Мем люди: Лучшие мемы уходящего 2021 года: топ мемов | 74.ru

Содержание

Что за мем Люди меняются и откуда он пошёл

Пользователи Сети запустили новый шаблон для глубокомысленного мема «Люди меняются». С помощью блёкнущих картинок и каламбуров они показывают, как в современном мире происходит изменение значения слов.

В конце января 2022 года по соцсетям разошёлся мем «Люди меняются», который изначально высмеивал в каламбурах созвучные слова. Одной из первых шаблон опубликовала пользовательница твиттера с ником отсутствие воздуха. (@charlie_pevensi). В своём меме девушка показала, как «измельчал» император Наполеон Бонапарт, чьё имя теперь ассоциируется с тортом.

отсутствие воздуха.

Пользователи соцсети подхватили идею авторши, превратив шаблон в новый тренд. Так появился мем об изменении значения слова «цезарь», слыша которое, люди в первую очередь вспоминают салат.

снег

Пользовательница твиттера Victoria’s wife пошутила о истинной личности Человека-паука, которая после фильма «Человека-паука: Нет пути домой» стала загадкой из-за появления в картине сразу трёх Пауков.

Victoria’s wife

Вскоре мем стал сложнее — авторша шутки °Плакса Мирта° (@MoaningMirtA) создала мем о британской рок-группе Queen, название которой переводится как «королева». Так молодая королева Елизавета превратилась в рокеров.

°Плакса Мирта°

Другой пользователь твиттера вспомнил героя по имени Яго из трагедии Уильяма Шекспира «Отелло». Тёзка-попугай из мультфильма «Алладин» в шутке автора оказался популярнее.

отдельный вид искусства

Автор мема с ником движение вниз (@izzzum) встроил в шаблон мема героя произведения Франца Кафки «Превращение». Персонаж изменился повести в прямом смысле — он превратился в жука.

движение вниз

В другом меме автор использовал не каламбур или пароним, а внешнюю схожесть героя игры Genshin Impact Тартальи с певцом Эдом Шираном.

∘ 𝙻𝚊𝚍𝚒𝚎𝚜𝚕𝚘𝚟𝚎𝚕𝚊𝚗𝚌𝚎 ☆| дождалась сяо

Под прицел мемоделов попал персонаж из аниме «Тетрадь смерти», чьё прозвище — Лайт (от англ. light — «свет»). В шутке он изменился настолько, что стал лампочкой.

квакша

Пользователь твиттера гротеск (@st_grotesque) сделал мем, в котором соотнёс бывшего главу правительства СССР Никиту Хрущёва с типовым домом, названным в его честь, — хрущёвкой.

гротеск⛩

Шаблон для мема «Люди меняются» основан на каламбурах, высмеивании созвучия и параллельных смыслов многих слов. У многих из них, например «наполеон» или «цезарь», изначальное значение отошло на второй план, что наглядно показывает смену смыслов и преемственность современной культуры.

Ранее Medialeaks рассказал, как фраза «Когда я умру, не приходите к моей могиле» стала способом высмеять излишний драматизм.

Как мем Люди, которые знают с отцом из Суперсемейки переродился в новый формат

У мема «Люди, которые знают, и люди, которые не знают» с отцом из «Суперсемейки» открылось второе дыхание, и теперь на фотожабах неоднозначные кадры, смысл которых понимаешь не сразу, показывают другие персонажи. Среди них Райан Гослинг с перебитым носом, суровый Леонид Каневский и герой нашумевшего корейского сериала «Игра в кальмара».

В начале сентября 2021 года в Сети стал вируситься мем с отцом из «Суперсемейки», мистером Исключительным. Medialeaks подробно сообщал историю фотожабы, с помощью которой пользователи Сети рассказывали о неловких ситуациях и неоправдавшихся ожиданиях.

Например, услышать «упс» от учителя не так страшно, как от хирурга или ядерного физика. И лицо грустного мистера Исключительного идеально отображает ощущения, когда возглас произносят врач или учёный.

Говорить «упс», будучи учителем. Говорить «упс», будучи хирургом. Говорить «упс», будучи ядерным физиком.

Источник: Know Your Meme

Мем с грустным мистером Исключительным буквально заполонил социальные сети, но в конце сентября он стал появляться в интернете в изменённом формате. На картинке появилась подпись «Люди, которые знают, и люди, которые не знают». С её помощью мемоделы показывали невинное изображение, таящее в себе неожиданный смысл. Например, на одной из фотожаб изображена Медуза Горгона, которая известна тем, что превращает в камень того, кто посмотрит на неё.

Те, кто знает, и те, кто не знает.

Мем из твиттера

Но куда чаще изображение использовалось для шуток о различных сюжетах — в кино, аниме, играх и сериалах, ведь безобидные кадры часто оказывались чем-то травмирующим. В начале октября мем пережил перерождение и немного сменил формат. Вместо лица героя из «Суперсемейки» на кадре появлялись иные персонажи. Например, актёр Райан Гослинг: слева изображен кадр из мюзикла «Ла-ла-лэнд», а справа — из фильма «Бегущий по лезвию 2049».

На одной картинке Гослинг выглядит аккуратно, на другой он с перебитым носом и выражением отчаяния в глазах. А негативная реакция последовала на признание в любви одной из героинь фильма «Бегущий по лезвию 2049». Мем появился в телеграм-канале Academy of Wasted Cinematographists.

Я люблю тебя. Люди, которые не знают. Люди, которые знают.

Мем с Райаном Гослингом

А в телеграм-канале kerbalthoughts появился мем с Леонидом Каневским, ведущим передачи «Следствие вели». Он рассказывал про чехословацкие фломастеры, о которых мечтали дети из СССР. Шутка основана на вирусном меме, как Каневский, рассказывая о фломастерах, якобы заявил, что их воткнули в тело мёртвого человека. Именно поэтому «люди, которые знают» понимают, какой подвох таил в себе этот кадр.

Вот, например, чехословацкие фломастеры — мечта каждого советского ребёнка. Люди, которые не знают. Люди, которые знают.

Мем с Леонидом Каневским

В Сети стал популярным и мем с эпизодом из корейского сериала «Игра в кальмара», о котором ранее рассказывал Medialeaks. На фотожабе из Reddit главный герой Ги Хун улыбается, вероятно, не зная, что за игра «Красный свет, зелёный свет» его ждёт. На соседнем кадре его лицо искажено гримасой ужаса, ведь он уже в курсе, какие испытания предстоит пережить.

Кукла на картинке только выглядела безобидно, на самом деле оказалось, что это настоящий робот-убийца. Подробнее о жуткой фигуре можно прочитать в материале Medialeaks.

Люди, которые не знают. Люди, которые знают.

Мем с Гин Ху из «Игры кальмаров»

Также на Reddit появился и мем, посвящённый аниме-сериалу «Убей или умри». На картинке героиня Сацуки принимает ванну, но в один момент её мать совершает непристойные действия по отношению к девушке. Люди, смотревшие шоу, с грустью смотрят на героиню, попавшую в крайне неловкую ситуацию.

Люди, которые не знают. Люди, которые знают.

Мем из аниме «Убей или умри»

Теперь у пользователей Сети, которые захотят рассказать о том или ином грустном факте, есть возможность выбирать не только из мемов с мистером Исключительным, но и из картинок с новыми персонажами.

Мем про тезок собрал сотню Джошей на «великую битву»: Происшествия: Из жизни: Lenta.ru

The greatest battle of all time

FordGTStronk

В американском штате Небраска на «великую битву» собрались сотни людей с именем Джош. Грандиозная баталия произошла после того, как Джош Суэйн (Josh Swain) собрал группу полных тезок в чате в Twitter. Об этом сообщает телеканал ESPN.

Молодой человек предложил участникам сразиться за право носить это имя и дал год на подготовку. 24 апреля 2021 года Джоши собрались в городе Линкольн, трансляция мероприятия велась на YouTube.

Материалы по теме:

Бой велся нудлами — полиэтиленовыми палками для плаванья, а на поле вышли люди в костюмах от Человека-паука до джедая с Чубаккой, и все Джоши. Зрители держали плакаты с надписями «Давай, Джош! Побей Джоша!» и «Я за Джоша». Некоторые даже сделали футболки «Я люблю Джоша».

Автор мема и организатор «великой битвы» Джош Суэйн вышел на дуэль с другим Джошем Суэйном, чтобы сразиться в «Камень, ножницы, бумага». Выиграл Джош Суэйн.

Победу одержал пятилетний Джош Винсон-младший из Линкольна, его короновали бумажной короной из ресторана Burger King, и юный победитель пообещал сразиться с каждым.

Организатор признался, что не ожидал такого ажиотажа и был уверен, что он будет в одиночестве. На мероприятии молодой человек собрал около 10 тысяч долларов на благотворительность, которые передаст детскому госпиталю.

В апреле 2020 года в интернете появился мем, где Джош Суэйн создал беседу с другими Джошами, в которой призвал всех на битву и указал координаты, где она состоится. По условиям соревнования, победитель оставит себе свое имя, а остальные должны будут его сменить. Одно время скриншот из чата, где состояли только Джоши, был популярен, но вскоре забылся. О нем вспомнили, когда подошло время «великой битвы», и организатор напомнил о своем предложении.

Ранее морской инженер из Индии Саддам Хусейн, однофамилец казненного президента Ирака, сменил имя из-за того, что ему отказали в трудоустройстве более 40 раз.

Андрей Дмитриев: Я придумал себе мем, что я – лирический поэт, который пишет прозу, потому что не умеет писать стихи | Программа: Фигура речи | ОТР

Николай Александров: Роман Андрея Дмитрия «Этот берег» вышел в издательстве «Время». И он уже попал в шорт-лист премии «Большая книга», то есть это один из претендентов на главную литературную российскую премию.

Андрей Дмитриев сегодня у нас в гостях. Андрей, здравствуй.

Андрей Дмитриев: Здравствуй.

Николай Александров: Начнем мы разговор именно с этого романа, хотя я вот смотрю, что здесь еще и двухтомник. Это, по сути дела, собрание сочинений твое. Я понимаю, что это 2014 год, но тем не менее…

Андрей Дмитриев: Он переиздается время от времени.

Николай Александров: Вот что значил для тебя этот роман? И немного о нем. Вроде бы сюжет достаточно простой: учитель, который из России едет на Украину. Ну, если это не сюжет, то, по крайней мере, некоторая сюжетная канва. Как складывался замысел? Как ты его писал?

Андрей Дмитриев: Замысел не складывался. Там была такая печальная подсказка. В романе есть история о том, как пропали двое детей в Киевской области. Это реальная история. И все это происходило: и поиски, и переживания близких, и напряжение людей вокруг в связи с неясностью, что происходит. И поскольку я был все время в этом невольно, я жил в таком месте, на такой как бы заповедной базе, что ли, у своего друга, я захотел это описать в нон-фикшн.

У меня перед глазами стоял роман Трумена Капоте «Хладнокровное убийство», где автор пять лет над ним работал, над этим великим романом. И при том, что это очень художественное произведение, но нет ни одной детали вымысла. И мне что-то такое хотелось сделать. Но это не получилось, потому что участники событий, особенно близкие детей, они не отказывали мне в разговоре, но как-то уклонялись. И я понял, что не получится.

И тогда я решил писать это, как я знаю, но уже фикшн, уже вымысел, – что, конечно, расковало меня в полной мере. Но не в полной, поскольку действие происходит в Украине, где я гость, и я много не знаю, и у меня взгляд со стороны. И писать от себя эту историю в нон-фикшн – здесь очень много проблем с вопросами объективности, художественной правды и так далее. А себя выводить и писать: «Вот я такой-то и такой-то, зовут меня Андрей Дмитриев, я свидетель такой-то истории», – это будет сразу перетягивать внимание возможного читателя на совершенно другие вопросы.

И мне понадобился рассказчик. И я придумал этого рассказчика. В результате история рассказчика стала какой-то сквозной и, в общем-то, даже главной. То есть замысла не было, а было такое поступательное развитие замысла в процессе работы. Я довольно долго – пять лет – писал эту историю. И вот вышло то, что вышло, в результате, как раз к моему возвращению в Россию.

Николай Александров: Ну, рассказчик, в общем, соприроден тебе, насколько я понимаю. Тебя, в общем, твои литературно-филологические симпатии тоже не отпускают.

Андрей Дмитриев: Ну да.

Николай Александров: Поэтому это учитель литературы все-таки, да?

Андрей Дмитриев: Да, он все-таки учитель литературы. Кроме того, учителя литературы очень многое значили в моей жизни. Если говорить о моих учителях, то это один – Герман Наумович Фейн. А если говорить об учителях литературы, о каком-то семейном даже предании, то это моя мама, которая литовка, но учила русскому языку и русской литературе в России долгое время, в вечерней школе. Один из знаменитейших учителей литературы, Николай Николаевич Калиберский, стал прототипом главного героя романа «Закрытая книга», есть у меня такой роман. Ну, там он у меня учитель Германии, но тем не менее. И я все время нахожусь в такой ауре, в которой меня сопровождают такие пристальные взгляды разных учителей литературы, да.

Николай Александров: Этот роман, тем не менее, довольно сильно отличается хотя бы по тону, по стилистике, потому что появляется рассказчик, который рассказывает о своей жизни. И если вспоминать все-таки другие вещи, которые я очень люблю – «Поворот реки» с совершенно отдельным миром, и там все-таки это взгляд объективный на странный детский интернат, в большей степени лирическая история, или «Дорога обратно», еще одна повесть, которую я ужасно люблю, связанная с Михайловским, с Пушкинским заповедником, с главной героиней, – такое впечатление, что там было больше лирической свободы, что ли, больше возможности вот такого дыхания, несмотря на то что ты смотришь как бы с высоты.

Андрей Дмитриев: Ну, я придумал себе такой, как теперь говорят, мем – что я из себя представляю как человек, пишущий прозу. Я лирический поэт, который пишет прозу, потому что не умеет писать стихи. Я действительно не умею писать стихи. И вполне возможно, что поэтому пишу прозу. Но здесь рассказчик, и он не я. Он пытается писать прозу (и это есть в романе), но эта проза как-то у него не очень получается, прямо скажем.

