Вк перемешались друзья: Почему хотят запретить группу Френдзона?

Содержание

Рассказы региональных победителей третьего сезона

Корнева Мария. Как важно понимать, что у тебя есть семья

«…Собирать гостей — большая наука. Одного радушия порой
маловато… Требуется выдумка и недюжинная смелость!»

мультсериал «Смешарики»

В день рождения Софьи Андреевны Фурман лил дождь, и кучевые облака окутали её родной город Плюшкин. Сегодня, седьмого октября, ей исполнялось 63 года. Приличный возраст для учительницы – могла и не дожить.

Поздравления от знакомых были приняты ещё с самого утра.

Дочь виновато сообщила, что семья приехать не сможет, много дел – никак не вырваться. Софья Андреевна успокоила Наташу, мол – не переживайте, всё в порядке. Внуки хором сказали в трубку, что скоро приедут на каникулы. Зять пожелал крепкого здоровья. Наташа перехватила трубку и затараторила:

— Мама, Вы не расстраивайтесь. В город приезжает наша знакомая, она передаст подарок.

— Доча, да не надо ничего…

— Никаких возражений. Бронислава Игоревна прелестная старушка, у неё ещё пудель есть. Ну, созвонимся.

Софья Андреевна вздохнула, и пошла на кухню – поставить чайник. Взгляд упал на чёрно-белый снимок: Софа и Валя, её дорогой муж, Царство ему Небесное. Валя Фурман, уроженец Одессы, работал физруком в школе, где и познакомился с будущей женой. С улыбкой вспоминалась их свадьба – евреи любой праздник сделают незабываемым.

Родилась дочка, они жили дружной маленькой семьёй. Потом дочь поступила в университет, у Вали нашли опухоль лёгкого (странно, вроде и не курил никогда), и Софа осталась одна. Всё её время теперь занимали ученики, тетради, и рыжий кот Арнольд.

С выходом на пенсию Софе временами становилось одиноко; она очень любила своих внучат, Леночку и Серёженьку. Внучка ходила в детский сад, а внучок во второй класс. Приезжали они очень редко. К их приезду Софья стряпала пироги, покупала мороженое и поливала его клубничным вареньем, которое покупала у бабушек на рынке, за неимением дачи.

На рынке она познакомилась с женщиной, Елизаветой Петровной, которая на пенсии вместе с мужем Изей ударилась в садоводство и огородничество. Они солили огурцы, мариновали помидоры и варили варенье. Изя Фишман, земляк покойного мужа Софы, очень интеллигентный мужчина, продавал рядом с женой семечки и рассаду. Пенсионеры очень сдружились. По вечерам они втроём пили чай и рассказывали истории из жизни, делились советами по хозяйству.

Улыбнувшись своим мыслям и воспоминаниям, Софья Андреевна вздрогнула, когда раздался звонок в дверь. Женщина подошла к двери и заглянула в глазок. Поняла, что это от дочери, и открыла дверь. На пороге стоял весьма интересный экспонат – очевидно, та самая Бронислава Игоревна. Заходя в квартиру, мадам, вальяжно волоча за собой чемодан, с кем-то сюсюкала, приговаривая: «Мой хороший, устал с дороги, сейчас погреешься, пупсик мой дорогой».

«У неё пудель есть», – вспомнила слова Наташи Софа.

— Я от вашей дочери, вы должны быть предупреждены, — высоким голосом проговорила гостья.

— Да, Наташенька предупреждала, проходите. – Софа забегала по прихожей, забирая у гостьи чемодан и переноску с собакой.

— Ах, такой ливень, грязь, холод, ужас! Еле добралась. Будьте добры, высушите мой зонтик и непременно включите газ, милый Рудик может простыть. Кошмар, в такси душно, так ещё и газета на полу вместо коврика. Так трясёт, что мой пёсик чуть не описался от волнения. Сервиса ни-ка-ко-го! Таксист – хам! Вы не стойте, примите одежду.

Софья Андреевна была женщина с хорошей выдержкой, но её как-то подкосила эта дама с собачкой – столько слов в минуту, ещё и одежду суши и следи, чтобы собаке хорошо было! Софа провела гостью в гостиную.

