Как в вк читать чужие сообщения без программ: Как читать чужие сообщения вконтакте с андроида. Читаем чужие переписки и сообщения в вк (вконтакте) без палева

Содержание

«Прикинь, я приёмная». История девушки из детдома, которая открыла собственный бизнес, нашла семью и стала волонтёром

Сейчас у Даши Довбенко собственное креативное агентство, она успела посотрудничать с Lego, Cheetos, Louis Vuitton. Наша героиня занимается благотворительностью и помогает тем, кому не так повезло в жизни.

Но путь к этому был для неё непростым: сначала «Дом малютки», потом «синдром отказника», панические атаки и нетактичные вопросы окружающих. Даша рассказала Лайфхакеру, что помогло ей пережить трудности, и поделилась своей стратегией борьбы с проблемами в детдомах.

Дарья Довбенко

Основательница агентства WOW COW. Выросла в приёмной семье.

«Не катай апельсин, иначе тебя не выберут»

Самое первое воспоминание: детским дом, игровая площадка. Я прячусь в кустах и ем кленовые листья. До сих пор помню, какие они были вкусные.

В осознанном возрасте я вновь решаюсь их попробовать. Мне интересно, что же меня так привлекало? Нахожу кленовое дерево, нарываю листьев… Отвратительно. Видно, не от хорошей жизни я их ела.

Следующее воспоминание — знакомство с моей приёмной мамой. Дневной сон. Меня будят. Напротив моей кровати — окно. Слишком ярко. Я не хочу вставать, но заставляют. Нас, троих или четверых девчонок, ведут куда‑то, как под конвоем. Думаю: «Так холодно. Я так хочу спать».

Заводят в кабинет директора. Я поднимаю глаза и вижу маму… Думаю: «Боже, невозможно быть такой красивой!» Это какой‑то ангел — спустился с небес, стоит и смотрит на меня. Вижу, как она подаёт какие‑то знаки отцу — переглядывается с ним, жестикулирует.

Потом мама достаёт апельсины, раздаёт нам. Я ненавижу апельсины. Беру один и начинаю катать из руки в руку.

Тут ко мне поворачивается четырёхлетняя девочка и шепчет на ушко: «Не катай апельсин, иначе тебя не выберут».

Насколько это страшно, что четырёхлетний человек, который должен бегать, прыгать и играть, думает о таких вещах! Больше о детдоме я вообще ничего не помню. После встречи с родителями моя жизнь поделилась на «до» и «после».

«Я заселяюсь в свой новый дом… И начинаю вести себя отвратительно»

Когда люди обращаются в детдом, это не выглядит так: пришли, подписали документы и забрали. Нет. Это долгий путь, который может продолжаться полгода‑год. И в России процесс усыновления более лайтовый, чем в Америке или Европе. Повезло, что моя мама осознанно шла на этот шаг. Это не было так, что она просто проходила мимо детского дома и подумала: «Ой, пойду‑ка возьму ребёнка, который жрёт в кустах кленовые листья».

Первое время мама могла только навещать меня. Потом ей разрешили брать меня на выходные с контролем детдома. После каждой встречи меня обследовали, смотрели, в каком состоянии находится мать, проверяли квартиру и так далее.

Она потом говорила: «Когда я забирала тебя на выходные, ты вела себя просто идеально. Я думала: «Боже, неужели существуют такие дети?». Ты аккуратно складывала вещи, мыла посуду, говорила “спасибо, пожалуйста”». И мама, и папа, и бабушка — все влюбились в меня с первого взгляда.

И вот — все документы подписаны, меня, как в фильме, выставляют из детского дома с чемоданчиком, я заселяюсь в свой новый дом… И начинаю вести себя отвратительно. Причём настолько, что у мамы шок.

Я не ставила её ни во что. Пререкалась. Говорила: «Ты вообще кто мне такая?» Раскидывала вещи, буянила, истерила, орала.

Поэтому через неделю мама побежала в детский дом и рассказала ситуацию. Директор дал ей большую кипу книг — нате, читайте. В одной из них был описан синдром отказника. Он возникает, если ребёнок на подсознании понимает, что от него уже отказались, что он уже ненужный. И связывает это со своим поведением: может, он плохо себя вёл или в чём‑то провинился?

Чаще всего этот синдром проявляется, когда ребёнка забирают из детского дома не в первый раз. То есть сначала десять семей его, как тряпку, возьмут, попользуются, посмотрят и отдадут. А это такая психологическая травма! Ребёнок в итоге уверяется в том, что он никчёмный.

И когда он оказывается в новой семье, включается синдром отказника. Так он проверяет: «Ты любила меня, когда я был хороший, а будешь ли ты меня любить, когда я буду плохим?» Это такой метод психологической защиты.

Когда мама узнала об этом синдроме, то сразу поменяла отношение к моим выходкам. Она стала меня постоянно обнимать, говорить: «Я тебя люблю — какая бы ты ни была. Даже если ты плохо себя ведёшь». Но у меня были и другие странности.

Если зайти в «Дом малютки», можно увидеть, как дети укачивают себя перед сном. Они обнимают своё тело ручками и перекатывают его из стороны в сторону. Потому что их никто не обнимает, не ласкает, не убаюкивает.

Со мной было то же самое. Плюс, когда я сидела, смотрела фильмы, ела, то нервно качалась туда‑сюда. В такие моменты мама старалась меня успокоить, прижать, говорила: «Тише‑тише». В итоге и эта привычка ушла.

«Какие‑то тётки на улице могли подойти ко мне и спросить: “А ты знаешь, что ты приёмная?”»

Мама всегда говорила, что я её ребёнок. Она удочерила меня на анонимных условиях. Все прежние документы были уничтожены, и прошлой меня практически нет ни в одной в базе. Помочь узнать правду может разве что тест ДНК. А ещё, если взять свидетельство о рождении и поднести к свету, то можно будет найти значок «УД». Он означает, что меня удочерили.

К тому же в детстве я была безумно похожа на отца. Как две капли воды. И когда папа меня впервые увидел, он подумал: «Может, я где‑то в молодости так хорошо погулял?» Отец вообще был моим лучшим другом. Если бы к нему подошли и сказали: «Твоя дочь — приёмная», он бы, наверное, покалечил этого человека. У него была жёсткая позиция: «Это мой ребёнок. И всё».

Поэтому я не задавалась вопросом, родные мне родители или нет. Но посторонние так и норовили об этом сказать. Мы тогда жили в маленьком городке Бобруйске. Мама была очень крутым и популярным визажистом. Поэтому, конечно, когда у неё внезапно появилась четырёхлетняя дочь, всем стало понятно, откуда она её взяла.

Какие‑то тётки на улице могли подойти ко мне и спросить: «А ты знаешь, что ты приёмная?» Или, например, когда я играла на площадке, мамы подсылали ко мне своих детей, и те задавали вопрос: «А ты из детдома?»

Тогда я ничего не понимала и переадресовывала это маме: «А почему тётя сказала мне, что я приёмная»? Она отвечала: «Как‑то раз ты потерялась на рынке. А потом мы с отцом увидели тебя по телевизору и забрали домой». Вскоре мы переехали в Москву, где нас никто не знал. И вопросы прекратились.

Уже потом, когда мне исполнилось 12–14, родители открыли правду. Помню, это произошло так: мама с папой позвали меня на кухню. Сказали: «Даш, нам нужно с тобой поговорить». Я ответила: «Окей, давайте». И они рассказали всё: что я из детдома, что у меня есть братья, сёстры, биологические родители.

Первая мысль была: «Что??» Полное отторжение. И я сказала: «Ну, было и было. Живём дальше».

На вопрос, почему мне сообщил именно сейчас, мама объяснила: «В маленьком возрасте говорить что‑то было бы бессмысленно. Если бы ты помнила детский дом и прежнюю семью, то я бы, конечно, помогла тебе это раскрутить. Но так как ты сама не вспоминала об этом, то я придумала историю с рынком». Она сказала — у неё никогда не было цели что‑то от меня скрыть. Она просто ждала нужного момента.

И сейчас я считаю, что момент, когда они рассказали мне, был идеальным. Конечно, в каждой семье всё индивидуально. И родителям нужно смотреть на то, как чувствует себя ребёнок — готов ли воспринимать эту информацию.

Маленькому ребёнку я бы тоже не стала такое рассказывать, потому что у него только формируется психика и это известие может стать причиной травмы.

А в совсем взрослом возрасте было бы уже слишком поздно. Я всё время слышу истории, когда люди узнают о том, что они приёмные, в 30–40 лет. И возмущаются, почему им не рассказали раньше. Возможно, это воспринимается так, что жизнь пройдена зря.

