартные — Windows» — «Paint».


Откройте картинку или перетащите её на рабочую область программы.

Выберите инструмент «Выделить», затем выделите нужный объект и нажмите «Обрезать».

Останется выделенная область.

Затем перейдите в меню «Файл» — «Сохранить как» или нажмите на пиктограмму с изображением дискеты. Укажите место для сохранения на компьютере. Готово.

Как искать человека по фото в Яндексе

Перейдите на сайт yandex.ru/images и перетащите в поисковую форму фотографию. Также, вы можете нажать на кнопку с изображением фотоаппарата и выбрать файл на своём компьютере.

Яндекс сразу определил нужного нам человека, предоставил о нём информацию и показал похожие картинки.

Как найти фото в Гугле

У Google есть аналогичный сервис, расположен он здесь — images.google.com.

Перетяните фото в поисковую строку или нажмите на значок с фотоаппаратом и загрузите файл.

Как ни странно, но с этим поиском Гугл оплошал. В разделе «Похожие картинки» отображены совсем другие люди. Но ниже, на «страницах с подходящими изображениями», всё-таки был найден наш человек.

Поиск человека по фотографии в соцсети

Воспользуемся сервисом search5faces.com. С помощью технологий нейронных сетей и машинного обучения он может найти человека или похожего на него, всего за несколько секунд.

Поиск выполняется по профилям ВКонтакте и Одноклассники.

Загрузите фото, укажите настройки и нажмите «Найти». Будут найдены совпадения.

В нашем случае ищется известный музыкант. Показаны фейковые профили.

Если вы будете искать менее известного друга или подругу, без такого количества фанатов, тогда есть шанс, что вы увидите настоящий аккаунт.

Поиск по картинке онлайн

TinEye — иностранный сервис по отслеживанию изображений в интернете. Перетащите снимок на поисковую строку, и посмотрите результат.

Если ничего не найдено, быть может, ваша фотография уникальна и нигде не встречается. Возможно, TinEye ещё не успел просканировать веб-страницы с вашей картинкой. Его базы обновляются не сразу.

Ещё по теме:

  1. Как найти человека по номеру телефона
  2. Поиск людей в Контакте без регистрации

Как найти в интернете человека по фотографии 🚩 найти человека по фото онлайн 🚩 Интернет 🚩 Другое 🚩 KakProsto.ru: как просто сделать всё

Автор КакПросто!

Часто люди теряют своих друзей и родных. При этом информации бывает очень мало, например, имеется лишь одна фотография. Есть много способов и процедур, чтобы отыскать человека в интернете по фото.

Статьи по теме:

Вам понадобится

  • -выход в интернет;
  • -фото.

Инструкция

Попробуйте испробовать различные варианты поиска. Обратитесь на известный веб-сайт «Жди меня» по ссылке http://poisk.vid.ru или напишите письмо на указанный адрес, в котором укажите информацию об интересуемом человеке, например, при каких обстоятельствах встретились, конкретную дату и место знакомства.

И, конечно, приложите фото того, кого желаете найти. Телевизионную передачу смотрят много людей не только в РФ, но и в других странах. Таким образом, вы имеете шанс на успех.

Воспользуйтесь другим способом, чтобы найти искомого человека по фотографии в сети. Зарегистрируйтесь в социальной сети. Наиболее популярные в России – это сайт «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир». Авторизуйтесь и войдите в свой аккаунт. Заполните свои данные и загрузите аватарку.

Напишите историю, в которой более подробно опишите вашу дружбу или знакомство с пропавшей личностью. В рассказе делайте на эмоциональный упор. Загрузите отсканированное фото к тексту. Разошлите составленное сообщение своим друзьям и попросите распространить эту историю в интернете. Многие пользователи не оставят ваши старания без внимания. Возможно, найдется человек, который лично знаком или где-то видел личность на приложенной фотографии. Загрузите фото на компьютер и воспользуйтесь поиском похожих изображений от Google. Может быть, вы отыщите эту картинку на каком-либо сайте.

Зайдите на городской форум. Напишите о помощи и дайте фотографию. Возможно, уже через пару часов вам сообщат о местоположении разыскиваемого человека.

Попробуйте поискать на сайте http://www.photodate.ru. Здесь нужно загрузить картинку и нажать «Поиск». Можно зайти на веб-ресурс http://pomogitenayti.ucoz.ru/. Зарегистрируйтесь и напишите сообщение, в котором опишите вашу просьбу о поиске. Прикрепите фото и оставьте свои контактные данные.

Связанная статья

Как найти человека по фото бесплатно

Источники:

  • где найти фото человека

Обратный поиск картинок в Google может помочь вам разоблачить фальшивые новости и мошенничество

Воспользуйтесь обратным поиском в Google Картинках, чтобы проверить, не относится ли изображение в меме к другому событию.

Бретт Пирс/CNET

В пятницу в социальных сетях разошлась фотография, на которой два британских военно-морских авианосца затмевают гораздо меньший по размеру французский военно-морской корабль. Но не всегда можно верить своим глазам онлайн.

Фотографии легко скопировать, а затем использовать в заблуждении. Мошенники могут, например, украсть фотографию профиля в социальной сети и использовать ее, чтобы придать фальшивому аккаунту блеск подлинности.Точно так же новостные фотографии могут быть взяты из освещения одного события и вставлены в рассказы о другом событии, вводя читателей в заблуждение относительно того, что происходит.

В случае с фотографией авианосцев обратный поиск изображений показал, что крошечное судно было добавлено в цифровом виде, как обнаружил Сноупс.

Обратный поиск изображений может помочь вам обнаружить вводящие в заблуждение фотографии, определив их происхождение. Если вы сомневаетесь, этот инструмент поисковой системы поможет вам обнаружить мошенничество, опровергнуть ложные новости и найти людей, использующих ваши изображения без вашего разрешения.

Обратный поиск изображений зависит от сервиса Google Images или Lens. Либо будет предоставлен список веб-сайтов, отображающих фотографию или изображение, а также ссылка и описание.

Обе службы также могут предоставить вам список визуально похожих изображений, которые могут содержать изображения, снятые под разными углами. В списке также может быть та же картинка с оригинальной подписью или из более ранней новости. Эта информация часто используется фактчекерами, которые используют инструменты для проверки того, являются ли изображения с войны в Украине актуальными и публикуются ли они в правильном контексте.

Эти инструменты настолько эффективны, что мошенники прибегают к высокотехнологичным методам для окончательного обратного поиска изображений. Изображения профилей, созданные искусственным интеллектом, стали популярными среди нечестных групп, которые полагаются на поддельные учетные записи в социальных сетях, как, например, схема, обнаруженная исследователями в LinkedIn, направленная на создание потенциальных клиентов с помощью множества поддельных профилей. Обратный поиск по фотографиям, созданным искусственным интеллектом, не приведет вас к реальному человеку, поэтому их сложнее идентифицировать как подделку. Но использование фотографий, созданных ИИ, в настоящее время довольно ограничено.

Вот что вам нужно знать об обратном поиске изображений.

Быстрое перетаскивание поможет вам отделить факты от вымысла.

Графика Pixabay; иллюстрация CNET

Зачем вам может потребоваться обратный поиск изображений


Вы можете использовать обратный поиск изображений для обнаружения мошенничества и мошенничества. Собираетесь на первое свидание? Запустите изображение профиля человека в Tinder через обратный поиск изображения, чтобы увидеть, связана ли фотография с кем-либо еще.Покупать что-то у незнакомца в Интернете? Обратный поиск изображения по изображению предмета, чтобы увидеть, было ли оно опубликовано другими людьми.

Если у вас есть фотографии, которые вы не хотите перепрофилировать незнакомцами, имеет смысл время от времени запускать для них обратный поиск изображений. Вы можете проверить, не использует ли кто-либо повторно фотографии вашего профиля в TikTok или Tinder или крадет снимки ваших поделок из Pinterest и выдает ваши творения за свои собственные.

Наконец, вы можете выиграть спор.Когда кто-то публикует изображение с новостями, которые вам не нравятся, вы можете попробовать поискать их на Snopes. Но веб-сайт, который проверяет новости, слухи и мемы, циркулирующие в Интернете, не может расследовать все. Вот когда пришло время открыть Google.

Как запустить обратный поиск изображения

Существует несколько вариантов обратного поиска изображения. Однако все они начинаются с браузера, поэтому открывайте Google Images в Safari, Firefox или Chrome.

Вариант 1. Нажмите и удерживайте изображение.Затем перетащите его в поле поиска Google Images на другой вкладке. Если вы используете Safari, вам нужно, чтобы страница с изображением была открыта в одном окне, а страница поиска картинок Google — в другом. Чтобы открыть новое окно, вы можете нажать «Файл», а затем «Новое окно», или вы можете нажать и удерживать вкладку, чтобы перетащить ее из окна, в котором вы сейчас находитесь.

Вариант 2. Сделайте снимок экрана с изображением и перетащите этот файл в поле поиска Google Images. (Вы также можете загрузить файл из панели поиска Google Images, если хотите.)

Вариант 3: Щелкните изображение правой кнопкой мыши и выберите Открыть изображение в другом окне. Скопируйте URL-адрес и вставьте его в поле поиска Google Images.

Вариант 4. Если вы используете Chrome, щелкните изображение правой кнопкой мыши и выберите «Поиск изображений с помощью Google Lens». Перетащите курсор на изображение, чтобы выбрать его, как на снимке экрана.

Результаты расскажут вам, в каких других контекстах появлялась фотография. Например, обратный поиск изображений показал, что фотография Майка Тайсона, явно одетого в футболку с антипрививками , была подделана; на футболке, которую на самом деле носил боксер, на самом деле была фотография самого Майка Тайсона.

Как запустить обратный поиск изображений на телефоне

Обратный поиск изображений на мобильных устройствах прошел долгий путь. Вот четыре варианта: 

Вариант 1. В мобильном браузере Chrome нажмите на изображение и выберите «Найти это изображение в Google».

Вариант 2. Нажмите на фотографию в мобильном браузере и выберите параметр, позволяющий скопировать фотографию (например, «Копировать» или «Копировать URL»). Это помещает URL-адрес фотографии в буфер обмена. Затем вставьте URL-адрес в строку поиска Google Images.

Вариант 3. Используйте Google Lens на телефонах Android либо с отдельным приложением, либо с функциями Google Lens, которые некоторые телефоны Android предлагают в приложении камеры.

Вариант 4. Используйте приложение Google на своем телефоне (это работает для телефонов Android и iPhone (309 долларов США в GameSpot)). Сохраните скриншот фотографии в фотопленке. В приложении Google коснитесь значка камеры, а затем коснитесь ролика камеры в левом нижнем углу. Выберите скриншот из фотопленки.

Что делать с поддельными или вводящими в заблуждение сообщениями

Вы можете сообщить о вводящем в заблуждение или ложном меме в социальной сети, в которой вы его нашли.Например, вы можете пожаловаться на твиты как «вводящие в заблуждение» в Twitter и пометить сообщения как содержащие «ложную информацию» на Facebook.

Вы также можете сообщить о мошеннических профилях знакомств, поддельных сообщениях о продаже и поддельных объявлениях об аренде в Федеральную торговую комиссию, а также на веб-сайты, на которых они размещены. Шаги для сообщения о сообщениях будут разными для каждого веб-сайта.

Вы также можете сообщить людям, что они опубликовали что-то вводящее в заблуждение, что они могли сделать невольно. Вы можете быть в споре, но у вас будут факты, чтобы поддержать вас.

Получить информационный бюллетень CNET Google Report

Знайте все о Google, от последних новостей до обзоров и советов по Android. Доставляется по средам.

Как найти человека по фото в интернете, не зная его имени?

Вы видели члена семьи или старого друга в социальных сетях, но… не помните имя? Эта и многие другие ситуации могут возникнуть в любой другой день.Но в каком бы состоянии вы ни оказались, вопрос всегда один и тот же: как узнать имя, не тратя неловкую минуту на выяснение?

Ищу фото

С годами поиск изображений через интернет стал очень популярен для поиска источника графического контента : информационные порталы, социальные сети и т.д.

Столкнувшись с этими типами инструментов, возможность поиска человека по фотографии не могла быть слишком далеко позади.Хотите научиться выполнять этот тип поиска? Тогда продолжайте читать.

Предварительные соображения

Прежде всего, вы должны знать, что этот тип процедуры может быть деликатным из-за проблемы конфиденциальности. Использование сторонних фотографий было предметом многих случаев мошенничества, кражи личных данных и других. Таким образом, получение этого контента должно осуществляться законными способами .

С другой стороны, методы поиска не являются стопроцентно надежными .Так что не удивляйтесь, если результаты окажутся не такими, как ожидалось, все будет зависеть от типа информации, которая может быть в сети.

Google как союзник

Поиск человека по фотографии , как отмечалось выше, во многом зависит от данных, которые этот человек мог хранить в Интернете . И какой лучший инструмент для выполнения этого типа поиска, чем использование инструментов Google.

  • Войдите в службу поиска изображений в Google.
  • Щелкните значок камеры, отображаемый в нижней части строки поиска.
  • На этом этапе у вас есть два варианта: скопировать ссылку , которая ведет к рассматриваемому изображению, или загрузить изображение со своего компьютера.
  • Google автоматически загрузит изображение и продолжит показывать вам результаты с сайтов, на которых можно найти рассматриваемое изображение.

Веб-страницы для поиска изображений

Google трудно найти какую-либо информацию о загруженной фотографии, потому что это главная поисковая система в мире.Однако в случае неудачи всегда есть другие альтернативы , которые вы можете попробовать.

Крошка

Это онлайн-сервис, который, хотя и является правдой, может не предлагать столько результатов или вариантов, как Google, но это альтернатива, которую никогда не помешает попробовать, поскольку, несмотря на несколько результатов, она может быть убедительной. Вы можете использовать его с вашего компьютера, смартфона или планшета.

Facebook

Эта социальная сеть также является хорошим инструментом для поиска изображений на основе их URL .Когда вы загружаете изображение, вы заметите, что оно сохраняется с рядом цифр, символов подчеркивания и букв.

Вы можете скопировать и вставить этот адрес после facebok.com/ и, если профиль, который разместил эту фотографию, не является частным, вы можете перейти непосредственно к профилю, который ее загрузил.

КОНТРОЛЬ

Этот онлайн-сервис также использует поисковые системы Google и имеет чрезвычайно простой в использовании интерфейс. Веб-платформа может использоваться с компьютеров или мобильных телефонов.

Приложения для поиска изображения

В магазинах приложений для различных операционных систем смартфонов эти инструменты также не заставили себя долго ждать.

Реверс

Это приложение, доступное для операционной системы iOS , представляет собой отличный инструмент поиска, использующий такие системы, как Google, Bing и другие. Это позволяет искать по ссылкам, галерее и изображениям, которые были скопированы в буфер обмена вашего iPhone.

Поиск по изображению

Эта платформа доступна для Android и является отличной альтернативой, которая обеспечивает широкий спектр результатов изображения, которые могут быть идентичными или с очень похожими характеристиками.Предоставляет возможность поиска изображений, содержащихся в социальных сетях, из WhatsApp, через Facebook и Instagram.

Начало поиска

Существует множество инструментов, чтобы начать поиск и найти имя этого человека, используя различные инструменты, представленные в этом документе. Воспользуйтесь ими навсегда!

 

Интернет-серфинг, который кажется мгновенным, хотя это и не

ДАРЕМ, Северная Каролина — Если пандемия коронавируса привела вашу жизнь в онлайн, вы, вероятно, были там:

Возможно, вы используете видеочат, чтобы выполнить работу или пообщаться с друзьями издалека.Независимо от того, насколько велика ваша пропускная способность, задержка между тем, как один человек говорит, и остальными, слышащими слова, означает, что вы продолжаете говорить друг над другом.

Это раздражающая задержка, когда вы нажимаете кнопку воспроизведения в потоковом сервисе, и ваш фильм или телешоу загружаются вечно. Или когда вы собираетесь перейти на новый уровень в видеоигре, но ваш контроллер не регистрирует ваши движения вовремя.

Эта доля секунды, меньше чем мгновение ока, называется сетевой задержкой. Это то, сколько времени в миллисекундах требуется сигналу, чтобы совершить кругосветное путешествие от вашего компьютера к серверу и обратно.Чем больше расстояние, тем больше времени потребуется, чтобы совершить поездку.

миллисекунды могут показаться не таким уж большим делом. Но в Интернете это может показаться бредом по грязи. Это может даже привести к тому, что пользователи потеряют интерес или уйдут в другое место.

Google обнаружил, что если результаты поиска замедляются на четыре десятых секунды, их пользователи выполняют на восемь миллионов поисковых запросов в день меньше. По данным Amazon, даже меньшие задержки — лишняя десятая секунды — будут стоить компании 1% продаж, что составляет ошеломляющие сотни миллионов долларов в год.

Ученый-компьютерщик Duke Брюс Мэггс считает, что мы можем добиться большего. Несколько лет назад он и его коллеги решили взяться за задачу: создать интернет со скоростью света.

Если бы они могли получать данные туда и обратно быстрее, они задавались вопросом, могли бы они сделать веб-серфинг более плавным и плавным, даже мгновенным?

Группа представила свой подход 6 апреля на 19-м симпозиуме USENIX по проектированию и внедрению сетевых систем (NSDI ’22) в Рентоне, штат Вашингтон.

В рамках проекта под руководством Брайтена Годфри из Университета Иллинойса, Грегори Лафлина из Йельского университета и Анкита Синглы из ETH Zurich они представляют себе сеть, охватывающую всю территорию США, которая отвечает в 10–100 раз быстрее, чем обычный Интернет.

Если его развернуть в 120 крупнейших городах, 85% американцев смогут подключаться на большие расстояния практически в режиме реального времени, как если бы они находились в одной комнате.

Проблема в том, что современный Интернет не оптимизирован для скорости, сказал Мэггс.

Учитывая скорость света, данные теоретически должны передаваться на максимальной скорости 300 000 километров в секунду. Это ошеломляющие 670 миллионов миль в час.

При такой скорости интернет-трафик должен преодолевать 2800 миль между Лос-Анджелесом и Нью-Йорком за 15 миллисекунд.

Но на самом деле все гораздо медленнее. Мэггс и его команда показали, что перемещение даже небольших объемов данных через Интернет — скажем, просто загрузка веб-страницы — часто занимает от 37 до 100 раз больше времени, чем вы ожидаете.

«Это должно быть быстрее, верно?» — сказал Мэггс.

Основной причиной задержки, по их словам, является способ маршрутизации интернет-трафика.

Каждый раз, когда вы проверяете электронную почту, ищете информацию в Google или просматриваете социальные сети, данные отправляются и принимаются через сотни тысяч миль проложенных под землей волоконно-оптических кабелей, тонких нитей стекла, которые связаны вместе и передают данные в виде импульсов. света.

Но эта система может быть неэффективной. Подземные кабели должны петлять вокруг гор и извиваться по ландшафту, пока они следуют по дорогам и железным дорогам, повороты и повороты отнимают драгоценное время.

Интернет-трафик, идущий из Швеции в Хорватию (примерно 1300 миль), может сначала пройти 8000 миль через океан через маршрутизатор в Нью-Йорке.

«Оптоволоконные пути почти никогда не проходят по прямой линии между двумя точками, — сказал Мэггс.

Добавьте к этому тот факт, что интернет-провайдеры часто направляют данные по пути, который является самым дешевым, а не самым быстрым, даже возвращаясь назад, чтобы сэкономить деньги.

— Это означает, что путь будет более окольным, — сказал Мэггс.

Есть еще одна вещь, которая мешает. Когда люди говорят о скорости света, они обычно имеют в виду скорость света в вакууме. Когда свет проходит через среду, отличную от вакуума, например воздух, воду или стекло, он замедляется.

Скорость света в вакууме составляет 300 000 километров в секунду, но она замедляется до двух третей этой скорости в кварцевом стекле, из которого сделаны обычные волоконно-оптические кабели.