— Вам Наташенька передала подарок – путёвка в санаторий в Крыму и вот блендер. Санаторий чудный, я сама там отдыхала. Природа – неописуемо красива! А какое лечение! Я как будто заново родилась!

Софья взяла конверт. Гостья понеслась к чемодану – за блендером. По пути она выпустила своего пуделька – донельзя тщедушное создание.

— Может быть, чаю? Как раз чайник вскипел.

Разливая чай по чашкам, Софья Андреевна не знала, радоваться или огорчаться этой путёвке. Вроде и хорошо на старости лет побывать в Крыму, у моря, а так… Всё же дальше от детей, от внучат…

На кухне уютно гудел холодильник, а на нём гудел огромный рыжий кот Арнольд.

Нарезая медовик, Софа снова слушала рассказы гостьи.

— Я впервые выезжаю из Москвы, знаете, в провинцию…Буду гостить у родственников. Обычно я провожу зимнее время за границей. А вы, собственно, где бывали?

Софья Андреевна рассматривала гостью – высокая, грузная женщина в чёрном платье, с перстнями и браслетами на мощных руках. Волосы у неё были взбиты в высокую башню.

— Так вы же ездите куда-нибудь?

Хозяйка мотнула головой, прогоняя мысли.

— С мужем ездили на Украину к родственникам и один раз в Ялту по путёвке от завода. А так…да наверное всё.

— А на день рождения никого не ждёте?

— Друзья должны прийти вечером, но ещё рано. А кто ваши родственники?

— Милая супружеская пара Федоровы. Они живут на улице Гоголя.

— Вы к ним надолго?

Гостья ответила:

— До конца месяца. Потом еду на неделю в Ессентуки, на воды. Очень почки, знаете, беспокоят.

— А у меня давление. Замучило совсем. Пью таблетки, да не помогают.

— Да…давление это напасть…

Повисло молчание. И тут в дверь снова позвонили. Софа Андреевна поднялась с дивана и, шаркая тапочками, пошла открывать дверь.

На пороге, с пакетами, переругиваясь между собой, стояли Изя и Лизавета Фишманы.

— Ой, дорогие мои, проходите.…Промокли все!

Изя, высокий и худой дедушка, шурша пакетами, вошёл в квартиру.

— Не переживай, дорохая. Лизавета, та проходи, весь пол в подъезде измочишь.

— Изя, не начинай! Софа, у тебя гости?

— Да, гости.

Перед парой предстала пышная женщина с пуделем на руках.

— Какая дама! Как поживаете? – дружелюбно поинтересовался Изя.

— Не хочу вас расстраивать, но у меня все хорошо. Меня зовут Бронислава Игоревна. А вы…

— Измаил Лукич Фишман, жена моя…

— Елизавета Петровна. Очень приятно.

Слушая разговоры Брониславы и Измаила, Софа и Лиза накрыли нехитрый стол: соленья, селёдка под шубой. Чёрный хлеб, колбаска, домашняя аджика и солёные огурцы с помидорами. И шампанское, потому как на весь другой алкоголь у Изи была аллергия.

— Садитесь, девочки, я сейчас буду хаворить тост! Дорохие дамы, дорохая Софочка. Хочу поздравить тебя с днём рождения, пожелать здоровья, здоровья и еще раз денег; отличной походы за окном, хорошего настроения и крепких нервов! С праздником!

Зазвенели бокалы.

— Я очень рада, что провожу свой день рождения с вами. Жалко, конечно, что Наташа с ребятишками не приехали… Вы кушайте, кушайте.

Весело потёк вечер. Как-то сам собой зашёл разговор о воспитании детей.

Софья Андреевна улыбнулась, и спросила свою новую знакомую:

— А у вас есть дети, внуки?