Кроме того, он не очень хорошо знает о реальности, о которой пишет. Даже у него герой там – экстрасенс, который, живя под Полтавой и отправляясь в Киев, чтобы искать пропавших детей, садится на поезд Одесса – Киев, который почему-то идет через Полтаву. То есть он многое путает и так далее, он многого не знает.

Кроме того, он, конечно, не писатель. Просто он любит литературу и, в общем-то, хорошо относится к жизни и к людям. И на нем, на его облике, на его взглядах, мыслях сказывается вот этот опыт постоянного преподавания одного и того же одному и тому же типу людей – то есть школьникам. Он в этих рамках существовал до какого-то времени, пока ему не пришлось в силу каких-то своих страхов, кстати, не вполне обоснованных… А самые страшные страхи – это страхи непонятно чего, но при этом общепринятые, да? Он испугался не существующих, по сути дела, не предъявленных ему обвинений. Так как все вокруг боятся ковида – вместо того, чтобы просто привиться, да?

Николай Александров: Ну да. Тоже, можно сказать, актуальная тема – подозрение в харассменте, в насилии. И уж тем более, что это действительно одна из тем, которая распространенная в последнее время.

Андрей Дмитриев: Да, такое поветрие, поветрие.

Николай Александров: В этом смысле на учителя, конечно, теперь смотрят несколько иными глазами, и всегда он находится под подозрением.

Андрей Дмитриев: Под подозрением, конечно, да. Тем более что это в маленьком провинциальном русском городке, в Пскове, где люди говорят друг о друге бог знает что, и при этом убеждены, что все друг про друга все знают. Вот так.

Николай Александров: Насколько тебе интересно было исследование совершенно другого мира? Все-таки в предыдущих твоих произведениях, к чему бы ты ни обращался, это все вещи, которые ты, условно говоря, давно знаешь, которые так или иначе тебе близки. «Дорога обратно» – там Псковская губерния и Псков сам по себе. Это целый мир, который, в общем, тебе ясен и понятен. А вот здесь? Это же своего рода действительно взгляд постороннего.

Андрей Дмитриев: Это очень важный момент, потому что в нас живет иллюзия, когда мы вне Украины, в нас живет иллюзия, что это какой-то совершенно другой мир. И в то же время в нас живет иллюзия, что это абсолютно то же самое. Вот как-то одновременно это уживается.

Нет, это другая страна. Люди живут, думают, дышат по-другому. Но при этом это совсем не чужбина, потому что все-таки какие-то общие ментальные основы. Кроме того, мы даже не чувствуем, насколько мы – каждый в себе – связан с этим миром. Мы не только не рефлексируем, а мы даже не фокусируем внимание на этом. Мы даже не знаем этого – насколько это в нас существует.

Там сейчас, в Украине, стараются убедить себя в том, что они только сами по себе. Понять их можно. Но они тоже не сами по себе. Поэтому это, конечно, искусственно созданные барьеры, и меня они крайне удручили и удручают, тем более что они углубляются, потому что это на самом деле… Мы не понимаем, что это проходит по нам. И прямо скажем: не делает нас богаче, умнее и свободнее.

Николай Александров: Насколько тебе герой помогал разобраться в этом мире, который и не чужбина, но в то же время и другой?

Андрей Дмитриев: Помогал, что у него взгляд отстраненный, именно в толстовском смысле отстраненный взгляд. Он смотрит… Для него это новый мир. Он неофит, он на все смотрит глазами, новыми глазами, как бы глазами ребенка, хотя он далеко не ребенок, но в то же время образованного ребенка более или менее и так далее.

То есть для него все в новинку. И то, что слова вроде бы и похожи, но имеют другой смысл. И то, что смысл настолько другой, что он раньше не задумывался. Допустим, слова «сумасшествие» и «божевілля». Как-то это все значит, что-то это все значит. Что люди не так едят, не так выпивают. И что за этим стоит. Он относится к этому… А у меня много там о еде и выпивке, да. Я люблю писать о еде и выпивке на самом деле. Пить я бросил, а вот о еде, да, о еде люблю писать, потому что худею.

Николай Александров: Ну, в конце концов, гоголевская традиция.

Андрей Дмитриев: Гоголевская традиция замечательная, да. Ну, не только, но Гоголю это лучше всего удавалось. При том, что он скорее гурман, чем… Ну, неважно.

И поэтому любое явление я мог рассмотреть. Это не значит, что глубоко, всесторонне или лучше всех. Нет, просто по-другому. Не с точки зрения каких-то полемик, споров, высказываний всеобщих, не с точки зрения того, чем полна медиасфера и ноосфера полностью сейчас, не с точки зрения каких-либо штампов и так далее, а с точки зрения… с точки зрения ребенка, свежим взглядом таким. В какой степени это удалось моему персонажу? Я не говорю о том, в какой степени это удалось мне. Я, вообще-то, не ставил себе таких задач. У меня была задача – просто рассказать историю. Это другой вопрос.

Николай Александров: А вот как соотносится история сама? Чем она собственно тебя привлекла? Таким драматизмом, детективностью?

Андрей Дмитриев: Нет. Ну, детективность – это просто. Это трудно сделать, но для понимания истории это просто. Нет, меня привлекла особенность этой истории вот какая, меня привлекло вот что. То, что человек выпадает полностью из накатанной, привычной, стабильной, понятной назад и вперед… Сколько бы ты ни сожалел о том, что было позади, тебе это понятно. Это твое дело – переживать и так далее. Ну и ты, в общем-то, знаешь, что будет впереди, что будет в стране, какие опасности, какие радости, какие привычки. Это укорененная, спокойная, расписанная навсегда жизнь. И так или иначе люди выпадают из нее.

Допустим, ну не приведи бог, тяжелая болезнь, которая тебя переводит из дома в больницу на месяцы и годы, и вообще ты этим выживешь. И люди страшно теряются даже при этом. А когда, в общем-то, без каких-либо оснований ты оказываешься в абсолютно иной реальности, но при этом ты можешь…

Николай Александров: И уже человеком в возрасте, да?

Андрей Дмитриев: И при этом ты можешь с ней контактировать на своем языке вполне. Проблем с этим нет, что бы об этом ни говорила пресса. Тем не менее, в общем, ты все понимаешь. А поскольку ты чувствуешь, что не все понимаешь, то ты стремишься как-то вжиться и понять. Вот что происходит с моим персонажем.

Николай Александров: Ну, я имел в виду даже не только это. Ты начал говорить о том, что изначально замысел этого романа – это нон-фикшн.

Андрей Дмитриев: Изначально был нон-фикшн, да. Но и в этой истории с детьми я следовал еще тому замыслу, потому что даже и экстрасенс был, и велосипед нашел, и так далее. То есть какие-то вещи… И все, как рассказано, как обнаружено было все, какой итог. Я не хочу сейчас его рассказывать, сколь уж какая-то детективность там есть. Все идет по тому, как было. Конечно, художественная правда – это оксюморон. Наверное, мы говорим все-таки о какой-то художественной убедительности. Но в основе лежит такая житейская правда, я бы сказал.

Николай Александров: Собственно вопрос-то и был: каким образом история героя, его взгляд соотносится с этим внутренним сюжетом? То есть что для тебя было важнее – сама эта драматическая история или ощущение человека, который попадает в совершенно другой мир?

Андрей Дмитриев: Ну конечно. Нет, важно все, важно все. Просто эта история, ну, в итоге для меня стали важнее в силу того, что это и мне соприродно, я все время соотносил с собой, со своими реакциями реакции моего персонажа. Но эта история…

Ведь что такое страх? Это страх за себя, за людей, которые вокруг. Это подозрение в отношении всех вокруг. И старается человек думать о том, что не в отношении него, да? Это очень острая ситуация. И вот как человек приспосабливается к этой ситуации, как он себя ведет, имея тот опыт, о котором мы знаем, предыдущий, – вот это меня очень интересовало. То есть все обостряется в такой ситуации, все обостряется. Вот эта неизвестность во вроде бы обжитом пространстве, но неизвестность, она… То есть то, что с этими детьми происходит. Она, конечно же… Ну, просто мне было интересно, как это работает в человеке – не в тексте, а в человеке. И как-то попытаться найти адекватные слова для того, чтобы описать.

Николай Александров: Андрей, ты же довольно много работал и работаешь со сценариями. Для тебя существует эта разница?

Андрей Дмитриев: Да, для меня существует разница. То есть я себе даже определил, что это два разных полушария головного мозга просто. Потому что сценарий… Неспроста же сценарному делу можно научить, потому что это ремесло с определенными жесткими законами, с определенными правилами – и не только с точки зрения требований продюсеров или режиссеров и так далее, а с точки зрения того, как сделано. Есть определенные правила, очень четкие, продуманные поколениями кинематографистов правила. Это ремесло.

А проза – это настолько таинственное и свободное дело. Там просто что-то другое работает. В прозе ты все время ищешь слова для адекватного выражения того, что невыразимо. Вот собственно чем занимается прозаик. Для чего ты пишешь? Ты что-то чувствуешь и что-то пытаешься понять, но как это рассказать – ты не знаешь. Тогда ты пишешь прозу. И когда начинают говорить персонажи, говорить рассказчик (пусть он даже твое альтер эго) и так далее, то вдруг что-то проясняется, и ты говоришь: «Вот! Так вот это на самом деле-то! Вот что я хотел понять, узнать и рассказать».

А сценарное дело – это другое дело. Ты знаешь: здесь должен зритель рассмеяться, здесь он должен заплакать, здесь должна быть какая-то такая остановка, пауза должна быть. Это временно́е искусство – кино. Там же все происходит за полтора часа. И ты не можешь упустить ни одной секунды, ты должен ими управлять уже в сценарии. Пусть даже он будет переделываться режиссером, и даже на съемочной площадке.

Просто забавно другое. Поскольку это очень специфическое дело – сценарий, их любят читать люди. Допустим, американцы, я заметил, очень любят читать сценарии. Их продают на развалах, сценарии известных фильмов, причем в том виде, в каком они подавались на студию, не переписанные для удобства публикации. И вот читают. Но при этом они читают не так, как читают профессионалы, для которых пишется сценарий.

А если у меня возникает что-то… Кстати, про это роман тоже. Кто-то говорил и писал, не помню кто. Если у меня вдруг какая-то такая закрученная история, то сразу говорят: «Ну, Дмитриев – сценарист. Это дело понятное». Потому что это обязанность прозы – быть неожиданной, непредсказуемой, закрученной и увлекательной. Ну, просто она должна быть такой (желательно), то есть нескучной. Уже забыли про это. А если это возникает и в то же время это не дешевый покетбук, то говорят: «А, ну наверное, потому, что кино, поэтому с этим связано». Да нет, это просто совершенно разные вещи.

Николай Александров: Если бы этот роман… Кстати говоря, ты не думал об экранизации предыдущих своих произведений? Я понимаю, что некоторые экранизировать довольно сложно.

Андрей Дмитриев: Дело в том, что… Я думал, но я поймал себя давно на том, что экранизировать в них нечего. Когда ты начинаешь раскладывать мою прозу (это я к себе обращаюсь на «ты», не на «вы» пока), разбирать, с точки зрения возможностей кинематографа, я вижу, что там почти нет сюжета, который можно рассказать в кинематографе.

У меня есть опыт, опыт экранизации романа «Призрак театра». Ну, там в связи с событиями в «Норд-Осте», которые там идут неким краем. И там действительно было то, что можно было сделать. И есть фильм «Третий фильм»… Я отказался писать сценарий, поэтому я не отвечаю за фильм. Есть опыт. Ну, там история любви плюс «актуалка», как говорят, террор и так далее. Ну, это довольно специфический роман, связанный с конкретными историческими событиями.

А другие – ну что там экранизировать? Всю эту лирику, на которой все держится, куда ее денешь в кино?

Николай Александров: А ты обращаешь внимание, так скажем, на такое кинематографическое и сценарное письмо в прозе?

Андрей Дмитриев: Я невольно обращаю внимание. Во-первых, нас учили, что три слова – метр пленки (ну, когда была пленка). Ну, имеется в виду, что три произнесенных на экране слова – это метр пленки. Десять минут – это три метров. Это коробка. Это часть так называемая. Почему? Потому что это коробка. Значит, лишнего в монологе и в диалоге уже не скажешь. И это у меня сидит как и у прозаика, я лишнего слова не скажу. Оно не так, как в кино: вбросил, вбросил… Спросил – ответил. Как мячик в пинг-понге. Нет. Но все равно я лишнего слова не напишу, не размахаюсь в монологе или в диалоге ни в коем случае.

Кроме того, кроме того… Это связано, наверное, с кино, а может быть, с тем, что я люблю в прозе вообще. То, что ты описываешь, должно быть зримо. Читатель должен это увидеть и прочувствовать. Когда пишешь сценарий, то ты понимаешь, что режиссер и продюсер должны это увидеть и сказать: «Ага, понятно». Но когда я пишу прозу, я не думаю буквально о читателе, что он тут увидит, но я переживаю это так и стараюсь настолько адекватно своему переживанию записать, чтобы читатель сразу все это увидел и почувствовал, испытал бы то, что в кино называется (кстати, в прозе этого нет) «эффект присутствия».

Николай Александров: Вот ты упомянул Трумена Капоте в связи с замыслом своего собственного романа. Но иногда кажется, что появилось своего рода кинематографическое письмо уже в прозе, когда и роман строится по некоторым канонам, начиная от деления на части…

Андрей Дмитриев: Ну, по счастью, русской прозе это пока еще не вполне свойственно. Если говорить о прозе американской, о западной прозе (много о чем можно говорить), то иногда просто это начинает действовать уже на психику, потому что открываешь и на первой странице видишь: «Так, парень хочет, чтобы у него купили права. Парень хочет, чтобы по его роману был снят фильм, чтобы он заработал свои правильные деньги, а не то, сколько платят за романы», – и так далее.

Это всегда уже, у всех почти заранее имеется в виду. И идет стилизация сценария. Это не сценарий. Как правило, писатели не знают, что такое сценарий. Они думают, что знают, когда видят сценарий, а на самом деле они не понимают, что такое сценарий, большинство писателей (ну, кроме тех, кто руку себе набил в сценарном деле – а таких немало, слава богу), и пишут, стилизуются под сценарий, думая этим привлечь внимание профессиональных кинематографистов. Ну, если там что-то и есть, то привлекается, но все переписывается, правда, все равно.

Ну, мне это не очень нравится. Это вредит свободе прозы, вредит свободной работе над словом в любой прозе.