— Все эти вещи умножаются и умножаются друг на друга, — сказал Мэггс.Вот почему, когда дело доходит до времени отклика на информационной супермагистрали, космический предел скорости далек от реальности. Но исследователи обнаружили, что один крошечный уголок приближается:

В начале 2010-х годов была создана специализированная сеть, чтобы сократить на несколько тысячных долей секунды время, необходимое финансовым трейдерам для обмена данными между Чикагской товарной биржей и фондовыми биржами в Нью-Джерси, примерно на 700 маршрут, пересекающий шесть штатов.

Это количество времени незаметно для людей.Но этого достаточно, чтобы дать торговым фирмам преимущество над своими конкурентами на фондовом рынке, где получение данных даже на миллисекунду раньше может иметь значение между получением прибыли или убытком.

Проанализировав эту специализированную сеть, команда задалась вопросом, могут ли они использовать аналогичные подходы для уменьшения задержек интернета по всей стране.

По словам Мэггса, часть преимуществ торговой сети заключается в том, как передаются данные.

Вместо скрытых кабелей он сокращает время торговли, используя микроволновую радиопередачу для передачи данных по воздуху, где сигналы могут передаваться на 50% быстрее, чем свет по оптоволокну.

Сеть также экономит время благодаря ярлыку. В отличие от волоконно-оптических кабелей, которым приходится обходить препятствия, следуя рельефу местности, микроволновые сигналы не изгибаются — они передаются по прямой линии. Это делает их более короткими маршрутами, позволяя им перемещаться туда и обратно между Нью-Джерси и Городом ветров за восемь тысячных секунды.

В ходе испытаний исследователи обнаружили, что микроволновая сеть финансовых трейдеров была надежно быстрее оптоволокна даже в плохую погоду, когда дождь может ослабить сигнал между вышками.

Этой технологии уже десятки лет. Исследование группы показало, что что-то подобное — башни, оснащенные антеннами, посылающими микроволновые сигналы туда и обратно, — можно построить среди крупнейших городов США или Европы и сократить отставание до 5% от возможного при скорости света.

Предполагая гипотетический бюджет в 3000 вышек, расположенных на расстоянии примерно от 40 до 60 миль друг от друга, команда вычислила лучший способ передачи сигналов от башни к башне по кратчайшим возможным путям, без таких препятствий, как холмы, здания или деревья.

Они обнаружили, что просто маршрутизация данных по более прямым и прямым маршрутам позволит щелкнуть ссылку на веб-сайт и получить запрос на сервер в три раза быстрее.

А при оценочной стоимости в 81 цент за гигабайт потенциальная ценность такой сети значительно превысит ее цену. Анализ затрат и выгод, проведенный командой, показывает, что для такой компании, как Google, предоставление результатов поиска всего на 200 миллисекунд быстрее будет означать дополнительные 87 миллионов долларов прибыли в год.

Но что самое интересное в этом, говорят исследователи, так это то, что люди, разделенные сотнями миль, могут чувствовать, что они взаимодействуют и обмениваются информацией в Интернете в режиме реального времени.

Исследования показывают, что задержки менее 30 миллисекунд проходят слишком быстро, чтобы большинство людей могли их заметить. Если бы ученые могли сократить время задержки до меньшего значения, они могли бы сделать его практически незаметным.

«Мы не говорим, что можем заставить весь Интернет работать со скоростью света, — сказал Мэггс.Это потому, что, хотя микроволновая передача может быть быстрее, чем оптоволокно, с точки зрения пропускной способности она не может конкурировать.

Но для приложений, где время решает все, такая сеть может уменьшить задержку при меньших затратах, чем существующие службы.

Для онлайн-геймеров, которые постоянно отправляют и получают данные для совместной игры в режиме реального времени, маршрутизация трафика через их сеть может сократить время задержки до трети того, что возможно в современном Интернете.

Что касается его жены-музыканта, Мэггс сказал, что она и ее коллеги на Западном побережье могли синхронно играть вместе через Интернет и слышать друг друга, как если бы они находились в одном и том же концертном зале, не замечая задержки.

«Это все равно, что решать, когда использовать почтовое отделение США, а когда использовать Federal Express», — сказал Мэггс. «Существует огромная разница в стоимости и производительности. Вам придется выбирать только те вещи, где задержка действительно имеет значение».

Если вы просто смотрите фильмы, вам может быть все равно. Но для Мэггса, который в детстве играл в многопользовательские онлайн-игры, «когда я отправляю свою команду на игровой сервер, где я только что нажал F, чтобы активировать свои фазеры, я хочу, чтобы это происходило так быстро, как я могу». могу.

Эта работа была поддержана наградами Национального научного фонда CNS-1763492, CNS-1763742 и CNS-1763841.

ЦИТАТА: «CISP: интернет-провайдер со скоростью света», Дебопам Бхаттачерджи, Вакар Акил, Сангита Абду Джоти, Илкер Нади Бозкурт, Уильям Сентоза, Мухаммад Тирмази, Энтони Агирре, Балакришнан Чандрасекаран, П. Брайтен Годфри, Грегори Лафлин, Брюс Мэггс и Анкит Сингла. NSDI ’22, 4–6 апреля 2022 г., Рентон, Вашингтон. https://www.usenix.com.org/system/files/nsdi22-paper-bhattacherjee.pdf

 

Фрэнк Р. Джеймс идентифицирован как лицо, заинтересованное в стрельбе в бруклинском метро

Встревоженный человек, который выступал против мэра Эрика Адамса и делал странные, угрожающие разглагольствования на YouTube, был идентифицирован как лицо, представляющее интерес, и теперь подозреваемый в жестокой атаке в бруклинском метро, ​​в результате которой во вторник утром пострадали по меньшей мере 23 человека, сообщили официальные лица.

Фрэнк Джеймс, который в прошлом месяце предупредил, что он «входит в опасную зону», арендовал фургон U-Haul, связанный с нападением на поезд N в Сансет-парке, и его разыскивают для допроса, сообщила полиция на вечернем брифинге.

«Г-н. Мэр, я жертва вашей программы по охране психического здоровья», — сказал Джеймс в одном длинном видео.

«Сейчас мне 63 года, и я полон ненависти, гнева и горечи».

Он также раскритиковал мэра за то, что он не делает больше для борьбы с бездомностью.

«Эрик Адамс, Эрик Адамс: Что ты делаешь, брат? Что происходит с этой бездомной ситуацией», — сказал он, имея в виду метро. «Каждая машина, к которой я подошел, была битком набита бездомными. Было так плохо, я даже стоять не могла.Мне приходилось постоянно переходить из машины в машину».

Полиция Нью-Йорка заявила, что усилила меры безопасности для Адамса после того, как полиция обнаружила видеозаписи.

Фрэнк Р. Джеймс, человек, интересующийся полицией Нью-Йорка буйством в метро, ​​потратил годы на создание тревожных видеороликов на YouTube. » городской психиатрической службы.

«То, что происходит в этом месте, — это насилие», — сказал он о учреждении, где, как он утверждал, ему оказывали помощь.«Не физическое насилие, — объяснил он, — а такое насилие, с которым ребенок сталкивается в начальной школе… которое заставит его пойти взять пистолет и стрелять в ублюдков».

Подозреваемый разглагольствовал о расовых проблемах и утверждал, что российское вторжение в Украину стало доказательством того, что в обществе к чернокожим относятся с пренебрежением.

Среди критических замечаний Фрэнка Р. Джеймса были разглагольствования об оружии, расе, психическом здоровье и мэре Эрике Адамсе.«В конце концов, они убивают и совершают геноцид друг против друга. Как ты думаешь, что они собираются сделать с твоей черной задницей?

В своей бессвязной теории заговора Джеймс утверждал, что за продолжающимся конфликтом в Европе последует расовая война.

«Это всего лишь вопрос времени, когда эти белые ублюдки решат: «Эй, послушай. Хватит значит хватит. Эти ниггеры должны уйти», — сказал он.

Полиция назвала Фрэнка Джеймса фигурантом стрельбы. NYPD

«И что вы собираетесь делать? Ты будешь драться.И угадайте, что? Ты умрешь. «Потому что, в отличие от президента [Владимира Зеленского] в Украине, никто не прикрывает вас. Весь мир против вас. И ты против своего гребаного я. Так почему ты должен снова быть живым — вот гребаный вопрос. Почему н-эр должен быть жив на этой планете? Кроме того, чтобы собирать хлопок, нарезать сахарный тростник или табак.

Единственным вариантом, который мог найти Джеймс, по его словам, было совершить больше насилия или стать преступником.

«Итак, сообщение для меня: я должен был получить пистолет и просто начать стрелять в ублюдков», — сказал он.

«Или я должен был достать дури и начать стрелять или начинать бить би—по башке, грабить старушек, знаете, что это за хрень».

Обложка New York Post от 13 апреля 2022 года.

Ключ от фургона Джеймса был найден на месте преступления, как и кредитная карта, которая арендовала автомобиль в Филадельфии, сообщили полицейские и источники в правоохранительных органах.

Полицейские считают, что Джеймс жил вне фургона U-Haul, потому что его одежда и средства личной гигиены были внутри.

Неясно, является ли Джеймс подозреваемым стрелком, сообщили в департаменте.

Власти заявили, что 10 из пострадавших пассажиров получили огнестрельные ранения.

Нападавший находился в бегах в течение нескольких часов, прежде чем полиция обнаружила важную улику: фургон с номерными знаками Аризоны, расположенный на Западной Третьей улице недалеко от Кингс-Хайвэй во второй половине дня во вторник, сообщили источники.

Полиция начала масштабную охоту на стрелка и обнаружила, что камеры наблюдения на станции метро Sunset Park не работали во время нападения.Источники в правоохранительных органах сообщили The Post, что камеры «время от времени» отключаются.

Комиссар полиции Нью-Йорка Кичант Сьюэлл сказал на предыдущей пресс-конференции, что подозреваемый — чернокожий мужчина ростом примерно 5 футов 5 дюймов и весом около 170 фунтов. В то время на нем был противогаз, оранжево-зеленый строительный жилет, неоново-зеленый рабочий шлем и серая толстовка с капюшоном.

Во время вечернего брифинга для прессы Сьюэлл сказал, что среди предметов, изъятых полицейскими на месте происшествия, были 9-миллиметровый пистолет, топорик, бензин и «фейерверк потребительского класса».

Как минимум один свидетель заявил, что принял нападавшего за работника МТА.

Ранее в тот же день в электронном письме всему полицейскому патрулю полицейским было приказано не спускать глаз с U-Haul и отметить его местонахождение и номерные знаки.

Любой, кто обладает информацией о стрельбе, должен позвонить на горячую линию полиции Нью-Йорка по борьбе с преступностью по номеру 1-800-577-TIPS или зайти на веб-сайт CrimeStoppers.

Крис Диксон считает, что будущее Интернета — это web3, не так ли?

Постоянные слушатели Decoder знают, что я довольно скептически отношусь к криптовалюте.Но я хочу честно отнестись к этому скептицизму, поэтому я общаюсь с людьми, которые на самом деле инвестируют и создают криптовалютные стартапы и технологии. В криптовалюте много денег, внимания и энергии — как в прямом, так и в переносном смысле, — и я думаю, что важно задавать вопросы и действительно слушать ответы. Мы уже сделали несколько таких эпизодов, но этот эпизод — разговор, который я хотел вести с самого начала.

Крис Диксон возглавляет криптоинвестирование в легендарной венчурной фирме Силиконовой долины Andreessen Horowitz, или a16z.Он отвечает за проведение раундов финансирования для Coinbase, которая стала публичной около года назад, торговой площадки NFT OpenSea и Yuga Labs, которая, в частности, стоит за яхт-клубом Bored Ape. Он также является активным пользователем Twitter, где публикует длинные темы о криптографии и web3. Он одновременно является одним из крупнейших инвесторов в космос и самым большим стимулятором.

Крис — умный парень, который долгое время работал в индустрии и видел, как много шумихи вокруг технологий приходит и уходит. Этот эпизод заходит далеко в гущу событий, и хотя мы обсуждаем друг с другом то здесь, то там, я думаю, что возбужденных, но уважительных разногласий в наши дни слишком мало, поэтому мы хотели сохранить все это в этом эпизоде.

В любом случае, я думаю, что это хорошая тема, и независимо от того, на какой стороне криптодебатов вы находитесь, вы найдете здесь что-то, о чем вы раньше не задумывались.

Итак, Крис Диксон, генеральный партнер Andreessen Horowitz. Вот так.

Эта стенограмма была слегка отредактирована для ясности.

Крис Диксон является генеральным партнером легендарной венчурной компании Силиконовой долины Andreessen Horowitz, или a16z, где он возглавляет криптовалюту a16z.Добро пожаловать в Декодер .

Спасибо, что пригласили меня.

Я всегда задаю то, что я назвал Декодером вопросами о структуре и принятии решений, но я действительно хочу поговорить с вами о Web3, так что давайте ответим на эти вопросы как молния. круглый.

Конечно.

Какова структура Andreessen Horowitz?

Отличный вопрос.На самом деле он сильно изменился за последние годы. Когда я присоединился к фирме в 2013 году, это была обычная венчурная фирма с группой инвесторов, которых мы называем генеральными партнерами. Отличие нашей фирмы в том, что у нас есть операционные группы, чья работа заключается в поддержке компаний, входящих в наш портфель. Это была новая идея от основателей Бена [Горовица] и Марка [Андриссена]; в прошлом они были предпринимателями и хотели, чтобы их венчурные капиталисты делали больше, чем просто давали деньги и советовали.Они хотели, чтобы они дополняли их сеть, знакомили их с людьми, помогали им набирать людей и делали еще кучу разных вещей.

Они построили фирму с учетом этого. За последние несколько лет мы поняли, что Web3 сильно отличается от других областей. Например, у нас есть фонд биологии и здравоохранения, у нас есть практика FinTech, у нас есть практика корпоративного программного обеспечения — требуются разные знания, разные люди и разные сети компаний. За последние несколько лет мы действительно разделили его, так что я являюсь частью фирмы, но на самом деле управляю автономным подразделением.

Наша крипто-команда Web3 сейчас насчитывает около 60 человек. Мы довольно значительны, и это сильно выросло за последние несколько лет. Из этих 60 человек около 15 входят в инвестиционную команду; Я один из четырех генеральных партнеров, которые руководят инвестициями, и у нас есть около 10 младших сотрудников, которые поддерживают нас. Остальные 45 человек входят в нашу операционную группу, и их работа заключается в том, чтобы помогать нашим компаниям во всем: от найма талантов до развития бизнеса, исследований и компьютерных наук.

У нас есть команда, которая помогает, если мы работаем над актуальными проблемами, и у нас есть команда по маркетинговым коммуникациям.Безопасность — большая проблема в этом пространстве, поэтому у нас также есть команда безопасности из пяти человек, которая занимается такими вещами, как аудит своих смарт-контрактов. Сонал Чокши — создатель подкастов компании — только что присоединился к нашей команде, и мы собираемся нарастить ее. То, как мы думаем о стороне общения, предназначено не для нас, а для евангелизации пространства и объяснения иногда сложных концепций. Мы действительно хотим инвестировать в это, поэтому у нас есть такая большая команда. Наша основная деятельность состоит из двух вещей: мы встречаемся с предпринимателями и инвестируем, а затем сотрудничаем с этими компаниями и помогаем им.

Вы сказали, что у вас есть четыре генеральных партнера, и у вас есть несколько миллиардов долларов для криптостартапов. Сколько это точно?

Последний стоил 2,2 миллиарда долларов, сейчас, кажется, около 3 миллиардов долларов.

Откуда эти деньги?

Мы собираем деньги, как и наши компании. Наши партнеры с ограниченной ответственностью — это все, от университетских пожертвований до некоммерческих фондов. Для тех, кто не знает, университеты и некоммерческие организации в основном имеют две стороны организации.Есть сторона, которая раздает деньги, и сторона, которая вкладывает деньги. Мы разговариваем с людьми, которые вкладывают деньги. Иногда это состоятельные друзья, успешные предприниматели и т. д.; это совокупность различных групп.

Венчурный капитал в его современной форме зародился, вероятно, 40–50 лет назад, и его часто называют Йельской моделью. Дэвид Свенсен, руководивший фондом Йельского университета, осознавал, что у них очень долгий горизонт с их капиталом; университеты работают на временных горизонтах десятилетий, если не столетий.У них ушли все эти умные студенты, которые создавали компании, и они установили связь: «Может быть, мы могли бы взять этот очень терпеливый капитал и передать его этим основателям, у которых также есть долгосрочный горизонт».

Если вы инвестируете в стартап, поддерживаемый венчурным капиталом, вы можете не увидеть свои деньги в течение 10 или 15 лет, поэтому у вас должен быть очень большой временной горизонт. Таково происхождение индустрии венчурного капитала, связь между этими долгосрочными источниками капитала и основателями, у которых был долгий горизонт в том, что они строили.

У вас есть долгосрочные источники капитала, у вас есть основатели, которые собираются строить с перспективой на десятилетия, а вы, венчурный капиталист, сидите посередине. Как вы принимаете решения? Это похоже на классический вопрос Декодера .

Да, это действительно хороший вопрос. Это такая важная вещь в нашем бизнесе, потому что очень легко ошибиться, и я определенно ошибся. На мой взгляд, наиболее распространенный способ неудачи при инвестировании в венчурный капитал — это решения комитета.Группа людей собирается вместе из-за различных политических, экономических или даже социальных тенденций, и все они должны прийти к единому мнению о том, что является хорошей инвестицией. По моему опыту, природа хороших инвестиций в стартапы заключается в том, что в них обычно есть одна удивительная вещь и куча вещей, которые испортили.

Это просто природа стартапов. Они очень трудные, и происходит много всего, и часто все идет не так, как надо. Но у хороших есть какая-то волшебная суперсила, когда они совершают невероятный технологический прорыв, или они прекрасно понимают рынок, или по какой-то другой причине они создали продукт, который просто нравится рынку.Вы видите эти вещи снова и снова. Мы все знаем Twitter, поэтому давайте вернемся на 10 лет назад к продукту, который, как мне кажется, понравился нам и другим техническим специалистам, например, Twitter Fail Whale. Я уверен, что цифры росли, но произошли изменения в руководстве и просто вопрос: «Какова бизнес-модель?» Вы можете представить комитет, смотрящий на это и говорящий: «Ого, я не знаю, как нам прийти к консенсусу?»

Чему я научился и как мы работаем, так это тому, что у нас есть модель единоличного принятия решений.Один из генеральных партнеров спонсирует инвестиции, и у нас будет оживленная дискуссия, что я считаю важным; вы хотите докопаться до истины, а не обманывать себя. Я считаю, что очень важно, чтобы отдельные лица, принимающие решения, были ближе всего к теме и знали ее лучше всех, а не принимали решения комитетов.

Я думаю, что это тип неудачи номер один в венчурном капитале. Я не знаю других областей инвестирования, но я предполагаю, что это также режим отказа для этих областей и общий режим отказа в управлении.Я считаю, что то же самое для рекрутинга. У нас есть то, что мы называем моделью Ocean’s 11 ; есть люди, которые взрывают вещи, и есть люди, которые делают сальто назад. Если бы вы пошли и попытались найти отличного во всех отношениях человека, у вас была бы другая группа, чем если бы вы вышли и сказали: «Я хочу найти специалиста в каждой области».

Я просто хочу отметить, что вы только что придумали метафору, в которой вы — Джордж Клуни.

Определенно, Джордж Клуни или Брэд Питт.

В этой модели куча учреждений с большими деньгами дает вам много денег, и вы идете искать учредителей. Как Андреессен Горовиц зарабатывает деньги?

То, что я собираюсь описать, является стандартным венчурным капиталом. Есть нечто, называемое керри, которое представляет собой процент от прибыли. Мы все получаем зарплату, но это не самые значительные деньги в бизнесе; это больше, чтобы покрыть счета и вещи.

Допустим, кто-то дает нам 1 миллиард долларов — мы должны сначала вернуть этот миллиард долларов, прежде чем мы заработаем какие-либо деньги.Мы также должны возвращать деньги, которые мы берем на выплату зарплаты, арендной платы и всего прочего. Мы должны полностью все вернуть. Затем сверх этого мы берем процент от прибыли. Именно так это работает во всем венчурном капитале.