Бронислава вздохнула:

— Нет, Бог не дал. Всю жизнь гналась за карьерой.…Сейчас так жалею…

Изя погладил собаку и сказал:

— Знаете, Бронислава Ихоревна, Софочка. Мы ведь с Лизаветой не всегда бездетными были. Был у нас сыночек, Толенька. Умный рос парнишка, в школе оценки были хорошие, и в институт поступил. А потом – война в Чечне. Лизавета так убивалась, когда ехо провожали. У меня у самохо сердце на части рвалось, ведь единственнохо сына на войну отправляем. Боялся я, что не убережём. Так и вышло. Похоронка пришла. Шо с нами было – враху не пожелаешь. Похоронили. На пенсии стали приусадебным хозяйством заниматься. Для нас наши яблоньки как дети стали. И вот шо я скажу – цени детей своих, Софа. Они ведь продолжение тебя, память о тебе. А шо не приезжают – так ведь век сейчас сложный.

— Измаил Лукич, а как же родители? Мать с отцом им жизнь дали, а они даже времени позвонить не найдут. Это тоже неправильно. Софа Андреевна – замечательная женщина, меня, незнакомого человека, приняла как родную.

Софья улыбнулась.

Раздался звонок в дверь. И не просто спокойные «трень-трень», а короткие звонки.

— Господи, кого там принесло? В такую погоду, ещё и вечером.

— Софа, давай я открою. — Изя вышел в прихожую.

Донёсся женский голос:

— Вы кто, мужчина? Где мама? Что с ней? В какую больницу увезли?

— Дорохая, шо вы разнервничались? Хто ваша мать?

— Ой, это же Наташа! – Софья Андреевна побежала к двери. Дочь, вся растрёпанная, бросилась матери на шею.

— Мама, ты как?! Что за дурацкие шутки!!! Ты почему трубку не берёшь? О Господи, я чуть с ума не сошла!

— Наташенька! Что случилось? Ты чего плачешь?

Дочь ещё крепче прижалась к матери.

— Мне какая-то женщина с твоего номера позвонила, сказала, что у тебя гипертонический кризис, что тебя в больницу увезли. Я вскочила, всех в машину, старалась тебе дозвониться, а ты не берёшь трубку!

— Ничего не понимаю. Я и телефон где-то бросила, не слышу.

— Кха-кха-кха, – все обернулись на покашливание Брониславы.

— Это я позвонила. У вас, Софья Андреевна, были такие грустные глаза, и мне стало вас так жалко, что я, правда, не совсем обычным способом, решила вам помочь.

Изя опомнился первым:

— Софа, шо ты стоишь!!! У тебя ведь внуки приехали!

— Ой, Наташа, что же мы стоим!!! Пошли, скорее!

***

После объятий, знакомств и радости от долгожданной встречи, Софа Андреевна отправилась провожать супругов Фишманов и Брониславу Игоревну.

— Знаете, я так рада, что мы с вами посидели, и дети приехали…Спасибо, Бронислава Игоревна, теперь, наконец-то, все дома.

— Да вы извините меня. Просто я чувствую одиночество, как никто другой.

— Хлавное, Софочка, шо все дома. А вас, Бронислава Ихоревна, мы сейчас проводим.

***

Дома уже было тихо. Софья Андреевна поцеловала спящих внуков и прошла на кухню. Дочка сидела за столом и плакала. Мама села напротив дочери и взяла её за руку.

— Наташенька, не плачь. Извини, что дураки старые, вас от дел оторвали.

— Мама, да ты что… Я просто так испугалась! У меня роднее тебя никого нет. Я как представила, что тебя больше не увижу, так даже сердце остановилось. Прости, что мы к тебе так редко приезжаем. Я только сейчас поняла, как это важно – что у тебя есть семья!

— Я так рада, что вы приехали. Сегодня я тоже поняла, что такое, когда ты не один. Как это важно, когда есть, кому позвонить вечером и кого ждать в гости. Да, как важно любить кого-то и понимать, что они рядом, что все дома.