Николай Александров: Еще раз поздравляю тебя…

Андрей Дмитриев: Спасибо.

Николай Александров: Надеюсь, что роман-путешествие появится тоже в ближайшее время. Я поздравляю тебя с «Этим берегом», ну и с тем, что ты в числе финалистов «Большой книги».

Андрей Дмитриев: Спасибо. Там хорошая компания, я очень рад.

Николай Александров: Да-да-да. Спасибо за беседу.

Андрей Дмитриев: Спасибо, спасибо, что пригласил.

* * *

Николай Александров: В продолжение разговора о художественной литературе я хотел назвать книжку еще одного автора.

Это Николай Дежнев. «Между строк» – так называется этот небольшой роман, который вышел в издательстве «Текст». Роман необычный – ну, хотя бы потому, что это своего рода роман о романе или роман даже не об одном произведении, а о многих героях, поскольку здесь читатель найдет множество ссылок, цитат – скрытых и прямых – и указаний на героев самых различных художественных произведений. Это своего рода литературная игра.

И вот из этих цитата, из этих ситуаций, вполне узнаваемых, будь то «Красная Шапочка» или «Мастер и Маргарита», выстраивается повествование, поэтому роман производит такое довольно любопытное, игровое впечатление. Но читается он, конечно, не без удовольствия.

«Надоело быть мем-группой»: группа «Буерак» о новых векторах творчества, любви и мрачном постпанке

Артем: Да, конечно, но я не буду писать их, как писал раньше. Теперь будем отталкиваться от последнего звука, которого мы добились, но я не буду повторяться, так неинтересно.  

Вы рассказывали пару лет назад про группу PLOHO как о ребятах, играющих в той же тематике, что и вы. Я приехала со Stereoleto в Питере, они там выступали. Вы планируете фестивальные выступления в следующем сезоне?

Саша: Мы планируем и активную фестивальную деятельность, и концерты в целом. Мы и в этом году хотели, но все отменили. 

Артем: Мы должны были выступать на Motherland Summer 2020, и нас затащили на какой-то рок-фестиваль «Чернозем», там играют русские группы вроде «ДДТ» и «Наутилус Помпилиус». Нам сказали, что будет 50 тыс. человек, и мы вписались, но за неделю до него мы поняли, что очень не хотим туда ехать. И хорошо, что так все сложилось в этом случае. А так нам было не по себе, что во время COVID-19 придется ехать туда, где 50 тыс. человек и Шевчук. Это ирония, которую можно не вывезти. 

Саша: Но на Stereoleto мы очень хотим – это один из лучших фестивалей в России. 

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Да, было бы неплохо, потому что там выступает много групп, похожих на вас ранних.

Артем: Они просто дешевле, чем мы. 

А как вы относитесь к коллективам, которые ну очень похожи на вас? 

Саша: Нам кажется, что это нормально. Всегда же было так, что многие пытаются подражать. 

Вы считаете, что они вам подражают, или, может быть, вы все кому-то подражаете? 

Артем: Думаю, это опционально – все зависит от группы. Есть те, которые конкретно подражают, но, с другой стороны, – их вообще не слышно. Я могу сказать в целом про постпанк-волну: она мне не нравится. Она замкнута на своем внутреннем стиле.

Саша: Эти постколлективы будто в пещере постпанка головного мозга, если честно. Есть установка, что все надо делать именно так и никак иначе. Шаг вправо, шаг влево – расстрел. Они не могут выйти из эстетики мрачности и темноты. 

Вот как сейчас выглядят люди из известных мемов

  1. Перемотка назад

    1. Ролл Сейф

    BBC

    Забавный факт: Этот мем был взят из документального фильма BBC #HoodDocumentary . Актер в нем, Кайоде Эвуми, снимается в другом сериале BBC под названием Enterprice .

    2. Самый интересный мужчина в мире

    Дос Эквис, Тейлор Хилл / Getty Images

    Забавный факт: Актер Джонатан Голдсмит также был в Mamma Mia! Вот и снова .

    3. Сбитый с толку Ник Янг

    Кэсси Афина / Через YouTube.com, Рэйчел Мюррей / Getty Images

    Забавный факт: Это изображение реакции было снято во время видео о жизни Ника Янга, когда мама Ника заявила, что в детстве он вел себя как клоун.

    4. Почему у нас нет обоих?

    7. Это было бы прекрасно

    Фокс, Капуста

    Забавный факт: Помимо Office Space , актер из мема Гэри Коул также снимался в таких фильмах, как One Hour Photo и Talledega Nights , и озвучивал такие шоу, как Bob’s. Бургеры и Гриффины .

    8. Факты о Шруте

    NBC, Рич Полк / Getty Images

    Забавный факт: Рэйн Уилсон разыграл этот мем для видео, которое было показано в сериале College Humor «Malarious».

    9. Тщеславная реакция

    GunitASIA / Через YouTube.com, Астрид Ставиарц / Getty Images

    10. Что, если я скажу тебе…

    Warner Bros., Эрл Гибсон III / Getty Images

    Забавный факт: Слова «а что, если я скажу вам» не являются цитатой из фильма «Матрица », из которого взято это изображение, хотя это самый популярный способ подписи к мему

    .

    11.Раздраженный Пикард

    Paramount Television, Дэн Иститен / Getty Images

    12. Я один здесь?..

    Polygram Filmed Entertainment, Тео Варго / Getty Images

    Забавный факт: Этот мем был взят из сцены в Большой Лебовски во время спора о счете в боулинге.

    13. Как поживаете, товарищи дети?

    NBC, Элвис Барукчич / AFP / Getty Images

    Забавный факт: Стив Бушеми — звезда нескольких других мемов, в том числе «Глаза Бушеми», где люди берут его глаза и фотографируют их на ком-то другом.

    15.Математическая леди

    TV Globo, Рафаэль Диас / Getty Images

    Забавный факт: Этот мем взят из бразильской мыльной оперы Senhora do Destino .

    16. Пришельцы

    Исторический канал, Цукалос / Через Твиттер: @Tsoukalos

    Забавный факт: Будучи хозяином Древних пришельцев , Джорджио А.Цукалос — издатель, основатель Исследовательской ассоциации древних астронавтов и SETI и путешественник.

    Путешествие по ностальгии

    Совершите путешествие по переулку памяти, которое заставит вас почувствовать ностальгию AF

    Канье Уэст: Джамила Джамиль говорит людям перестать создавать мемы о рэпере

    Джамила Джамиль сказала людям прекратить создавать мемы Канье Уэст, как рэпер, продолжает попадать в заголовки сообщений в социальных сетях о своей бывшей жене Ким Кардашьян.

    Уэст, официально сменивший свое имя на Ye в прошлом году, подвергся критике за то, что неоднократно заявлял о своем желании примириться с Кардашьян, делился скриншотами сообщений, которые он отправил Кардашьян, и публиковал уничижительные сообщения о комике Пите Дэвидсоне, которым Кардашьян в настоящее время является. знакомства.

    Написав в Instagram, Джамиль умоляла своих подписчиков перестать «наслаждаться и поощрять» публичное поведение Уэста, у которого в 2018 году диагностировали биполярное расстройство. внимание средств массовой информации», — написала звезда Good Place . «Последствием того, что все станет еще хуже/грязнее, станет то, что он потеряет доступ к своим детям. Узнайте кое-что из того, как мы подпитывали психические расстройства Бритни [Спирс], и перестаньте наслаждаться и поощрять это.

    «Я знаю, что он просит внимания, но его получение вызовет невообразимую печаль для него и, в основном, для его совершенно невинных детей позже. Хватит мемить это».

    Она продолжила: «Даже известные люди, когда у них явно что-то происходит с психическим здоровьем, должны быть под запретом, когда дело доходит до интернета, лол. Я знаю, что он не прав. Но я также знаю, что подливать бензина в этот огонь, когда кто-то страдает биполярным расстройством, не станет легче для всех участников.

    «Это дерьмо, должно быть, очень сложно для всех.Особенно Ким. И подстрекательство его не поможет ни ей, ни ее детям. Это не смешно, это реальная жизнь».

    В подписи к сообщению Джамиль повторила, что она «НИ КАКИМ ОБРАЗОМ не защищала и не оправдывала» действия Уэста, и попросила людей «думать о невинных детях».

    (Getty Images для Музея Метрополитена)

    «Я достаточно знаю о психических заболеваниях, чтобы знать, что общественность/СМИ обращаются с этим таким образом, что это приводит только к еще большей печали/опасности для всех участников», – добавила она.

    «Женщина боится. Дети травмированы. И Канье принимает катастрофические решения.

    «Просто перестань обращаться с ним так, как будто это Настоящие домохозяйки ».

    Уэст вчера (15 февраля) сказал подписчикам, что он «берет на себя ответственность» за свои действия по отношению к Кардашьян.

    Художник Donda удалил несколько недавних постов в Instagram и поделился сообщением, которое гласило: «Я знаю, что обмен снимками экрана раздражал и выглядел как издевательство над Ким. Я беру на себя ответственность.Я все еще учусь в режиме реального времени».

    Кардашьян подала на развод с Уэстом в прошлом году после того, как вышла замуж в 2014 году. В декабре прошлого года она также подала в суд ходатайство о том, чтобы объявить себя незамужней.

    Как пандемия 1918 года стала мемом в шутках, песнях и стихах | История

    Машинистка в маске от гриппа в Нью-Йорке, 1918 год. Предоставлено Национальным архивом США.

    В начале пандемии коронавируса, когда общество закрылось, а социальное дистанцирование стало новой нормой, созданный пользователями медиаконтент о жизни во время пандемии резко вырос.Современные технологии позволяют легко создавать такие сообщения и делиться ими со всем миром. Однако в том, чтобы выражать жизнь во время пандемии с помощью доступных средств массовой информации, нет ничего нового. Сочинения о болезнях — стихи, проза, песни и шутки — долгое время процветали во время эпидемий, поскольку люди изо всех сил пытались эмоционально и физически приспособиться к изоляции, болезни и смерти. Иногда такие письма были серьезными; так же часто они отражают мрачное, полное надежд чувство юмора. В прошлом этот контент было труднее распространять, чем загружать в Instagram или TikTok, но он также попал в средства массовой информации своего времени, и чувства, которые он передал, кажутся удивительно знакомыми.

    В 1918 году вирус гриппа распространился по миру за считанные месяцы и убил около 50 миллионов человек, прежде чем выдыхаться в 1919 году. На немногих сохранившихся фотографиях пандемии 1918-1919 годов в основном видны ряды коек во временных больницах и люди в масках. лица врачей, медсестер, парикмахеров и других работников. Документальные фильмы, художественные фильмы, рассказы и изображения изображают так называемую «испанку» — болезнь началась не в Испании, некоторые считают, что она началась в США, но неправильное название прижилось — как серьезный кризис.Но эта коллективная память об испанском гриппе дает мало информации о повседневной жизни. Мы забываем, как люди пережили пандемию 1918 года: через изоляцию, временное закрытие школ и предприятий, распространение болезней и смертей, отмену спорта. И мы забываем, что легкомыслие может существовать даже в самых ужасных обстоятельствах.

    Возьмем, к примеру, стихи, написанные обычными людьми об испанском гриппе, которые были широко опубликованы в местных и национальных газетах. СМИ того времени работали под пристальным наблюдением цензуры СМИ времен Первой мировой войны, целью которой было обуздать общественное инакомыслие.Тем не менее, газеты часто публиковали стихи, предоставляя обычным людям возможность представить свои работы и выразить свое разочарование. В некоторых газетах были специальные страницы для юмористических статей, «странных» фактов и анекдотов. Другие размещали стихи среди местных или национальных новостей.

    В 1918 году, как и сегодня, многие считали, что угроза преувеличена. Например, автор газеты Vancouver Daily World опубликовал стихотворение, высмеивающее широко распространенное мнение о том, что грипп был преувеличен, перемежая такие строки, как «Я думаю, что это не что иное, как грипп…» и «Но просто большая паника» со звукоподражательными выражениями. приступы чихания и кашля.Во время той пандемии, как и сегодня, органы здравоохранения просили людей бороться с распространением вируса, надевая маски и избегая скопления людей. И тогда, как и сейчас, людям это не очень нравилось.

    Поскольку органы общественного здравоохранения поощряли, а иногда и требовали, чтобы люди закрывали лицо, в печати появился юмор о масках. Многие шутки носили ярко выраженный гендерный характер: в Bismarck Tribune было напечатано: «Каждая женщина втайне верит, что она будет очаровательна в гаремной вуали. Ношение маски от гриппа — хороший и безопасный способ испытать эффект.Точно так же автор для Jasper Weekly Courier пошутил: «Маски от гриппа улучшают внешний вид многих мужчин, но когда их носят женщины, они лишают жизнь большей части радости и красоты». В то время как наша коллективная память об испанском гриппе 1918 года предполагает, что люди повсеместно сотрудничали с карантином и ношением масок, эта поэзия рассказывает другую историю.

    «Социальное дистанцирование» не существовало как фраза, но проявлялось в концепции, когда сообщества закрывали общественные места. Многие люди, пишущие о гриппе, использовали личный подход, сетуя на все то, чего им не хватало.В «Привязанном к гриппу» детская писательница Эдна Грофф Диль жалуется на эту новую реальность:

    «Уличная толпа нахлынула — но куда деваться?
    Бар? Концерт? Кино? Нет!
    Старый Грипп запер дверь в Страну Удовольствий.
    Ах, какая скука!

    Точно так же Джесси Дэниел Бун опубликовал свое стихотворение «Испанский грипп может достать и вас» в своей собственной газете Carolina Mountaineer . Он описал карантин: «Этот старый мир в беде; Ибо мы не можем ходить в церковь; И дети не могут бродить, Потому что они теперь держат дома, И они наложили хороший, строгий запрет на движущиеся изображения, чувак», В Greenville News , первая строфа очень связанного стихотворения «Испанский грипп». ” читать:

    «О, мы на карантине, я думаю
    На миллион лет
    Но если мы отсюда не выберемся
    Мы сейчас расплачемся»

    Одна вещь, которую пандемия могла изменить, но не остановить, — это Первая мировая война.Как было сказано в «Вейвлете» от 23 октября в Evening Telegram , «Кайзер и грипп идут ноздря в ноздрю в мировом состязании за популярность». Пандемия не пощадила военных, и многие военнослужащие заболели еще до того, как покинули территорию США. «Местный мальчик на карантине на военно-морской базе» (Джон Калберсон) начал свое стихотворение, которое также было опубликовано 25 октября в газете Chattanooga News ,

    .