В хедж-фондах все по-другому, у них есть так называемая рыночная оценка. На самом деле они могут не возвращать деньги, а просто получать бумажную прибыль и фиксировать прибыль на этом. Мне нравится, как работает предприятие; для меня это как стартап.Это очень просто. Вы даете нам деньги, и я ничего не возьму, пока я полностью не верну каждый доллар, который я взял, тогда на прибыли вы что-то берете. Я думаю, что это очень простая и приятная модель, и мы полностью согласны с нашими инвесторами. Это в значительной степени стандарт для всей отрасли.

Чтобы сделать это на один шаг более детализированным, как получает оплату такой главный партнер, как вы?

По сути, у нас есть тот пул денег, который я только что описал, и мы разделили его между командой.Все 62 человека в нашей команде получают некоторый процент от этой суммы, который зависит от стажа работы и тому подобного.

Отлично. Это были мои молниеносные вопросы, которые я считаю важным задать всем. Давайте поговорим о Web3. Андреессен Горовиц обычно несет ответственность за то, что в Web3 поступает огромное количество денег, но вы являетесь одним из лиц, принимающих решения в одиночку, поэтому вы лично несете ответственность за многие из них. Дайте мне лифтовое определение Web3. Я думаю, что ваше определение является одним из самых важных определений.

«Я думаю об истории Интернета в трех эпохах».

Я думаю об истории Интернета в трех эпохах. Первый, который мы называем Web1, я думаю, примерно с 1990 по 2005 год. Ключевой особенностью Web1 было то, что платформой, на которой вы строили, была сеть или электронная почта. Еще до 1990 года существовали открытые протоколы, разработанные правительством и академическими кругами. По ряду великих исторических случайностей они стали руководящими протоколами раннего Интернета.Я думаю, что это было очень положительно по ряду причин. Во-первых, я думаю, что это было хорошо для инноваций и предпринимательства. Если вы были представителем малого бизнеса, творческим человеком или предпринимателем — например, Ларри и Сергей — вы создали веб-сайт в 1990-х годах. Вы создали аудиторию, и у вас действительно была эта аудитория.

Вы не могли бы сделать шаг посередине Twitter, Facebook или Apple и сказать: «Эй, я собираюсь изменить алгоритм. Я собираюсь уменьшить вашу досягаемость». Каждый, кто строил поверх социальной сети, сталкивался с тем, что ваш охват снижается.Вы не могли изменить экономику. Есть что-то, называемое коэффициентом взятия, например, Apple берет 30 процентов, и это не может измениться. Правила не могли измениться. В сети были правила — вы не можете размещать незаконный контент, иначе его уберут, DMCA, авторское право и все такое прочее — но это были правила, созданные посредством демократических законодательных процессов. Там могут быть ограничения, но я думаю, что были правила, установленные в правильном направлении.

Затем появился Web2. Web2 я думаю примерно с 2005 по 2020 год.Я участвовал в некоторых из них, и я думаю, что вы тоже видели некоторые из них, с ранними RSS, ранними социальными сетями и всем остальным. Это было действительно захватывающее время, потому что я думаю, что люди начали понимать, что веб-сайты могут быть чем-то большим, чем просто чахоточным. Вы могли бы быть активными. Вместо того, чтобы просто читать «Нью-Йорк Таймс», теперь вы можете создать веб-сайт, такой как Facebook, Blogger, Twitter или Tumblr, куда любой желающий может прийти и стать собственным издателем.

Это было началом социальных сетей.У вас были такие вещи, как YouTube, где говорилось, что любой может быть ведущим. Я думаю, что это было действительно позитивным моментом, и это имело такой демократизирующий эффект. Он также предоставил эти действительно мощные услуги миллиардам людей. Затем мобильные телефоны ускорились, и теперь у вас есть миллиарды людей, которые могут печатать в своем телефоне, читать Википедию и смотреть YouTube. Было много положительных моментов, но я думаю, что в Web2 был большой отрицательный момент: мы фактически передали власть фактического фактического контроля над Интернетом пяти или около того компаниям.

Открытые протоколы все еще существуют, вы все еще можете заходить на веб-сайты, но на самом деле большая часть власти и большая часть денег в Интернете достается Apple, Facebook, Amazon, Google и, возможно, Twitter и нескольким другим более мелким компаниям.

Я просто назову вам одну из причин, почему я попал в Web3. Когда примерно в 2011 году Twitter изменил свой API, поднялась большая волна стартапов, включая многих моих друзей, которые создавали стартапы Twitter. Так было в 2009 и 2010 годах с Tweety, TweetDeck и всевозможными API-сервисами.Была венчурная фирма, которая начинала буквально только с приложений для Твиттера. Люди думали об этом как о новой сети и новой платформе, но потом был усвоен очень суровый урок. Долгое время у Twitter не было клиентского ПО, и в какой-то момент они решили: «Эй, нам нужно контролировать. У нас будет клиентское программное обеспечение, рекламная модель и изменение API», и вся эта индустрия умерла. То же самое произошло и с платформой Facebook.

Лично на меня это очень повлияло.Осознание состояло в том, что раньше мы создавали эти действительно важные платформенные сервисы как протоколы, но теперь они строятся как компании. Когда я впервые увидел Биткойн, меня меньше интересовали его финансовые аспекты, но я подумал, что с архитектурной точки зрения это действительно интересный способ что-то построить. На мой взгляд, если Web3 работает правильно — если мы можем сделать это правильно — это лучшее из обоих миров Web1 и Web2. Расширенная функциональность, которая нам нравится в службе Web2, — это удобные пользовательские интерфейсы, возможность читать и писать, как мы говорим, а также потреблять и публиковать.У нас также есть предсказуемость, надежность и нейтральность протоколов Web1. Очень важно то, что у нас есть возможность для творческих людей, предприятий и стартапов напрямую обращаться к аудитории и действительно иметь отношения с этой аудиторией, которые не опосредованы алгоритмами и рекламой, что, я думаю, мы имеем сегодня.

Там четыре концепции. Вы говорили о протоколах. Есть много способов говорить о протоколах на многих уровнях стека. Вы не говорите о замене SSL или TCP/IP протоколов транспортного уровня.

Нет, все отлично. Это все хорошо.

Вы говорите о HTTPS и SMTP — я думаю, это IMAP — для электронной почты. Это протоколы, на которых люди могут создавать веб-сайты, могут создавать почтовые службы, настраивать сервер, общаться с аудиторией, и аудитория приходит к вам.

То, во что мы сейчас инвестируем — и над чем работают многие предприниматели — это протоколы, подобные SMTP.Вместо того, чтобы просто поддерживать варианты использования электронной почты, они также будут поддерживать варианты использования Twitter или варианты использования Discord. Это протоколы, которые позволяют создавать службы так же, как SMTP. Это открытый протокол, и никто его не контролирует. Вы выполняете много ИТ-работы на уровне клиента, используя Gmail, Outlook, Superhuman и что бы это ни было. Представьте себе мир, в котором у вас может быть протокол, похожий на SMTP, но для Discord или Twitter. Затем представьте, что у вас есть множество клиентов, реализованных так же, как вы работаете с электронной почтой.Я думаю, что это был бы значительный шаг вперед для Интернета.

Это один уровень — «Давайте создадим какую-нибудь технологию». Может быть, это блокчейн, а может быть, и нет. Mastodon существует, и это федеративный протокол Twitter, а не блокчейн.

Да, но он не стал таким популярным. Это почему? Я бы сказал, что во многом это связано с отсутствием центрального пространства имен. Пользовательский опыт с Mastodon такой же, как и с RSS. Вы не можете просто использовать cdixon на Mastodon, вы cdixon на сервере.Твиттер выиграл во многом потому, что, в отличие от RSS, у них было глобальное пространство имен. Проблема с RSS и с Mastodon заключается в том, что в настоящее время в Интернете нет общедоступной общей базы данных; нет места для хранения этого графика. Вот почему компании вмешались и сказали: «Мы сохраним это для вас».

Затем, как только они его сохранили, они получили монопольные сетевые эффекты. Один из способов взглянуть на блокчейн — это как на базу данных, принадлежащую сообществу. DNS и блокчейн — единственные примеры в истории Интернета, когда у вас были базы данных, принадлежащие сообществу, а не компании.Другим исключением может быть Википедия, так как это некоммерческая организация. Я думаю, что у этой архитектуры есть свои проблемы, но я большой поклонник Википедии.

Это в основном мой аргумент. Мы могли бы взять такие вещи, как Mastodon и RSS, и сделать их похожими на Twitter и Facebook, если мы захотим использовать некоторые из этих новых технологий, таких как блокчейны.

Это было в протоколах. Я мог бы поспорить об этом, но я согласен с тем, что гигантская глобальная база данных, которой может доверять каждый, концептуально является отличной вещью.Затем есть то, о чем вы говорили, а именно привлечение пользователей и монетизация контента создателями. Это кажется мне полностью оторванным от протокола. Допустим, я делаю видео и хочу, чтобы люди его посмотрели. Ethereum — гигантская глобальная база данных, которой можно доверять и которая распространяется — не помогает мне заставить людей смотреть ее. Какой-то агрегатор аудитории, вроде YouTube, заставляет людей его смотреть. Если только я не проводил маркетинговую кампанию; Я могу показывать свое лицо в городских автобусах, чтобы попытаться заставить людей посмотреть мое видео.Это способы, которыми вы можете это сделать.

Я смотрю на социальную сеть как на двусторонний рынок. Вы можете заниматься распространением, вы можете заниматься монетизацией. С YouTube или Spotify они одновременно приобретают аудиторию и монетизируют этих пользователей. В Web2 эти две вещи объединены. Я думаю, что сейчас есть действительно интересная возможность разделить эти две вещи.

В качестве примера музыка — очень интересная сфера, и у нас есть ряд инвестиций, поэтому я упомяну Royal и Sound.xyz. Что делают оба этих веб-сайта, так это то, что они позволяют музыкантам в основном создавать NFT и другие новые виды цифровых объектов, которые могут использовать музыканты. Думайте о NFT как о редких цифровых обложках альбомов, которые также дают вам другие привилегии, такие как доступ за кулисы в Discord и другие виды членских функций. Sound.xyz существует уже три месяца и каждый день делает два дропа. Это не супер известные музыканты, но пока — посмотрим, продолжится ли так — прошло три месяца, и каждый из них распродан по 10 000 долларов за штуку.

«Большинство музыкантов до появления Covid-19 зарабатывали большую часть своих денег в офлайне на мерче и гастролях».

Я считаю, что музыкант оставляет себе 95 процентов, что кардинально отличается. Сравните это со Spotify, который на своем сайте рекламирует, что у него 8 миллионов музыкантов, и только 14 000 из них зарабатывают 50 000 долларов или больше в год. Остальные делают меньше. Вы поговорите с музыкантами, и они скажут, что стриминг — не очень хороший вариант, если только вы не мега-артист. На самом деле, большинство музыкантов до Covid-19 зарабатывали большую часть своих денег в офлайне на мерчах и гастролях.Почему? У вас нет этих гигантских машин Web2, сидящих посреди вас и вашей аудитории.

Я не утверждаю, что NFT — это волшебные новые вещи, которые меняют человеческое поведение, но это способ для творческих людей напрямую обратиться к своей аудитории и обойти эти алгоритмические рекламные потоки. На данный момент результаты действительно многообещающие, и я думаю, что мы увидим много новых способов монетизации творческих людей. Как вы сказали, это не распространение. Думайте об этом как о Substack прямо сейчас; многие люди будут создавать свою аудиторию в Twitter, но затем они будут монетизироваться в Substack.Я думаю, что это было здорово для творческих людей.

Да, я многих знаю. Я понимаю аргумент. У нас только что был Стив Аоки на шоу . Он делает NFT именно по тем причинам, которые вы описали. Стив — известный парень; он может просто написать в Твиттере: «Я сделал NFT», и люди купят его. Неподписанный музыкант, который не зарабатывает денег на Spotify, может обратиться к одному из ваших сервисов, если он достигнет масштаба, поднимет NFT и все еще может быть в том длинном хвосте, который не приносит никаких денег.

Рано. Я не могу доказать многие из этих утверждений, но я явно делаю на них ставку. Я думаю, что это шанс, наконец, реализовать видение «1000 настоящих фанатов». У Кевина Келли есть знаменитая запись в блоге примерно 2002 года, в которой он упоминает эту замечательную вещь в Интернете. Для таких людей, как я, которые были в Интернете в первый год, это всегда было мечтой. Теперь у вас может быть кто-то, кто занимается какой-то нишевой деятельностью, которую не любит большая часть мира, но есть 1000 человек, которые действительно любят это и готовы покровительствовать, покупать книги и посещать, когда есть разговор.

Думаю, в Web2 такого никогда не было. Этого не произошло из-за характера бизнес-моделей. Они очень экстравагантны — Facebook хорошо известен этим — и они преднамеренно позволят вам создать большой органический охват, затем изменят алгоритм, чтобы уменьшить охват и заставить вас платить, чтобы вернуться туда. Это невероятно сложные машины для извлечения денег. Вот почему они так прибыльны и так успешны.

Я понимаю вашу критику Facebook. Но я хочу вернуться к NFT как технологии и блокчейну как технологии.Я говорю, что если я музыкант, который чеканит NFT и поместит его на Royal, что гарантирует мне, что я буду там что-то продавать? Технология не гарантирует этого.

Что ж, у вас должна быть аудитория. Например, мы являемся инвесторами в OpenSea, и у них всего около 400 000 транзакционных пользователей, но их продажи в прошлом месяце составили примерно от 3 до 4 миллиардов долларов. Если вы посмотрите на такие веб-сайты, как Sound.xyz, они продадут 10 000 долларов, но продают только 30 или 40 NFT за каждую каплю.Это тот же факт, что вы видели видеоигры, они снимают сливки с самых заядлых фанатов. Я не говорю, что у вас не может быть поклонников, но я думаю, что их может быть намного меньше. Некоторым нравится Fortnite ; Я потратил слишком много денег на Clash Royale , потому что мне нравится эта игра. Я думаю, что я, вероятно, один из лохов, которые платят все деньги в Clash Royale . Если пообщаться с этими компаниями, то получается, что 99 процентов ничего не платят, а 1 процент любит и много платит.Я думаю, что это в основном то, что мы привносим с этой моделью видеоигры.

У нас есть инвестиция под названием Foundation, которую я рекомендую вам проверить на Foundation.app. Это больше похоже на сайт NFT, ориентированный на художников. Я сам купил NFT нескольких художников. Спарт, когда я увидел его арты, я подумал: «Это выглядит так круто и выглядит как-то знакомо». Оказывается, он был художником Halo и много работал над графическим дизайном для видеоигры, но так и не написал свое имя на коробке.Они просто не получают кредит на эти вещи. Так что он идет на Фонд и продает НФЦ.

«Именно эта аккуратная смесь меценатства, фандома и коллекционирования не могла существовать раньше».

Слушай, я не могу общаться с дизайнерами Halo . Я фанат, но я занимаюсь венчурным капиталом. Было круто, что он пишет мне в ЛС, мы общаемся, и он прислал мне свою книгу. Именно эта аккуратная смесь меценатства, фэндома и коллекционирования не могла существовать раньше. Если вы посмотрите на экономику этих вещей, ему не нужно много таких людей, как я.Я не говорю, что даю ему так много денег, просто деньги Web2 — это такой отстой, что действительно легко добиться резкого улучшения.

На самом деле, мы собираемся сделать информационную панель, чтобы показать это. Я почти уверен, что продажи NFT в этом году передадут все выплаты Web2 всем творческим людям. Facebook и Instagram платят нулевую долю прибыли. Все деньги они зарабатывают на рекламе. Сколько возвращается создателям?

Я знаю, что вы считаете Facebook плохим, вам не нужно убеждать меня, что Facebook плохой.

Планка довольно низкая. Я думаю, что мы очень быстро покажем, что музыканты могут зарабатывать намного больше денег с помощью этих методов, чем на Spotify. Когда они увидят это и увидят в масштабе, я думаю, что будет гигантская волна перехода от этих других сервисов Web2. Они все еще могут использовать их для распространения — я не думаю, что Web3 заменит TikTok в ближайшее время — но я думаю, что мы можем заменить многие из этих вещей с точки зрения монетизации. Это значительно снижает их мощность и открывает возможность для настоящей замены на стороне распределения.

В конце концов, NFT — это технологическая конструкция.

Да. Это цифровая собственность; теперь вы можете владеть цифровым объектом.

Я просто хочу погрузиться в технологию NFT специально, чтобы исследовать это утверждение. Он может содержать некоторый код и содержать указатель на что-то еще. У меня есть много критических замечаний по поводу Web3, и где-то в верхней части списка, в разделе климата, о котором мы должны поговорить, заключается в том, что фактические отношения между покупкой NFT и приобретением вами копии песни или фотографии разводятся по закону. .

Это не авторское право. Вы не покупаете копию.

Я думаю, что это очень нечетко для многих людей.

Ну конечно. Подумайте об этом так: если вы покупаете картину, вы не покупаете авторские права.

Зачем мне эта технология, чтобы купить копию песни? Я не.

Это точно так же, как и любая другая технология, которую вы используете, служба может просто решить забрать ее по прихоти. Если вы покупаете книгу на Kindle, Amazon может удалить ее.Они делали это в прошлом. Вы арендуете его, вы не покупаете его; это прямо сказано в условиях обслуживания. Даже если вы купите объект в видеоигре, видеоигра все равно исчезнет через пару лет.

Допустим, я создал торговую площадку, где некоторые люди продают мне PDF-файлы. Что дает мне NFT, чего не дает простая отправка мне PDF за деньги?

То, что вы покупаете, является цифровым объектом, то есть концептом. Я думаю, вы можете понять философию того, что вы покупаете.Когда я покупаю картину, это физический объект, который имеет для меня ценность из-за какой-то философской связи. В какой-то момент художник сделал это на странице, и общество решило оценить это определенным образом. Кстати, некоторые NFT передают авторские права.

Я не уверен, что это правда. Чтобы передать авторское право, вам нужен письменный документ, который подписан.

О, это совершенно верно. Мы проделали большую юридическую работу над этим, и это абсолютно верно, но я думаю, что над авторскими правами можно поработать.Я проанализировал конкретный контракт — например, Bored Ape — и попросил юристов сделать это, и в возможности отзыва есть некоторая двусмысленность. Я думаю, что могут быть улучшения. Один из проектов, над которым мы работаем, — улучшить Creative Commons, например, устранить двусмысленность во многих этих контрактах и ​​разработать стандарты. Когда вы получаете NFT, который передает авторские права, вы хотите быть уверены, что если компания будет приобретена, она не будет отозвана.

«Позвольте мне прояснить, в любом возникающем пространстве есть проблемы.“

Позвольте мне пояснить, что в любом возникающем пространстве есть проблемы. Вы сослались на критику метаданных NFT, что некоторые данные не находятся в цепочке, а некоторые есть. Есть много способов смягчить это. Мы можем поговорить об экологии, и я думаю, что это еще одна вещь, которая быстро улучшается. Я думаю, что сегодня, безусловно, есть недостатки, и это может быть намного лучше с авторскими правами. Я не вижу в этом какой-то внутренней проблемы. Сейчас я занимаюсь несколькими типами вычислительных волн, и каждый раз возникает куча проблем.Мы предпочитаем рассматривать их как возможность для предпринимателей прийти и решить их.

Я с тобой. Когда я слышу о NFT — и о музыкантах в частности — о монетизации, я думаю, что это просто то, что они могут продавать напрямую с более низкой скоростью транзакции на другом рынке. Фактическая идея о том, что это NFT, может быть не важна.

У вас есть собственный домен?

Да. Я уверен, как и вы, я зарегистрировал множество доменов.

Очень похоже на то. Я владею cdixon.org, и я владею им, потому что размещаю его на Netlify. Если Netlify станет злом, я просто переключу его в другое место, потому что я контролирую запись DNS. Архитектура NFT очень отличается от других вещей в Интернете.

Почему музыканты должны продавать мне NFT, а не файл MP3?

Они могли сделать и то, и другое. Я просто думаю, что это независимо.

Почему мы считаем, что сценарий блокчейна NFT здесь будет более успешным и прибыльным, чем музыкальный сервис, который напрямую связывает людей с артистами высокого уровня для MP3?