Таланты и поклонники спектакль в Театре-Театре

Режиссер-постановщик, сценограф – Марат Гацалов   

Художник по костюмам, сценограф – Лёша Лобанов

Художник по свету – Илья Пашнин   Ассистент режиссера – Марк Букин   

Видео – Петр Марамзин, Марк Букин

Помощник режиссера – Татьяна Чиганцева 

Премьера состоялась 30 января 2021 года. Неоднократный номинант и лауреат премии «Золотая Маска», инициатор и руководитель театральных лабораторий, в настоящее время – главный режиссер Пермского академического театра оперы и балета им. Чайковского Марат Гацалов представил свое прочтение знаменитой пьесы А. Островского, вскрыв неочевидную актуальность текста, которому в этом году исполнилось 140 лет. В команде с Гацаловым – один из самых неординарных, авангардных российских композиторов Сергей Невский, лауреат премии «Золотая Маска» художник Лёша Лобанов, дважды номинант на «Золотую Маску» художник по свету Илья Пашнин; над видеоконтентом работали Петр Марамзин и Марк Букин. 

В спектакле заняты не только блестящие актеры, но и музыканты оркестра Театра-Театра и хор «Kama cantabile». По задумке постановщиков, своя, особая территория внутри премьеры отведена блогерам. 

Что ждет зрителей? Деконструкция, переосмысление архаичного театра Островского, на которую будет работать и сценография, и музыка, и видеоконтент, и особенное актерское существование. История молодой актрисы Негиной и ее поклонников развернется на фоне закрытого наглухо железного занавеса, на обломках театра, в эту самую секунду уходящего в прошлое. Границы между «тогда» и «сейчас», сценой и залом, актерами и зрителями, живой игрой и видео будут разрушены, чтобы включить классический сюжет в современный контекст и увидеть в нем глубинное, вневременное содержание. 

Действующие лица и исполнители  

Александра Николаевна Негина – Вера Макаренко 

Домна Пантелеевна – Евгения Барашкова 

Иван Семеныч Великатов – Михаил Чуднов 

Петр Егорыч Мелузов – Марк Букин / Александр Сизиков 

Князь Ираклий Стратоныч Дулебов – Илья Линович 

Григорий Антоныч Бакин – Александр Гончарук

Нина Васильевна Смельская – Наталья Макарова 

Мартын Прокофьич Нароков – Анатолий Смоляков 

Гаврило Петрович Мигаев – Сергей Семериков 

Ераст Громилов, трагик – Марат Мударисов 

Вася – Иван Вильхов

Оркестр 

Первые скрипки: Эльвира Сементух, Мария Пузырева, Алена Морозова 

Вторые скрипки: Марина Матвеевская, Лариса Коновалова 

Альты: Елена Клепцына, Алена Заякина 

Виолончели: Марина Долгих, Софья Шарипова 

Контрабас: Максим Иванчин 

Фортепиано: Анна Шарпе / Вероника Сысоева 

В спектакле занят хор «Kama cantabile» (отделение «Хоровое дирижирование» ГБПОУ «Пермский музыкальный колледж»). Руководитель хора – Лариса Юркова

Видео: блогеры Кристина Степаненко @sinna.st, Артем Захаров @zahaart, Алевтина Мамаева @alevtina_mamaeva_lm, Алла Глушкова @alka_makeup, Алена Меркушева @alena_bezpafosa, а также Алессандра Джунтини (итальянский режиссер), Екатерина Гороховская (актриса дубляжа, голос Лунтика в мультсериале «Лунтик и его друзья»), Давид Хоситашвили, Дарья Михайлова, Александр Китавцев, Natasha Khryukina, артист ТТ Александр Аверин и студенты курса «Артист музыкально-драматического театра»: Алина Ибрагимова, Анна Згогурина, Алена Главатских, Галина Уколова, Даниил Севостьянов, Эмилия Веприкова, Александр Харченко, Илья Курицын, Иван Шамаров, Дарья Копылова, Екатерина Останина.

Фото: Сергей Харин, Петр Марамзин

один из самых чистокровных народов Евразии.

Автор: Константин Шулятьев

27 января 2017, в 16:36

Просмотров: 2197

Один из руководителей проекта, российский генетик Олег Балановский признал, что русские являются практически монолитным народом с генетической точки зрения, разрушив еще один миф: «все перемешались, чисто русских уже нет». Как раз наоборот ‑ русские были и русские есть.