Друзьям и знакомым я как‑то не спешила сообщать про то, что приёмная. Был подростковый возраст — играли гормоны, я гуляла, тусила. Единственный человек, который узнал об этом, — моя подруга Маша. Мы общаемся с ней с 11 лет.

Мы обсудили это так: «Прикинь, я приёмная». — «О, вау! Прикольно, классно».

Потом, когда пришло больше осознанности, я стала говорить открыто о том, что я из детдома. Все удивлялись — как я так спокойно об этом рассказываю? А я думала: чего мне стесняться?

«У меня появилось стойкое ощущение энергетической связи с отцом»

В 16 лет у меня начались панические атаки. Видимо, весь мой стресс вышел в них. Это был очень страшный период жизни для меня и моих родителей. Они не знали, что происходит. Не могли работать. Сидели со мной на кровати, пока я лежала и задыхалась.

Тогда меня отправили к психологу, и после этого я довольно быстро пришла в себя. Появились новые задачи: нужно искать работу, пробиваться в жизни.

Я пошла по стопам родителей и хотела найти вакансию в творческой сфере. Отец у меня был художником, а мама — визажистом.

С самого детства папа прививал мне любовь к современному искусству. Мы постоянно ходили в музеи, он рассказывал мне про живопись. По вечерам часто он писал картины, а я зачитывала афоризмы из книжек.

Мой отец твердил, что я должна работать в творческой индустрии — это моё.

Поэтому я ходила на всевозможные кружки, штук на 9–10 одновременно: и на танцы, и на плавание, и на футбол, и на ИЗО, и на лепку, и в музыкальную школу. Я попробовала всё и благодаря этому выявила, что мне больше всего нравится. Связать свою жизнь я решила с визуальными искусствами.

Я пришла в Artplay и сказала, что готова работать кем угодно — хоть уборщицей. Меня взяли стажёром 5/2 без заработной платы. Я таскала картины, была девочкой на побегушках. Параллельно с этим оставшиеся два дня я работала официанткой в кафе.

Когда мне исполнилось 20, я поняла, что уже взрослая, а взрослому человеку нужны бабки. В творчестве на тот момент я не видела никакого финансового роста. Поэтому сменила сферу и начала работать аналитиком, администратором в ресторане — там, где платили нормально. Всё это я ненавидела. Просыпалась, плакала и шла на работу. Творчество я забросила.

Через пару лет умер отец. Это стало последней каплей. Я впала в депрессию. Не работала. Смотрела фильмы, ела и ревела сутками напролёт. Мой мир рухнул.

Это продолжалось полгода. Но как‑то раз я мылась в ванной, и у меня появилось стойкое ощущение энергетической связи с отцом. Я отчётливо услышала его голос: «Ты должна работать в творческой индустрии. Ты творческий человек. Ты талантливый человек».

В тот же день я стала искать работу. Бралась за всё: фотосессии, видеосъёмки, картины на заказ.

В какой‑то момент я познакомилась с человеком, который собирался открывать галерею. Он пригласил меня стать его напарницей, и всё полетело. Так мы открыли музей UMAM на территории Artplay.

«Я успела посотрудничать с Cheetos, Crocs, Louis Vuitton, Lego…»

Всё это время я копила деньги. Когда удалось собрать достаточно, поступила в Лондон на курсы арт‑менеджмента. Там я научилась коммуницировать с творческими людьми и продавать своё искусство.

Вернувшись в Россию, я поняла, что мне надо соединить современное искусство и маркетинговый дизайн. И это сработало. Я мгновенно зарегистрировалась в Instagram*, выложила работы. За два месяца подписались 5000 человек!

Сейчас у меня своё креативное агентство и школа для mobile creator’ов. Мы делаем брендинг, иллюстрации, рекламу. Причём всё — на телефонах или айпадах.

Люди привыкли, что сотрудничество с крупными брендами предполагает сложную моушен‑анимацию, для создания которой нужен мощный компьютер. Я разрушаю этот стереотип.

За 2–3 года работы я успела посотрудничать с Cheetos, Crocs, Louis Vuitton, Lego, Garnier, Tommy Hilfiger, Timberland. Им было всё равно, с какого устройства я работаю. Они приходили за моим креативным мышлением и моими идеями. Сейчас контракты с компаниями у нас расписаны до середины лета.

«Мне хотелось показать подросткам, что жизнь после детдома может быть нормальной»

Когда у меня появились деньги, я стала больше заниматься благотворительностью. Хотя помогать старалась и раньше. В 21 год, когда я подрабатывала фотографом, меня пригласили в детский дом снимать мероприятие.

На нём я познакомилась с мальчиком Димой. Когда увидела его, подумала: «Боже мой, какой хорошенький!» У меня промелькнула мысль об усыновлении. Я хорошо обдумала это и решила попробовать. Однако потом оказалось, что у него есть семья, которая уже забрала его.

Тем не менее этот случай дал толчок. Я поняла, что мне есть о чём рассказать детям, которые вынуждены жить вне семьи. Я хочу дать им поддержку.

Так я стала регулярно ездить по Москве в детские дома. Просто звонила, спрашивала, могу ли привезти какие‑то вещи, знакомилась с ребятами. Мне хотелось показать подросткам, что жизнь после детдома может быть нормальной.

С детьми из детдомов ещё не так сложно. А вот подростки… У них столько травм, что с ума сойти можно.

С 10–15 ребятами я общаюсь до сих пор. Мы встречаемся, гуляем как друзья. Они могут позвонить мне и рассказать о своих проблемах. Могут обратиться за материальной и физической помощью или попросить дать уроки по профессии. Например, так одна из девочек обучилась и сейчас работает в моём агентстве.

Также у меня есть психолог, которой я плачу деньги для того, чтобы она работала с моими ребятами и помогала им выходить в общество здоровыми людьми.

«Практически каждый год они составляли новую заявку, чтобы меня найти»

Со своей биологической семьёй я впервые встретилась в прошлом году. Смотрела передачу «Жди меня» — я её обожаю с детства — и услышала, как в конце выпуска ведущие сказали: «У нас появился сайт. Зайдите, введите свои имя и фамилию. Возможно, вас кто‑то ищет». Сколько лет я её смотрела, никогда не обращала внимание на это. Просто перематывала и всё.

Но в этот раз — щёлкнуло: «Надо бы зайти, посмотреть. Вдруг кто‑то ищет мою маму?» Или папу. Или бабушку. О себе вообще не думала. Но когда я не нашла заявок на их имена, то, наконец, решила вбить себя: «Дарья Довбенко». Такой заявки не было, и я подумала: «Ну ок». Пошла заниматься своими делами.

Через два часа меня будто бабахнуло по голове! У меня же раньше была другая фамилия!

Я пошла к маме, спросила, какая. Она не вспомнила. Всё-таки прошло уже много времени, а все документы были уничтожены. Но через две недели она вдруг сказала: «Твоя фамилия — Кучинская!»

Я зашла на сайт, вбила: «Дарья Кучинская». И увидела две заявки. «Ищем сестру Дашу, 1994 г. р. Была удочерена в 1997 году». Шок. Сразу показала это маме. И она уверенно заявила: «Да, это твои родственники. Наверное, сёстры. Ищут тебя». У меня снова — отторжение: «Да ну нафиг! Не буду я откликаться!»

Но мама переубедила меня. Она ещё раз просмотрела сайт и увидела, что практически каждый год они составляли новую заявку, чтобы меня найти. Поэтому она начала мягко уговаривать: «Ты же понимаешь, что все эти годы люди постоянно тебя искали? Ты хотя бы отзовись и напиши, что жива‑здорова. Чтобы они не переживали и пошли дальше».

Я согласилась и в тот же вечер откликнулась на заявку. Практически сразу, на следующее утро, мне позвонил менеджер «Жди меня». Первый вопрос был: «Дарья, как вы относитесь к съёмкам?» Я сказала, что мне нужно посоветоваться с семьёй, потому что эта история касается не только меня, но и их.

Конечно, никуда идти я не собиралась. Сказала маме, что просто напишу им сообщение. Но она вновь меня переубедила: «Возможно, на передаче ты сможешь привлечь к внимание к проблемам в детских домах? Ты же этим занимаешься». Я подумала, что это действительно хороший шанс. Это стало моей единственной мотивацией для участия в программе.

Катя — сестра, которая приехала на передачу, — не знала, что меня нашли. Поэтому для неё моё появление было сюрпризом. Для меня сюрпризом стали некоторые подробности о своей прежней семье.

В ней было 10 детей. Мы все жили в квартире. Но потом родители решили обменять её на дом. И при заключении сделки столкнулись с чёрными риелторами. Поэтому, когда мы переехали, внезапно объявились реальные хозяева дома, которые поставили нас перед фактом: есть два месяца, чтобы освободить жильё.