Ну, я думаю, что с NFT есть две вещи.Во-первых, я действительно думаю, что архитектурно он сильно отличается от других объектов в Интернете, в том смысле, что большинство объектов контролируется приложением, а NFT контролируются пользователями. Он переключает полярность, и я думаю, что это важно. По мере того, как мы наблюдаем подъем игр Web3, вы увидите совершенно другой класс вещей, где люди владеют персонажами и другими видами объектов, которые они могут использовать в различных ситуациях. Вместо того, чтобы содержаться в приложении, он содержится на уровне пользователя.Есть архитектурный аспект, и есть социальный аспект. Почему люди ценят модную одежду — например, футболки Supreme — или автомобили? Большая ценность в мире заключается в том, чтобы показать, что вы рано пришли к чему-то, что у вас высокий статус и что у вас отличный вкус.

Культура NFT очень хорошо знакома в офлайн-мире, только применительно к онлайн-миру. Вместо того, чтобы просто говорить, что вы были первым поклонником музыканта, теперь вы можете доказать, что вы были первым поклонником, купив их NFT. Это может быть неправильно, но мы делаем ставку на то, что люди это ценят.Ранние признаки показывают, что люди ценят эти вещи точно так же, как в реальном мире они ценят вещи, которые говорят о статусе или вкусе. В этих вещах также есть аспект сообщества, например, в Discords. У моей жены есть CryptoPunk, и она ходит на завтраки CryptoPunk и встречи CryptoPunk. Это культура.

«Культура NFT очень хорошо знакома в офлайн-мире, просто применительно к онлайн-миру».

Для меня есть два аспекта, которые отличают NFT. Во-первых, вы действительно владеете им архитектурно, как доменным именем.Если вам не нравится, как кто-то относится к вашему NFT, вы можете просто убрать его. Сегодня в Интернете это не так; все содержится в приложении или на веб-сайте. Во-вторых, это позволяет вам иметь различные социальные сигналы, которые люди могут видеть, когда вы чем-то владеете. Это относится ко всему: от вкуса и статуса до того факта, что вы являетесь одним из первых последователей, до любого конкретного дизайна сообщества NFT.

Я просто пытаюсь установить связь между технологией, обществом и культурой.Вы и я оба были рядом в первые моменты для многих разных вещей; во-вторых, технологии масштабируются, общество и культура резко меняются. Я не мог этого предсказать. На вашем месте я бы не стал ставить чужие деньги на нынешнее чувство общности или культуру, устойчивую к масштабированию.

Сегодня я рассматриваю Интернет как миллионы подсообществ. Я думаю, что NFT — это способ для подсообществ иметь культурные артефакты и создавать внутри них небольшую экономию.Это большой мир, так что некоторые из популярных существующих пойдут наперекосяк, но я уверен, что будет много позитивных сообществ.

Музыкальные сообщества — действительно интересный пример. Люди собираются вместе, и они взволнованы. Теперь вместо простой монетизации с помощью потоковых хлебных крошек и алгоритмических каналов у них есть новый способ строить экономику и продавать вещи.

Я очень сочувствую музыкантам. Меня все еще интересует идея о том, что блокчейн — это то, что создает цифровой дефицит и создает то, что вы можете продавать и перепродавать, а также добавлять контракты.Мне все еще интересно, это необходимая технология или это только та, которая у нас есть?

Очевидно, что здесь меня часто критикуют критики, но это спорное место. Какие есть альтернативы? Интернет существует уже 30 лет; было профинансировано 10 000 стартапов. Думаю, мы провели эксперимент с корпоративными сетями. Мы знаем, чем это заканчивается. Мы открыты для самых разных инноваций, даже если это не блокчейн. У нас есть целая фирма, которая инвестирует не в блокчейн.Нам всегда нравятся новые идеи, но многие критики говорят: «Почему вы не можете сделать то же самое с веб-сайтом и базой данных?»

Во-первых, я давно этим занимаюсь. Я, вероятно, инвестировал в это в какой-то момент; Я инвестировал во множество разных вещей. Я активно участвовал в краудфандинге и был посевным инвестором на Kickstarter. Я искренне верил в эту миссию и до сих пор владею всеми своими акциями на Kickstarter. Я провел годы, работая над краудфандингом, чтобы найти новые способы монетизации творческой деятельности.Я думаю, что такие сервисы, как Indiegogo и Patreon, ценны, но есть фундаментальные ограничения, и пришло время попробовать другой подход.

Я достаточно сильно настаивал на том, почему блокчейн является технологией, позволяющей решить некоторые из этих проблем. Самая большая критика, на которую мы оба ссылались, — это воздействие на климат. Вы должны использовать много энергии для запуска глобального ненадежного компьютера и базы данных, и вам нужно много компьютеров для проверки транзакций, проверки транзакций, майнинга монет и так далее.Мне еще предстоит увидеть вариант использования этого материала, который поднимается до уровня, который уравновешивает растущее энергетическое воздействие.

Во-первых, энергетическое воздействие очень специфично для определенного типа блокчейна. Существует два основных типа блокчейнов: доказательство работы и доказательство доли. Доказательство работы было впервые предложено Биткойном. Причина, по которой вам нужно что-то, называемое методом защиты от Сивиллы, заключается в том, что это сети без разрешений. Присоединиться к сети может любой желающий. Проблема с без разрешения заключается в том, что кто-то может взять 1000 компьютеров, а затем спамить сеть.У Биткойна была идея, что должна быть какая-то плата за вход, какой-то способ доказать, что вы не спамите систему. Биткойн решил сделать это как доказательство работы, когда вам нужно намеренно тратить энергию, чтобы присоединиться к сети. Это буквально то, что является доказательством работы, и оно действительно тратит много энергии.

Доказательство доли говорит о том, что вместо того, чтобы тратить деньги, вам просто нужно показать, что у вас есть шкура в игре — взяв определенное количество токенов сети и заблокировав их на условном депонировании — и если вы нечестны, плохо себя ведете или не хороший участник сети, они забирают ваш депозит.Это два очень разных метода. Эфириум вышел в 2015 году, и с самого начала ходили слухи, что это какой-то разворот. План всегда заключался в том, чтобы обновиться для доказательства доли, явно, как сказал Виталик, для энергетических целей. Это сообщения в блоге шестилетней давности. За последние четыре года мы не инвестировали ни в что, основанное на доказательстве работы. Все это было доказательством доли, за одним исключением, которым является Ethereum Layer 1, который сегодня основан на доказательстве работы.

Они находятся на самых последних этапах так называемого слияния, обновления, которое, я думаю, произойдет в ближайшие три месяца, когда он перейдет на доказательство доли. Сеть Proof-of-Stake уже работает, нужно просто щелкнуть выключателем. Это было в работе в течение пяти лет, но, поскольку это такая большая сеть с большой ценностью, они были очень осторожны. Когда это, наконец, произойдет, не будет ни одного протокола Web3, основанного на доказательстве работы.Ethereum Layer 2, Optimism, Arbitrum, zkSync, StarkWare, Solana, Celer и Avalanche будут доказательством ставок.

Существуют сильные стимулы для использования чистой энергии, я не буду сейчас вдаваться в этот аргумент. Я думаю, что в конечном счете будущее является доказательством доли. У Соланы есть проверенная статистика, согласно которой транзакция в Солане очень близка к поиску в Google с точки зрения энергии. Хотя я также хотел бы отметить, что мы не знаем точно, сколько стоит поиск в Google, потому что эти компании не публикуют свою энергетическую статистику.Сколько энергии использует Ситибанк? Сколько использует Visa? Мы не знаем, потому что они его не публикуют. Одно из больших отличий блокчейнов заключается в том, что они общедоступны, поэтому вы можете их проверить.

Я принимаю эту критику, но я также считаю ее несправедливой. Я читал статьи в The Verge , где говорится, что это разворот от криптосообщества, чтобы попытаться ответить на вопрос об использовании энергии. Это не вариант. Запись там, что это были давние усилия.

Но это пустая чушь.Это пар, пока не отправится.

Над этим работают огромные команды. Думаю, это будет в ближайшие три месяца.

Правильно. Я хотел бы купить Rivian R1T. Над ним работает огромная компания, и они потратили 5 миллиардов долларов, но я пока не могу купить машину.

Вы можете просто цинично относиться ко всему этому, но есть люди с добрыми намерениями, работающие над этим с полностью законченным программным обеспечением. Они просто ждут, чтобы щелкнуть выключателем.

Я не циничен, я реалист.Ваш прогноз рассчитан на три месяца, поэтому вы думаете, что это будет сделано примерно 6 июля.

Обязательно в этом году, надеюсь через три месяца.

Некоторый цинизм коренится в том факте, что я много слышал об этом за последние несколько лет.

Это точно не пародия. Это очень сложное программное обеспечение, и оно иногда задерживается.

Моя критика заключается не в том, что «я не думаю, что это когда-либо произойдет», а в том, что мы давно слышали, что это произойдет.Как только вы дойдете до этого момента, я думаю, что некоторый цинизм оправдан. Ваш прогноз — год, надеюсь, три месяца.

Я хотел бы призвать людей понять, что действительно существует разница между доказательством доли и доказательством работы.

То, что вы только что изложили, является ключевой разницей между тем, что вы можете назвать Web3, и биткойном. Вы говорите, что Web3 будет построен на Ethereum, и Ethereum может в конечном итоге перейти на Proof-of-Stake.

Да. Просто чтобы быть ясным, есть масштабные производственные сети, которые являются доказательством доли.Это не теоретическая концепция. Cosmos, Polkadot, Solana и Avalanche — все это значимые сети со значительной ценностью в сообществах, которые являются доказательством участия. Единственное, что еще не произошло, это конкретно Ethereum. Это сложно, потому что у Эфириума так много миллиардов долларов, что они не могут его облажаться. Это как чинить самолет в воздухе.

Я спросил Стива Аоки: «Почему ты запустил свою штуку на Эфириуме, а не на Солане?» Его ответ был: «Эфириум готов, а Солана — нет.

У нас есть много компаний, строящихся на Солане. Это сетевой эффект. Конечно, Ethereum — это более крупное сообщество, но Solana — это настоящая сеть, на которой строится множество вещей.

Они участвуют в соревновании, но нынешний лидер этого соревнования все еще является доказательством работы с несколько неизвестной датой переключения. Мы настроены оптимистично, но это неизвестно.

Это программное обеспечение.

Ладно, честно.

Программное обеспечение

похоже на написание книги.Если я пишу книгу, а вы продолжаете спрашивать: «Когда она будет готова?» Не знаю, потому что это очень сложный, творческий акт. Я верю, что это произойдет в ближайшие несколько месяцев, но я не уверен на 100 процентов.

Я бы прямо сейчас провел прямую линию от воздействия на климат к реальному опыту использования продуктов Web3. Они сложны, но у них также есть комиссии за транзакции, которые сильно колеблются. Плата за газ Ethereum сильно колеблется от часа к часу, а затем у Гэри Вайнерчука только что был проект NFT, в котором люди тратили больше на плату за газ, чем на NFT.Что делает все это пригодным для использования или предсказуемым для основного потребителя?

Есть много проблем с UX. Некоторые из них являются конкретными проблемами, например, вчерашняя история с Гэри. На мой взгляд, это были просто программные ошибки, которые можно было бы смягчить, но это происходит. Я думаю, у вас будет другой опыт, если вы будете использовать Phantom и Solana. Их транзакционные издержки — копейки, а Phantom — суперсовременное программное обеспечение. Эфириум прямо сейчас, как вы сказали, является лидером. Я думаю, что кошельки еще нуждаются в доработке и станут намного лучше.Все согласны с тем, что цены на газ — это большая проблема, и именно здесь все усилия по разработке программного обеспечения направлены на команду Ethereum, наряду со слиянием. Я не буду вдаваться во все подробности, но со временем различные обновления L1 значительно снизят плату за газ. Я согласен со всем этим.

Мой ранний опыт работы в Интернете заключался в работе с текстовой командной строкой и необходимости установки драйверов на вашем компьютере с Windows. Большим нововведением 90-х и Интернета было то, что AOL осознала, что у вас есть все эти вещи, которые вы должны поместить на свой компьютер, поэтому мы должны записать все это на компакт-диск и отправить им.Я мог бы перевернуть это на вас и сказать, что тот факт, что Web3 заплатит создателям больше в этом году, чем Web2 — даже несмотря на то, что над UX предстоит много работы — показывает, что это обещание. Как только мы это исправим, он станет действительно большим.

Я понимаю проблемы со Spotify. У нас были руководители всех этих компаний на шоу, и мы говорили об этих проблемах. Я продолжаю настаивать на том, что в этом пространстве — с большим количеством инноваций, большим количеством энергии, большим количеством денег и большим количеством критики — возможно, платежи создателя или децентрализованные финансы [DeFi] — это то, что делает все это того стоит.Я не вижу массового приложения, которое разблокировало бы мозги людей так же, как нажатие кнопки воспроизведения в Real Player в 1997 году разблокировало мой мозг, когда я слушал передачу британского радио вместо того, что звучало на моем FM-радио.

Я не думаю, что будет преувеличением сказать, что Интернет является самым важным изобретением за последние 100 лет и, вполне вероятно, может быть самым важным изобретением следующих 100 лет. В настоящее время он будет контролироваться пятью компаниями, и они зарабатывают все деньги и обладают всей властью.Я считаю, что нам нужны уравновешивающие технологии, которые позволяют децентрализовать эту власть и деньги, направить их на край, чтобы вернуться к первому году существования Интернета, когда создатель мог пойти и создать аудиторию и иметь с ними прямые отношения.

Для меня я не могу придумать более важного вопроса. Я понимаю этих критиков, которые говорят, что использование энергии того не стоит. Я думаю, что стоит сделать так, чтобы интернет не был похож на вещательное телевидение, а были CBS, NBC и ABC. Я не думаю, что это хороший результат.Люди говорят о таких вещах, как метавселенная. Будет ли метавселенная построена так же, как сеть, где вы сможете создавать свою собственную часть метавселенной, иметь интероперабельные объекты и объединять людей с помощью протоколов и стандартов? Или это будет что-то вроде антиутопии Ready Player One , принадлежащей Мете? Я бы перевернул это и сказал, что не могу придумать более важной проблемы в мире, чем экономическая и управленческая архитектура Интернета. Если у людей есть другие предложения о том, как это исправить, я хотел бы их услышать.

«Будет ли метавселенная спроектирована как сеть, где вы сможете построить свою собственную часть метавселенной, иметь взаимодействующие объекты и объединять людей с помощью протоколов и стандартов? Или это будет что-то вроде антиутопии «Первому игроку приготовиться» , принадлежащей Мете?»

Позвольте мне очень быстро спросить вас о Мете. Вы руководите криптоинвестированием в фирме Andreessen Horowitz. Марк Андриссен входит в совет директоров Meta. Для вас это конфликт?

№Он входит в правление в своем личном качестве, и я не имею никакого отношения к Мете. Фирма не имеет никакого отношения к Мете, кроме его личного участия.

Он назван в его честь. Его имя на двери. Я могу сказать вам, что Майк Блумберг не управляет Bloomberg, но его имя стоит на двери.

Я просто говорю вам, что не имею к ним никакого отношения. У меня нет любви между нашей командой и этой компанией. Мы собираемся сделать все возможное, чтобы заменить их новым набором компаний.

Я расскажу аудитории очень короткую историю о том, как мы с Крисом впервые познакомились друг с другом. Вы были инвестором Oculus, и когда Oculus продал себя Facebook — теперь Meta — я мог сказать, что вы были опечалены этим. Вы не были влюблены в это решение. Я просто хочу выложить это там.

Мы с тобой тогда разговаривали, и я думаю, что это было не для записи, так что ты знаешь мое честное отношение к этому. Причина, по которой им пришлось продать, в основном в том, что у них не было денег.Большой проблемой в то время была задержка экранов. Люди говорили: «Виртуальная реальность вызывает тошноту», и им нужны были эти специальные экраны. Единственной компанией, которая сделала это, была Samsung, и они сказали: «Даже не звоните мне, если вы не собираетесь тратить 1 миллиард долларов».

Мы были венчурной компанией. В то время мы только что выписали чек на 37 миллионов долларов, что является крупным венчурным чеком, но ничего по масштабу. Они пытались все это построить, но в то время у них просто не было денег.Люди говорят об обороноспособности и сетевых эффектах, но Samsung владеет горой в Корее, откуда берутся все полезные ископаемые для изготовления этих экранов, так что вам придется обратиться к Samsung.

Я хочу сказать, что согласен с вами. Мы могли бы поговорить отдельно о VR, но я пока просто любитель. Я думаю, что сейчас страшно, что нет настоящего независимого VR, и что это может оказаться даже хуже, чем телефоны, где есть всего два мегакорпорации, которые строят заслуживающий доверия VR. Вы говорили о деньгах в венчурном капитале.Я очень рад, что нам не придется делать это снова. Мы никогда не собираемся продавать компанию Facebook, Google или кому-то еще. Теперь у нас достаточно денег благодаря успеху ряда этих компаний в космосе, и мы действительно можем выйти и построить что-то независимое. Это урок, который я извлек из Oculus и Facebook.

Позвольте мне продолжать настаивать на этом. Вы выложили историю из сети. Web2 централизует множество интересных вещей, которые происходили с Web1, но вы говорите, что Web3 снова децентрализует это.Вы инвестируете в группу компаний, которые в конечном итоге являются центральными поставщиками услуг. Обычный человек не хочет думать о проблемах, о которых мы говорили, таких как климат, пользовательский опыт или безопасность, и брать любой из этих рисков на себя. Они не хотят устанавливать свой собственный веб-сервер, они просто хотят зайти на Tumblr или Blogger; они не хотят разбираться, как передавать фотографии своим друзьям, они просто хотят использовать Google Photos или Facebook.

Я вижу то же самое в Web3.OpenSea является доминирующим рынком, и почти каждое приложение использует их API. Они собираются сидеть в центре этого. Базовые протоколы могут быть децентрализованы, но я думаю, что новая реальность и реальная критика здесь заключаются в том, что в конце концов вы, Андреессен Горовиц, собираетесь инвестировать в группу компаний, которые контролируют пользовательский опыт для многих людей. .

Например, технология OpenSea работает так: они сканируют блокчейн так же, как это делает Google, и теперь они поддерживают Polygon и Solana.Они индексируют NFT и предоставляют их через API. У нас есть инвестиции в инфраструктурную компанию под названием Alchemy, которая делает то же самое и представляет собой точно такой же API. Я не согласен. Поскольку это открытые данные, такие как Интернет, у вас будет несколько компаний, которые будут этим заниматься.

Интернет — это открытые данные, но Google доминирует, потому что обеспечивает лучший пользовательский опыт. Microsoft не маленькая компания, но они не могут заставить Bing конкурировать с Google.

Гугл очень интересный случай.Конкуренция находится на расстоянии одного клика, и есть множество причин, включая эффекты сети передачи данных, по которым они могут делать все эти мощные вещи. Есть целая рекламная сторона, которая создает сетевой эффект.

Что касается Web1, я не утверждаю, что люди будут напрямую взаимодействовать с протоколами. Вы не шли напрямую и не взаимодействовали с SMTP. Вы были опосредованы клиентским программным обеспечением, таким как Gmail (тогда это был Hotmail) или Outlook. Ключевое отличие, когда у вас есть протокол, заключается в том, что пользователь может переключаться.Если я размещаю хостинг в Rackspace или пользуюсь электронной почтой через Hotmail, и они начинают плохо себя вести и начинают взимать с меня слишком большую плату, я могу переключиться. Это большое отличие от Twitter. Меня сейчас не устраивает Твиттер, но я не могу переключиться. Я собрал аудиторию за столько лет, и я не могу взять ее с собой. С Web1 вы можете взять его с собой. Для меня это ключевое отличие.