Результаты масштабного эксперимента, опубликованные в научном журнале “The American Journal of Human Genetics” совершенно однозначно говорят, что “несмотря на расхожие мнения о сильной татарской и монгольской примеси в крови русских, доставшейся их предкам еще во времена татаро-монгольского нашествия, гаплогруппы тюркских народов и других азиатских этносов практически не оставили следа на населении современного северо-западного, центрального и южного регионов”. Вот так. В этом многолетнем споре можно смело поставить точку и считать дальнейшие дискуссии по данному поводу просто неуместными. Мы не татары. Татары не мы. Никакого влияния на русские гены т.н. «монголо-татарское иго» не оказало.

Никакой примеси тюркской «ордынской крови» у нас, русских, не было и нет. Более того, ученые-генетики, подытоживая свои исследования, заявляют о практически полной индентичности генотипов русских, украинцев и белорусов, доказав тем самым, что мы были и остаемся одним народом: «генетические вариации Y-хромосомы жителей центральных и южных районов Древней Руси оказались практически идентичны таковым у украинцев и белорусов». Один из руководителей проекта, российский генетик Олег Балановский признал, что русские являются практически монолитным народом с генетической точки зрения, разрушив еще один миф: «все перемешались, чисто русских уже нет». Как раз наоборот ‑ русские были и русские есть.

Далее, исследуя материалы останков из древнейших захоронений, ученые установили, что «славянские племена освоили эти земли (Центральную и Южную Россию) задолго до массового переселения на них в VII-IX веках основной части древних русских». То есть земли Центральной и Южной России были заселены русскими (русичами) уже, как минимум в первых веках по Р.Х. Если ещё не раньше. Это позволяет развенчать и еще один русофобский миф ‑ о том, что Москва и окружающие ее области, якобы, издревле были заселены угро-финнскими племенами и русские там — «пришельцы». Мы, как доказали генетики ‑ не пришельцы, а совершенно автохтонные жители Центральной России, где русичи жили с незапамятных времен. “Несмотря на то что заселены эти земли были ещё до последнего оледенения нашей планеты около 20 тысяч лет назад, свидетельств, прямо указывающих на наличие каких-либо «исконных» народностей, живших на этой территории, нет” ‑ указывается в докладе.

То есть нет никаких свидетельств, что до нас на наших землях жили какие то другие племена, которых мы, якобы вытеснили или ассимилировали. Если так можно выразиться ‑ мы тут живем от сотворения мира. Определили ученые и дальние границы ареала обитания наших предков: «анализ костных останков указывает на то, что основная зона контактов европеоидов с людьми монголоидного типа находилась на территории Западной Сибири». А если учесть, что археологи, раскопавшие древнейшие захоронения 1 тысячелетия до Р.Х. на территории Алтая, обнаружили там останки ярко выраженных европеоидов (не говоря уже о всемирно известном Аркаиме) ‑ то вывод очевиден. Наши предки (древние русичи, протославяне) ‑ исконно проживали на всей территории современной России, включая Сибирь и Дальний Восток. Так что поход Ермака Тимофеевича со товарищи за Урал с этой точки зрения был вполне законным возвращением ранее утраченных территорий.+ Вот так, друзья. Современная наука разрушает русофобские стереотипы и мифы, выбивая почву из-под ног наших «друзей»-либералов. Дальнейшие их спекуляции на данные темы уже окончательно выносятся за рамки здравого смысла, представляя интерес исключительно для психиатров, исследующих механизмы навязчивого бреда.

https://fotostrana.ru/public/post/341482/1069341090/

Фильм Все существа перемешались (2018) (All the Creatures Were Stirring): фото, видео, список актеров

«Все существа перемешались» — рождественский фильм ужасов.

Ужастики о Рождестве все еще снимают. Классикой жанра принято считать «Санта-киллер» или «Гремлины». Не так давно вышли «Крампус» и «Однажды в Рождество», и завоевали признание аудитории. Удивительно, но рождественских антологий ужасов не так много. Новый рождественский ужастик «Все существа перемешались» — это история, созданная мужем и женой, сценаристами и режиссерами Дэвидом Йеном и Ребеккой МакКендри.

Сюжет

Макс (Грэхэм Скиппер) и Дженна (Эшли Клементс) встречаются возле кинотеатра в канун Рождества. Оба они сироты, и Макс обратился к Дженне, чтобы им не пришлось проводить праздник в одиночестве. Молодой человек достал билеты в театр на постановку, состоящую из нескольких пьес.