    «В Европе идет война,
    Так я слышал из газетного разговора;
    Но у меня только один
    Это грипп в парке»

    Калберсон противопоставил свое ожидание боя своей реальности изоляции на военно-морской тренировочной базе в Сан-Диего, заключая:

    «Итак, мама, снимите служебный флаг —
    Я на карантине в парке Бальбоа»

    В октябре 1918 года война и пандемия вместе остановили профессиональный бейсбол и футбол.Спортивный обозреватель Washington Times Луи А. Догер, которому не о чем сообщить в своей колонке «Взгляд на них», создал фиктивный состав, в котором в качестве игроков использовались средства для остановки болезней: «Свежий воздух» в качестве «снасти» и «Хинин». » в качестве «защитника», а команду дополняют Антисептик, Пакет со льдом, Полоскание, Алкогольное растирание, Касторовое масло, Маска и Сон. Догер заключил: «Невероятно, чтобы какая-либо команда смогла остановить так много других, как испанский грипп за последний месяц… Ее рекорд будет стоять годами.

    В качестве защиты от вируса гриппа мужчины полощут горло солью и водой после дня, проведенного за работой в военном саду в Кэмп-Диксе, штат Нью-Джерси, сентябрь 1918 года. Фотоквест / Getty Images

    Грипп повлиял и на другие социальные действия, включая ухаживания и свидания. Эдгар Лесли, Берт Кальмар и Пит Вендлинг в песне «Возьми свою девушку в кино, если не можешь заниматься любовью дома» рекомендовали театр для ухаживания, чтобы пара «выбрала уютный уголок, где хорошо и темно.Не подхватывайте грипп, целуясь в парке». В «Слове об испанском гриппе» писатель оплакивал свой потерянный роман, когда заболела желанная женщина: «Но скоро, может быть, грипп пройдет, И маски будут сняты, И все счета, которые должен Дэн Купидон, На рубиновых губах он заплачу».

    Как и те из нас, кто задается вопросом, является ли каждое щекотание в горле COVID-19, люди в 1918 году всегда чувствовали себя в поисках первых признаков болезни. В «Последнем хрипе» Эдмунд Вэнс Кук изложил эту паранойю в Washington Herald : «Когда у вас аппендицит, паренхиматозный нефрит, ларингит или гастрит, это грипп.Точно так же Winnipeg Tribune напечатала это анонимное стихотворение:

    «У зубной пасты не тот вкус —
    Испанский грипп!»

    Мыло обожгло мне глаза —
    Испанский грипп!

    Моя борода, казалось, быстро и жестко выросла за одну ночь —
    Испанский грипп!

    «Теперь у всех грипп!» пришел к такому же выводу: «Ты оступился на одном пальце ноги? У тебя просто кровь из носа? Или, что бы там ни было, — испанский грипп.

    Для тех, кто заразился вирусом, поэтическая проза передала переживание болезни, иногда комично.Газеты широко перепечатывали статью Дж. П. МакЭвоя «Грипп» из «Чикаго Трибьюн », которая начиналась словами «Когда твоя спина сломана, а глаза затуманены, И твои голени стучат, а язык покрыт пушком», а затем заканчивался словами «Кто-то звонит это грипп — я называю это адом». С помощью куплетов и различных других схем рифм люди подчеркивали болезненный непрекращающийся кашель, который «кажется режущим, как нож», как подробно описано в статье «Худшее из этого» от 11 сентября Houston Post ; головная боль, подобная «зажатым винтам на моем черепе», как C.Рой Миллер написал в Miami Herald 24 октября; а также истощение, отсутствие аппетита и влияние лихорадки — чередование «жжения» и «замораживания», по словам некоего Уолта Мейсона, написавшего в Coffeyville Weekly Journal 21 ноября.

    В декабре, когда отменили карантин и требования к маскам, некоторые люди все еще болели. «Поэт-лесоруб» Джек У. Йос с грустью написал в «Marooned», вышедшем через два дня после Рождества в номере Vancouver Sun , о том, что пропустил праздничные торжества из-за того, что попал в больницу:

    «Но наши сердца правы,
    И в рождественскую ночь
    Мы будем веселиться вместе с вами,
    Несмотря на боль и боль, которые приходят
    По следам золотого «гриппа»

    Люди умно и творчески написали о пандемии.Игра слов была обычным явлением: «Что идет вверх по дымоходу? Грипп!!!» был опубликован в Evening Telegram от 23 октября, а стихотворение Walnut Valley Times «Chop Suey», вышедшее 26 ноября, гласило: «Я улетел от гриппа, как вы сказали. ” 23 октября Вечерняя телеграмма также напечатала: «Мы не носим противогриппозную маску, но время от времени встречаем джентльмена, который заставляет нас желать противогаз».

    Такие шутки про пандемию подняли настроение, как сегодняшние мемы и твиты.Через слова, оставленные выжившими после гриппа, мы можем связать наши собственные противоречивые чувства с их чувствами, демонстрируя непреодолимую потребность в творческом самовыражении и получение разрешения найти свет в темное время.

    COVID-19 COVID-19 Культура Газеты Пандемия Песни

    Рекомендуемые видео

    От мема до 47 миллионов долларов: Конституция DAO, криптовалюта и краудфандинг

    Джона Эрлих — один из основных членов группы под названием «ConstitutionDAO», группы, которая собрала деньги, чтобы попытаться купить один из оригиналов Конституции Соединенных Штатов на аукционе, проводимом элитным аукционным домом Sotheby’s.

    Привлечение денег в Интернете — довольно знакомая идея — краудфандинговые кампании проводятся для всего: от новых продуктов и фильмов до научных исследований и политики. Но большая часть краудфандинга, к которому мы привыкли, происходит через центральный сервис: Kickstarter, GoFundMe или Indiegogo.

    Но DAO в КонституцииDAO означает децентрализованную автономную организацию. Иона и еще около 30 человек сформировали DAO, а затем предложили людям со всего мира возможность делать пожертвования с помощью блокчейна Ethereum.Взамен они получат право голосовать за то, что делать с этой копией Конституции и что организация должна делать в будущем. И эта попытка собрать деньги оказалась чрезвычайно успешной: Конституция DAO собрала около 47 миллионов долларов и проверила на Sotheby’s достаточно средств для участия в аукционе.

    Я попросил Иону выйти и объяснить, как началась история КонституцииDAO, что случилось с аукционом, каков был фактический план распоряжения одной из немногих оставшихся копий Конституции, если они выиграют, и что теперь происходит со всеми деньгами. .

    В этой истории многое еще не рассказано, и я думаю, что это действительно полезный взгляд на противоречие между обещаниями криптотехнологий, таких как смарт-контракты и DAO, и реальностью, объединяющей кучу людей. делать… ну что угодно.

    Самым большим вопросом, который у меня был, было то, зачем им понадобилась эта технология для достижения своей цели. Я думаю, что это большой вопрос для многих криптовалют прямо сейчас, и я очень ценю то, что Джона пришел на шоу, чтобы обсудить это со мной.

    Итак, Йона Эрлих из КонституцииDAO. Вот так.

    Эта стенограмма была слегка отредактирована для ясности.

    Джона Эрлих, вы инженер-программист и один из основных участников Конституции DAO. Добро пожаловать в Декодер .

    Спасибо, Нилай. Рад быть здесь.

    Насколько я понял из вашего проекта, вы хотели купить Конституцию.

    То, что началось как шутка в Твиттере, превратилось в вполне реальную заявку на аукционе по покупке копии Конституции США.Это был действительно отличный опыт, чтобы увидеть и использовать силу Интернета всего за неделю попыток сделать это возможным.

    Есть о чем поговорить о том, что произошло с предложением, как на самом деле прошел аукционный процесс, что вы планируете делать с деньгами, которые вы собрали до сих пор. Вы собрали примерно 47 миллионов долларов — хотя это в Ethereum, так что эта цифра постоянно меняется — но я хочу начать с самых основ. DAO означает децентрализованная автономная организация, но что такое DAO?

    Определение DAO — это группа людей, которые собираются вместе вокруг общего сообщества и общего ресурса.Самое забавное описание, которое я слышал, это то, что DAO — это групповой чат с банковским счетом. По сути, DAO позволяет вам иметь эту очень легкую организационную структуру, позволяющую перемещать активы и взаимодействовать с миром.

    Мы проводим много времени в этом шоу, говоря об организационных структурах: в конце концов, очень немногие из них на самом деле легковесны. Если у вас есть групповой чат с банковским счетом, как вы решаете, как потратить деньги на этом банковском счете?

    «Если DeFi ускоряет историю финансов, то DAO ускоряет историю организационных структур.

    Это зависит от DAO. Структуры DAO сегодня действительно находятся в зачаточном состоянии. Большинство из них занимаются голосованием. По сути, каждый, у кого есть токен DAO, сможет голосовать. Они предложат предложение: допустим, мы хотим купить Конституцию, например. Все держатели токенов получают право голоса. Сейчас в мире DAO работают над более сложными и интересными механизмами. Одна из шуток в криптомире заключается в том, что если DeFi (децентрализованные финансы) ускоряет историю финансов, то DAO ускоряет историю организационных структур.Поскольку DAO совсем новые, большинство из них работают по этой очень простой структуре прямой демократии.

    Если бы я внес свой вклад в Конституцию DAO, что бы я на самом деле купил?

    Пожертвование в Конституцию DAO означает, что — если бы мы преуспели в нашей заявке — нам были бы предоставлены права управления документами Конституции США. Мы пытались сделать ставку и выиграть одну из оставшихся 13 копий этого документа. В этот момент DAO проголосовал бы за то, что с ним делать.Например, у нас были музеи, которые собирались внести предложения о том, как их музей должен хранить и отображать этот документ. DAO также сможет голосовать за текст, который должен отображаться рядом с этой копией Конституции. Каким посланием мы хотим поделиться с миром? Скажем, DAO выиграла копию Конституции, и мы выставили ее в музее. Вероятно, у нас остались бы средства, которые мы могли бы пожертвовать сообществу, которое действительно заинтересовано в том, чтобы что-то делать. Держатели токенов определят будущее направление.

    Я прочитал на веб-сайте, что когда кто-то вносил свой вклад, то, по сути, он покупал токен управления. Токен назывался $PEOPLE, что очень забавно — покупка $PEOPLE имеет темный оттенок.

    Ага. Это была темная сторона. Это было то, к чему мы очень, очень быстро приступили. На самом деле мы планировали переименовать токен в более позитивное имя.

    Как вы собирались его переименовать?

    Это должно было быть $WTP — We the People.Это была ведущая идея. Мы действительно хотим, чтобы этот DAO был позитивным явлением, поэтому мы действительно прислушивались к сообществу, когда его участники говорили, что им не нравится название токена PEOPLE. Это было то, что было выбрано очень быстро, и мы хотели адаптироваться к тому, что хотело сообщество.

    Когда кто-то покупает токены с именами $PEOPLE или $WTP, получает ли он один голос за токен?

    Мы не разобрались с моделью управления. В спешке, чтобы иметь возможность купить этот документ, было много деталей, которые мы собирались выяснить после того, как выиграли.На самом деле мы обсуждали разные модели управления, если бы выиграли. Одно из серьезных опасений заключается в том, что некоторые из крупных держателей криптовалюты — мы называем этих китов — будут иметь чрезмерный контроль над тем, что происходит с документами. Наш большой посыл: это движение для людей. Это народный документ, поэтому мы хотим, чтобы он контролировался народом.

    Мы рассматривали разные механизмы. Мы смотрели на прямое демократическое голосование: один токен, один голос. Мы также рассматривали один голос на кошелек, что не является точным показателем для одного человека, но довольно близко.Квадратичное голосование — это еще один механизм, в котором право голоса фактически уменьшается, когда у человека больше токенов: у вас нет сотни дополнительных голосов на каждую сотню дополнительных токенов, а скорее меньшее количество голосов по мере увеличения этого количества токенов.

    Когда вы говорите, что DAO ускоряет историю организационной структуры, вы описываете ускорение истории демократии: устанавливаете систему голосования и выясняете, как эти голоса будут репрезентативными для группы людей.Однако эти решения должна принимать группа людей; не совсем демократично. Как это работает для Конституции DAO?

    Есть хорошая концепция, называемая прогрессивной децентрализацией: очень сложно начать что-то полностью децентрализованное, поэтому вам нужно начать с первоначальной команды, которая что-то создает, а затем доводит это до децентрализации. Наш план с ConstructionDAO [был] в том, что, как только мы выиграем этот аукцион, мы как можно быстрее станем полностью децентрализованными в максимально возможной степени.

    Многое из того, что я слышал о блокчейн-проектах, связано с доверием и проверкой. Каков механизм ответственности за этот процесс? Если я куплю этот проект, вы обещали как можно быстрее его децентрализовать. Что заставляет вас это делать?

    Все, кто участвовал в этом проекте, были очень публичны. Подписанты в нашем [мультиподписном кошельке] были очень публичными. Мы работали с отличной некоммерческой организацией Endaoment, которая помогает с пожертвованиями в сети, чтобы получить документы и сделать нашу ставку от имени Sotheby’s.На карту была поставлена ​​личная репутация людей, которым доверяют в криптосообществе, что привело нас к этой точке децентрализации. Это действительно то, на что мы опирались в начале этого процесса. Что происходит со многими новыми технологиями, так это, к сожалению, вы не можете сделать что-то идеально с первого раза. Мы все еще очень, очень далеки от возможностей DAO и возможностей криптографии. Мы хотели иметь возможность двигаться как можно быстрее и выполнять задачи, сохраняя при этом обещание, что мы добьемся своего.Я был очень уверен, что если бы мы выиграли документ, мы бы очень быстро к этому пришли.

    Причина, по которой я настаиваю на этом, заключается в том, что я слышал от криптосообщества, что вам не нужно доверять людям: программное обеспечение каким-то образом сделает это за вас. Мы можем создавать автоматизированные, прозрачные или поддающиеся проверке механизмы подотчетности — и все это без централизованного контроля. На самом деле довольно часто приходится доверять группе людей, чтобы они делали то, что они говорят. Вы чувствовали это напряжение, когда мчались по этому проекту?