Я не отрицаю, что у вас будут централизованные поставщики услуг, чтобы улучшить качество обслуживания.Ключ в том, «получают ли они такие доминирующие сетевые эффекты, которые пользователи не могут переключать?» Тогда они могут злоупотреблять своим положением и менять экономику и то, как работают алгоритмы. У вас есть эти централизованные посредники, такие как почтовый клиент, созданный профессиональной компанией-разработчиком программного обеспечения, но у пользователя все еще есть возможность выйти и переключиться. Это держит компании под контролем и ограничивает их власть.

Вам следует прочитать сообщение в блоге [основателя Signal] Мокси Марлинспайк. Он, очевидно, очень умный и вдумчивый человек, но я считаю, что в этом посте в блоге упущен ключевой момент.У вас всегда будут централизованные сервисы, потому что это факт, что централизованные компании обеспечивают лучший пользовательский опыт, чем протоколы. Я согласен с этим. Я думаю, вопрос в том, связаны ли сетевые эффекты с компанией или с протоколом? В Web1 они начисляются протоколу, в Web2 — компании. В Web3 мы пытаемся спроектировать его таким образом, чтобы они соответствовали протоколу.

Мы инвесторы в OpenSea. Очевидно, мы думаем, что заработаем деньги, но обратите внимание, что это 2.5-процентная ставка. Ничего подобного в Web2 нет. Они должны быть 2,5 процента. Почему? Вы можете переключиться. Если они поднимают его, они ограничены в своих силах. Вещи, у которых есть офлайн-товары, такие как StockX и eBay, а также OpenSea, у которой есть NFT, имеют гораздо более низкий уровень продаж, потому что они должны, и вы можете переключиться. Вы можете просто продать свои кроссовки в другом месте. Люди, которые берут 100% процентов, — это те, с кем вы не можете. Вы создаете аудиторию в TikTok или Twitter, и вы заперты в ней навсегда.Вот именно, они владеют вами. Они могут заряжать все, что хотят. Это ключ ко мне.

Я думаю, что это своего рода соломенный аргумент, который приводит Мокси, потому что мы не отрицаем этого. Мы инвесторы в Coinbase, и мы отлично с этим справились. Если вы хотите получить свой биткойн где-то еще, вы можете переключиться. Это держит их в узде, чтобы они не могли действовать как монополисты. Это ключ ко мне. Мы можем построить отличную сеть с множеством отличных сервисов, обладающих всеми расширенными функциями, которые люди хотят получить от Web2, но держать монополистов под контролем, позволяя сетевым эффектам распространяться на протоколы, принадлежащие сообществу, а не на компании.

Давайте поговорим об одном монополисте, которого вы не можете контролировать. Вы когда-то были в совете директоров Coinbase, и они общедоступны. Они только что разместили в блоге сообщение о своей приверженности свободе слова, и они не хотят быть мучениками свободы слова. Суть в том, что для того, чтобы получить приложение в магазине приложений, вы должны делать то, что говорит Apple. Это просто факт. Это может измениться с некоторыми правилами в судебных процессах, но сейчас это очень верно.

Если вы хотите продать NFT, это цифровой товар.В конце концов, Apple посмотрит на это и скажет: «Это цифровой товар, и мы хотим 30 процентов этой транзакции». Они еще не сделали этого для криптовалют. Как эта экосистема разрабатывает приложения для телефонов, которые позволяют людям совершать транзакции, не платя Apple 30% за все? MetaMask не позволяет вам ничего покупать, а OpenSea не позволяет ничего покупать на iPhone.

«Идея о том, что поставщик оборудования может взимать 30 процентов с каждого поставщика программного обеспечения на своей платформе, кажется мне безумной и нездоровой ситуацией.

Мое более широкое редакционное мнение состоит в том, что я полностью на стороне Epic в этом судебном процессе. Забудьте о Web3 на минуту. Идея о том, что поставщик оборудования может взимать 30 процентов с каждого поставщика программного обеспечения на своей платформе, кажется мне безумной и нездоровой ситуацией, что у вас не может быть альтернативных магазинов приложений или других вариантов выбора для разработчиков и потребителей приложений. В мире не так много предприятий, которые могут выдержать 30-процентный налог. Это существенно ограничивает.В целом я оптимистично настроен в отношении решения этих проблем свободным рынком, но я знаю, что в наши дни это мнение меньшинство. Я не думаю, что это так с телефонами. Возможно, вам просто необходимо вмешательство регулирующих органов.

Сможет ли OpenSea добиться масштабирования без возможности совершать транзакции по телефону?

Я думаю, что Apple кое-что придумает. Некоторые из этих вещей являются техническими проблемами. Apple хочет разрешить возвратные платежи, и с криптографией это очень сложно, потому что он не подлежит отзыву, если вы продаете NFT.Что, если вы покупаете NFT, продаете его, а затем говорите: «Эй, я хочу возвратный платеж?» Такие компании, как Stripe и другие платежные системы, решают эту проблему. Я очень надеюсь, что в какой-то момент мы, сообщество, сможем убедить их, что это не очень хорошая политика. Я не думаю, что Apple особенно любит некоторые из этих социальных сетей. Если мы покажем, что это значительный источник дохода для музыкантов, как я уже говорил ранее, я думаю, это может быть убедительным.

Я думаю, что Apple — это компания, которая искренне ценит конфиденциальность пользователей и искренне ценит творческую работу.Как вы понимаете, из крупных компаний мне больше всего нравится Apple. Они продают продукт с честной бизнес-моделью, без слежки и рекламы. У них слишком много власти, но я думаю, что в целом они поддерживают творческих людей и им не нравится интернет-слежка, который мы разработали. Я надеюсь, что мы, сообщество, сможем убедить их в том, что эта технология действительно соответствует некоторым из их целей. Если мы сможем это сделать, они могут ослабить свою политику. Это долгосрочная задача.

Одним из препятствий является то, что бывшие юристы по авторскому праву, такие как я, приходят и говорят с вами о том, нужно ли вам иметь письменное соглашение о передаче имущества, подписанное для перемещения скучающей обезьяны.

Я не знал, что вы являетесь бывшим авторским правом. Я спорил с юристом по авторскому праву по этому поводу.

Я держу это в тайне — как видите, у меня ничего не получалось. Другой блокирующий фактор заключается в том, что самой большой вычислительной платформой, о которой вы только можете подумать, являются мобильные телефоны, а компании, контролирующие эти операционные системы, ограничивают продажу цифровых товаров, если вы не платите налог.Это у вас в голове как нечто, что вы должны преодолеть? Вы не доберетесь до всех, если не возьметесь за телефоны.

Обязательно. Я согласен. Я думаю, это определенно что-то. Я много раз ходил в Apple и представлял. Я попытался оспорить то, о чем сегодня спорю с вами. Это положительная вещь, которая согласуется с ними.

Тогда вы говорите: «Посмотрите только на мои Candy Crush покупки. Я тебя поддержу.

[ Смеется ] Верно. Мы постоянно работаем над этим, начиная с того, чтобы быть здесь сегодня, чтобы объяснить мою точку зрения, и заканчивая попытками провести сеансы один на один, чтобы объяснить, как эта технология будет согласовываться с людьми. Я не думаю, что венчурная фирма в конечном счете решает эти проблемы. Если вы посмотрите на историю технологий, такие вещи обычно решаются с помощью продуктов-убийц. Предприниматели создают отличные продукты, и эти отличные продукты убеждают людей.

Может быть, руководитель Apple приходит домой и видит, как его ребенок делает что-то классное в Web3, и так это распространяется.Одна из вещей, которая действительно обнадеживает, заключается в том, что до недавнего времени в Web3 доминировали суперхардкорные технические энтузиасты, но мы наблюдаем резкие изменения в типе предпринимателей, выходящих на рынок. Я сравниваю это с мобильным телефоном. В 2007 году вышел iPhone, затем в 2008 году появился App Store. Обычно в течение года люди выясняют, что делать с такими вещами, как приложения-фонарики. Потом был этот двух- или трехлетний период, когда появились настоящие великие предприниматели, и у вас были Snapchat, Uber и Instagram.

Большинство популярных сегодня мобильных приложений, за исключением, может быть, TikTok, были созданы в этот золотой период между 2009 и 2011 годами. Что действительно нужно, так это новый приток предпринимателей, и я полагаю, что мы можем войти в это пространство сейчас в Web3. Уровень входящих предпринимателей резко вырос. У меня есть друзья, которые даже не интересуются Web3, они просто универсальные технологические инвесторы, и они говорят мне, что от 50 до 75 процентов их презентаций сейчас связаны с Web3. Я слышу это снова и снова.С точки зрения талантов он только что взял верх, а это то, что нам нужно сейчас. Вы получаете таланты и убойные приложения, и вы начинаете действительно показывать людям потенциал технологии и менять мнение.

Кейси Ньютон и Лиз Лопатто убьют меня, если я не спрошу вас об инвестициях в Yuga Labs и яхт-клуб Bored Ape. Я просто задам очень простой вопрос. Вы вложили 450 миллионов долларов в Yuga Labs?

Нет, это был общий раунд.

Полный раунд, да.Так сколько же вложил Андреессен?

Я не думаю, что нам разрешено это раскрывать.

Конечно, скажем так, это какое-то огромное число. Мы будем использовать 450 миллионов долларов. Это все инвесторы, и я просто объединяю вас для этого. В стандартной венчурной модели вы хотите получить доход от 10 до 30 раз за успех. Это означает, что вы получите обратно от 4,5 до 13,5 миллиардов долларов. Что, по вашему мнению, создает такую ​​оценку, когда эта компания уходит?

В этом сообществе есть много особенного.Я думаю, что то, что они сделали, является своего рода культурным феноменом. Сообщество, шумиха, у них есть всевозможные ответвления компаний. Один действительно крутой называется Jenkins the Valet, это группа людей, которые купили NFT, Bored Ape, и теперь они выходят и создают целую историю с книгами, фильмами и другими вещами вокруг этого сообщества. . На самом деле я сейчас в Лос-Анджелесе, занимаюсь многими вещами, связанными с Web3. Мир голливудских СМИ очень взволнован Web3 по целому ряду причин.Они просто понимают NFT — продажу эмоций и историй — так, как не понимают многие традиционные технические специалисты. Думаю, они тоже не любят Web2 и открыты для новых архитектур.

Меня очень вдохновляет идея, которую мы называем децентрализованным созданием контента, децентрализованным повествованием. Следующий Disney или Marvel не будет происходить сверху вниз от компании. Это будет исходить от интернет-сообщества, которое объединяется, используя NFT, токены и другие виды концепций Web3 для создания историй и персонажей, и фактически будет владеть частями этих персонажей и контролировать их.Вместо того, чтобы сидеть в стороне и обсуждать, что должно быть каноном в следующих «Звездных войнах», они могут решить это как сообщество. Точно так же, как Википедия взяла деятельность, которая традиционно была централизованной, например, создание энциклопедии, и сделала ее контролируемой сообществом. Для меня это высшая сила Интернета.

Децентрализованное создание контента — это область с очень богатой экосистемой вокруг сообщества Bored Apes. Будут игры и опыт метавселенной.Они берут очень восторженное основное сообщество и расширяют его гораздо шире.

Я просто хочу спросить две вещи. Мы начали все это, и я спросил вас, как вы принимаете решения, и вы сказали: «Люди, принимающие решения в одиночку, принимают лучшие решения, чем сообщества». Если бы мне пришлось указать на творческую работу, я точно знаю, что отдельные креативщики или небольшие группы креативщиков принимают лучшие решения, чем комитеты. Для этого достаточно взглянуть на сам Голливуд. Почему мы думаем, что это улучшит работу? Почему мы думаем, что будет производить следующий Disney или Marvel?

Я не думаю, что архитектура будет состоять из 100 человек, которые будут одинаково делать одно и то же.Я думаю, что иерархия все еще может быть, но это может быть формирующаяся иерархия снизу вверх. Как вы думаете, оптимальна ли нынешняя система: «Вы должны переехать в Лос-Анджелес, обслуживать столики восемь лет и иметь нужные связи, чтобы ваш сценарий прочитали»?

Нет, но если бы я должен был привести вам аргумент в пользу Web2, то это то, что он обеспечил драматический противовес существующей системе, позволившей участвовать гораздо большему количеству людей.

Согласен. Я думаю, что Web2 улучшил его, но я не думаю, что он на самом деле изменил то, как на самом деле работают экономика и управление в Голливуде.Я думаю, что идея о том, что у вас могут быть поклонники, которые действительно участвуют в сообществах и рассказывают истории, действительно захватывающая.

Я бы сказал, что Netflix добился успеха, и отчасти причина в том, что он, как известно, позволяет режиссерам и шоураннерам делать то, что они хотят, без чрезмерного бремени со стороны студии.

Я никогда не создавал телешоу. У меня есть друзья, у которых есть, и они говорят мне, что у них есть значительные группы писательских комнат, и что это очень совместный процесс с группой людей.Я не думаю, что в этих комнатах писателей все имеют равное право голоса, но я думаю, что они ценят разнообразие вкладов. Тогда, возможно, у вас есть несколько ключевых лиц, принимающих решения.

Считаете ли вы, что эта модель каким-то образом создаст стоимость на сумму от 4,5 до 13,5 миллиардов долларов?

У нас есть портфель, и когда мы делаем инвестиции, мы говорим: «Если все пойдет хорошо, может ли это быть в 10 раз больше? Считаем ли мы, что это отличная команда? Думаем ли мы, что это большая идея? Думаем ли мы, что они строят его правильно?» Если это все да, мы делаем инвестиции.Что-то получится, а что-то нет; если мы хороши, значительная часть будет работать. Я не говорю, что это гарантированно сработает, но я думаю, что это убедительно. Я думаю, что это большое видение, и команда отличная.

Структура этой сделки дикая. Существует новая монета под названием ApeCoin, и она контролируется DAO. DAO не является частью Yuga Labs, но Yuga Labs подарила его. Сейчас у них есть Ape, и они выпустили много монет. У вас есть куча монет, например, 15 процентов для инвесторов, а Yuga Labs владеет 25 процентами.Для меня это просто очень сложная структура сделки. В конце концов, вы получили кучу токенов, стоимость которых сразу же возрастет. Разве это не похоже на то, что у вас уже есть акции или ценные бумаги?

Кратко поговорим о законах о ценных бумагах. В мире много активов; есть такие товары, как нефть, золото, бейсбольные карточки и предметы искусства. Подмножество активов в мире называют ценными бумагами. Прецедентному праву уже сто лет, и самое известное дело Верховного суда — SEC против Howey Co. Существует такая штука, как тест Хоуи, и есть пять факторов, позволяющих определить, является ли что-либо ценной бумагой. Одним из важных факторов является то, что у вас есть группа менеджеров, у которых есть значительная асимметричная информация, которую необходимо раскрыть общественности. Вот почему у вас есть все законы о ценных бумагах, основанные на раскрытии информации и мошенничестве. Наше общее мнение состоит в том, что цели SEC и цели сообщества Web3 на самом деле совпадают по разным причинам.

«Сообщество Web3 хочет устранить очаги асимметричной власти.

Сообщество Web3 хочет устранить очаги асимметричной власти, а SEC хочет удалить очаги асимметричной информации. На данный момент что-то вроде Биткойна настолько децентрализовано. Мы даже не знаем, кто такой Сатоши. Есть некоторая основная команда разработчиков, но я не думаю, что кто-то достоверно думает, что у них действительно есть знания, влияющие на цену Биткойна. Различные регулирующие органы считают его товаром, подобным чему-то вроде нефти или золота. Конечно, в мире есть люди, которые являются экспертами в золоте, люди, которые управляют золотодобывающими компаниями, люди, у которых есть хедж-фонды, которые пытаются предсказать цену на золото, используют спутниковые снимки и многое другое.В конце концов, не существует компании по управлению золотом, не существует Тима Кука, занимающегося золотом. Никто не знает квартальные доходы в следующем месяце.

У нас есть юридическая команда из шести человек, включая группу бывших регуляторов и других людей. Мы проделали большую работу, думая об этих темах и направляя наши компании, чтобы убедиться, что они строят эти вещи правильным образом, чтобы они были действительно децентрализованными сетями. У них нет возможности вернуть себе власть, и нет асимметричной информации, чтобы они нарушали законы о ценных бумагах.

Я думаю, повезло в том, что законы о ценных бумагах и этика Web3 совпадают, и что они оба хотят высоко децентрализованных сетей. Мы стараемся поощрять людей, когда они находятся в этом пространстве, строить его правильным образом — подобно Биткойну и Эфириуму — где он действительно принадлежит и управляется сообществом, а не первоначальными создателями системы. В идеале все должны быть на 100% связаны, владея токенами. В конечном счете, у многих из этих проектов не должно быть даже компаний, они должны быть просто как Linux.

Есть один парень, который очень важен для Linux.

Программное обеспечение с открытым исходным кодом обычно создается сообществами. Я думаю, что эти криптопроекты, эти проекты Web3, в конечном итоге должны быть услугами, которыми владеют и управляют сообщества, а компании должны со временем распасться. Это мой общий взгляд.

Таково видение прогрессивной децентрализации.

Туда сложно добраться за ночь, но есть целый набор мер безопасности, которые можно надеть на законных основаниях.Что касается самого Биткойна, Сатоши был на форумах, кодирующих первые два года, прежде чем они исчезли. Поначалу это очень тяжело, потому что люди смотрят на тебя как на сумасшедшего и не собираются присоединяться к твоим проектам. Часто есть люди, работающие на ранних стадиях.

Тогда позвольте мне провести прямое сравнение программного обеспечения с открытым исходным кодом, потому что вы упомянули Linux и отметили его в моей голове. Считаете ли вы, что Yuga Labs должна уйти, а ApeCoin должен стать отдельным протоколом? Мы начали с протоколов и пользовательского опыта и их различий, поэтому применим это к яхт-клубу Bored Ape.

Мы не управляем компаниями, а проекты будут делать то, что хотят. Могут быть какие-то компании, разрабатывающие клиентское программное обеспечение, или фонд, который направляет его, как Linux Foundation, но я хотел бы видеть мир, в котором это просто открытые протоколы, а не компании. Для меня это сильная форма всего этого тезиса.

Мы говорим о финансировании культуры очень глубоким и осмысленным образом; речь идет о монетах, ценных бумагах, токенах и покупке вещей.Если я ребенок в Интернете прямо сейчас, у меня нет много денег. Потоки доходов для художников могут быть плохими, но у меня есть доступ к культуре удивительно открытым способом, которого раньше не было. Это не даст вам 1000 настоящих фанатов — это может дать вам 1 миллион настоящих фанатов по всему миру. Например, K-pop — это явление, которое существует благодаря Интернету. Если вы начнете ограничивать это деньгами, жетонами и особыми привилегиями, разве вы не создали экосистему владельцев культуры, в которой участвуют только богатые люди?

Думаю, наоборот.Посмотрите на игры. Я думаю, что игры всегда на пять-десять лет опережают все виды медиа, и это восходит к тому времени, когда они были очень ранними в Интернете. Были такие вещи, как Steam и цифровая дистрибуция. Технически и творчески игры стали центром культуры во многих отношениях. Доминирующей моделью сейчас является модель League of Legends или Fortnite , где вы получаете игру бесплатно, они по-прежнему зарабатывают кучу денег, но они делают это, монетизируя другой уровень стека.Они монетизируют статусный слой. Почему вы покупаете костюм кролика в Fortnite ? Почему вы покупаете волчий плащ в League of Legends ? Это высокий статус, это смешно или круто. Вы знаете, что в этих играх все косметическое.

Вы не покупаете ничего, что делает вас лучше, но Fortnite зарабатывает 2 миллиарда долларов в год на косметических товарах. Давайте поговорим о потоковой передаче. Возможно, вы подумали, что из-за их бизнес-модели видеоигры сократят обмен информацией.На самом деле все наоборот. Все компании, занимающиеся видеоиграми, используют стриминг. Nintendo долгое время боролась с этим, потому что это было нарушением авторских прав, но они поняли, что маркетинговые преимущества перевешивают аргумент авторского права в дефиците.