Отец в тот момент уже ушёл из семьи. Мать, видимо, не справилась с давлением и начала пить. А потом и вовсе уехала из города. Мы все, вдесятером, остались в этом доме одни. Разумеется, вскоре пришли представители органов опеки и отправили нас в разные детские дома, а родителей лишили прав.

Наверное, у многих первая реакция — шок: «Мать пьёт, отец пьёт, бросили детей. Конченные!» Но я ни на кого из них не злюсь и не осуждаю. Каждый человек совершает поступки, которым можно найти оправдание. То, что мать запила и бросила нас… Ну, алкоголь вообще творит страшные вещи. Не дай бог нам всем оказаться в такой ситуации.

Останься кто‑то другой с 10 детьми в доме, из которого тебя через два месяца выгонят, без работы и без мужа… Я посмотрела бы, что бы он стал делать.

Сейчас некоторые сёстры и братья общаются с ней и с отцом, и я их понимаю. Ведь родители — это родители. И от них сложно отказаться, какими бы плохими они ни были. Биологическая мать, насколько я поняла, как пошла по плохой дорожке, так с неё и не сошла. А вот отец — нет. Перестал пить, женился.

Долгие годы он ходил в детский дом и помогал своим детям. Поэтому сёстры и братья говорят, что он хороший. Но забрать никого из них у него не получилось, потому что его уже лишили родительских прав.

Как бы то ни было, я не хочу общаться с биологическими родителями. Одно дело — если бы я их помнила. И совсем другое, когда для тебя это чужие люди. Ты не чувствуешь к ним ничего. Приведут тебе дядю Петю и скажут: «Это твой отец, общайся с ним». Зачем? Смысл? Одна кровь — не показатель.

На самом деле я бы хотела их поблагодарить за то, что они так поступили. Спасибо, что бросили меня, после чего я оказалась в детдоме и встретилась со своими настоящими родителями. Я безумно люблю маму и папу.

А с некоторым братьями и сёстрами я общаюсь, созваниваюсь, переписываюсь. Вживую практически никого не видела. Когда я приеду в Белоруссию, мы встретимся, поболтаем. А как сложится дальше — будет видно.

«Нужно объединяться и помогать тем, кто так сильно нуждается в поддержке»

Мне хотелось бы обратиться ко многим людям — в особенности к тем, кто поддерживает и распространяет губительные стереотипы. Вот о чём стоит помнить.

1. Психологические отклонения есть у всех, не только у детей из детдомов. Моя история, история Кати, истории многих миллионов людей… Все они разные. Но нас объединяет одно — психологические травмы. Они есть у всех. Без разницы, откуда мы — из детдома или нет.

Например, бывает так, что человек живёт в идеальной с виду семье и вырастает с синдромом отличника — это тоже психологическое отклонение, которое мешает в работе и отношениях. Ко мне приходит много сотрудников, которые, столкнувшись с единственной правкой от заказчика, начинают говорить: «Я — говно».

2. Наркоманы, убийцы, маньяки выходят НЕ только из детдомов. Да, некоторые ребята, покидая детский дом, действительно идут по наклонной. Но не потому, что они плохие, а потому, что с ними никто не работал. Дети из биологических семей, в которых родителям было на них наплевать, тоже могут начать употреблять наркотики, воровать, убивать.

Я посмотрела статистику: кого в РФ чаще всего осуждают за убийства? Практически всегда — тех, кто рос в биологической семье.

Возможно, кто‑то подумает: «Как она может говорить об этом, если ей самой повезло попасть в хорошую семью?» Да, мне повезло. Но есть множество примеров других людей, которых не удочеряли и не усыновляли.

Взять даже моих сестёр и братьев. Они выросли хорошими людьми: работают, содержат семьи, путешествуют. Да, возможно, у них есть травмы, но не те, что мешают обществу. Детдомовцы — не агрессивные, они просто сломленные.

3. У людей из детдома судьба, совершенно отличная от вашей. И если такой человек совершил какое‑то говнище, нужно постараться его понять. Например, у меня по сей день сохранилась негативная черта: если я чувствую, что человек становится мне близким, я начинаю вести себя отвратительно. Не брать трубки, динамить, отдаляться. Как бы я ни прорабатывала это с психологом, ничего не выходит.

Но я научилась предупреждать об этом тех, кто мне дорог. Когда я понимаю, что мне хочется слиться, я всё объясняю человеку и прошу его просто чуть‑чуть переждать. Близкие понимают.

4. Усыновление, удочерение — это на всю жизнь. Тех, кто хочет «попробовать», я считаю, даже допускать к детям нельзя. А‑ля «если приживётся, возьму». Нельзя так делать, ребёнок не собака.
Мама ведь тоже могла прийти в детский дом и сдать меня: «Заберите, эта девочка не подходит». Но она так не сделала, за что я ей очень благодарна.

5. Нельзя говорить приёмному ребёнку, что он тебе чем‑то обязан. Как и любому ребёнку! Моей маме как‑то сказали мудрую вещь: «Ты берёшь дочь для себя. Не смей говорить ей: “Я подарила тебе нормальную жизнь”, “Да если бы не я, ты бы сгнила в детском доме”, “Да ты мне по гроб жизни должна”». И я согласна с этим. Нельзя так делать.

6. Нужно говорить о проблемах в детских домах и бороться с ними. То, что есть сейчас, — это катастрофа. Детдома переполнены. В некоторых из них издеваются над детьми. Дай бог, если будет хотя бы одна нянечка, которая искренне относится к своей работе и обращается с воспитанниками ласково. Но и остальных можно понять — кто пойдёт работать за копейки? Нужно объединяться и помогать тем, кто так сильно нуждается в поддержке.

7. Пожалуйста, пожертвуйте временем и придите в детдом пообщаться с ребятами. Пофиг на подарки. Им важно простое человеческое общение, понимание того, как это — когда ты не один, когда ты интересен, когда на тебя не ставят клеймо «детдомовский». Нет ничего ценней внимания.

Читайте также 🧐


*Деятельность Meta Platforms Inc. и принадлежащих ей социальных сетей Facebook и Instagram запрещена на территории РФ.

Как написать резюме и найти работу — Карьера на vc.ru

Я не рекрутёр, просто человек который менял работу почти 40 раз, а последние 10 лет нанимаю людей. Так получилось, что помог нескольким друзьям найти работу, хотя самостоятельно у них не получалось. Сейчас для многих эта проблема актуальна, делюсь тем как это сделать.

{«id»:389665,»type»:»num»,»link»:»https:\/\/vc.ru\/hr\/389665-kak-napisat-rezyume-i-nayti-rabotu»,»gtm»:»»,»prevCount»:null,»count»:195}

{«id»:389665,»type»:1,»typeStr»:»content»,»showTitle»:false,»initialState»:{«isActive»:false},»gtm»:»»}

{«id»:389665,»gtm»:null}

24 243 просмотров

Наверное есть исследования, модные подходы, психотехники и новаторские методы. Сразу говорю — ничего из этого мне не знакомо, просто практический опыт. Когда я был наёмным работником, то пытливый ум, жажда нового и алкоголизм — подталкивали меня к частой смене работ. Как-то считал, что-то типа 37 разных мест сменил. Сначала всё подряд, а потом это реклама, маркетинг, руководящие должности. Редко когда искал работу больше недели.

Последние годы это найм, вот буквально недавно закрыл сложную вакансию, полтора месяца ежедневного упорного труда. Такой опыт позволяет взглянуть на резюме и кандидатов с другой стороны.

Мои друзья и знакомые несколько раз обращались ко мне за помощью в поиске работы и удачно её находили, например подруга полтора года не могла устроиться, но изменив подход нашла за месяц, другая знакомая сменила род деятельности в 55. Мне радостно, что у них всё получилось.

Сейчас огромное количество вопросов на эту тему, поэтому чтобы каждому персонально не рассказывать — собрал всё в набор приёмов. Если им следовать — работа найдётся, это как раз те 20% важнейших вещей, которые приводят к 80% успеха.

Неуверенность

Наверное самые неуверенные люди в мире это русскоязычные. Кто сталкивался с индусами, знают — на словах он супер-программист, на деле и одной десятой нет. Вот тут наоборот, как же хорошие специалисты себя гнобят — это какой-то кошмар: «а кому я нужен», «а там у них своих штоль нет», «наверное у меня не получится».

Прекратите себя принижать, прекратите рассказывать «ой, я это не умею», «ой, я тут „плаваю“». Посмотрите на прекрасную картинку — собачка постепенно втянулась, и вы втянитесь:

Трактуйте сомнения в свою пользу: если английский между B1 и B2 — пишем B2. Не надо писать C2, это враньё, но будьте чуть смелее.