    Вы правы на 100 процентов.Вы должны были доверять основной команде Конституции DAO. Изначально у нас было то, что называется мультиподписью — по сути, смарт-контракт, в котором будут храниться средства, контролируемые 13 разными подписантами. Семь из них должны были расписаться, чтобы перевести средства. Изначально для их безопасности подписавшиеся были анонимны, потому что это были большие деньги, и мы беспокоились об их личной безопасности. Но мы услышали от сообщества: «Эй, нас это не устраивает». Многие люди не хотели вносить свой вклад из-за анонимности, поэтому мы попросили подписавшихся добровольно сообщить нам, не хотят ли они поделиться тем, кто [они] такие, чтобы мы могли разместить их на нашем веб-сайте.Все решили стать волонтерами. Это определенно был повторяющийся процесс обучения.

    Аспект доверия — это то, что мы определенно хотим свести к минимуму в долгосрочной перспективе, и я думаю, что действительно интересно здесь то, как связать физический мир с криптомиром с помощью этих предположений о доверии. Как убедиться, что физический документ действительно управляется в соответствии с волей держателей токенов? Одна из идей, которую мы исследовали, заключалась в том, чтобы перевести DAO в 501(c)(3), где устав требовал бы от подписантов действовать в соответствии с волей держателей токенов.

    Воля держателей токенов, выраженная через схему голосования, которую вы еще не определили.

    Да. Там есть отличные инструменты, но мы еще ничего официально не определили.

    Если вам приходится доверять кучке людей — некоторых из которых, как я полагаю, вы знали лично — и, в конце концов, голосование просто подразумевает определенный уровень политики, зачем вам нужна децентрализованная всемирная компьютерная сеть, чтобы управлять этим? На самом деле вы просто покупаете акции компании, которые дают вам некоторые права на управление.Это описывает каждую корпорацию в Америке.

    Мне нравится думать об этом с точки зрения двух основных типов соглашений, к которым мы привыкли в мире. Один из них – это договоренности между людьми и обществом. Это законы, направленные на запрет воровства или уклонение от уплаты налогов. Вы не делаете что-то плохое одному конкретному человеку — хотя у некоторых из них есть отдельные партии, — а скорее навязываете социальные правила в целом.

    Другой частью этого являются соглашения между физическими лицами и соглашения между организациями.Я думаю, что это создает гораздо более легкую структуру для арбитража соглашений между отдельными лицами, поэтому мы можем поместить как можно больше в кодекс, а не в юридические документы. Когда это в коде, намного проще смоделировать происходящее. Гораздо труднее интерпретировать это не так, как предполагалось. Вы можете добавить те места, где вам нужна человеческая интерпретация, но это создает гораздо более легкую и эффективную систему для соглашений между людьми. Вот почему очень важно, чтобы он был в этой децентрализованной структуре, потому что это позволяет нам двигаться намного быстрее и эффективнее в этом смысле.

    Примените это на практике: я пошел в юридическую школу. Я провел годы своей жизни, изучая договорное право, хотя не уверен, что узнал что-то, что я сохранил до сих пор. Договорное право — это хорошо зарекомендовавшая себя совокупность правовых норм, за которой стоят сотни лет доктрины, лежащей в основе соглашений между людьми. Что именно вы можете поместить в код, который автоматизирует договорное право?

    Есть много вещей, которые уже запущены сегодня. Я думаю, что Конституция DAO, как только мы получили документ и держатели токенов получили право голоса, была частью этого, я думаю, со многими из этого —

    .

    Но зачем вам децентрализованная сеть компьютеров, чтобы управлять чем-то, предлагающим какой-то текст для музейной экспозиции Конституции? Почему это невозможно на централизованном компьютере?

    Централизованные компьютеры не имеют тех же гарантий, что и блокчейн.Например, вы можете напрямую читать и проверять код соглашения, с которым вы взаимодействуете, что гораздо сложнее с централизованной службой. Это не важно для чего-то большого, например, для строго регулируемого финансового учреждения. Выскочке намного проще прийти и создать новый сервис, где кто-то может проверить код и сказать: «Эй, это делает именно то, что делает».

    Очевидно, что мы не можем ожидать, что люди всех мастей будут проверять код.Большинство людей не умеют читать код, но в этом пространстве растет очень сильная надомная индустрия аудиторов смарт-контрактов, которые лучше понимают, каковы лучшие практики и какие результаты мы хотим от этих смарт-контрактов.

    Являются ли аудиторы смарт-контрактов просто юристами?

    Нет, они инженеры-программисты.

    Хорошо. Опять же, моя история — это очень аналоговая версия этого, а именно: я пишу вам контракт. Я отправляю вам этот контракт.Вы не должны подписывать этот контракт, если ваш адвокат не прочитает его. Должен ли я ждать, чтобы подписать смарт-контракт, пока мой аудитор смарт-контракта не прочитает его?

    Либо ваш аудитор смарт-контрактов, либо фирма, которой вы доверяете. На самом деле, у меня есть действительно отличный пример смарт-контракта, который может вас заинтересовать: очень распространенная вещь в мире технологий для технического сотрудника — это наделение правами — вы присоединяетесь к компании, получаете опционы на акции, и есть один… летняя скала. Что вы можете сделать, так это поместить это наделение в смарт-контракт.Что действительно интересно, так это то, что вы действительно можете видеть средства. Они сидят в этом контракте. Вы можете вытащить их в любое время, поэтому вы не получаете свой капитал каждый месяц, а скорее можете вытягивать его в любое время, в каждом блоке. Это почти непрерывный поток извлечения этого капитала из контракта, и он значительно легче.

    Я читал некоторые из этих вестинговых контрактов, и они состоят из 200-300 строк кода. В конце дня это довольно легко.Если вы повторно используете один и тот же договор снова и снова, вы можете убедиться, что это тот же договор о наделении правами, который Google использовал для 100 000 человек — вы должны знать, что это что-то безопасное, чему вы, вероятно, можете доверять, в отличие от повторяющихся юридических документы. Например, когда я читаю условия аренды своей квартиры в Нью-Йорке, у меня там есть нью-йоркский кодекс пожарной безопасности. Непонятно, что мне вообще нужно здесь читать. В программном обеспечении есть идея модульности, когда я могу просто сказать: «Хорошо.Я знаю, что здесь есть этот модуль кода пожарной безопасности, и я могу двигаться дальше».

    Думаю, многие юристы сказали бы то же самое о том, как они читают контракты. Между тем, как работают юристы, и тем, как работают инженеры-программисты, много общего. Есть прекрасное эссе Ларри Лессига, написанное много лет назад, под названием « Кодекс — это закон », то есть —

    .

    Однако я хотел бы остановиться на том, что с программным обеспечением вы можете выбрать свой собственный интерфейс. С юридическим документом у вас нет такой возможности.

    Многое из этого имеет смысл для финансовых инструментов и платежных систем. В этом проекте вы пытались сделать что-то гораздо более субъективное: решить, какой музей получит Конституцию. Я до сих пор не понимаю, почему это должно работать в децентрализованной компьютерной сети, в отличие от модели, в которой группа людей, которым вы доверяете, выдала вам некоторые акции в своей организации, что дает вам возможность управлять этими людьми.

    Понятно. Частично это была просто скорость, с которой мы двигались.Мы бы не смогли сделать это с помощью традиционных механизмов обработки платежей. Нам поступило несколько очень, очень крупных платежей. У нас было пожертвование в размере 4,5 миллиона долларов, которое пришло за одну ночь. Большинство платежных процессов не обработают это за 15 секунд, как это делает блокчейн, так что это была большая часть использования децентрализованной системы. Также значительно сложнее реализовать эти права голоса с помощью традиционных систем. Это не то, что очень распространено за пределами финансового мира, и это не финансовый инструмент — это пожертвование и контроль над документом.Вот почему эта технология была необходима, потому что она дала нам возможность получить эти права управления без необходимости выполнения множества различных, действительно важных процессов. Это также гарантировало, что держатели, которые голосовали, были теми, за кого себя выдавали.

    Думаю, в этом есть смысл, но на тот момент вторая половина пазла еще не была собрана. Токены на самом деле не давали никаких сформулированных прав или структуры голосования. Мне любопытно, почему люди покупаются на то, что они еще не знали, что они получают, но прежде чем мы зайдем слишком далеко, говоря о пожертвованиях и структуре голосования внутри DAO, я хотел бы поговорить о том, как КонституцияDAO запущена.В Конституции DAO 30 основных членов. Как все это началось?

    «Это началось как мем».

    Как и все замечательные вещи в Интернете, это началось как мем. Была статья об аукционе Sotheby’s за копию Конституции США, и некоторые криптолюди шутили: «А что, если кучка криптолюдей соберется и купит Конституцию?» Эти шутки стали немного более серьезными, а затем был звонок в Zoom, где половина людей шутила, а другая половина была совершенно серьезной.И к концу звонка в Zoom было решено: «Хорошо. На самом деле мы собираемся заняться этой штукой».

    Есть прецедент, когда криптогруппы делали ставки на аукционах — например, PleasrDAO купил альбом Wu-Tang Clan за 4 миллиона долларов — поэтому мы подумали: «Хорошо. Это значительно большее число». В то время мы думали о 20 миллионах долларов, но это вполне возможно. Именно тогда мы начали планировать и организовывать. Мы создали Discord и сайт. Мы начали общаться с музеями и продавцами.Буквально через семь дней у нас был представитель на торгах Sotheby’s с военным сундуком почти на 50 миллионов долларов.

    Какова была ваша роль в этой организации?

    Многое из этого было очень расплывчатым, и мы двигались очень быстро. В итоге я специализировался на адаптации новичков: как мы учим людей, которые плохо знакомы с криптографией, как безопасно заниматься этим? У нас также были открытые комнаты Discord, где мы помогали людям устранять неполадки. Я также внес свой вклад в маркетинг и некоторые стратегические вещи.Мы обнаружили, что люди очень гибко подходили к переезду туда, где они были нужны.

    Забавно. Адаптация новичков — вот почему вы сейчас на шоу, это я. Я ценю экспертизу. Когда вы разговариваете с поставщиками, вам, очевидно, нужны банковские партнеры. У вас есть партнер Endaoment — отличное имя; это «дао» в середине, а не «доу». Идеально. Это множество людей, пытающихся сделать много вещей одновременно. Как это на самом деле сложилось? Разве вы не знали, что это собиралось собраться вместе?

    Мы действительно не знали до конца.Много чего происходило в воздухе, и много неопределенности. По мере того, как мы собирали больше денег, наша легитимность становилась все больше и больше в различных учреждениях.

    Это очень американская история. История Соединенных Штатов Америки такова: чем больше у вас денег, тем выше ваша легитимность.

    «История Соединенных Штатов Америки такова: чем больше у вас денег, тем выше ваша легитимность».

    Верно. Я думаю, многим стало очень интересно.Одной из самых полезных частей этого опыта было количество музеев, с которыми мы говорили, которые теперь хотят узнать больше. Они видели, как мы привлекли от 40 до 50 миллионов долларов в зависимости от цены Ethereum. Они сказали: «Нам нужно шесть месяцев, чтобы собрать эту сумму денег. Давай поговорим: как ты это делаешь?» Очевидно, что здесь происходила какая-то очень специфическая динамика, но сейчас им очень любопытны DAO, коллективная собственность и все разные вещи, которые мы исследовали с этой организацией.

    Что вас больше интересовало: Конституция или технология и организационная скорость?

    Меня интересовали обе его части. Что меня действительно заинтересовало, так это история — было так много людей, которые интересовались этим проектом по разным причинам, и я бы посоветовал вам заглянуть на наш сайт по сбору средств. Мы использовали платформу под названием Juicebox. Люди могли оставлять сообщения о том, почему они вносят свой вклад, и они писали очень красивые, искренние вещи: рассказывая о том, что они были потомками рабов, и они были очень рады, что теперь у них есть этот документ, несмотря на некоторые ужасные вещи, которые в нем были.Иммигранты писали, как и родители, которые были рады однажды поделиться этим со своими детьми. Различные эмоциональные истории, которые этот проект вызывал у людей, были тем, что действительно привлекло меня. Мне также очень любопытна технология, но это второстепенный фактор.

    Это интересно. В течение семи дней, предшествовавших аукциону, самого аукциона и его очень быстрых последствий мы слышали почти исключительно о технологии. Мы слышали, что этот проект доказал X, Y и Z о том, что криптовалюты становятся мейнстримом в отношении DAO.Что мне показалось очень трудным, так это то, что я очень мало слышал о Конституции. Вокруг всего 13 копий этой штуки, и похоже, что этот объект был мемом. Как и во всех интернет-шутках, в ней был элемент троллинга. Вы думали, что все изменится, когда вам действительно пришлось управлять этой копией Конституции?

    Я хочу возразить, что это был всего лишь тролль. Я думаю, что обладание этим документом вызвало законное волнение и любопытство.Большая часть повествования была посвящена технологии, потому что это такая новая вещь. Технология — это то, что очень неправильно понимают, и люди все еще пытаются понять это, но все великие технологии существуют по одной причине: дать людям возможность. Вот почему я бы сказал, что люди и их истории — это то, что движет мной.

    Но вы правы — технология была действительно важна, потому что она двигала повествование. «Эй, эти сумасшедшие криптолюди собираются купить копию Конституции США.Что такое ДАО? Почему они повышают «по цепочке»? Что значит «на цепочке»? Сочетание этих двух факторов и стало движущей силой этого повествования. Технологии, да, были большой частью этого, но опять же — технологии просто позволяют людям делать лучше.

    Обратная сторона этого в том, что люди тратят деньги. Я посмотрел ваше обучающее видео о том, как внести свой вклад. Вы рекомендовали, чтобы люди добавляли 100 или 200 долларов к тому, что они готовы внести, только для оплаты комиссии за газ, которая является комиссией за транзакции в сети Ethereum.Это реальные деньги для довольно многих людей в этой стране. Внесено довольно много, но вторая половина проекта действительно не была намечена. Как вы думаете, какими были бы следующие шаги после сбора денег и победы на аукционе Sotheby’s? Что должно было произойти после всего этого?