Я бы сказал, что игры более свободны и открыты, чем когда-либо, и при этом приносят больше всего денег, потому что они монетизируют другой уровень стека. Для меня NFT очень похожи. Это виртуальные товары для остальной части Интернета. Они собираются позволить музыкантам монетизироваться так же, как монетизируется Fortnite .Так что просто отдайте свою музыку, потому что я думаю, что в конечном итоге это будет доминирующая модель. Чтобы было ясно, мы никому этого не навязываем, но я думаю, что люди выберут это. Делайте все то же, что и мир видеоигр: раздавайте, транслируйте, делайте ремиксы, добавляйте моды, делайте их как можно более популярными, внедряйте в культуру, а затем монетизируйте статусный слой, слой NFT, виртуальный хороший слой. Видеоигры поняли это; это не так революционно. Он просто дает эту технологию всем остальным, поэтому я думаю, что это только сделает СМИ более открытыми.Теперь, когда у вас есть новая бизнес-модель, я думаю, она позволит большему количеству людей использовать творческие активы. Сколько визуальных дизайнеров застряли в Pepsi, делая 8000-ю глупую рекламу Pepsi, когда они могли бы заниматься крутым искусством или чем-то еще?

Мы только что узнали, что Pepsi не является пластинкой a16z. На этом я закончу, потому что это напрямую связано с эпизодом со Стивом Аоки. Он предложил то же самое, и я спросил его: «Ты великий музыкант. Ты хочешь сказать, что музыка сама по себе не будет ценной? Что это не будет иметь внутренней ценности, и будет ли все это рекламой чего-то еще, что стоит денег?»

Это все равно, что сказать, что видеоигра не имеет ценности.Конечно, это имеет значение.

Вы говорите мне, что вся музыка будет бесплатной, и люди не будут покупать музыку.

Видеоигры бесплатны, но это не значит, что они бесполезны.

Видеоигры теперь похожи на торговый центр, и вы покупаете в них одежду. Музыка — это не то.

Я не думаю, что они похожи на покупки. League of Legends и Fortnite — отличные игры, и они бесплатны. Я не согласен с тобой.

Это платформы для транзакций, в отличие от песни.

Они просто поняли, что лучше, чтобы он был невероятно популярен и распространялся по всему миру. Интернет — это гигантская машина для распространения мемов. Можно попытаться с этим бороться, но оказывается, что это не лучшая стратегия. Позвольте ему делать свое дело и монетизировать уровень статуса. Вот почему видеоигры стали центром культуры и бизнесом, приносящим 150 миллиардов долларов в год; Из них 60 миллиардов долларов — виртуальные товары, в то время как вся музыкальная индустрия стоит около 20 миллиардов долларов.

Деньги важны, потому что они идут на финансирование этих музыкантов, и вы могли бы иметь больше людей, преследующих свои увлечения, как и должно быть. Это должен быть золотой период для творческих людей в Интернете. Вы нажимаете кнопку, и шесть миллиардов человек получают доступ. Единственная причина, по которой это не прямо сейчас, заключается в том, что это осуществляется при посредничестве этих пяти компаний с алгоритмами и рекламой, которые предназначены для извлечения как можно большего количества денег. Просмотр рекламы 18-го гавайского отпуска в моей музыкальной ленте никому не поможет, и я не вижу в этом общественной ценности.Люди, которые слушают, могут не любить видеоигры, но я думаю, что мы живем в золотой период видеоигр. В основном они бесплатны, потому что придумали другой способ монетизации. Мы должны бежать с этим.

Между прочим, я не уверен на 100 процентов ни в одном из этих пунктов, но я думаю, что это стоит того, чтобы провести эксперимент. Мы собираемся попытаться финансировать людей для проведения этого эксперимента. Думаю, я бы просто попросил аудиторию непредвзято относиться к тому, стоит ли проводить этот эксперимент. Они не обязаны верить всему, что я сказал сегодня, но это важная тема, касающаяся того, как будет устроен интернет — с экономической точки зрения и с точки зрения управления — в ближайшие десятилетия.

Я думаю, это прекрасное место, чтобы оставить его. Крис, большое спасибо за то, что пришли, за участие и ответы на вопросы. Я ценю его. Мы вернемся к вам через три месяца, когда Ethereum перейдет к подтверждению доли.

Хорошо. Спасибо, Нилай, рад был тебя видеть.

Быстрый ответ: как найти человека в Интернете с фотографией

Использование Картинок Google для поиска кого-либо Перейдите к Картинкам Google. В строке поиска слева вы увидите маленький значок камеры.Вы должны увидеть два варианта: Вставить URL-адрес изображения или Загрузить. Нажмите «Поиск», и вы должны увидеть список всех страниц, на которых появляется эта фотография.

Можете ли вы найти кого-нибудь в Интернете с фотографией?

Выполнение обратного поиска изображения очень просто. Перейдите на images.google.com, щелкните значок камеры, загрузите изображение или введите URL-адрес фотографии и нажмите «Поиск». Если вы используете браузер Chrome, вы можете щелкнуть правой кнопкой мыши изображение, а затем нажать «Найти изображение в Google», и вы увидите свои результаты на новой вкладке.

Как найти человека по фотографии?

На телефоне или планшете Android откройте приложение Google или Chrome. Зайдите на сайт с изображением. Нажмите и удерживайте изображение. Нажмите «Поиск с помощью Google Lens».

Можете ли вы сделать поиск лица в Google?

Коснитесь действия «Документы». Также есть возможность сделать снимок камерой телефона, коснувшись значка камеры. Выберите изображение из библиотеки вашего телефона Android. Google будет искать и представлять релевантные результаты поиска из Интернета.

Какое приложение может найти человека по фотографии?

Приложение Google Goggles — это мобильное приложение для распознавания изображений, которое использует технологию визуального поиска для идентификации объектов через камеру мобильного устройства.

Как искать чью-то фотографию в Google?

Важно! Эта функция доступна не во всех странах, не во всех доменах и не во всех типах учетных записей. Шаг 1. Найдите фотографии человека или домашнего животного. На компьютере перейдите на страницу photos.google.com/people. Нажмите на лицо, чтобы увидеть его фотографии.Шаг 2: Добавьте имя. В верхней части группы лиц нажмите Добавить имя. Введите имя или псевдоним.

Как я могу найти человека только по фотографии на моем телефоне?

Как отменить поиск изображений на Android Запустите приложение Chrome и перейдите на веб-страницу с изображением, которое вы хотите найти. Нажмите и удерживайте изображение, пока не появится всплывающее меню. Нажмите «Найти это изображение в Google». Через мгновение вы увидите результаты поиска для этого изображения.

Как искать изображение в Интернете?

Поиск по картинке с веб-сайта На компьютере откройте браузер Chrome.Перейдите на сайт с изображением, которое вы хотите использовать. Щелкните изображение правой кнопкой мыши. Нажмите Искать изображение в Google. Вы увидите свои результаты в новой вкладке.

Как найти информацию о фотографии в Интернете?

Получение информации об изображении На телефоне или планшете Android перейдите на страницу images.google.com или откройте приложение Google. Найдите изображение. Коснитесь изображения, чтобы получить увеличенную версию.

Как найти человека по имени?

Используйте поиск людей Существует множество инструментов, которые помогут вам найти человека по имени и городу.Некоторые из лучших включают US Search, PeopleFinders, Intelius и Instant Checkmate.

Как выполнить поиск лица в Интернете?

1. Поиск картинок Google: Обратный поиск лиц Щелкните значок камеры для поиска по изображению. Когда вы перейдете к поиску картинок Google, введите свой запрос, нажмите Enter, а затем добавьте «&imgtype=face» (без кавычек) либо в конец поискового URL-адреса, либо прямо перед другой строкой, начинающейся с &.

Как искать человека по лицу?

Шаг 1. Поиск фотографий человека или домашнего животного На телефоне или планшете Android откройте приложение Google Фото .Войдите в свою учетную запись Google. Внизу нажмите «Поиск». Вы увидите ряд лиц. Чтобы просмотреть их фотографии, коснитесь лица. Чтобы увидеть больше лиц, коснитесь «Просмотреть все».

Как назвать кого-то в Google Фото?

Чтобы присвоить метку лицу в Google Фото, нажмите или коснитесь поля поиска, а затем выберите лицо. Затем введите имя, чтобы вы могли легко найти фотографии этого человека в Google Фото. Вы сможете в любое время изменить названия ярлыков, удалить фотографии из ярлыков и сгруппировать похожие лица под одним ярлыком.

Могу ли я сделать снимок и найти его в Google?

Обратный поиск изображений Google на настольном компьютере очень прост. Перейдите на images.google.com, щелкните значок камеры и вставьте URL-адрес изображения, которое вы видели в Интернете, загрузите изображение с жесткого диска или перетащите изображение из другого окна.

Что такое приложение достоверности?

Описание приложения С Veracity вы можете выполнять обратный поиск изображения на любом изображении, также известный как «поиск по изображению». Это позволяет: – Узнать, что является предметом фотографии, например, Парфенон.- Узнайте, где еще в Интернете есть такая же фотография, даже если она была обрезана или отредактирована.

Является ли приложение CamFind бесплатным?

CamFind — визуальная поисковая система — бесплатная загрузка и обзоры программного обеспечения — загрузка CNET.

Как искать с помощью изображения?

Поиск с изображением, сохраненным на телефоне На телефоне Android откройте приложение Google. Внизу нажмите «Обнаружить». В строке поиска коснитесь Google Lens . Сделайте или загрузите фотографию, чтобы использовать ее для поиска: Выберите область, которую вы хотите использовать для поиска: Внизу прокрутите, чтобы найти результаты поиска.

Как мне найти человека в Google?

Найдите человека Перейдите на google.com или откройте приложение Google Search. Поиск человека по имени. Если они создали карточку пользователя, она может отображаться в результатах поиска.

Как найти фотографии в социальных сетях?

Самый простой способ — использовать Google Image Search. Вы можете перетащить изображение в строку поиска. Или, если оно находится в браузере, щелкните правой кнопкой мыши изображение и выберите «Найти это изображение в Google».Это даст вам источник для других размеров и местоположений или похожих изображений, которые могут быть связаны.

Как найти первоисточник изображения?

Использование Google Images для поиска первоисточника фотографии Первый шаг — открыть Google Images. Далее нажмите на значок камеры в строке поиска. Затем загрузите соответствующий файл изображения, нажав «Загрузить изображение» или перетащив файл из нужной папки.

Почему последние 10 лет американской жизни были невероятно глупыми

Каково было бы жить в Вавилоне после его разрушения? В Книге Бытия нам сказано, что потомки Ноя построили великий город в земле Сеннаар.Они построили башню «с вершиной к небу», чтобы «сделать себе имя». Бог обиделся на гордыню человечества и сказал:

Смотрите, они один народ, и у всех один язык; и это только начало того, что они будут делать; ничто из того, что они собираются сделать, теперь не будет для них невозможным. сойдем же и смешаем там язык их, так что один не поймет речи другого.

В тексте не говорится, что Бог разрушил башню, но во многих популярных интерпретациях истории он это делает, так что давайте запомним этот драматический образ: люди, блуждающие среди руин, неспособные общаться, обреченные на взаимное непонимание.

Ознакомьтесь с выпуском за май 2022 г.

Узнайте больше из этого выпуска и найдите свою следующую историю для чтения.

Подробнее

История Вавилона — лучшая метафора, которую я нашел для того, что случилось с Америкой в ​​2010-х годах, и для раздробленной страны, в которой мы сейчас живем. Что-то пошло не так, очень внезапно. Мы дезориентированы, не можем говорить на одном языке или признавать одну и ту же истину. Мы отрезаны друг от друга и от прошлого.

Уже давно стало ясно, что красная Америка и голубая Америка становятся похожими на две разные страны, претендующие на одну и ту же территорию, с двумя разными версиями Конституции, экономики и американской истории.Но «Вавилон» — это не история о трайбализме; это история о фрагментации всего. Речь идет о разрушении всего, что казалось прочным, о рассеянии людей, которые когда-то были сообществом. Это метафора того, что происходит не только между между красным и синим, но и внутри левых и внутри правых, а также внутри университетов, компаний, профессиональных ассоциаций, музеев и даже семей.

Из декабрьского номера 2001 года: Дэвид Брукс о красной и синей Америке

Вавилон — это метафора того, что некоторые формы социальных сетей сделали почти со всеми группами и учреждениями, наиболее важными для будущего страны, и с нами как люди.Как это произошло? И что это предвещает для американской жизни?

Возвышение современной башни

У истории есть направление, и оно направлено на сотрудничество в более крупных масштабах. Мы видим эту тенденцию в биологической эволюции, в череде «больших переходов», через которые сначала возникли многоклеточные организмы, а затем развились новые симбиотические отношения. Мы видим это и в культурной эволюции, как объяснил Роберт Райт в своей книге 1999 года « Nonzero: The Logic of Human Destiny ».Райт показал, что история включает в себя серию переходов, вызванных ростом плотности населения и новыми технологиями (письмо, дороги, печатный станок), которые создали новые возможности для взаимовыгодной торговли и обучения. Конфликты с нулевой суммой — такие как религиозные войны, возникшие, когда печатный станок распространял еретические идеи по всей Европе, — лучше рассматривать как временные неудачи, а иногда даже как неотъемлемую часть прогресса. (Эти религиозные войны, утверждал он, сделали возможным переход к современным национальным государствам с более информированными гражданами.) Президент Билл Клинтон похвалил Nonzero за оптимистичное изображение более кооперативного будущего благодаря продолжающемуся технологическому прогрессу.

Ранний Интернет 1990-х годов с его чатами, досками объявлений и электронной почтой иллюстрировал тезис Nonzero , как и первая волна платформ социальных сетей, запущенных примерно в 2003 году. легко общаться с друзьями и незнакомцами, чтобы говорить об общих интересах, бесплатно и в невообразимом ранее масштабе.К 2008 году Facebook стал доминирующей платформой с более чем 100 миллионами пользователей в месяц, а сегодня их число приближается к примерно 3 миллиардам. В первое десятилетие нового века многие считали социальные сети благом для демократии. Какой диктатор мог навязать свою волю взаимосвязанным гражданам? Какой режим может построить стену, чтобы не допустить интернета?

Вершиной техно-демократического оптимизма был, пожалуй, 2011 год, год, который начался с «арабской весны» и закончился глобальным движением «Захвати».Именно тогда Google Translate стал доступен практически на всех смартфонах, так что можно сказать, что 2011 год был годом, когда человечество восстановило Вавилонскую башню. Мы были ближе, чем когда-либо, к тому, чтобы стать «одним народом», и мы эффективно преодолели проклятие разделения по языку. Технодемократическим оптимистам это казалось только началом того, на что человечество способно.

В феврале 2012 года, готовясь сделать Facebook публичным, Марк Цукерберг размышлял о тех необычных временах и излагал свои планы.«Сегодня наше общество достигло еще одного переломного момента», — написал он в письме инвесторам. Facebook надеялся «изменить то, как люди распространяют и потребляют информацию». Предоставив им «возможность делиться», это поможет им «еще раз преобразовать многие из наших основных институтов и отраслей».

За прошедшие с тех пор 10 лет Цукерберг сделал именно то, что обещал. Он изменил то, как мы распространяем и потребляем информацию; он преобразовал наши институты и подтолкнул нас к преодолению переломного момента.Это не сработало, как он ожидал.

Вещи разваливаются

Исторически сложилось так, что цивилизации полагались на общую кровь, богов и врагов, чтобы противодействовать тенденции к разделению по мере своего роста. Но что объединяет большие и разнообразные светские демократии, такие как Соединенные Штаты и Индия, или, если уж на то пошло, современные Великобритания и Франция?

Социологи определили как минимум три основные силы, которые в совокупности связывают успешные демократии: социальный капитал (обширные социальные сети с высоким уровнем доверия), сильные институты и общие истории.Социальные сети ослабили всех троих. Чтобы увидеть, как это происходит, мы должны понять, как социальные сети менялись с течением времени, особенно за несколько лет после 2009 года.

В своих ранних воплощениях такие платформы, как Myspace и Facebook, были относительно безвредны. Они позволяли пользователям создавать страницы, на которых можно размещать фотографии, семейные новости и ссылки на в основном статические страницы своих друзей и любимых групп. Таким образом, ранние социальные сети можно рассматривать как еще один шаг в долгом прогрессе технологических усовершенствований — от почтовой службы через телефон к электронной почте и текстовым сообщениям, — которые помогли людям достичь вечной цели — поддерживать свои социальные связи.

Но постепенно пользователи социальных сетей стали более комфортно делиться интимными подробностями своей жизни с незнакомцами и корпорациями. Как я писал в статье Atlantic 2019 года вместе с Тобиасом Роуз-Стоквеллом, они стали более искусными в проведении перформансов и управлении своим личным брендом — действиях, которые могут произвести впечатление на других, но не углубляют дружбу так, как частный телефонный разговор. .

Из номера за декабрь 2019 г.: Темная психология социальных сетей

После того, как платформы социальных сетей научили пользователей тратить больше времени на действия и меньше времени на общение, была подготовлена ​​почва для серьезной трансформации, начавшейся в 2009 г.: интенсификации вирусной динамики.

«Вавилон» — это не история о трайбализме. Это история о фрагментации всего.

До 2009 года Facebook предоставлял пользователям простую временную шкалу — бесконечный поток контента, созданного их друзьями и знакомыми, с самыми новыми сообщениями вверху и самыми старыми внизу. Это часто было ошеломляющим по своему объему, но это было точное отражение того, что публиковали другие. Ситуация начала меняться в 2009 году, когда Facebook предложил пользователям возможность публично «лайкать» публикации одним нажатием кнопки.В том же году Twitter представил нечто еще более мощное: кнопку «Ретвитнуть», которая позволяла пользователям публично одобрять пост, а также делиться им со всеми своими подписчиками. Facebook вскоре скопировал это нововведение, создав собственную кнопку «Поделиться», которая стала доступна пользователям смартфонов в 2012 году. Кнопки «Нравится» и «Поделиться» быстро стали стандартными функциями большинства других платформ.

Вскоре после того, как кнопка «Нравится» начала собирать данные о том, что лучше всего «вовлекает» пользователей, Facebook разработал алгоритмы, позволяющие предоставлять каждому пользователю контент, который с наибольшей вероятностью вызовет «лайк» или какое-либо другое взаимодействие, в конечном итоге включая «поделиться». также.Более поздние исследования показали, что сообщения, которые вызывают эмоции — особенно гнев на чужие группы — чаще всего передаются.

Иллюстрация Николаса Ортеги. Источник: Пир Валтасара , Джон Мартин, 1820 г.

К 2013 г. социальные сети стали новой игрой с динамикой, отличной от той, что была в 2008 г. сделать вас «известным в Интернете» на несколько дней. Если вы оплошаете, вас могут засыпать ненавистными комментариями.Ваши посты становились славными или позорными в зависимости от кликов тысяч незнакомцев, а вы, в свою очередь, вносили в игру тысячи кликов.

Эта новая игра поощряла нечестность и динамику толпы: пользователи руководствовались не только своими истинными предпочтениями, но и своим прошлым опытом вознаграждения и наказания, а также своим предсказанием того, как другие отреагируют на каждое новое действие. Один из инженеров Twitter, который работал над кнопкой «Ретвитнуть», позже признался, что сожалеет о своем вкладе, потому что он сделал Twitter более неприятным местом.Наблюдая, как с помощью нового инструмента формируются толпы в Твиттере, он подумал про себя: «Возможно, мы только что вручили 4-летнему ребенку заряженное оружие».

Как социальный психолог, изучающий эмоции, мораль и политику, я тоже видел, как это происходит. Недавно настроенные платформы были почти идеально спроектированы, чтобы выявить наши самые моралистические и наименее рефлексивные личности. Громкость возмущения была шокирующей.

Именно от такого дерганого и взрывного гнева пытался защитить нас Джеймс Мэдисон, когда он составлял U.С. Конституция. Создатели Конституции были прекрасными социальными психологами. Они знали, что у демократии есть ахиллесова пята, потому что она зависит от коллективного суждения людей, а демократические сообщества подвержены «буйству и слабости неуправляемых страстей». Таким образом, ключ к созданию устойчивой республики заключался в том, чтобы создать механизмы, замедляющие ход событий, охлаждающие страсти, требующие компромисса и дающие лидерам некоторую изоляцию от сиюминутной мании, в то же время периодически привлекая их к ответственности перед народом в день выборов. .