Не рассуждать и не думать! Большинство попадают в эту ловушку. Есть цель, есть план — вперёд. Просто делать. Знаете такую штуку как зыбучие пески? Тот кто не задумываясь бежит — спасается, а того кто останавливается и размышляет куда ногу ставить — засасывает.

Ещё одна мысль: российские работники весьма конкурентны на Западе, особенно сейчас. Почему? Готовы работать за любые деньги, лишь бы релоцироваться, лояльны к переработкам и работе во внеурочное время, работали на жёстком конкурентном рынке с высокими стандартами качества. Вы прям находка для всех.

Ещё один момент — собирайте портфолио. Это крайне важно. Портфолио говорит в 100 раз лучше резюме. Некоторые говорят «а мне нечего собирать», это не так, например если Вы маркетолог, то рекламы, скриншоты аналитики, планы, отчёты. Даже у программистов видел интересные портфолио.

Поиск работы — это работа

Часто встречал:

— Ой, я ищу работу уже полгода, ноль предложений или ужасные.
— А как ты ищешь?
— Я разместил резюме на HH.

Это не поиск. Поиск работы или сотрудника это активная деятельность со значимыми KPI. Предлагаю за показатель эффективности брать количество отосланных резюме.

{ «osnovaUnitId»: null, «url»: «https://booster.osnova.io/a/relevant?site=vc&v=2», «place»: «between_entry_blocks», «site»: «vc», «settings»: {«modes»:{«externalLink»:{«buttonLabels»:[«\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c»,»\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c»,»\u041d\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u0417\u0430\u043a\u0430\u0437\u0430\u0442\u044c»,»\u041a\u0443\u043f\u0438\u0442\u044c»,»\u041f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0438\u0442\u044c»,»\u0421\u043a\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u041f\u0435\u0440\u0435\u0439\u0442\u0438″]}},»deviceList»:{«desktop»:»\u0414\u0435\u0441\u043a\u0442\u043e\u043f»,»smartphone»:»\u0421\u043c\u0430\u0440\u0442\u0444\u043e\u043d\u044b»,»tablet»:»\u041f\u043b\u0430\u043d\u0448\u0435\u0442\u044b»}} }

Встаёшь в 8 утра — душ, завтрак, зарядка. В 10:00 садишься искать вакансии и рассылать письма и резюме. И так до 17:00. У всех разная эффективность, ну поставьте себе цель разослать 50–100 резюме в день. Это минимум 250 в неделю и 1000 в месяц.

Пишите, пишите, шлите и откликайтесь без остановки. Это тот самый случай, когда количество переходит в качество. 10 резюме — нет откликов, 100 — отказы, 1000 — офферы. Не можете найти работу — отправьте ещё резюме.

Всю жизнь работал с первыми лицами. У меня был в контактах чувак который всё время матом орал, сектант, обвешанный оружием типчик и т.д. Не надо думать, что вокруг все нормальные. Место найдётся для любого, просто побольше активности.

Пишите всюду: группы Facebook, Телеграм-каналы, любые доски, форумы и что угодно. Нет плохих мест в интернет для вашего резюме. В идеале вы должны заполнить его весь.

Если есть сомнения отправлять куда-то резюме или нет, правильный ответ — отправлять. Повторю мысль из первого раздела — не думайте. Вы резюмерассылательная спамящая машина. Ничего личного, только механическое загаживание просторов сети собой.

Резюме и сопроводительное письмо

Технические моменты:

  • Если на рынке есть стандартные формы для резюме (HH, Linkedin, популярные сервисы) — воспользуйтесь ими, работники кадров любят знакомое.
  • Если есть возможность — избавьтесь в документе от табличек и рамок, они не очень хорошо выглядят. Нужна простая структура.
  • Не используйте doc/docx — выбирайте pdf, это формат для печати, там не будет сюрпризов.

Самое главное — пишите коротко и по делу. Коротко, уберите лишнее, потом посмотрите и сократите в 2 раза. А потом ещё сократите.

Если у вас есть фразы типа «обладаю высокой способностью к обучению и легко налаживаю коммуникацию в коллективе» — вашему резюме место в помойке. Должно быть по делу, а не вот эта чушь.

Как научиться писать резюме и вообще писать? Хорошая новость — эти навыки можно улучшить за 2–3 дня значительно:

  • Прочтите книгу Аластера Кромптона «Мастерская рекламного текста»;
  • Прочтите книгу Максима Ильяхова «Пиши, сокращай»;
  • Всегда пишите план текста;
  • Пользуйтесь сервисом Главред.

Обязательно покажите написанное нескольким друзьям, взгляд со стороны помогает найти слабые моменты и получить хорошие идеи.

Перечитывайте то, что пишите. Это удивительно, но люди обычно не читают то, что написали. Возьмите за правило перечитать 3 раза. И если есть возможность — распечатайте и прочтите. Текст на листе бумаги воспринимается иначе.

Теперь про структуру, обычно резюме пишут так:

  • Даты;
  • Название организации;
  • Набор навыков.

Это не очень интересно работодателю, мне кажется куда привлекательнее строить резюме таким образом:

  • Даты;
  • Название организации;
  • Кейсы, которые были сделаны, показатели.

А навыки, софт-скилы и увлечения разместить в конце. Ведь именно кейсы ключевое, что хочет узнать работодатель. Ну сами подумайте, что привлекательнее:

«Умение работать с рекламным кабинетом Фейсбук, Инстаграм, написание текстов, аналитика рекламных компаний бла-бла-бла.»

За 7 месяцев, увеличил посещаемость сайта на 30% (+100 000 посетителей в месяц), конверсия выросла на 1,5%, средний чек на 1560 ₽.

Ну понятно, да? Решённые задачи с конкретикой куда больше впечатляют, чем общие фразы.

Важный момент в резюме — не показывайте характер и не вываливайте требования. Не надо писать «не готов к командировкам» или «хочу личный кабинет» — резюме это первоначальный контакт, тут ваша задача показать лояльность, условия обсудите при общении, когда вас захотят, пока работодатель не «на крючке» — не надо на него давить.

Сопроводительное письмо писать обязательно. Когда идёт поток резюме, то читают именно их. Если сопроводительное письмо плохое, то до резюме могут не добраться вообще.

Что такое хорошее сопроводительное письмо:

  • У него чёткий и понятный заголовок, что-то типа <Название вакансии> + <Имя фамилия>+<Возможно мотиватор>
  • Не бойтесь быть яркими. Да, кого-то это напугает, но кому-то западёт в душу. В любом случае выделитесь и будете замечены.
  • Персонализируйте. Вы должны дать понять, что пишите именно в эту компанию, а не шлёте одинаковый текст всем подряд.
  • Настаивайте, что хотите работать именно в этой компании и это ваша мечта. «Хочу в команду!», «Хочу работать у вас!» — хорошие слова.
  • Коротко. Максимум 3 абзаца, а лучше один. Если вы перевалили за 1000 знаков — может как-то пересмотреть то, что вы делаете?

Я намеренно не рассматриваю этап собеседований и общения с работодателем. Там уже нужен серьёзный коучинг от психологов, тренеров, работа над собой. Но! Отличная новость — всё решается количеством контактов. Ну не очень хороши вы на собеседованиях, значит их понадобится десять, а не два.

Это базовые вещи. Их достаточно чтобы найти работу. Все кто прикладывают много усилий — решают задачу трудоустройства успешно. Поиск работы это не про то как растёт невиданный цветок, а работодатель радостно его находит и срывает в восхищении, это про то как планомерно и тупо вспахать поле, тогда будет урожай.

Всем удачи друзья, вы лучшие, у вас всё получится!

Анатомия геноцида — Журнал «Холод»

Буча, Ирпень, Гостомель… С позднего вечера 2 апреля, когда в СМИ и соцсетях появились первые фотографии с улиц этих тихих городков, оставленных российской армией, их названия стали синонимом военных преступлений путинской России. Страшные кадры облетели весь мир — десятки расстрелянных жителей на улицах, возле своих домов, во дворах и на тротуарах, некоторые со связанными руками, добитые в голову, другие со следами пыток. Люди, лежащие рядом с велосипедами, расстрелянные на ходу. Рвы, заваленные убитыми людьми, лежащие рядом члены семьи, словно в Бабьем Яре, руки и головы, торчащие из-под земли. Трупы, обложенные автомобильными покрышками — оккупанты, уходя, пытались их сжечь. Многочисленные свидетельства массовых изнасилований женщин. Общее число жертв еще предстоит посчитать. В одной только Буче говорят о 300 погибших. Кровь стынет в жилах и язык немеет при перечислении этих апокалиптических сцен. Остается только библейское «иди и смотри».  