    У нас была идея сделать 501(c)(3). Ничто из этого не было высечено в камне, но конкретный план заключался в том, что Endaoment собирался хранить документ до тех пор, пока мы вместе не создадим юридическую структуру.

    Вот мой настоящий вопрос: ваша организация тратит деньги, а вы просто собирались передать их другой организации. Это очень сложные договорные отношения, верно?

    Ага.

    Вы собирались подписать контракт с Endaoment, чтобы сказать: «Мы передаем вам этот документ»? Были ли адвокаты по обе стороны этих отношений?

    Как мы уже говорили, это очень экспериментальная технология. Это то, что мы сделали очень легко, потому что это так ново.Это то, что мы сделали очень доверчивым образом. Endaoment очень хорошо известен в криптосообществе, и я уверен, что они не захотят рисковать своей репутацией, делая что-то негативное. Это структура, которая привела к этому. В будущем я хотел бы видеть более совершенные юридические структуры, которые позволят реализовать такого рода проекты. Один из самых больших уроков Конституции DAO заключается в том, что технология так близка, но мы еще не полностью готовы. Есть много грубых краев, которые нужно отшлифовать, чтобы это стало намного проще через два, пять или десять лет.

    Конечно, но это технологический вопрос? Это то, к чему я постоянно возвращаюсь. Я понимаю это с помощью платежных систем и финансиализации, которые сейчас в основном работают на компьютерах, принадлежащих банкам. Давайте децентрализуем эти компьютеры — я смогу добраться отсюда туда. У вас есть один из 13 оставшихся экземпляров учредительного документа страны, и вы не запланировали, что делать дальше. Технологии не помогут вам решить эту проблему, верно?

    Верно.

    Кто-то должен взять и сохранить, а не испортить.Вы должны убедиться, что это произойдет в ту же минуту, когда вы получите документ. Кто собирался это сделать?

    Это и технологический, и нормативный вопрос. У нас было несколько партнеров, которые были готовы взять документы под физическое хранение. Sotheby’s был готов выдержать его еще 30 дней. Одна из причин, по которой мы не предложили нашу полную сумму, заключается в том, что мы знали, что нам нужны деньги на вещи, связанные с хранением документа, а также на оплату сборов и налогов.Это вопрос как регулирования, так и технологии, когда мы выясняем эти структуры. Сейчас так много замечательных организаций работают с регулирующими органами, чтобы сделать это намного проще. Я бы сказал, что это одна из вещей, которая отличает криптовалюту от многих других отраслей технологической индустрии. Есть такие организации, как Coin Center, Blockchain Association, которые очень усердно работают над тем, чтобы регуляторы поняли. Во многом это делается не для того, чтобы убедить регулирующие органы позволить всему идти как по маслу и бесплатно, а скорее: «Эй, давайте очень вдумчиво подумаем о том, как выглядит действительно хорошая политическая основа, чтобы сохранить конкурентоспособность Соединенных Штатов, а также обеспечить безопасность инвесторов.

    Подожди, а как нам связаться с регуляторами, что ты собирался делать с Конституцией?

    Итак, я имел в виду, что это проблема как технологии, так и регулирования, и попытка связать эти две вещи вместе, чтобы мы могли понять, как сущность в сети может удерживать физический документ из очень конкретного…

    Какая часть этого регулируется?

    Не существует четкого средства взаимодействия DAO с реальным объектом.

    Итак, вы собрали кучу денег в этом DAO. Вы открыли ООО? Формирование одного стоит около 50 долларов.

    Ага. У нас было ООО по сути как запасной вариант, если отношения с Endaoment не сложились.

    Хорошо. Таким образом, у DAO были деньги, и они хранились в блокчейне Ethereum. Вы собирались перевести деньги в Endaoment? Ты просто собирался отдать его им?

    У нас были деньги на счете FTX, который Sotheby’s использовал для проверки подтверждения наличия средств, и Endaoment будет участвовать в торгах от нашего имени —

    Это был беспроигрышный вариант.Я дам тебе это. Сотбис проверил деньги.

    Спасибо. Я ценю это.

    Это большое дело; Я не думаю, что Sotheby’s делал это раньше. Мне просто любопытны конкретные шаги: у вас были деньги, а затем вы сделали ставку. Если бы вы выиграли торги, что случилось бы с деньгами дальше?

    Они поступали либо с FTX напрямую на Sotheby’s, либо на Sotheby’s через Endaoment. Я не принимал непосредственного участия в этом процессе. Как я уже сказал, я больше занимался адаптацией новичков и маркетингом, поэтому, к сожалению, у меня нет конкретного конкретного ответа.

    Причина, по которой я так прямо спрашиваю, заключается в том, что если бы я был потенциальным инвестором, думающим о выделении денег на этот проект, «что будет дальше?» был бы вопрос, на который я хотел бы получить ответ.

    Всего.

    Кто бы в конце концов получил Конституцию? Похоже, что эта часть на самом деле не была запечена. Ты всего лишь третья сторона, которой я просто обязан доверять. Я не могу ознакомиться с договором на программное обеспечение или стандартным юридическим договором, в котором говорится, что мы собираемся перевести Sotheby’s 47 миллионов долларов.И затем каким-то образом эта средняя организация, чье отношение к управлению с Конституцией DAO неясно, получит Конституцию, а затем произойдет что-то еще. Для меня это все просто юридические вещи: преобразование LLC в 501 (c) (3), передача документа обратно. У вас был бюджет на юристов?

    Да, это было частью нашего бюджета, и вы правы — здесь было много доверия, но с самого начала мы были очень откровенны, что это очень доверительный процесс.Это не то, что в момент, когда мы начали, было полностью децентрализовано. Основная команда работала так быстро, как только могла, над прогрессивной децентрализацией. Мы были очень прозрачны с этими предположениями о доверии с самого начала. Люди чувствовали, что могут доверять нам, и они отправились в путешествие. Мы очень благодарны за это.

    Когда вы начали, вы сказали, что примерно половина людей думала, что это шутка, а половина людей были абсолютно серьезны. Некоторые предлагали символически сжечь Конституцию.Какова была внутренняя политика этой основной группы на этой неделе?

    Было много внутренней политики. Что, на мой взгляд, было самым интересным, так это скорость, с которой мы двигались, и то, как это действительно вызывало доверие, и как быстрый темп означал, что людям действительно приходилось выбирать. Если я принимаю участие в этом проекте, кто здесь контролирует? Кто имеет право принимать решения? Многое из этого было очень часто неясным. Одна вещь, которая случалась очень часто, заключалась в том, что у нас было бы голосование в нашем Discord, и у вас был бы, может быть, час в основной команде, чтобы высказаться.

    Некоторые из этих решений были очень важными. Многие из них находились в среде с очень высоким уровнем доверия. Было много новичков, которых люди не знали, но почти у каждого был по крайней мере один человек, которого они знали раньше, так что это была очень разрозненная сеть людей, которые смутно знали друг друга и объединились. Внутренняя политика заключалась в основном в разногласиях по поводу направления. На самом деле не было ничего по-настоящему политического в том, как вы работаете в компании, потому что все были настолько ориентированы на миссию и знали, что нам просто нужно сделать все очень быстро.

    Я постоянно возвращаюсь к тому, что смысл технологии блокчейна в децентрализации доверия — создании систем, не требующих доверия. Многие из наших разговоров возвращались к тому, что это была атмосфера высокого доверия между людьми, поэтому я просто пытаюсь исследовать это напряжение.

    Я думаю, что это связано с ускорением инфраструктуры DAO. Мы использовали замечательную ненадежную технологию, такую ​​как Juicebox, которая привела нас к сбору средств. Люди могли посмотреть контракты Juicebox, посмотреть, как они работают.Эта часть была очень важна для нас. Это было сделано в договоре. Это была не просто мультиподпись для сбора средств.

    Есть еще пара очень важных функций, но это связано с тем, что мы еще рано. Эта технология еще так нова. Людям нравится сравнивать его с ранней эрой Интернета в 1990-х годах. Думаю, это довольно точно.

    Как, по вашему мнению, программное обеспечение действительно изменит политику организации?

    Это очень общий вопрос.

    Вам нужно принимать решения. Вы голосуете в Discord. Я уверен, что это меняет значимость и скорость принятия решений. Например, DAO может работать как прямая демократия, один токен на голосование — это самая простая структура, о которой стоит подумать. Вы по-прежнему будете получать блоки держателей токенов, политизирующие другие блоки держателей токенов. Вы по-прежнему будете проводить встречи с инвесторами в стиле Преемственность , на которых вы голосуете за лидерство. Как это программное обеспечение на самом деле меняет любой из этих результатов? Или мы просто ускоряемся до такого результата?

    Что касается программного обеспечения, то на самом деле лучше смотреть на более авторитетные DAO, потому что там есть действительно интересные, инновационные вещи, над которыми работают люди.Существует DAO под названием Index Co-op, который делает индексные фонды: вы можете купить, например, DeFi Pulse Index, который имеет 20 различных токенов DeFi. Эта организация является полностью DAO. Голоса за то, какие продукты выпускать, кто ими управляет, средства на маркетинг — все это управляется в сети. Они обнаружили, что необходимы более сложные организационные структуры, чтобы идти в ногу со временем.

    Действительно интересная дискуссия на их форумах недавно привела к организационным изменениям, когда в Index Co-op теперь есть так называемые Мудрые Совы: члены совета, которые стремятся вмешаться, когда нет ясности, и найти способ решить проблему. проблемы, или довести ее до человека, который может решить эту проблему.То, что делает это действительно ясным, и что действительно интересно с этим программным обеспечением, это то, что вы можете по существу определить физические возможности кого-то в организации.

    Могут ли они вызывать определенную функцию смарт-контракта? Имеют ли они контроль над определенной суммой средств в казне? Некоторые из этих более передовых, более развитых DAO представляют собой гораздо более интересные тематические исследования для рассмотрения, потому что они активно работали над этим — в примере Index Co-op — более года с людьми, работающими полный рабочий день. на этом проекте.

    Я нахожу все это захватывающим, но, в конце концов, Конституция DAO — это тот, кто собрал все деньги и привлек к себе все внимание. Для меня это пробел, в котором я смотрю на статистику. Для 5 процентов ваших доноров этот проект был их первой транзакцией с [криптовалютным] кошельком. Почти у половины ваших доноров было менее 40 транзакций с кошельком. Вы привели в лоно многих людей. Многие люди доверяют вам свои деньги. Что происходит сейчас?

    Ты прав.Многие люди доверяют нам свои деньги. Вот почему здесь были важны две вещи: первая — прозрачность. Мы были откровенны со всем, что происходило на протяжении всего процесса.

    Вторым важным моментом были возвраты. Это важная причина, по которой мы выбрали смарт-контракт, который мы сделали для сбора средств, потому что у него была встроенная функция возврата. Мы сделали именно то, что обещали. Мы собирались собрать деньги. Мы собирались участвовать в аукционе.Если бы мы проиграли, что мы и сделали, мы собирались предложить возмещение. Возврат доступен для людей, чтобы потребовать.

    Давайте быстро поговорим об аукционе, а затем вернемся к возмещению. Вы собрали 47 миллионов долларов. Ваша максимальная ставка на аукционе составила 43 миллиона долларов. Sotheby’s должен был проверить это число для вашей максимальной ставки, а затем они сказали вам оставить часть в резерве на налоги, сборы, хранение и все такое. Вот как вы добрались до 43 миллионов долларов. Когда вы узнали, что 43 миллиона долларов — это максимум?

    Это было очень, очень незадолго до этого.Мы сделали подтверждение наличия средств примерно за три часа до аукциона. Мы надеялись, что сможем продолжить сбор средств в течение этих последних нескольких часов, но полностью понимаем, что нам нужно было пройти через процесс, чтобы убедиться, что они могут подтвердить, что у нас есть деньги. Это было что-то очень новое для Sotheby’s, и мы очень благодарны им за то, что они решили сотрудничать с нами и работать с нами для проверки этих средств.

    КонституцияDAO не выиграла. Победителем аукциона стал известный миллиардер-инвестор, управляющий Citadel, по имени Кен Гриффин.Он получил 43,2 миллиона долларов, что ненамного больше, чем собрала Конституция DAO. Я думаю, это очень расстраивает.

    Это расстраивает, но так устроен мир. Если мы не можем победить, основываясь на собственных достоинствах, то, я думаю, нам просто нужно больше работать, чтобы построить более сильную экосистему. Я вижу в этом момент вдохновения. Я хочу поздравить Кена. У него действительно отличные планы по отображению документа, чтобы люди могли его видеть и взаимодействовать с ним. Я надеюсь, что после этого Кен также воспользуется возможностью, чтобы немного глубже погрузиться в то, что мы делаем.

    Кен, если ты меня слушаешь — а я уверен, что слушает, — обратись к Ионе. Каково было вам наблюдать за аукционом?

    Наша группа фактически собралась в Нью-Йорке, чтобы вместе посмотреть аукцион. Это было волнующе. Внутри мы знали имя человека, который делал ставки от нашего имени, но, очевидно, мы не могли обнародовать его до тех пор, пока не были объявлены результаты аукциона. Во время аукциона, когда число ползло вверх, я чувствовал, что меня сейчас стошнит.Если бы мы выиграли, я бы расплакалась. Это был очень интенсивный опыт, особенно после этой сумасшедшей недели.

    Одним из самых крутых моментов было личное знакомство с кучей людей, которых я знал из Интернета, и это был такой забавный опыт. Несмотря на то, что мы проиграли, людям было немного грустно, но было так много надежды на то, что мы сделали. Мы получили DAO для некоторых из крупнейших новостных изданий в мире и научили людей этой технологии. У нас есть все эти новые люди, чтобы попробовать это.Это большая часть новых технологий, особенно криптографических: люди часто лучше понимают их, когда на самом деле пробуют.

    Одна вещь, о которой я люблю думать, изучая историю технологий, — это то, как люди внедряют новые технологии — часто это происходит потому, что они должны. Если вы думаете об электронной почте, например, отношение многих людей в 90-х было в основном таким: «Зачем мне использовать электронную почту? Это нелепо.» Перенесемся в настоящее: «Меня уволят, если я не буду пользоваться электронной почтой, потому что я не в состоянии выполнять свою работу.«Конституция DAO ни в коем случае не является проектом, в котором все должны участвовать, но это начало, которое пробуждает любопытство людей. Все больше людей спрашивают: «Что я могу сделать с этой штукой?»