Из октябрьского номера 2018 года: Америка переживает кошмар Джеймса Мэдисона

Технологические компании, которые с 2009 по 2012 год повышали виральность, погрузили нас в кошмар Мэдисона. Многие авторы цитируют его комментарии в «Федералисте № 10» о врожденной склонности человека к «фракционности», под которой он имел в виду нашу склонность разделяться на команды или партии, настолько воспламененные «взаимной неприязнью», что они «гораздо более склонны раздражать и угнетать друг друга, чем сотрудничать для их общего блага.

Но это эссе продолжает менее цитируемую, но не менее важную мысль об уязвимости демократии перед тривиальностью. Мэдисон отмечает, что люди настолько склонны к фракционности, что «там, где не представлялось существенного повода, самых легкомысленных и причудливых различий было достаточно, чтобы разжечь их враждебные страсти и спровоцировать их самые жестокие конфликты».

Социальные сети преувеличивают легкомыслие и превращают его в оружие. Стала ли наша демократия здоровее теперь, когда у нас в Твиттере начались драки из-за платья члена Палаты представителей Александрии Окасио-Кортес «Налоги на богатых» на ежегодном Met Gala и платья Мелании Трамп на мемориальном мероприятии 11 сентября, на котором такие швы выглядели как небоскреб? Как насчет твита сенатора Теда Круза, критикующего Большую Птицу за твит о получении вакцины от COVID?

Прочтите: Кризис на Украине кратко показал культурную войну Америки в перспективе

Дело не только в пустой трате времени и недостаточном внимании; это постоянное разрушение доверия.Автократия может использовать пропаганду или использовать страх для мотивации желаемого поведения, но демократия зависит от широкого внутреннего признания легитимности правил, норм и институтов. Слепое и безоговорочное доверие к какому-либо конкретному лицу или организации никогда не оправдано. Но когда граждане теряют доверие к избранным лидерам, органам здравоохранения, судам, полиции, университетам и честности выборов, тогда каждое решение становится оспариваемым; каждые выборы становятся борьбой не на жизнь, а на смерть, чтобы спасти страну от другой стороны.Самый последний барометр доверия Эдельмана (международная мера доверия граждан к правительству, бизнесу, СМИ и неправительственным организациям) показал, что стабильные и компетентные автократии (Китай и Объединенные Арабские Эмираты) находятся в верхней части списка, в то время как спорные демократии, такие как Соединенные Штаты, Великобритания, Испания и Южная Корея оказались в самом низу (хотя и выше России).

Недавние академические исследования показывают, что социальные сети действительно разрушают доверие к правительствам, средствам массовой информации, а также людям и учреждениям в целом.В рабочем документе, который предлагает наиболее полный обзор исследования, проведенного социологами Филиппом Лоренц-Спреном и Лизой Освальд, делается вывод, что «подавляющее большинство сообщений о связях между использованием цифровых медиа и доверием, по-видимому, наносят ущерб демократии». Литература сложна — некоторые исследования показывают преимущества, особенно в менее развитых демократиях, — но обзор показал, что в целом социальные сети усиливают политическую поляризацию; разжигает популизм, особенно правый популизм; и связано с распространением дезинформации.

Из апрельского номера 2021 года: Интернет не должен быть ужасным

Когда люди теряют доверие к учреждениям, они теряют доверие к историям, рассказываемым этими учреждениями. Особенно это касается учреждений, которым доверено воспитание детей. Учебные программы по истории часто вызывают политические споры, но Facebook и Twitter позволяют родителям каждый день возмущаться новым отрывком из уроков истории их детей — и уроков математики, и подборки литературы, и любых новых педагогических сдвигов в любой точке страны.Мотивы учителей и администраторов ставятся под сомнение, и иногда за ними следуют чрезмерные законы или реформы учебных программ, которые отупляют образование и еще больше снижают доверие к нему. Одним из результатов является то, что молодые люди, получившие образование в послевавилонскую эпоху, с меньшей вероятностью придут к связной истории о том, кто мы как народ, и с меньшей вероятностью поделятся такой историей с теми, кто учился в других школах или получил образование в другой школе. другое десятилетие.

Бывший аналитик ЦРУ Мартин Гурри предсказал эти эффекты раскола в своей книге 2014 года Восстание общественности .Анализ Гурри был сосредоточен на подрывающих авторитет эффектах экспоненциального роста информации, начиная с Интернета в 1990-х годах. Написав почти десять лет назад, Гурри уже видел силу социальных сетей как универсального растворителя, разрушающего связи и ослабляющего институты везде, где он достигал. Он отметил, что распределенные сети «могут протестовать и свергать, но никогда не управлять». Он описал нигилизм многих протестных движений 2011 года, которые были организованы в основном в Интернете и которые, как и «Захвати Уолл-стрит», требовали разрушения существующих институтов, не предлагая альтернативного видения будущего или организации, которая могла бы это осуществить.

Гурри не фанат элит и централизованной власти, но он отмечает конструктивную черту доцифровой эпохи: единая «массовая аудитория», потребляющая один и тот же контент, как будто все смотрят в одно и то же гигантское зеркало отражением собственного общества. В комментарии к Vox , в котором вспоминается первая поствавилонская диаспора, он сказал:

Цифровая революция разбила это зеркало, и теперь общество населяет эти осколки стекла. Так что публика — это не одно и то же; он сильно фрагментирован и в основном враждебен друг другу.В основном это люди, которые кричат ​​друг на друга и живут в пузырях того или иного рода.

Марк Цукерберг, возможно, не желал всего этого. Но, перестроив все в безудержной гонке за ростом — с наивным представлением о человеческой психологии, небольшим пониманием сложности институтов и отсутствием заботы о внешних издержках, налагаемых на общество, — Facebook, Twitter, YouTube и несколько других крупных платформ невольно растворили раствор доверия, веры в институты и поделились историями, которые скрепляли большую и разнообразную светскую демократию.

Я думаю, что мы можем датировать падение башни периодом между 2011 (основной год «нигилистических» протестов Гурри) и 2015 годом, годом, отмеченным «великим пробуждением» слева и приходом к власти Дональда Трампа на Правильно. Трамп не разрушал башню; он просто воспользовался его падением. Он был первым политиком, освоившим новую динамику пост-вавилоновской эпохи, в которой возмущение является ключом к виральности, сценическое представление сокрушает компетентность, Твиттер может затмить все газеты в стране, а историями нельзя делиться (или, по крайней мере, которому доверяют) в более чем нескольких смежных фрагментах, поэтому истина не может добиться широкого распространения.

Многие аналитики, в том числе и я, которые утверждали, что Трамп не сможет победить на всеобщих выборах, полагались на предвавилонскую интуицию, согласно которой такие скандалы, как запись Access Hollywood (в которой Трамп хвастался совершением сексуального насилия), являются фатальными для президентской кампании. Но после Вавилона ничто на самом деле больше ничего не значит — по крайней мере, не в том смысле, который является прочным и с которым все согласны.

Политика после Вавилона

«Политика — это искусство возможного», — сказал немецкий государственный деятель Отто фон Бисмарк в 1867 году.В поствавилонской демократии мало что возможно.

Конечно, война американских культур и упадок межпартийного сотрудничества предшествовали появлению социальных сетей. Середина 20-го века была временем необычно низкой поляризации в Конгрессе, которая начала возвращаться к историческим уровням 1970-х и 80-х годов. Идеологическая дистанция между двумя партиями стала увеличиваться быстрее в 1990-е годы. Fox News и «Республиканская революция» 1994 года превратили Республиканскую партию в более воинственную партию.Например, спикер палаты представителей Ньют Гингрич не рекомендовал новым республиканским членам Конгресса переезжать со своими семьями в Вашингтон, округ Колумбия, где они могли бы установить социальные связи с демократами и их семьями.

Таким образом, межпартийные отношения были натянутыми еще до 2009 года. Но возросшая виральность социальных сетей после этого сделала более опасным, если вас увидят за братанием с врагом или даже за неспособностью атаковать врага с достаточной энергией. Справа термин RINO (республиканец только по названию) был заменен в 2015 году более пренебрежительным термином cuckservative , популяризированным в Твиттере сторонниками Трампа.Слева социальные сети запустили культуру вызовов после 2012 года, что оказало преобразующее воздействие на университетскую жизнь, а затем на политику и культуру во всем англоязычном мире.

Из сентябрьского номера 2015 года: Баланс американского ума

Что изменилось в 2010-х? Давайте вернемся к метафоре инженера Twitter о передаче заряженного пистолета четырехлетнему ребенку. Подлый твит никого не убивает; это попытка публично пристыдить или наказать кого-то, демонстрируя при этом свою добродетель, гениальность или принадлежность к племени.Это скорее дротик, чем пуля, причиняющая боль, но не смертельная. Тем не менее, с 2009 по 2012 год Facebook и Twitter раздали примерно 1 миллиард стрелкового оружия по всему миру. С тех пор мы стреляем друг в друга.

Социальные сети дали возможность высказаться некоторым людям, которые раньше мало что знали, и упростили привлечение влиятельных людей к ответственности за их проступки не только в политике, но и в бизнесе, искусстве, академических кругах и в других местах. О сексуальных домогательствах можно было заявить в анонимных сообщениях в блогах еще до появления Твиттера, но трудно представить, что движение #MeToo было бы почти таким успешным без вирусного расширения, предлагаемого основными платформами.Однако извращенная «подотчетность» социальных сетей также привела к несправедливости — и политической дисфункции — тремя способами.

Во-первых, дротики социальных сетей дают больше власти троллям и провокаторам, заставляя замолчать хороших граждан. Исследование, проведенное политологами Александром Бором и Майклом Бэнгом Петерсеном, показало, что небольшая группа людей в социальных сетях очень заинтересована в получении статуса и готова использовать для этого агрессию. Они признаются, что в своих онлайн-дискуссиях часто ругаются, высмеивают своих оппонентов, блокируются другими пользователями или жалуются на неуместные комментарии.В восьми исследованиях Бор и Петерсен обнаружили, что пребывание в сети не делает большинство людей более агрессивными или враждебными; скорее, это позволило небольшому количеству агрессивных людей атаковать гораздо большее количество жертв. Бор и Петерсен обнаружили, что даже небольшое количество придурков может доминировать на дискуссионных форумах, потому что не придурков легко отключить от онлайн-дискуссий о политике. Дополнительные исследования показывают, что женщины и чернокожие подвергаются несоразмерным преследованиям, поэтому цифровая общественная площадь менее приветлива к их голосам.

Иллюстрация Николаса Ортеги. Источник: Венера и Купидон , Пьер-Максимилиан Делафонтен, к 1860 году.

Во-вторых, дротики социальных сетей дают больше власти и голоса политическим крайностям, уменьшая силу и голос умеренного большинства. В исследовании «Скрытые племена», проведенном продемократической группой More in Common, в 2017 и 2018 годах было опрошено 8000 американцев, и было выявлено семь групп, разделяющих убеждения и поведение. Самые правые, известные как «убежденные консерваторы», составляли 6 процентов населения США.С. населения. Самая левая группа, «прогрессивные активисты», составляла 8 процентов населения. Прогрессивные активисты были, безусловно, самой многочисленной группой в социальных сетях: 70 процентов поделились политическим контентом за предыдущий год. За ними последовали преданные консерваторы с 56 процентами.

Эти две крайние группы удивительным образом похожи. Они самые белые и самые богатые из семи групп, что говорит о том, что Америку разрывает на части битва между двумя подмножествами элиты, которые не представляют общество в целом.Более того, это две группы, демонстрирующие наибольшую однородность в своих моральных и политических установках. Авторы исследования предполагают, что это единообразие мнений, вероятно, является результатом контроля над мыслями в социальных сетях: «Те, кто выражает сочувствие взглядам противоположных групп, могут столкнуться с негативной реакцией со стороны своей собственной когорты». Другими словами, политические экстремисты не просто стреляют дротиками в своих врагов; они тратят много своих боеприпасов на инакомыслящих или тонко мыслящих членов своей команды.Таким образом, социальные сети останавливают политическую систему, основанную на компромиссе.

Из октябрьского номера 2021 года: Энн Эпплбаум о том, как мафиозное правосудие попирает демократический дискурс

Наконец, предоставляя каждому дротик, социальные сети заставляют каждого вершить правосудие без надлежащей правовой процедуры. Такие платформы, как Твиттер, превращаются в Дикий Запад, где линчеватели не несут никакой ответственности. Успешная атака привлекает шквал лайков и последующих ударов. Платформы повышенной виральности, таким образом, способствуют массовому коллективному наказанию за мелкие или воображаемые правонарушения с реальными последствиями, включая потерю работы невиновными людьми и доведение их до самоубийства.Когда наше общественное пространство управляется динамикой толпы, не сдерживаемой надлежащей правовой процедурой, мы не достигаем справедливости и инклюзивности; мы получаем общество, которое игнорирует контекст, пропорциональность, милосердие и правду.

Структурная глупость

С тех пор, как пала башня, дебаты всех видов становились все более и более запутанными. Самым распространенным препятствием на пути к правильному мышлению является предвзятость подтверждения, которая относится к человеческой склонности искать только доказательства, подтверждающие предпочитаемые нами убеждения. Еще до появления социальных сетей поисковые системы усиливали предвзятость подтверждения, облегчая людям поиск доказательств абсурдных убеждений и теорий заговора, таких как то, что Земля плоская и что U.Правительство С. устроило теракты 11 сентября. Но социальные сети усугубили ситуацию.

Из сентябрьского номера 2018 года: Когнитивные предубеждения обманывают ваш мозг

Самое надежное лекарство от предвзятости подтверждения — общение с людьми, которые не разделяют ваши убеждения. Они противопоставляют вам контрдоказательства и контраргументы. Джон Стюарт Милль сказал: «Тот, кто знает только свою сторону дела, мало знает об этом», и он призывал нас искать противоречивые взгляды «от людей, которые действительно им верят.Люди, которые думают по-другому и готовы высказаться, если не согласны с вами, делают вас умнее, словно они являются продолжением вашего собственного мозга. Люди, которые пытаются заставить замолчать или запугать своих критиков, делают себя еще глупее, словно стреляют дротиками в собственный мозг.

В 20 веке Америка построила самые эффективные институты по производству знаний в истории человечества. За последнее десятилетие они стали глупее в массовом порядке.

В своей книге «Конституция знания» Джонатан Раух описывает исторический прорыв, в ходе которого западные общества разработали «эпистемическую операционную систему», то есть набор институтов для генерирования знаний в результате взаимодействия предвзятых и когнитивно неполноценных людей.Английское право разработало состязательную систему, чтобы предвзятые адвокаты могли представить обе стороны дела беспристрастному жюри. Газеты, полные лжи, превратились в профессиональные журналистские предприятия с нормами, которые требовали поиска нескольких сторон истории с последующим редакционным обзором и последующей проверкой фактов. Университеты превратились из закрытых средневековых институтов в исследовательские центры, создав структуру, в которой ученые выдвигают аргументированные утверждения, зная, что другие ученые во всем мире будут заинтересованы в получении престижа, находя противоположные доказательства.

Частично величие Америки в 20-м веке было связано с созданием самой мощной, динамичной и продуктивной сети институтов, производящих знания, за всю историю человечества, связывающих вместе лучшие университеты мира, частные компании, которые превращали научные достижения в жизнь. изменяющие потребительские товары, и правительственные учреждения, которые поддерживали научные исследования и руководили сотрудничеством, которое отправило людей на Луну.

Но такое расположение, отмечает Раух, «не является самоподдерживающимся; он опирается на множество иногда деликатных социальных установок и взаимопониманий, и их необходимо понимать, подтверждать и защищать.Так что же происходит, когда институт плохо поддерживается и внутренние разногласия прекращаются либо потому, что его люди стали идеологически едины, либо потому, что они стали бояться инакомыслия?

Думаю, именно это произошло со многими ключевыми учреждениями Америки в середине-конце 2010-х годов. Они стали глупее в массовом порядке, потому что социальные сети внушили их участникам хронический страх перед дротиками. Сдвиг был наиболее заметен в университетах, научных ассоциациях, творческих индустриях и политических организациях на всех уровнях (национальном, государственном и местном) и был настолько всеобъемлющим, что установил новые нормы поведения, подкрепленные новой политикой, казалось бы, в одночасье.Новая вездесущность социальных сетей повышенной виральности означала, что одно слово, произнесенное профессором, руководителем или журналистом, даже если оно было сказано с положительными намерениями, могло вызвать бурю в социальных сетях, спровоцировав немедленное увольнение или затянувшееся расследование. учреждением. Участники наших ключевых институтов начали самоцензуру до нездоровой степени, сдерживая критику политики и идей — даже тех, которые были представлены в классе их студентами, — которые они считали плохо поддерживаемыми или неправильными.

Но когда учреждение наказывает внутреннее инакомыслие, оно стреляет дротиками в собственный мозг.

Процесс одурения правых и левых протекает по-разному, потому что их активистские крылья придерживаются разных нарративов с разными сакральными ценностями. Исследование «Скрытые племена» говорит нам, что «убежденные консерваторы» чаще всего придерживаются убеждений, связанных с авторитаризмом. Они разделяют повествование, в котором Америка вечно находится под угрозой со стороны врагов снаружи и подрывников внутри; они видят жизнь как битву между патриотами и предателями.По словам политолога Карен Стеннер, на чью работу опиралось исследование «Скрытые племена», они психологически отличаются от большей группы «традиционных консерваторов» (19 процентов населения), которые делают упор на порядок, приличия и медлительность, а не радикальное изменение.

Только в рамках нарративов преданных консерваторов речи Дональда Трампа имеют смысл, от зловещей обличительной речи в начале его кампании о мексиканских «насильниках» до его предупреждения от 6 января 2021 года: «Если вы не будете драться изо всех сил, вы не собирается иметь страну больше.

Традиционное наказание за измену — смерть, отсюда и боевой клич 6 января: «Повесить Майка Пенса». Правые угрозы смертью, многие из которых исходят от анонимных аккаунтов, доказывают свою эффективность в запугивании традиционных консерваторов, например, в изгнании местных избирательных комиссий, которые не смогли «остановить воровство». Волна угроз, направленных несогласным республиканским членам Конгресса, аналогичным образом подтолкнула многих из оставшихся умеренных уйти или замолчать, дав нам партию, еще более оторванную от консервативных традиций, конституционной ответственности и реальности.Теперь у нас есть Республиканская партия, которая описывает насильственное нападение на Капитолий США как «законный политический дискурс», поддерживаемый — или, по крайней мере, не противоречащий — целому ряду правых аналитических центров и медиа-организаций.

Глупость правых наиболее заметна во многих теориях заговора, распространяющихся через правые СМИ, а теперь и в Конгресс. «Пиццагейт», QAnon, вера в то, что вакцины содержат микрочипы, вера в то, что Дональд Трамп выиграл переизбрание — трудно представить, чтобы какая-либо из этих идей или систем убеждений достигла того же уровня, что и без Facebook и Twitter.

Иллюстрация Николаса Ортеги. Источник: Тщеславие , Николя Ренье, ок. 1626.

Демократы тоже сильно пострадали от структурной глупости, хотя и по-другому. В Демократической партии борьба между прогрессивным крылом и более умеренными фракциями ведется открыто и продолжается, и часто побеждают умеренные. Проблема в том, что левые контролируют командные высоты культуры: университеты, новостные организации, Голливуд, художественные музеи, рекламу, большую часть Силиконовой долины, а также профсоюзы учителей и педагогические колледжи, которые формируют образование K-12.И во многих из этих учреждений инакомыслие подавлялось : когда в начале 2010-х каждому выдали дротик, многие левые учреждения начали стрелять себе в мозг. И, к сожалению, именно эти мозги информируют, инструктируют и развлекают большую часть страны.

Либералы конца 20-го века разделяли убеждение, что социолог Кристиан Смит назвал повествование о «либеральном прогрессе», в котором Америка была ужасно несправедливой и репрессивной, но благодаря борьбе активистов и героев добилась (и продолжает добиваться прогресса в реализации благородного обещания своего основания.Эта история легко поддерживает либеральный патриотизм, и это был оживляющий рассказ о президентстве Барака Обамы. Это также точка зрения «традиционных либералов» в исследовании «Скрытые племена» (11 процентов населения), которые имеют сильные гуманитарные ценности, старше среднего возраста и в основном являются людьми, возглавляющими культурные и интеллектуальные институты Америки.