Отдельной строкой надо помянуть Мариуполь. Происходящее в этом городе, что занимает ключевое положение на перемычке между Донбассом и Крымом, уже давно вышло за грань военных преступлений и все чаще называется геноцидом. Это не метафора и не риторический прием — это объективное признание того факта, что Россия поставила своей целью уничтожение полумиллионного города. 

Объектом геноцида может являться не только национальная группа, но любая община, в том числе население города. Пятинедельная блокада Мариуполя и недопуск гуманитарных конвоев отрезали население от воды, продовольствия, электричества, отопления, медикаментов и мобильной связи. «Зеленые коридоры» обстреливаются, эвакуация затрудняется — люди сутками проводят в очередях на выезд без тепла и питания, и в итоге многим так и не удается покинуть Мариуполь. Десятки тысяч жителей насильственно вывозятся в Россию, где попадают в фильтрационные лагеря — это все больше похоже на депортацию. Одновременно появляются свидетельства мародерства, грабежей, изнасилований, немотивированных расстрелов мирных жителей российскими солдатами на оккупированной территории.

Но главный признак геноцида — бомбардировки жилых кварталов и целей, никак не относящихся к власти или к военным объектам, из которых выделяются уничтожение роддома (кадры смертельно раненой роженицы, которая смотрит, уцелел ли в животе ребенок, обошли весь мир) и Мариупольского драмтеатра, в подвале которого укрывались более тысячи женщин и детей — при прямом попадании авиабомбы 300 из них погибли (25 марта горсовет Мариуполя сообщил, что «от очевидцев появилась информация» о гибели около 300 человек в результате удара по Драмтеатру. Однако точные цифры по итогам работы спасателей, разбиравших завалы, до сих пор не обнародованы. — Прим. «Холода»). 

На настоящий момент Мариуполь разрушен на 90%, в нем не осталось ни одного целого здания — он напоминает Ковентри, Сталинград или Дрезден после бомбардировок. Власти города оценивают количество погибших жителей в пять тысяч человек, из которых 210 — дети.

С этими преступлениями будет разбираться международный трибунал. Отдельный вопрос, удастся ли задержать и доставить туда обвиняемых, но суд, несомненно, будет. Однако еще более важный суд должен состояться внутри самого российского общества: трагедия Бучи и Мариуполя, как и вся война против Украины, должна стать предметом хирургической, без наркоза, рефлексии. Предстоит понять, каким образом внутри русской культуры и российского общества зарождается возможность геноцида — потому что невозможно отвернуться от этого абсолютного события, от этой антропологической катастрофы, признать ее внешней, чужой: все это творит российская армия, граждане России, при полном равнодушии подавляющей части российского общества, которое успокаивается иллюзией неведения, обманывается подозрением на фейк или попросту упивается экстазом коллективного одобрения. 

Каким образом социум превращается в фашистскую массу, является ли это крахом, обнулением не только российской цивилизации, но самой русской культуры, если признать, что национальная культура — это не просто абстрактный набор текстов и образов, заученных со школы, а живой процесс (вос)производства народом своих ценностей и символов? Может ли вообще культура что-либо предотвратить своим «гуманистическим пафосом» и «слезинкой ребенка», возможна ли «поэзия после Бучи и Мариуполя»?

Мариуполь. 3 апреля 2022 года. Фото: Reuters/Scanpix

От Грозного до Мариуполя

Военные преступления России не уникальны: в конце концов, на памяти моего поколения были и резня боснийских мусульман в Сребренице, и применение Саддамом химического оружия против курдов в Ираке, и геноцид миллиона тутси в Руанде, и продолжающееся истребление уйгуров в китайском Синьцзяне. Более того, обращаясь к нашей собственной недавней истории, я понимаю, что примерно то же самое, теми же методами делалось в Чечне в 1994-1996 годах (и это тоже была не «война», а «операция по восстановлению конституционного порядка») и в Сирии с 2015 года: бомбардировки гражданских объектов (госпиталь в Алеппо), зачистки сел и жилых кварталов (вспомним чеченские Новые Алды или Самашки, где были расстреляны от 100 до 300 жителей). 

Те преступления прошли по касательной к нашему общественному сознанию, не стали предметом широкого обсуждения, юридической оценки, памяти — точно так же, как забыт миллион афганцев, погибших во время советского вторжения в 1979-1989 годах (некоторые исследователи этой войны оценивают это число в два раза больше. — Прим. «Холода»). И именно поэтому прямая постсоветского тридцатилетия пролегла от Грозного через Алеппо до Мариуполя.

Но все же есть разница. То, что Афганистан, Чечня и Сирия не были отрефлексированы в России как военные преступления, говорит, скорее, о колониализме и расизме россиян: чеченцы и тем более далекие афганцы и арабы были «другие», чужие, и смутное ощущение несправедливости быстро притупилось, стерлось. Украина в этом отношении несравненно ближе, и территориально, и культурно, и по крови. Распространение мобильного интернета и соцсетей стократ приближает события, и украинские масс-медиа также документируют преступления оккупантов. Однако для большей части российского населения все это не является аргументом, они предпочитают не замечать гуманитарной и моральной катастрофы у себя под боком, предпочитая верить фальшивкам российской пропаганды: я полагаю, что проблема не в зомбировании зрителей телевидением, а в осознанной слепоте и глухоте, в фильтрации и вытеснении некомфортной информации. 

В итоге геноцид остается неопознанным для большей части населения России, фашист — это другой (украинец, американец, немец из фильма про войну), а не ты сам, и массовое сознание если и не всегда поддерживает, то нормализует эту войну, делает ее частью повседневности, рутиной. И здесь заключена главная проблема: военные преступления — это не эксцесс, а цивилизационная норма. Так Россия воюет, иначе она не умеет — грязно, кроваво, неразборчиво, с большим количеством трупов. 

Насилие в России практически не имеет правовых и культурных ограничений, оно является окончательным аргументом в стремительно архаизирующейся стране. Физическое или символическое, насилие нормализовано повсюду: в семье и в школе, в армии и в тюрьме, в отношениях родителей и детей, мужчин и женщин, начальников и подчиненных, полиции и граждан. Общество привычно морщится, узнав о новых случаях массовых истязаний в исправительных колониях, СИЗО, да что там, даже в ОВД на соседней улице — и так же привычно об этом забывает. А очередной скандал с публикацией видеозаписей пыток (того же архива Владимира Осечкина), снеся пару голов второстепенных исполнителей, быстро затихает — и пыточная система продолжает цвести под сенью МВД и ФСИН, принося пресловутые «палки» отчетности и очередные звания. 

Трагедия Бучи и Мариуполя — это всего лишь экстраполяция привычек и практик российской машины насилия на население отдельно взятого украинского города, помноженное на смертоносную мощь современного оружия. 

Братская могила в Буче. 3 апреля 2022 года. Фото: Rodrigo Abd, AP/Scanpix

Жизнь — копейка 

В происхождении военных преступлений важна еще одна родовая черта российской цивилизации: тотальное презрение к человеческой жизни. Нигде это не проявилось так отчетливо, как в пандемию коронавируса в 2020-2021 годах. 

Ковид показал в России две вещи. С одной стороны, неумение и нежелание власти бороться с пандемией. Репрессивный и надзорный аппарат, отстроенный за последние годы для борьбы с инакомыслием и массовыми протестами, никак не был задействован на санитарно-эпидемическом фронте: за исключением жесткого карантина в Москве в марте 2020 года (который, по всей видимости, был личной инициативой мэра Сергея Собянина) и эпизодических показательных рейдов полиции, в России не была внедрена жесткая политика ношения масок и соблюдения социальной дистанции, кампания вакцинации была попросту провалена, несмотря на раннюю доступность дешевой и эффективной отечественной вакцины, а меры по поддержке населения и бизнеса были смехотворно малы.  

С другой стороны, стоическое безразличие к своей жизни и здоровью показало население, отличившееся самыми высокими в мире уровнями ковид-диссидентства, ковид-конспирологии и антивакцинаторства, а также тотальным небрежением граждан к санитарным и противоэпидемическим мерам. Речь идет о своеобразном фатализме россиян («кому суждено умереть — умрет»), о русской склонности к риску («куражу»), о низкой ценности жизни в стране. 