    Как вы думаете, вы познакомили больше людей с криптовалютой и DAO или больше людей с Конституцией?

    Определенно больше людей интересуются криптой и DAO. Я думаю, что многие люди знали, что такое Конституция, и я думаю, что их интерес был вызван тем, что они уже были знакомы с Конституцией.Я думаю, что людям также очень понравились мемы с Ником Кейджем.

    Они были очень хороши.

    О, да.

    В конце аукциона было много путаницы. Вы знали личность человека, участвующего в торгах от имени КонституцииDAO, но общественность этого не знала. Мы понятия не имели, кого представляли участники торгов. Сразу же пространство Twitter наполнилось аплодисментами: «Мы победили». Откуда взялась эта развязка?

    Мы точно не знаем, как это произошло.Всем в основной команде сказали не публиковать сообщения в социальных сетях, пока не будут опубликованы официальные результаты. Люди, связанные с этим пространством, не были связаны с нашей командой. Это какая-то классическая путаница в социальных сетях, которая происходила там. Это было очень прискорбно, потому что я видел некоторые мемы, когда люди думали, что мы победили. Было так много радости, и было действительно обидно выпустить это официальное заявление. Я думаю, что есть еще много поводов для оптимизма и воодушевления. К сожалению, люди, не связанные с командой, будут делать то же, что и они, в социальных сетях.

    Когда ты узнал? Поскольку вы знали, кто делает ставки, вы знали сразу?

    Да, мы сразу поняли.

    Каков был план публикации этой информации?

    Мы ждали окончательного подтверждения от Sotheby’s, а потом у нас появилось официальное заявление, которое мы опубликовали в социальных сетях.

    Вы вернули около 55 процентов денег после некоторого первоначального замешательства по поводу возмещения. Весь проект должен был быть свёрнут, и каким-то образом должны были быть возмещены средства, но потом поднялся шум, и вы изменили этот процесс.Как сейчас работает возврат?

    Просто чтобы уточнить, на самом деле мы его не меняли. Мы исследовали другой проспект, к которому решили не приближаться. И мы вернулись к первоначальному плану только потому, что сочли его самым простым и безопасным.

    Скажи мне разницу между ними.

    Мы рассмотрели несколько вариантов и не остановились ни на одном. План, который у нас был, заключался, по сути, в повторном внесении средств обратно в контракт на Juicebox.Затем люди смогли отозвать свои возмещения.

    Вот что сейчас происходит.

    Точно.

    От какого другого плана вы отказались?

    Остальные варианты вдаваться в подробности не стоит, но мы по сути решили, что все они имеют достаточный технический риск. Вместе с техническим риском возникает риск потери денег людей, а это неприемлемо.

    Одной из проблем сейчас является то, что люди заплатили 100 долларов за газ, чтобы пожертвовать 100 долларов.Теперь им, возможно, придется заплатить 100 долларов за газ, чтобы вернуть свои 100 долларов. Некоторые люди уже заплатили больше, чтобы вернуть свои деньги, чем они вложили. Разве это не одна из основных проблем всего этого проекта — комиссия за транзакции на самом деле перевешивает все остальное, чего он достиг?

    Это действительно важная критика. Вопрос оплаты — это то, с чем мы были прозрачны с самого начала. Мы говорили людям: «Эй, плата за газ является частью этого. Существует эта комиссия за транзакцию и другая комиссия за транзакцию при возмещении.Люди знали об этом. Это часть любой новой технологии.

    Это напоминает мне очень близкую моему сердцу историю о Сатору Ивате из Nintendo. Ивата разрабатывал игры Pokemon Gold и Silver . Pokemon Gold и Silver имели две разные области для изучения. Картриджи, которые они использовали в то время, были очень ограничены в плане хранения. В мире программного обеспечения существует легендарная история о том, как Ивата в основном нашел способ сжатия, который поместил бы обе эти области в этот картридж.

    Сейчас мы живем в эпоху криптографии. Мы до сих пор не оценили всю масштабируемость и пропускную способность. Прямо сейчас мы все еще находимся в тех первых днях, когда пытаемся упаковать как можно больше по самой низкой цене. Это часть технологии. Многие вещи начинаются как немного худший опыт, чем современные технологии. Но по мере того, как технология совершенствуется с течением времени, она становится значительно лучше. Бьюсь об заклад, еще один пример этого, который мы также увидим в ближайшие годы, — это беспилотные автомобили — сейчас они хуже, чем люди, но в конечном итоге я надеюсь никогда больше не водить машину.

    Я с тобой. Мы много говорим о беспилотных автомобилях в сериале, но вы здесь и сейчас. Мысль о том, что технологии со временем станут лучше, не решает проблемы человека, который был влюблен в идею покупки Конституции, теперь потерял 200 долларов в виде гонораров, потому что они дали вам 50 долларов. Как решить проблему этого человека?

    Вот почему с самого начала была прозрачность. Это прискорбно. Хотелось бы, чтобы комиссионные были меньше. Есть решения по масштабированию, но у них не было контракта с функцией возврата, которая была для нас очень важна.

    Мы чувствовали, что с самого начала должны быть максимально прозрачными, особенно когда мы просто нацеливались на людей, которых мы называем криптонативными. Они понимают, что сборы являются частью этого. Для тех, кто не был крипто-нативным, поэтому мы хотели четко указать в нашем обучении, что за использование сети будет взиматься плата.

    Вы вернули около 55 процентов денег. У нас есть вся замечательная статистика о людях, которые внесли свой вклад впервые или близки к этому.Были ли одни и те же кошельки в первый раз запрашивающими возмещение? Остались ли 45 процентов средств от ваших первых доноров? Для меня это было бы очень показательно.

    Хотел бы я, чтобы у меня была для тебя эта статистика. Панель инструментов, которая у нас была для того, кто внес свой вклад, была панелью инструментов, созданной сообществом. Это одна из действительно крутых вещей в этой технологии: кто-то, кто совершенно не аффилирован, на самом деле смог просто извлечь данные из блокчейна и создать эту панель мониторинга того, что происходит. Я уверен, что этому человеку было не так интересно делать панель управления возвратом денег.Немного сделали, но не указали, кто и сколько за кошелек и тому подобное. Была общая панель возврата.

    Таким образом, у нас нет этих данных, к сожалению, но я думаю, что тот факт, что это был даже не кто-то из нашей команды, это не было кем-то аффилированным — просто третье лицо, которое хотело получить доступ к этим данным. Поскольку это было общедоступно в блокчейне, они могли поделиться им с нами и со всем миром.

    Но разве этот вопрос не затрагивает все, о чем мы говорили? Все дело в доверии, прозрачности и подотчетности.В безумной суматохе дел создание информационных панелей всегда является самым низким уровнем приоритета. Я понимаю это, но в какой-то момент знание того, кто ваши доноры, и забота о самых новых должны были подняться вверх по цепочке приоритетов, верно? Вы подумали: «Мы должны выяснить, кем были люди, которых мы знакомим с криптографией, чтобы убедиться, что они чувствуют заботу, потому что сейчас это большая победа этого проекта»?

    Вот почему мы по-прежнему активны в Discord, оказывая поддержку людям, которые пытаются понять, как это сделать.Панель инструментов была бы отличной, я согласен, но я бы предпочел напрямую общаться с людьми, которые спрашивают меня — как индивидуально, так и в личных сообщениях, и в общем Discord — «Эй, я изо всех сил пытаюсь это сделать. Вы можете помочь?» Или: «Я не уверен, переведен ли фонд. Вы можете проверить?» Приятно иметь информационную панель, которой мы можем поделиться с другими людьми, но я бы предпочел работать с этими людьми, чтобы на самом деле получить эти возмещения.

    Сорок пять процентов денег лежат там.Это число уменьшилось, по крайней мере, когда я посмотрел на приборную панель прямо перед тем, как мы начали запись. Похоже, вы получили 55-процентное возмещение, и эта цифра просто оставалась там в течение нескольких дней. Как вы думаете, почему?

    Я думаю, что частично это плата за газ, о которой мы говорили. Отчасти это связано с тем, что люди не обращают на это особого внимания. Многие люди в криптомире двигаются очень быстро и что-то упускают — в основном это люди, которые являются крипто-аборигенами. У них есть 50 разных вещей, на которые они обращают внимание одновременно.Я ожидаю, что со временем это число будет продолжать уменьшаться, но в криптографии есть много людей, которые просто делают ставки повсюду и смотрят, что происходит.

    20 миллионов долларов «посмотрим, что произойдет» прямо сейчас в банке или в цепочке?

    Чтобы уточнить, я думаю, что плата за газ является большой частью этого. Я не думаю, что их отношение «посмотрим, что произойдет», скорее, они не обращают внимания или еще не нашли время сделать это. Это очень волнительно.Вы хотите сразу же вмешаться, когда есть волнение вокруг пожертвования, чтобы купить копию Конституции, но требовать возмещения не так весело, поэтому я думаю, что люди меньше спешат.

    Классическая бизнес-модель — заставить людей требовать возмещения. Я не думаю, что ты этим занимаешься, но…

    Нет. У нас тоже нет доступа к этим средствам.

    Что ты собираешься делать, если через пять лет в кошельке все еще есть деньги? Цена Ethereum довольно сильно меняется.Через пять лет, если эти 45 процентов денег Конституции DAO все еще существуют, они могут снова стоить 50 миллионов долларов. Каков план?

    Эти возвраты будут доступны на неопределенный срок. Смарт-контракт находится в цепочке, и его нельзя изменить, поэтому кто-то может вернуться через 20 лет и сказать: «О, я понял, что у меня все еще есть средства здесь. Я хочу их вытащить». Я ожидаю, что многие инструменты станут лучше. Одна вещь, которая действительно популярна в настоящее время, — это приложения, которые сообщают вам, на сколько подписок вы подписаны, о чем вы не знаете.Мы начнем видеть это со многими вещами, основанными на блокчейне, потому что люди поймут, что у них есть деньги в укромных уголках повсюду, которые не стоили много, когда они впервые вложили их туда. Затем, в конце концов, вы понимаете: «О, мне действительно нужно пойти и взять это».

    Вторичный рынок токена $PEOPLE уже сформировался. Это кажется очень странным, потому что этот вторичный рынок не связан с действующей организацией. Что вы об этом думаете?

    Когда мы выбирали платформу, которую собирались использовать, нам пришлось пойти на ряд компромиссов.Мы действительно хотели оптимизировать возврат средств. Частью этого был выбор Juicebox — у него есть токен, и вы можете потребовать его, даже если мы не выиграем аукцион. Это не то, что мы советовали людям делать. Мы говорили людям просто потребовать возмещения.

    С блокчейном людей не остановить. Это больше не связано с командой, и мы закрываем проект. Это то, что существует, но не то, что мы одобряем.

    Вы понимаете, почему люди создают вторичный рынок для этого токена?

    Людям нравятся мемы.

    Думаешь, это все?

    Ага. Людям нравятся мемы; они любят веселиться. Я думаю, что одна вещь, которую я усвоил из изучения криптомира, заключается в том, что очень трудно рационализировать множество различных импульсов — вещей, которые происходят с мемами и с меметической передачей информации. Я думаю, что если люди развлекаются и занимаются своим делом, то я не пытаюсь интерпретировать это слишком глубоко, потому что я просто сломаю себе мозг.

    На этом я хочу закончить.Мы обсудили здесь много действительно важных идей. Я думаю, это в принципе круто, что люди пытались собрать много денег, чтобы купить Конституцию. В конце концов, Интернет всегда был хорош в том, чтобы стрелять из базуки деньгами по вещам. Вы можете вернуться к вызову с ведерком со льдом. Когда люди стреляли из базуки деньгами в Ассоциацию БАС, они не обязательно были к этому готовы. Вы надеялись, что они принесут пользу, и что они действительно инвестировали в это исследование — и , к счастью, в данном случае они сделали .

    Верхний слой этой динамики финансирует эту базуку интернет-денег чрезвычайно неожиданными способами — способами, которые движутся с импульсом, который ломает мне мозг. Как вы думаете, это хорошо? Теперь существует вторичный рынок токена, который должен был управлять физической копией Конституции, но теперь он просто играет на обломках этого проекта. Что-то в этом не кажется замечательным — на самом деле это противоречит вашим целям. Мне интересно, думаете ли вы об этом напряжении.

    Это действительно хороший философский вопрос и очень хороший конкретный вопрос. Я верю, что люди будут делать то, что могут, им будет любопытно, и они будут что-то пробовать. Я думаю, что наша работа как общества — выяснить, что мы хотим из этого получить — и чего мы не хотим из этого получить. Интересно раздвигать границы; Я говорю не конкретно об этом случае, а о том, как мы можем переупаковать и организовать информацию, ценность, управление и все эти механизмы.Потребуется некоторое время, чтобы понять, что является правильным.

    Это то, что я действительно ценю в том, как правительство США подходит к регулированию криптовалюты по сравнению с правительствами некоторых других стран. Правительство США дает отрасли передышку. Они говорят: «Хорошо, давайте посмотрим, что здесь происходит в глубине. Мы попытаемся понять эту более ограниченную группу людей, которые знают, что они получают доступ к очень рискованному классу активов. Чему мы научимся у этой небольшой группы?» Я хочу еще раз подчеркнуть, что то, что мы делали, было пожертвованием для управления — голосованием за будущее этого документа.Как мы можем сделать этот документ управляемым народом?

    Вы впервые познакомили многих людей с этими понятиями. Сейчас кто-то получил возмещение, кто-то ждет оплаты за газ, а кто-то просто счастлив, что принял участие. Как вы думаете, каким должен быть вывод для этой группы людей? В том, что они могут тратить деньги на крутые мемы с присоединенным сообществом? Или их должен больше заинтересовать этот проект как новый инструмент принципиально корпоративного управления?

    Я думаю, что последнее.Что вы хотите, чтобы произошло в мире и как вы это делаете? Это правильный набор инструментов? Уже появилось множество действительно интересных ДАО, которые реализуют множество захватывающих проектов. Несколько примеров: DAO сейчас работает над тюремной реформой. Есть еще один, который работает над тем, как проводить больше публичных научных исследований. Есть один, который приобрел еще один документ: документы о борьбе с рабством из истории США.