Но когда новые вирусные платформы социальных сетей дали каждому дротик, больше всех стреляли молодые прогрессивные активисты, и они направили непропорционально большое количество своих дротиков в этих старых либеральных лидеров.Сбитые с толку и напуганные, лидеры редко бросали вызов активистам или их нелиберальному нарративу, согласно которому жизнь в каждом учреждении представляет собой вечную битву между группами идентичности за пирог с нулевой суммой, а люди наверху добились успеха, угнетая людей внизу. Этот новый нарратив является строго эгалитарным — он сосредоточен на равенстве результатов, а не прав или возможностей. Это не касается индивидуальных прав.

Универсальное обвинение людей, не согласных с этим повествованием, не в «предательстве»; это «расист», «трансфоб», «Карен» или какая-то родственная алая буква, обозначающая преступника как человека, ненавидящего маргинализованную группу или причиняющего ему вред.Наказание, которое кажется правильным за такие преступления, — это не казнь; это публичный позор и социальная смерть.

Вы можете увидеть процесс оцепенения наиболее отчетливо, когда человек слева просто указывает на исследование, которое ставит под сомнение или противоречит излюбленному убеждению прогрессивных активистов. Кто-то в твиттере найдет способ связать инакомыслящего с расизмом, а другие навалят. Например, в первую неделю протестов после убийства Джорджа Флойда, некоторые из которых сопровождались насилием, прогрессивный политический аналитик Дэвид Шор, в то время работавший в Civis Analytics, разместил в Твиттере ссылку на исследование, показывающее, что насильственные протесты в 1960-х годах привели к к неудачам на выборах демократов в близлежащих округах.Шор явно пытался быть полезным, но в последовавшем возмущении его обвинили в «античерноте» и вскоре уволили с работы. (Civis Analytics отрицает, что твит привел к увольнению Шора). . И когда традиционные либералы замолкают, как многие сделали это летом 2020 года, более радикальный нарратив прогрессивных активистов становится доминирующим нарративом организации.Вот почему так много эпистемологических институтов, казалось, «проснулись» в быстрой последовательности в том и следующем году, начиная с волны споров и отставок в , The New York Times и других газетах, и продолжая заявлениями о социальной справедливости со стороны группы врачей и медицинских ассоциаций (например, в одной публикации Американской медицинской ассоциации и Ассоциации американских медицинских колледжей медицинским работникам рекомендовалось называть районы и общины «угнетенными» или «систематически обездоленными», а не «уязвимыми» или «уязвимыми»). бедных») и поспешное преобразование учебных программ в самых дорогих частных школах Нью-Йорка.

К сожалению, мы видим оцепенение с обеих сторон в войнах с COVID. Правые были настолько привержены минимизации рисков COVID-19, что превратили болезнь в болезнь, от которой преимущественно умирают республиканцы. Прогрессивные левые настолько привержены максимизации опасностей COVID, что часто придерживаются столь же максималистской, универсальной стратегии в отношении вакцин, масок и социального дистанцирования — даже в том, что касается детей. Такая политика не так смертоносна, как распространение страхов и лжи о вакцинах, но многие из них разрушительны для психического здоровья и образования детей, которым отчаянно нужно играть друг с другом и ходить в школу; у нас мало четких доказательств того, что закрытие школ и ношение масок для детей младшего возраста снижают смертность от COVID.В частности, в истории, которую я рассказываю здесь, прогрессивные родители, которые выступали против закрытия школ, часто подвергались критике в социальных сетях и встречались с вездесущими левыми обвинениями в расизме и превосходстве белой расы. Другие в голубых городах научились молчать.

Американская политика становится все более нелепой и дисфункциональной не потому, что американцы становятся менее умными. Проблема структурная. Благодаря социальным сетям повышенной виральности инакомыслие наказывается во многих наших учреждениях, а это означает, что плохие идеи становятся частью официальной политики.

Будет намного хуже

В интервью 2018 года Стив Бэннон, бывший советник Дональда Трампа, сказал, что способ борьбы со СМИ — «залить всю зону дерьмом». Он описывал тактику «огненного шланга лжи», впервые примененную российскими программами дезинформации, чтобы держать американцев в замешательстве, дезориентировать и злить. Но тогда, в 2018 году, существовал верхний предел количества доступного дерьма, потому что все это должно было быть создано человеком (кроме некоторых низкокачественных вещей, производимых ботами).

Однако теперь искусственный интеллект близок к тому, чтобы обеспечить безграничное распространение весьма правдоподобной дезинформации. Программа искусственного интеллекта GPT-3 уже настолько хороша, что вы можете задать ей тему и тон, и она выдаст столько эссе, сколько вам нужно, как правило, с идеальной грамматикой и удивительным уровнем связности. Через год-два, когда программа будет модернизирована до GPT-4, она станет гораздо более функциональной. В эссе 2020 года под названием «Запас дезинформации скоро станет бесконечным» Рене ДиРеста, руководитель исследований в Стэнфордской интернет-обсерватории, объяснила, что распространение лжи — будь то текст, изображения или фальшивые видео — быстро станет невообразимо легким. .(Она написала эссе в соавторстве с GPT-3.)

Американские группировки будут не единственными, кто использует ИИ и социальные сети для создания атакующего контента; наши противники тоже. В навязчивом эссе 2018 года под названием «Цифровая линия Мажино» ДиРеста прямо описал положение дел. «Мы погружены в развивающийся, продолжающийся конфликт: Информационную мировую войну, в которой государственные деятели, террористы и идеологические экстремисты используют социальную инфраструктуру, лежащую в основе повседневной жизни, чтобы сеять разногласия и разрушать общую реальность», — написала она.Раньше Советам приходилось посылать агентов или культивировать американцев, готовых выполнять их приказы. Но социальные сети позволили Российскому агентству интернет-исследований дешево и легко изобретать фальшивые события или искажать реальные, чтобы разжечь гнев как левых, так и правых, часто из-за расы. Более поздние исследования показали, что интенсивная кампания началась в Твиттере в 2013 году, но вскоре распространилась на Facebook, Instagram и YouTube, среди прочих платформ. Одной из основных целей было поляризовать американскую общественность и посеять недоверие — разделить нас именно в том слабом месте, которое указал Мэдисон.

Если мы в ближайшее время не произведем серьезных изменений, то наши институты, наша политическая система и наше общество могут рухнуть.

Теперь мы знаем, что не только русские нападают на американскую демократию. До протестов 2019 года в Гонконге Китай в основном сосредоточился на внутренних платформах, таких как WeChat. Но теперь Китай обнаруживает, как много он может сделать с Twitter и Facebook за такие небольшие деньги в своем обостряющемся конфликте с США. Учитывая собственные достижения Китая в области ИИ, мы можем ожидать, что в ближайшие несколько лет он станет более искусным в дальнейшем Америки и дальнейшего объединения Китая.

В 20-м веке общая идентичность Америки как страны, ведущей борьбу за то, чтобы сделать мир безопасным для демократии, была мощной силой, которая помогала сохранять целостность культуры и государственного устройства. В 21 веке американские технологические компании изменили мир и создали продукты, которые теперь кажутся разрушительными для демократии, препятствиями для общего понимания и разрушителями современной башни.

Демократия после Вавилона

Мы никогда не сможем вернуться к тому, что было в доцифровую эпоху.Нормы, институты и формы политического участия, которые разрабатывались в течение долгой эры массовой коммуникации, не будут работать должным образом сейчас, когда технологии сделали все намного быстрее и разнонаправленнее, и когда так легко обойти профессиональных привратников. И все же американская демократия сейчас действует за пределами устойчивости. Если мы не произведем серьезные изменения в ближайшее время, то наши институты, наша политическая система и наше общество могут рухнуть во время следующей крупной войны, пандемии, финансового краха или конституционного кризиса.

Какие изменения необходимы? Перестроить демократию для цифровой эпохи далеко за пределами моих возможностей, но я могу предложить три категории реформ — три цели, которые должны быть достигнуты, если мы хотим, чтобы демократия оставалась жизнеспособной в поствавилонскую эпоху. Мы должны укрепить демократические институты, чтобы они могли противостоять хроническому гневу и недоверию, реформировать социальные сети, чтобы они стали менее разрушительными для общества, и лучше подготовить следующее поколение к демократическому гражданству в эту новую эпоху.

Харден Демократические институты

Политическая поляризация, вероятно, усилится в обозримом будущем.Таким образом, что бы мы ни делали, мы должны реформировать ключевые институты, чтобы они могли продолжать функционировать, даже если уровень гнева, дезинформации и насилия намного превысит сегодняшний.

Например, законодательная власть была разработана так, чтобы требовать компромисса, однако Конгресс, социальные сети и пристрастные кабельные новостные каналы эволюционировали так, что любой законодатель, протянувший руку через проход, может в течение нескольких часов столкнуться с возмущением со стороны крайнего крыла ее партии. , нанося ущерб ее перспективам по сбору средств и повышая риск быть избранным в следующем избирательном цикле.

Реформы должны уменьшить чрезмерное влияние разгневанных экстремистов и сделать законодателей более восприимчивыми к среднему избирателю в их округе. Одним из примеров такой реформы является отмена закрытых партийных праймериз и замена их едиными беспартийными открытыми предварительными выборами, из которых несколько лучших кандидатов выдвигаются на всеобщие выборы, на которых также используется рейтинговое голосование. Вариант этой системы голосования уже был реализован на Аляске, и, похоже, она дала сенатору Лизе Мурковски больше свободы действий для противодействия бывшему президенту Трампу, чей любимый кандидат представлял бы угрозу для Мурковски на закрытых республиканских праймериз, но не на открытых. один.

Второй способ укрепить демократические институты состоит в том, чтобы уменьшить возможности любой политической партии, чтобы использовать систему в свою пользу, например, выбрав предпочтительные избирательные округа или выбрав должностных лиц, которые будут контролировать выборы. Все эти работы должны выполняться беспристрастно. Исследования процессуальной справедливости показывают, что когда люди считают процесс справедливым, они с большей вероятностью согласятся с легитимностью решения, которое идет вразрез с их интересами. Только подумайте об ущербе, уже нанесенном легитимности Верховного суда республиканским руководством Сената, когда оно заблокировало рассмотрение кандидатуры Меррика Гарланда на место, освободившееся за девять месяцев до выборов 2016 года, а затем поспешило назначить Эми Кони Барретт в 2020 году.Широко обсуждаемая реформа положит конец этим политическим играм, заставив судей избираться на 18-летний срок в шахматном порядке, так что каждый президент назначается один раз каждые два года.

Reform Social Media

Демократия не может выжить, если ее общественные площади представляют собой места, где люди боятся высказываться и где невозможно достичь стабильного консенсуса. Наделение социальных сетей полномочиями крайне левых, крайне правых, внутренних троллей и иностранных агентов создает систему, которая меньше похожа на демократию и больше похожа на правление наиболее агрессивных.

Иллюстрация Николаса Ортеги. Источник: Архиеретики , Гюстав Доре, ок. 1861.

Но в наших силах уменьшить способность социальных сетей разрушать доверие и разжигать структурную глупость. Реформы должны ограничить усиление агрессивных маргиналов платформами, дав больше голоса тому, что More in Common называет «истощенным большинством».

Те, кто выступает против регулирования социальных сетей, обычно сосредотачиваются на законных опасениях, что установленные правительством ограничения контента на практике перерастут в цензуру.Но главная проблема социальных сетей не в том, что некоторые люди публикуют поддельные или токсичные материалы; дело в том, что поддельный и вызывающий возмущение контент теперь может достичь такого уровня охвата и влияния на , который был невозможен до 2009 года. Информатор Facebook Фрэнсис Хауген выступает за простые изменения в архитектуре платформ, а не за масштабные и в конечном счете бесполезные усилия. контролировать все содержимое. Например, она предложила изменить функцию «Поделиться» на Facebook, чтобы после того, как каким-либо контентом поделились дважды, третий человек в цепочке должен был потратить время на копирование и вставку контента в новую публикацию.Подобные реформы — это не цензура; они не зависят от точки зрения и содержания и одинаково хорошо работают на всех языках. Они никому не мешают говорить что-либо; они просто замедляют распространение контента, который в среднем менее правдоподобен.

Возможно, самым большим изменением, которое снизит токсичность существующих платформ, станет проверка пользователей как предварительное условие для получения алгоритмического усиления, которое предлагают социальные сети.

Читайте: Facebook сталкивается с проблемой превосходства суперпользователя

В банках и других отраслях действуют правила «знай своего клиента», поэтому они не могут вести дела с анонимными клиентами, отмывающими деньги преступных предприятий.Для этого должны быть необходимы крупные платформы социальных сетей. Это не означает, что пользователи должны публиковать сообщения под своими настоящими именами; они все еще могли использовать псевдоним. Это просто означает, что перед тем, как платформа распространит ваши слова среди миллионов людей, она обязана подтвердить (возможно, через третье лицо или некоммерческую организацию), что вы настоящий человек в определенной стране и достаточно взрослый, чтобы использовать Платформа. Одно это изменение уничтожит большую часть из сотен миллионов ботов и поддельных учетных записей, которые в настоящее время загрязняют основные платформы.Это также, вероятно, уменьшит частоту угроз смертью, угроз изнасилования, расистских гадостей и троллинга в целом. Исследования показывают, что антиобщественное поведение становится более распространенным в Интернете, когда люди чувствуют, что их личность неизвестна и не может быть отслежена.

В любом случае растущих свидетельств того, что социальные сети наносят ущерб демократии, достаточно, чтобы гарантировать усиление надзора со стороны регулирующего органа, такого как Федеральная комиссия по связи или Федеральная торговая комиссия. Одним из первых дел должно быть принуждение платформ делиться своими данными и алгоритмами с академическими исследователями.

Подготовьте следующее поколение

Члены поколения Z — те, кто родился в 1997 году и позже — не несут никакой вины за беспорядок, в котором мы находимся, но они унаследуют его, и есть предварительные признаки. что старшее поколение помешало им научиться справляться с этим.

В последних поколениях детство стало более ограниченным — с меньшим количеством возможностей для свободной, неструктурированной игры; меньше времени без присмотра на улице; больше времени онлайн. Каковы бы ни были последствия этих сдвигов, они, вероятно, препятствуют развитию способностей, необходимых для эффективного самоуправления у многих молодых людей.Свободная игра без присмотра — это естественный способ научить молодых млекопитающих навыкам, которые им понадобятся во взрослом возрасте, которые для людей включают способность сотрудничать, устанавливать правила и обеспечивать их соблюдение, идти на компромисс, разрешать конфликты и принимать поражение. В блестящем эссе 2015 года экономист Стивен Хорвиц утверждал, что свободная игра готовит детей к «искусству ассоциации», которое, по словам Алексис де Токвиль, является ключом к живучести американской демократии; он также утверждал, что его потеря представляет «серьезную угрозу для либеральных обществ.Поколение, лишенное возможности научиться этим социальным навыкам, предупредил Хорвиц, будет обычно обращаться к властям за разрешением споров и будет страдать от «огрубения социального взаимодействия», которое «создаст мир, полный конфликтов и насилия».

Из сентябрьского выпуска 2017 года: Смартфоны уничтожили поколение?

И хотя социальные сети подорвали искусство общения в обществе, самые глубокие и неизгладимые следы они могут оставить у подростков. В начале 2010-х внезапно начался всплеск уровня тревоги, депрессии и членовредительства среди американских подростков.(То же самое произошло одновременно с канадскими и британскими подростками.) Причина неизвестна, но время указывает на то, что социальные сети внесли существенный вклад — всплеск начался как раз тогда, когда подавляющее большинство американских подростков стали ежедневными пользователями основные платформы. Корреляционные и экспериментальные исследования подтверждают связь с депрессией и тревогой, как и отчеты самих молодых людей, а также собственные исследования Facebook, как сообщает The Wall Street Journal .

Депрессия делает людей менее склонными к общению с новыми людьми, идеями и опытом.Тревога заставляет новые вещи казаться более угрожающими. По мере того, как эти условия усиливались, а уроки тонкого социального поведения, полученные в ходе свободной игры, откладывались, терпимость к различным точкам зрения и способность разрешать споры у многих молодых людей уменьшились. Например, университетские сообщества, которые еще в 2010 году могли терпеть разное количество говорящих, вероятно, начали терять эту способность в последующие годы, когда поколение Z начало прибывать в университетский городок. Участились попытки отозвать приглашение приезжих спикеров.Студенты не просто сказали, что они не согласны с приезжими спикерами; некоторые говорили, что эти лекции будут опасными, эмоционально разрушительными, формой насилия. Поскольку уровень подростковой депрессии и тревожности продолжал расти в 2020-х годах, мы должны ожидать, что эти взгляды сохранятся в последующих поколениях и действительно станут более серьезными.

Прочтите: Почему я освещаю разногласия в студенческом городке

Самое важное изменение, которое мы можем сделать, чтобы уменьшить пагубное воздействие социальных сетей на детей, — это отложить вход до тех пор, пока они не достигнут половой зрелости.Конгресс должен обновить Закон о защите конфиденциальности детей в Интернете, который неразумно устанавливает возраст так называемой взрослой жизни в Интернете (возраст, в котором компании могут собирать личную информацию от детей без согласия родителей) на уровне 13 лет еще в 1998 году, при этом мало что предусматривает для эффективного правоприменения. . Возраст должен быть повышен как минимум до 16 лет, и компании должны нести ответственность за его соблюдение.

В более общем плане, чтобы подготовить представителей следующего поколения к поствавилонской демократии, пожалуй, самое важное, что мы можем сделать, — это дать им поиграть.Хватит лишать детей опыта, в котором они больше всего нуждаются, чтобы стать хорошими гражданами: бесплатных игр в разновозрастных группах детей с минимальным присмотром взрослых. Каждый штат должен последовать примеру Юты, Оклахомы и Техаса и принять вариант Закона о воспитании детей на свободном выгуле, который помогает заверить родителей в том, что они не будут привлечены к ответственности за отсутствие заботы, если их 8- или 9-летние дети будут замечены играющими. в парке. При наличии таких законов школы, педагоги и органы здравоохранения должны поощрять родителей разрешать своим детям ходить в школу пешком и играть в группах на улице, как это раньше делали многие дети.

Надежда после Вавилона

История, которую я рассказал, мрачна, и мало оснований предполагать, что Америка вернется к какому-то подобию нормальной жизни и стабильности в ближайшие пять или десять лет. Какая сторона станет примирительной? Какова вероятность того, что Конгресс проведет крупные реформы, направленные на укрепление демократических институтов или детоксикацию социальных сетей?

Тем не менее, когда мы отворачиваемся от нашего дисфункционального федерального правительства, отключаемся от социальных сетей и напрямую общаемся с нашими соседями, все кажется более обнадеживающим.Большинство американцев в отчете «Больше общего» относятся к «истощенному большинству», которое устало от борьбы и готово выслушать другую сторону и пойти на компромисс. Большинство американцев теперь видят, что социальные сети оказывают негативное влияние на страну, и все больше осознают их пагубное влияние на детей.

Мы что-нибудь с этим сделаем?

Когда Токвиль совершил поездку по Соединенным Штатам в 1830-х годах, он был впечатлен американской привычкой создавать добровольные ассоциации для решения местных проблем, а не ждать действий королей или дворян, как это сделали бы европейцы.Эта привычка до сих пор с нами. В последние годы американцы создали сотни групп и организаций, призванных укреплять доверие и дружбу, несмотря на политические разногласия, в том числе BridgeUSA, Braver Angels (в совете директоров которой я состою) и многие другие, перечисленные на BridgeAlliance.us. Мы не можем ожидать, что Конгресс и технологические компании нас спасут. Мы должны изменить себя и наши сообщества.

Каково было бы жить в Вавилоне после его разрушения? Мы знаем. Это время смятения и потерь.Но это также время размышлять, слушать и строить.


Эта статья опубликована в печатном издании за май 2022 под заголовком «После Вавилона».

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Закрыть
Menu