Истоки этого можно искать во многих веках рабства (своим телом не распоряжался не только крепостной, но и помещик, обязанный государю своей жизнью и имением, — отсюда, по Лотману, и культура дуэлей и карточной игры у русского дворянства), в военно-колониальном характере государства, в полицейско-репрессивном режиме и практиках повседневного насилия… Эти социокультурные предпосылки привели к тому, что в России сложился уникальный общественный договор: «пофигизм» начальства, быстро сообразившего, что люди готовы смириться с плохой доступностью медицинских услуг и с высокой смертностью, лишь бы не трогали их привычный образ жизни, пересекся с «пофигизмом» среднего россиянина, и итогом стала рекордная среди развитых стран избыточная смертность. 

Подобное наплевательское отношение было перенесено Россией и на эту войну — и по отношению к жизням гражданского населения, и по отношению к собственной армии, которая, как и в Чечне много лет назад, бездумно бросается в кровавую мясорубку, расстреливается в колоннах на марше, загоняется на танках и бронемашинах в гущу городской застройки, где подбивается и сгорает заживо в своих железных коробках. Чего стоит одна только Чернобаевка, поселок под Херсоном с населением в 16 тысяч человек, где расположен стратегически важный для российской группировки аэродром: российская армия брала и оставляла его уже 14 раз (об этом говорят украинские власти, но Минобороны России после своего сообщения от 27 февраля о взятии аэродрома не комментировало информацию о боях за аэродром с украинскими военными. — Прим. «Холода»), потеряв, по сведениям украинской стороны, до 50 вертолетов, 100 танков и множество солдат и офицеров, включая двух генерал-лейтенантов. 

Чернобаевка уже стала мемом в Украине, синонимом российских военных неудач, бездарности командования и безразличия к потерям. Сколько таких историй нам известно по Великой Отечественной — от «невского пятачка» под Ленинградом, где положили до четверти миллиона советских солдат (в 1960-е газета «Правда» написала о 200 тысячах погибших на Невском пятачке, однако в 2000-е российские историки и комитет ленинградских ветеранов дали другие оценки — от 50 до 68 тысяч погибших. В 2019 году в книге музея-заповедника «Прорыв блокады Ленинграда» потери оценивались в 110-120 тысяч человек. — Прим. «Холода»), до безрассудного лобового штурма Жуковым Зееловских высот под Берлином, — и сегодня все повторяется в абсурдной и кровавой войне России в Украине.

И в этом смысле геноцид в украинских городах закономерен, это логичный и страшный итог последнего тридцатилетия. Он показывает всю глубину разложения власти, армии и общества в России: моральный распад и профессиональную деградацию, коррупцию и воровство, культ силы и низкую ценность жизни, конформизм и равнодушие в обществе — все это проявилось не только в самом факте преступной войны, но и в тех варварских методах, которыми она ведется.

Не приведи бог видеть «русский мир», бессмысленный и беспощадный. Поминальным колоколом по нему теперь звучит: Буча, Ирпень, Гостомель, Мариуполь.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Сергей Медведев — профессор Свободного университета (Москва), ведущий программ радио «Свобода», писатель, автор книг «Парк Крымского периода» и «Человек бегущий».

Фото на обложке: Zohra Bensemra, Reuters/Scanpix

Азербайджан объявил в международный розыск участника политических передач на Первом канале: 01 апреля 2022, 07:24

Генеральная прокуратура Азербайджана объявила в международный розыск российского депутата, частого гостя различных политических программ на российских телеканалах Михаила Делягина, сообщает Tengrinews.kz со ссылкой на «Коммерсантъ».

По данным пресс-службы ведомства, против депутата возбуждено уголовное дело по четырем статьям, включая «Открытые призывы к развязыванию агрессивной войны» и «Терроризм с применением огнестрельного оружия».

Дело было возбуждено после того, как в эфире «России 1» депутат осудил действия Азербайджана в Нагорном Карабахе и провел в своем Telegram-канале опрос об отношении подписчиков к возможности нанесения ударов по объектам азербайджанской нефтяной инфраструктуры.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков призвал Делягина контролировать свои эмоции и не выступать с недружественными высказываниями в адрес страны, являющейся партнером России. Он также подчеркнул, что «это заявление никоим образом не соответствует и не может соответствовать официальной линии РФ».

Сам депутат в своем Telegram-канале заявил, что к бомбардировкам Азербайджана не призывал, а его слова «исказили до неузнаваемости».

Он принес извинения всем, кто испытал «негативные эмоции после его слов», и заверил, что его «личное эмоциональное заявление» не имеет отношения к позиции его партии.

По мнению азербайджанского политолога Ильгара Велизаде, уголовное дело против российского депутата стоит воспринимать как «точечную меру», а не как сигнал в адрес России в целом.

Скорее «это сигнал Делягину и тем депутатам и общественным деятелям в России, которые вопреки здравому смыслу и интересам России на Кавказе способствуют распространению негативного отношения к России», считает эксперт.

«К сожалению, таким людям предоставляется площадка на государственных каналах, что в итоге служит негативным фоном для двусторонних отношений», — отметил Велизаде.

Как прочитать чужую переписку ВК без программ. Мифы и факты

Давно мечтали за кем-нибудь понаблюдать? Ищете способ прочитать чужую переписку ВК без программ?

Наверное, вы не раз слышали о слежке за телефоном, о том, как просматривать чужие сообщения. ВК — популярная социальная сеть среди молодежи. Все уже прекрасно знают, что дает эта сеть, но вряд ли вы знаете, с кем и о чем могут общаться наши родственники, дети и друзья.

 

Читать чужое без программ. Мифы и факты

Всем понятно, что без «предупреждающего сообщения» взлом чужой страницы просто невозможен. Прежде чем читать сообщения в ВК друга/подруги, супруга или вашего ребенка, вам необходимо зайти на страницу, написав пароль и логин. Допустим, вы знаете и пароль, и логин, но если вы зашли на страницу с другого устройства, то владельцу сразу же придет уведомление о том, что на страницу кто-то зашел.Так как же этого избежать, как остаться незамеченным?

Не вешайте нос, есть способ читать чужие СМС в контакте. Reptilicus App — Надежное, проверенное временем, универсальное приложение. Обладает огромным функционалом. Позволяет взломать чужую переписку ВКонтакте, даже если на телефоне нет Root-прав. С его помощью вы можете:

  • читать текстовые сообщения;
  • прослушивание голосовых сообщений;
  • посмотреть полученные фотографии;
  • получать скриншоты экрана телефона во время переписки в ВК;
  • Получать нажатия клавиш при наборе сообщений
  • получать уведомления от ВКонтакте, которые приходят на телефон;
  • и многое другое.

Устанавливается на телефон или планшет Android. Для компьютеров и ноутбуков Windows есть своя версия приложения Reptilicus, о которой вы можете либо прочитать на сайте, либо узнать у наших онлайн-консультантов.

 

Но почему именно мы?

Мы занимаемся этим более 7 лет и постоянно стремимся к лучшему и удобному для вас. Работаем на результат, на ваши положительные отзывы. «Как посмотреть сообщение друга в ВК?» Наши пользователи знают ответ на эти и многие другие подобные вопросы.У всех один ответ — нужно скачать Reptilicus!

А чтобы самому узнать как просматривать чужую переписку, советуем прочитать руководство по установке приложений. Не бойтесь скачать и установить приложение. Мы даем возможность попробовать наше приложение сами. Денег за тестирование с вас никто не возьмет, оно абсолютно бесплатное!

Если вы ищете способ прочитать чужую переписку ВК без программ, то советуем вам оставить эти попытки.Вы только потеряете время (возможно друзей, если придет уведомление).

 

На ваши вопросы ответят наши консультанты!

 

Похоже, WhatsApp готов ограничить скорость распространения сообщений, чтобы уменьшить дезинформацию

Было бы сложно разработать социальную платформу, более оптимизированную для распространения дезинформации, чем WhatsApp. Каждая из его лучших особенностей — частная! огромный масштаб! 1-к-1 и 1-ко-многим! бесплатно! — имеет соответствующий недостаток.Сквозное шифрование является преимуществом для безопасности, но делает невозможным отслеживание того, как дезинформация распространяется по системе — ни для сторонних наблюдателей, ни для самого WhatsApp, принадлежащего Facebook. Для торговцев фейковыми новостями огромные масштабы WhatsApp делают его привлекательным, бесплатность делает его доступным, а то, что он доступен как «один к одному» (чаты), так и «один ко многим» (группы), делает его мощным. WhatsApp был очень хорош в устранении разногласий при обмене сообщениями, но настолько хорош, что устранил разногласия и для недобросовестных участников.

Это сочетание характеристик привело к тому, что его обвиняют, по крайней мере частично, в различных грехах, связанных с подстрекательством: линчеватели в Индии, паника в связи с блокировкой в ​​Австралии и сожжение людей заживо в Мексике.