    Мы уже начинаем видеть последствия этого.В долгосрочной перспективе мы увидим больше ДАО для людей, которые пытаются достичь целей, которые не вписываются в структуру компании или некоммерческой организации, а в большей степени представляют собой коллектив сообщества. Мы увидим, как многие люди извлекут уроки из того, что мы сделали, и создадут лучшие инструменты и передовые методы.

    Давайте закончим с того, с чего начали: интерфейс между криптомиром, миром сообщества DAO и реальным миром еще не создан. Я понимаю, почему это происходит в первую очередь в финансовых учреждениях.Это все просто компьютерные штучки. Буквально, у нас только что был инфлюенсер Excel на шоу: большая часть этой индустрии — это люди, использующие Excel или компьютеры для работы. Вы можете сразу же автоматизировать и воссоздать эти контракты в децентрализованных базах данных.

    Когда вы говорите о тюремной реформе — это органы в мире. Это не компьютерная работа. Как вы думаете, каковы следующие шаги между DAO, которые собираются вместе, чтобы сформировать коллективы управления и повлиять на реальный мир? Какой следующий самый важный шаг?

    Есть несколько вещей, которые DAO действительно может делать сегодня.То, что нам нужно преодолеть, — это выяснить, что на самом деле может контролировать смарт-контракт, потому что это источник силы DAO. Для многих DAO сегодня большая часть того, что они делают, это просто отправка казначейских средств; 20 миллионов долларов на создание группы лоббирования криптовалют. Это реальный пример из Uniswap, децентрализованной биржи, которая проголосовала за создание этой группы по лоббированию криптовалют.

    Однако я думаю, что со временем мы сможем расширить функциональные возможности полномочий DAO — как от права голоса, за что могут голосовать фактические держатели токенов, так и от избранных представителей, которым DAO дает очень конкретные, конкретные и проверяемые полномочия. к.

    Кажется, я мог бы потратить на это еще час. Я действительно хочу знать, может ли теперь лоббист выбирать, в какой стейк-ресторан водить избранных чиновников. Может ли DAO проголосовать за это? Это было бы очень интересно, но вы уделили нам так много времени. Что ждет вас дальше? Что дальше для основных членов группы Конституции DAO?

    КонституцияDAO завершается, сворачивает официальную деятельность, идут возвраты. Все расходятся по разным проектам.У меня дневная работа инженера-программиста в совсем другой — но я бы сказал, столь же захватывающей — части технологической индустрии. Люди работают над тем, над чем они работали, но я ожидаю, что в будущем мы увидим больше от этой группы. Это было действительно невероятно. Я бы сказал, что одна из лучших частей этого опыта — это то, что я завел новых друзей. Это очень весело, когда ты можешь позвонить людям, которых знаешь из Интернета, и сказать: «Привет, не хочешь пойти потусоваться? Хочешь пойти выпить кофе?»

    Отлично.Иона, большое спасибо, что пришли Декодер . Я немного подтолкнул тебя. Спасибо за участие. Я очень ценю это.

    Нилай, спасибо, что пригласили меня. Это был отличный опыт, и я рад быть с вами в этом путешествии по пониманию криптографии.

    Удивительное академическое происхождение мемов

    В Интернете никогда не бывает скучно, и это во многом связано с тем, что контент, которым делятся в Интернете, постоянно меняется — отчасти благодаря творчеству пользователей, которые микшируют, пародируют или добавляют подписи к популярным изображениям или видео для создания мемы.

    Острые и юмористические мемы — идеальная пища для интернет-культуры, сформированной вирусным обменом и творческим участием. Они могут показаться простыми, но с лингвистической точки зрения они удивительно сложны. Создатели мемов используют «мультимодальную грамматику» (другими словами, изображения и подписи) для выражения и обмена идеями и мнениями. Отмечая своих друзей в мемах, которыми делятся в социальных сетях, люди добавляют к контенту свое личное значение.

    Несмотря на свою популярность, малоизвестно, что мем берет свое начало в академических кругах.Термин «мем» уходит корнями в эволюционную биологию и был придуман Ричардом Докинзом в его знаменитой книге 1976 года «Эгоистичный ген». По словам Докинза, мем — это «единица культурной передачи или имитации»: его примеры включают концепцию Бога, детские стишки и шутки, крылатые фразы и модные тенденции.

    Слово происходит от греческого «мимема», что означает «подражать», которое Докинз предположительно сократил до рифмы с «ген»; намек на сходство между выживанием определенных мемов в результате эволюции культуры и выживанием определенных генов в процессе естественного отбора.

    Становится вирусным

    Интернет-мемы, какими мы их знаем сегодня, представляют собой единицы массовой культуры, которые распространяются, имитируются и трансформируются пользователями. Лимор Шифман, ведущий исследователь интернет-мемов, утверждает, что мем — это не отдельная идея или изображение, распространяемое в социальных сетях, а группа элементов, созданных с осознанием друг друга. Например, знаменитый мем Grumpy Cat — это не сам кот, а весь набор мемов, сгенерированных с его изображением.

    Первым мемом в Интернете был на самом деле «смайлик» сбоку — 🙂 — созданный в 1982 году американским ученым-компьютерщиком Скоттом Э.Фалман. Практику использования знаков препинания для выражения эмоций быстро подхватили интернет-пользователи по всему миру, и в репертуар мема «смайлик» были добавлены несколько других выражений, таких как 🙁 и ;-).

    В 1998 году, когда сеть стала более популярной, мем «Танец хомяков», изображающий ряды GIF-файлов с танцующими хомяками на веб-сайте канадской студентки-искусствоведа Дейдре Лакарт, стал популярным. К концу июня 1999 года сайт посетили 17 миллионов раз.Позже он породил запоминающуюся песню Cuban Boys и вирусный ремикс от Hampton the Hamster, а также несколько сайтов-подражателей. Этот мем, каким бы простым он ни был, является одним из первых примеров вирусного цифрового контента.

    Мемы следующего поколения

    Новые породы мемов появились во второй половине девчачьих, наряду с распространением в сети фотографий домашних животных. Известными примерами были Advice Dog, LOLCats и Grumpy Cat. Животные с человеческими характеристиками уже давно являются частью человеческой культуры — от древнеегипетских богов до детских сказок, таких как «Кролик Питер», — поэтому неудивительно, что они возродились в цифровую эпоху в виде мемов.

    Начиная с поздних девчонок, в мемах стали фигурировать знаменитости и обычные люди. Примеры включают « Чарли укусил меня за палец» , « Канье прерывает» , « Оставь Бритни в покое» и « Обнали меня снаружи / How Bah Dah» . Все эти мемы пришли из СМИ или вирусного видео, которые проворные интернет-пользователи пародировали, имитировали, ремикшировали и смешивали.

    Мемы также используются людьми для продвижения определенных политических идей или идеологий. Лягушка Пепе, например, была заимствована альтернативными правыми из комикса «Клуб мальчиков», в конечном итоге став расистским символом, прежде чем был убит своим создателем Мэттом Фьюри.

    Используя веб-сайты, такие как Meme Generator, люди могут использовать язвительный юмор мемов, чтобы попытаться делегитимизировать аргументы и лидеров соперничающих политических движений. Этот вид активности усилился в связи с крупными политическими событиями, такими как выборы в США и Великобритании, и имел разную степень успеха.

    Мемы

    будут продолжать развиваться вместе с достижениями и изменениями в цифровой коммуникации. Тем не менее, одна вещь остается неизменной — это желание людей общаться друг с другом и создавать общую культуру.Как ни банально это может показаться, мемы вносят свой вклад в эту общую культуру, способствуя воображению, творчеству и участию людей в жизни общества через новые медиа.

    Как черные Air Force 1 стали самым забавным мемом культуры кроссовок

    Я не помню, когда было решено, что полностью черные Air Force 1 стали фирменной обувью дегенератов. Я просто помню, что никто не носил их специально, если только они не работали на кухне, не занимались грабежами или не были наркоманами. Эта теория не была придумана каким-то конкретным человеком, ее просто поняли.

    Наркоманы и наркоманы в районе, где я вырос, носили почти исключительно их, и люди, которые носили их на работу, трахались с ними, потому что они выглядели лучше, чем те нескользящие универсальные суставы, которые им пришлось бы покупать. Носок на черных AF1 рассыпается, как бумага, если их носить слишком много раз. Они выглядят так, как будто кто-то ходил со сжатым кулаком внутри, плюс они сворачиваются, когда вы снимаете их после долгого дня стрельбы, курения рока, грабежа людей и/или мытья посуды.Кожа тоже начинает ощущаться и выглядеть как пластик. Мало того, что они униформа пыльных, грязных комков, они буквально запылятся. Вот почему нормальные люди их не покупают.

    Так что довольно забавно видеть, как эта пуленепробиваемая теория соседства применяется в социальных сетях, когда речь идет о фотографиях людей, одетых во все черные Air Force 1, особенно в низах. Человек, который намеренно покупает их, — это человек, которому нельзя доверять. Вы должны немедленно подвергнуть сомнению их мотивы.Эти люди не думают ни о вашей, ни о своей безопасности. Например, один из моих дядей имел обыкновение качать полностью приготовленные черные AF1 Lows в пыльнике и ходил с металлической отмычкой, которую он сделал в магазине, когда учился в старшей школе (в 80-х!), спрятанной во внутреннем кармане. Пожалуйста, найдите минутку, чтобы представить это. Этим типам трудно доверять — это те, кого вы хотели бы видеть в своей команде, потому что вы не хотели бы играть против них. Мой дядя и ему подобные — это в основном Патрик Беверли: пара черных солдат ВВС в человеческом обличье.

    Во время своего выступления на Full Size Run Мейхем Лорен сказал: «Я не думаю, что когда-либо занимался преступной деятельностью, не надев черные Air Force 1», доказывая, что кроссовки пользуются серьезным уличным доверием.

    Также на YouTube есть скетч «Black Air Force 1 Activity».

    Я думаю, онлайн-беседа о черных Силах стала вирусной, когда Дрейк был изображен с моделью Малайкой Терри. Те, кто наделен знанием капюшона, блестяще указали, что ничего не получится, потому что Терри был одет в черные шорты AF1, когда был на свидании с самым известным рэпером в мире.Некоторые предлагали Дрейку проверить свой бумажник, потому что она обязательно спишет дерьмо с игры от его имени. Быстрый поиск в Твиттере откроет сокровищницу черного контента AF1, что официально сделает его самой смешной шуткой, связанной с кроссовками. Я бы хотел, чтобы такое же пренебрежение относилось и к кроссовкам на танкетке, но это может быть другое эссе для другого дня. Представьте себе, что коротышка идет на свидание в черных кроссовках на танкетке Air Force 1? Могла ли она все еще любить… получить это?

    Хватит ли у вас смелости поджарить ее на месте, какой бы плохой она ни была? Мне было бы трудно держать язык за зубами или не показывать никаких эмоций.Например, ма, почему ты их носишь?

    Белые девушки будут иметь абсолютно приготовленные, грязно-белые AF1 с веревками от швабры вместо шнурков, а мешки с грязью в капюшоне навсегда будут иметь в своем распоряжении полностью черные пыльные AF1 Lows. Когда вы видите этих людей на публике, действуйте осторожно. Они не уважают человеческую жизнь, даже свою собственную. Эта стратегия не шутка и не мем в Твиттере, это стратегия для вашего же блага. Вы можете многое сказать о человеке по обуви, которую он носит, так что пусть это будет уроком для тех из вас, кто не из «гетто» или «гетто», как многие из вас любят это называть.Следите за черными Силами на этих улицах. Люди, которые их носят, либо занимаются грабежами, либо имеют многочисленные насильственные преступления. Это может показаться стереотипным, но это эмпирическое правило, которое спасло меня и спасло мне жизнь. Если вы занимаетесь домашним хозяйством или работаете на кухне, в моей книге вы хороши. Будьте в безопасности и избегайте бронирований.

    Акции мемов теряют популярность, поскольку опасения по поводу повышения ставок ослабляют спекуляции

    24 января (Рейтер) — Акции мемов GameStop Corp (GME.N) и AMC Entertainment (AMC.N) продолжали терять популярность среди инвесторов, поскольку опасения более быстрого роста процентных ставок подрывают перспективы спекулятивной торговли.

    После роста на 600% в прошлом году на фоне безумия розничной торговли, GameStop упал на 11% в понедельник, продолжив падение на 28% с начала 2022 года. Точно так же AMC потеряла треть своей стоимости в этом году после более чем Скачок на 1100% в 2021 году.

    Стоимость сильно укороченных акций резко возросла, когда армия мелких инвесторов координировала свои действия на онлайн-форумах, таких как r/wallstreetbets Reddit, повышая цену своих акций и нанося ущерб медвежьим хедж-фондам.

    Зарегистрируйтесь прямо сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

    Зарегистрируйтесь

    «По мере роста ставок текущая стоимость будущих денежных потоков уменьшается, что устраняет часть спекуляций на рынке», — сказал Томас Хейс, управляющий член Столица Грейт-Хилл в Нью-Йорке.

    Американские фондовые индексы пережили худшую неделю с начала пандемии в марте 2020 года, поскольку рост стоимости заимствований ознаменовал бы конец политики легких денег, которая подпитывала ралли фондового рынка.

    «Был период, когда были все эти бесплатные стимулирующие деньги, низкие ставки и доступная маржа… этот период подходит к концу», — сказал Хейс.

    Другие акции, привлекшие интерес розничных инвесторов, также упали. Koss Corp (KOSS.O), BlackBerry, Avis Budget Group Inc (CAR.O), Workhorse Group Inc (WKHS.O), Bed Bath & Beyond Inc (BBBY.O) в этом месяце упали на 14–36%. .

    ETF Roundhill MEME на сумму 1,6 миллиона долларов, который обеспечивает доступ к акциям с высоким коротким интересом и повышенной активностью в социальных сетях, упал за шесть из семи недель с момента его запуска.

    «Дольше, чем мы ожидали, запасы мемов оставались на смехотворном уровне», — сказал Джо Салуцци, со-менеджер по торговле Themis Trading в Нью-Джерси.

    На прошлой неделе Vanda Research, которая отслеживает потоки розничных инвесторов, сообщила, что общая болтовня в социальных сетях об акциях мемов существенно снизилась с начала 2021 года, при этом наблюдается некоторый спекулятивный интерес розничных инвесторов к GameStop и AMC.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Закрыть
Menu