WhatsApp предпринял множество шагов, чтобы решить эти проблемы, обычно после того, как внимание всего мира привлекло конкретное возмущение. Возможно, самой символичной страной является Бразилия, где WhatsApp используется почти повсеместно (80% взрослых используют его больше, чем любую другую платформу), а его недавняя история тревожна. Это была огромная платформа для дезинформации на президентских выборах в Бразилии в 2018 году, на которых победил маргинальный кандидат Жаир Болсонару. Опрос показал, что сторонники Болсонару почти в два раза чаще используют WhatsApp для получения новостей, чем сторонники его оппонента.И сообщения, проходящие через платформу, имели решительный уклон:

.
Ложные слухи, фальсифицированные фотографии, вырванные из контекста видео и аудиообманы стали оружием кампании, распространяясь на платформе без возможности отслеживать их происхождение или полный охват.

Многие из подделок изображают Хаддада коммунистом, чья Рабочая партия превратит Бразилию в еще одну Кубу, склонит детей к гомосексуализму и планирует фальсифицировать машины для голосования.

Вот что обнаружило одно академическое исследование:

Из выборки из более чем 100 000 политических изображений, которые распространялись в этих 347 [общедоступных группах WhatsApp], мы выбрали 50 наиболее широко распространяемых.Они были проверены Agência Lupa, ведущей бразильской платформой для проверки фактов.

Восемь из этих 50 фотографий и изображений были признаны полностью фальшивыми; 16 были реальными изображениями, но использовались вне их первоначального контекста или были связаны с искаженными данными; четыре были необоснованными заявлениями, не основанными на заслуживающем доверия общедоступном источнике. Это означает, что 56 процентов самых популярных изображений вводили в заблуждение.

Только 8 процентов из 50 самых популярных изображений были признаны полностью правдивыми.

Подавляющее большинство ложной информации, распространенной через WhatsApp в Бразилии во время президентских выборов, благоприятствовало ультраправому победителю Жаиру Болсонару, как показывает анализ данных Guardian…

В выборке из 11 957 вирусных сообщений, переданных в 296 групповых чатах на платформе обмена мгновенными сообщениями в период проведения кампании, примерно 42% материалов правого толка содержали информацию, признанную фактчекерами ложной.Менее 3% левых сообщений, проанализированных в исследовании, содержали внешне подтвержденную ложь.

Цифры свидетельствуют о том, что распространение фейковых новостей было крайне асимметричным, что составляло большую часть контента, распространяемого сторонниками Болсонару и среди них в WhatsApp.

Почти половина постов правых, отмеченных фактчекерами, «упомянули вымышленный заговор с целью мошеннического манипулирования системой электронного голосования, повторяя теории заговора, продвигаемые командой Болсонару, и подвергая сомнению демократический процесс.(Звучит знакомо, американцы?)

Как ответил WhatsApp? Ограничивая количество пересылаемых сообщений, которое могут делать бразильские пользователи WhatsApp. Первоначально пользователи могли пересылать сообщения до 256 групп одновременно ; это число было сокращено до 20 в 2018 году и до 5 в 2019 году, что впервые было опробовано после насилия со стороны индийской мафии. В 2020 году лимит снизился до 1, но только для сообщений, которые уже были переадресованы пять и более раз.

Все эти действия ограничили возможность человека рассылать одно сообщение во многие сообщества — и, похоже, это помогло уменьшить количество дезинформации.К 2020 году WhatsApp может объявить, основываясь на внутренних данных, что распространение «быстро пересылаемых» сообщений сократилось на 70%.

(Конечно, из-за того, что они зашифрованы, нет никакого способа узнать, являются ли «высоко перенаправленные» сообщения дезинформацией или нет. Некоторые JPEG-изображения совершенно правдивых котят, без сомнения, также были ограничены в процессе. Но, как выразился WhatsApp PR : «Все ли переадресации плохие? Конечно, нет… Тем не менее, мы наблюдаем значительное увеличение количества переадресаций, которые, по словам пользователей, могут казаться чрезмерными и могут способствовать распространению дезинформации.Мы считаем, что важно замедлить распространение этих сообщений, чтобы WhatsApp оставался местом для личного общения».)

А сейчас ограничения, видимо, ужесточаются. Новостной сайт, освещающий WhatsApp, WABetaInfo — везде есть нишевые рынки! — заметил это на выходных в бета-версии, выпущенной для iOS, после того, как ранее заметил это в бета-версии для Android.

Как видно на этом снимке экрана, больше нельзя пересылать переадресованные сообщения более чем в один групповой чат одновременно, и это дополнительный способ ограничения спама и дезинформации.Новые правила пересылки сообщений применяются только к уже переадресованным сообщениям.

Это будет означать, что ограничения, ранее наложенные на «часто пересылаемые» сообщения, теперь будут применяться к любым ранее переадресованным сообщениям.

Это, конечно, только бета-версия, то есть функция может измениться (или исчезнуть) до того, как она будет доступна для всех пользователей. (Я связался с WhatsApp, чтобы запросить любую дополнительную информацию, и представитель сказал, что ему нечего рассказать о бета-функциях.) Но я ожидаю, что это ограничение будет иметь эффект, аналогичный предыдущим, уменьшая форварды и, следовательно, дезинформацию (а также видео с милыми котиками).

Обратите внимание, что это изменение не ограничивает чью-либо способность пересылать сообщение множеству различных групп. Это просто делает его сложнее , заставляя вас пересылать каждому по отдельности, а не всем одним нажатием. Это добавляет трения.

Большая часть славы в Интернете была о уменьшении . Вы могли бы пойти в местную библиотеку, чтобы узнать высоту Эмпайр Стейт Билдинг, но гораздо проще проверить Википедию.(Высота крыши 1250 футов, 1454, если считать антенны.) Вы могли бы узнать, на ком женился ваш школьный фаворит, но Facebook упрощает эту задачу. Вы могли высказывать свои мысли о политике перед потенциальной массовой аудиторией, но обычно для этого требовалось купить печатный станок или дать интервью по телевидению. Блоги, а затем и социальные сети сделали это почти без трения.

Но примечательно, как много попыток справиться с дезинформацией (и улучшить гражданскую информацию в более широком смысле) направлены на намеренное усиление трений.Хотите рассказать своим друзьям на Facebook о том, что доктор Фаучи — криптонацист, стремящийся убить всех ваших детей? Facebook теперь может выводить предупреждение, которое сообщает вам, что то, что вы считаете неверным. Возможно, вы по-прежнему сможете опубликовать его, но это добавит неудобств, поскольку вы не будете показывать его стольким своим друзьям, как обычно. Хотите процитировать-твитнуть статью, которую вы еще не читали? Твиттер может мягко спросить, не хотите ли вы сначала перейти по ссылке — хотя это не остановит вас, если вы этого не сделаете.

Конечно, будут споры о том, какие правильные трения добавить, а какие могут быть слишком обременительными или слишком ограничивающими определенные мнения или действия.И не все трения работают так, как вы надеетесь, что требует большого количества тестов и данных. Но ограничения, такие как WhatsApp, имеют то преимущество, что они нейтральны к содержанию, а также соответствуют ДНК приложения как более личной, менее широковещательной платформы для чата. Среди всех дебатов о деплатформировании, в которых, как правило, участвуют отдельные пользователи, часто со своими собственными фан-базами, хорошо также освободить место для большего количества структурных изменений внутри платформы, которые могут подойти к проблеме с другой точки зрения.

Почему России может быть трудно сохранить свой цифровой железный занавес

Риши Айенгар, CNN Business

14 марта, в тот же день, когда Россия запретила Instagram, российский технический предприниматель Александр Зобов объявил, что скоро запустит локальную версию популярного приложения для обмена фотографиями и видео под названием Rossgram.

Зобов и его команда «были заранее готовы к такому исходу событий и решили не упускать возможности создать российский аналог популярной и любимой нашими соотечественниками социальной сети», — написал он в посте на русском социальная сеть ВК. Он добавил, что план состоял в том, чтобы запустить его к концу марта для «партнеров и ведущих блоггеров» и в апреле для всех остальных.

Две недели спустя Rossgram поделился обновлением на своем канале в Telegram, в котором сообщил потенциальным пользователям, что приложение проходит «внутреннее тестирование», и предупредил их, что любые предложения загрузить Rossgram исходят от «мошенников».

Запуск еще не завершен. «Продукт находится в стадии разработки. Пока рано говорить о запуске», — сказал Зобов CNN Business в письменном ответе на русском языке через представителя. По его словам, в настоящее время основное внимание уделяется обеспечению безопасности данных и работоспособности для «ожидаемых растущих нагрузок», когда они в конечном итоге станут общедоступными. «Мы не хотим выпускать сырой продукт», — добавил Зобов, заявив, что Росграм уже получил «сотни тысяч» заявок.«Слишком большая ответственность».

Некоторые наблюдатели за Россией скептически относятся к тому, что новая платформа может добиться массового успеха. «Это не шутка в буквальном смысле, но этого никогда не произойдет», — сказал CNN Business Ян Гарнер, историк и переводчик российской военной пропаганды. «Это одна из тех патриотических идей, которые выбрасывает какой-нибудь смелый молодой предприниматель во время кризиса».

Очевидные задержки запуска Rossgram и нехватка других заметных российских конкурентов Instagram резко контрастируют с такими странами, как Индия, где запрет китайских приложений, включая TikTok, и напряженность в отношениях правительства с Twitter за последние пару лет быстро привели к множество местных альтернатив этим услугам.Это также подчеркивает более широкие препятствия, которые российский технологический сектор должен преодолеть, чтобы построить автономный интернет, не зависящий от западных платформ. Российское правительство пыталось прорваться в течение многих лет, но эти усилия были еще более ускорены войной России с Украиной и вытекающим из этого бегством и подавлением крупных технологических компаний США.

В течение нескольких недель российские граждане лишились доступа к целому ряду сервисов, включая Facebook, Instagram, Spotify и Netflix — либо из-за запретов правительства, либо из-за решений компаний.На их месте осталась лоскутная цифровая экосистема некоторых популярных местных сервисов в различных состояниях внутренней неразберихи; новая альтернатива Rossgram, которая еще не запущена; и редкий оставшийся западный сервис, такой как WhatsApp, который продолжает работать, даже несмотря на то, что его дочерние платформы Instagram и Facebook запрещены.

Постоянная доступность WhatsApp, в частности, может также указывать на суровую реальность для российского правительства, по мнению тех, кто отслеживает интернет-рынок страны: быть сложными только тогда, когда не так много очевидных альтернатив для их замены.

Российская технологическая экосистема

В течение многих лет российский интернет имел атрибуты как востока, так и запада. Но теперь, когда Россия поднимает цифровой железный занавес и резко поворачивает к гораздо более ограниченной интернет-модели Китая, она делает это, не имея такой же надежной интернет-экосистемы и технологической экосистемы, как в этой стране.

Благодаря технологическим гигантам, таким как Tencent, Weibo и Alibaba, и обширному аппарату цензуры, известному как Великий брандмауэр, Китай построил процветающую цифровую экосистему без таких компаний, как Google, Facebook и Amazon. Китай также разработал собственные версии технологий, таких как 5G и искусственный интеллект, которые могут конкурировать с США. Ситуация в России другая.

«Рынок Китая намного больше, что, вероятно, облегчает им самодостаточность», — сказала Джоанна Шостек, преподаватель политических коммуникаций в Университете Глазго, Шотландия, чьи исследования сосредоточены на России и Украине. «Интернет в Китае был изолирован с самого начала; для россиян новая изоляция будет восприниматься скорее как потеря и разрушение.

В России действительно созданы отечественные технологические компании, такие как ВКонтакте, крупнейшая российская социальная сеть, и Яндекс, чьи услуги включают популярную поисковую систему и платформу для заказа такси. Но эти компании меньше и также находятся под давлением глобальных санкций против России из-за вторжения на Украину, учитывая их зависимость от западных фирм в отношении ключевой инфраструктуры.

«Ряд компаний из США, Великобритании, ЕС и других стран сообщили, что в настоящее время они приостанавливают поставки и обслуживание клиентов в России, что может повлиять на нас в будущем, если мы не сможем найти альтернативные источники», — Яндекс. Об этом говорится в заявлении CNN Business.«Но на данный момент наши нынешние мощности центра обработки данных и другие технологии, критически важные для работы, позволяют нам продолжать работать в обычном режиме».

Генеральный директор компании Елена Бунина подала в отставку в начале этой недели — за две недели до истечения срока ее пребывания у руля. Яндекс не назвал причину ее отставки, назвав ее «личным решением». Технологическая фирма ранее предупреждала, что обвал российского финансового рынка из-за западных санкций может помешать ей выплатить свои долги.

Между тем, Владимир Кириенко, генеральный директор материнской компании ВКонтакте, находится среди лиц, попавших под санкции правительства США. А в прошлом месяце голландская инвестиционная компания Prosus объявила, что спишет свои инвестиции в VK на сумму около 700 миллионов долларов, и попросила своих директоров в совете директоров уйти в отставку.

Хотя обе компании имеют десятки миллионов пользователей в России, то же самое можно сказать и о крупных технологических платформах США. Яндекс обрабатывает около 60% поискового интернет-трафика в России. ВКонтакте, который не ответил на запрос о комментарии, сообщил 72.5 миллионов активных пользователей в месяц в последнем квартале 2021 года. Для сравнения, у Instagram 51 миллион пользователей, у WhatsApp — 67 миллионов пользователей в стране, а у YouTube — 76 миллионов, согласно оценкам Insider Intelligence.

Задача по укреплению технологической экосистемы страны может быть осложнена только тем, что эксперты по России называют коррупцией и некомпетентностью в российском правительстве, а также тем, что технические таланты бегут из страны.

«Многие ИТ-специалисты сейчас покидают страну, — говорит Мариэль Вийермарс, доцент кафедры кибербезопасности и политики Маастрихтского университета в Нидерландах, чья работа посвящена российской интернет-политике.«За последние несколько лет мы уже видели довольно большое количество людей, эмигрировавших … теперь это снова набирает обороты».

Российское правительство ранее предлагало налоговые льготы для поддержки отечественных технологических компаний и привлечения в страну специалистов из-за рубежа. 4 апреля Минпромторг страны заявил, что обсуждает дополнительные программы льгот для таких работников.

«Это еще одна очень очевидная уязвимость, утечка мозгов, которая также действительно повлияет на их потенциал», — добавил Вийермарс.

Дилемма WhatsApp

Несмотря на то, что Россия расправляется с западными платформами, с некоторыми она воздерживается.

YouTube и WhatsApp до сих пор избегали российских запретов, даже несмотря на то, что Facebook и Instagram — оба принадлежат материнской компании WhatsApp Meta — были заблокированы за размещение того, что российское правительство назвало «экстремистским» контентом. Российский регулятор телекоммуникаций заявил, что решил оставить WhatsApp онлайн, потому что это служба обмена частными сообщениями и не участвует в публичном распространении информации.Но некоторые эксперты говорят, что свою роль могла сыграть и популярность приложения среди россиян.

«Каждый раз, когда вы блокируете, особенно популярный ресурс, это означает, что вы создаете неудобства», — сказал Вийермарс. «В этом случае, блокируя Instagram, они создают очень большие неудобства, поэтому одновременно блокировать WhatsApp может быть слишком много».

Запрет YouTube может оказаться еще более сложным. Сервис потокового видео, принадлежащий Google, является самой популярной онлайн-платформой в России и занимает уникальное место в онлайн-экосистеме страны.

«YouTube является наиболее широко используемой из всех западных платформ в России, и ее нелегко заменить», — сказал Шостек, добавив, что «есть другие платформы видеохостинга, но не с таким масштабом и спектром контента. ”

И не только россияне являются заядлыми пользователями YouTube, но и Российское государство. «Это очень важный инструмент пропаганды, особенно для молодого поколения, которое может не смотреть обычное телевидение», — сказал Вийермарс.

Широта услуг Google, используемых в России — от просмотра веб-страниц до карт — также может служить своего рода сдерживающим фактором.«Если вы пойдете за Google, то ваш доступ к другим сервисам Google в какой-то момент также может быть ограничен, — сказал Вийермарс, — и это может стать очень проблематичным, потому что Google по-прежнему во всех формах интегрирован в большую часть цифровой инфраструктуры в России. ”

Но YouTube и Google не были полностью освобождены от контроля со стороны российского правительства. За последние недели компания уже получила несколько предупреждений от российского телекоммуникационного регулятора Роскомнадзора. В четверг регулятор объявил о запрете всей рекламы Google в России, хотя компания уже прекратила рекламу в России в прошлом месяце.

WhatsApp отказался комментировать эту историю, а Google не ответил на запрос о комментарии.

Если Россия введет полный запрет на западные технологические платформы, россияне, привыкшие использовать эти платформы, вероятно, найдут способы продолжить это делать — о чем свидетельствует недавний всплеск загрузки в России приложений виртуальной частной сети (VPN), которые позволяют пользователям для обхода интернет-ограничений.

«Миллионы россиян скачали VPN.Поэтому мы можем ожидать, что некоторые люди будут продолжать их использовать», — сказал Шостек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Закрыть
Menu