На сцену выходит режиссер (Мария Олсен) и объявляет название первой истории — «Подарки».

В офисном здании сотрудники устраивают праздничную вечеринку, организованную Сюзанной (Дайан Селлерс), девушка осталась разочарована с прошлого раза, когда на ее вечеринку пришло мало коллег. Поначалу все идет по плану. Затем сотрудники обмениваются подарками. Первый подарок, который открывает Алиса (Джоселин Донахью), выглядит вполне нормально. Однако следующий подарок убивает того, кто его открыл. Затем звонит телефон, и таинственный человек на другом конце требует, чтобы группа продолжала игру, иначе все умрут.

Эта история — фантастический способ задать атмосферу фильма. На протяжении короткого времени действия эта история эффективно рассказывает о своих персонажах, быстро устанавливает межличностные отношения между коллегами, создает напряжение и интригу. Секреты и ревность, которые становятся известны, когда вечеринка становится смертельно опасной, имеют особое значение в фильме.

Вторая пьеса — «Все прочь». В канун Рождества Эрик (Мэтт Лонг) отправляется за покупками незадолго до праздничного ужина и случайно оставляет ключи в запертой машине. Он спрашивает Сашу (Кэти Паркер) и Фрэнки (Македа Деклет) может ли он воспользоваться их телефоном, поскольку его телефон остался в машине. Они конечно же соглашаются. В то же время кажется, что какое-то существо жаждет выбраться из фургона девушек. Показалось ли это Эрику или они замышляют что-то зловещее?

Эта история действительно щекочет нервы, потому что то, что заключено в фургуне, действительно имеет зловещий вид. Эрик звонит слесарю и своей семье, но это не мешает этому злу всех напугать.

Следующая часть — «По всему дому» — рассказывает о том, как Чет (Джонатан Кайт), который решил не праздновать Рождество получает сообщение, которое может иметь для него ужасные последствия. Кайт здесь очень хорош, он играет очень правдоподобно, но не без юмора. Это очередная адаптация всеми известной истории, но сделана она с особым настроением. Например, по сюжету есть смешной момент, когда персонаж черно-белого фильма говорит с Четом с экрана его телевизора.

После следует часть под названием «Стук», где Гай (Марк Келли) едет домой и сбивает оленя, стоявшего посреди дороги. Мужчину дома встречает Сьюзи (Меган Даффи). Вскоре пара обнаруживает, что олень последовал за Гаем и жаждет мести.

Эта часть не может похвастаться захватывающей игрой актеров. Меду Келли и Даффи нет особой химии, и ни один из них не выглядит настолько испуганным из-за действий оленя. К сожалению, за исключением следующего сегмента, «Стук» — самый лучшая часть со стороны операторской и режиссерской работы, но остальное совсем не пугает, хоть и напоминает по атмосфере «Зловещих мертвецов».

«В мерцании» — технически последний сюжетный сегмент. Стив (Морган Питер Браун) проводит канун Рождества в одиночестве и так уже много лет. В этот праздник его друзья Габби (Констанс Ву), Мэри (Стефани Дрейк), Джилл (Тиффани Эль) и Маркус (Крейг Ли) приносят ему дух праздника. Однако в следующий момент они понимают, что оказались заперты в его доме и стали черно-белыми.

В совокупности режиссерской работы, сценария и актерской игры, этот фрагмент фильма самый удачный. Он ловко сочетает черно-белую картинку с яркими всплесками цвета, используемыми для того, чтобы подчеркнуть странные рождественские обычаи: странные свитера или красочную оберточную бумагу для подарков. Это не только соответствует мышлению пришельцев, но и смешивает визуальные эффекты в увлекательной манере. Очень помогает то, что актеры, особенно Констанс Ву, очень забавны и реагируют реалистично на события, которые в реальной жизни невозможны.

На протяжении всего спектакля и во время антракта зрители видят, как Макс ерзает на месте и в целом чувствует себя не очень хорошо. Он делает загадочные телефонные звонки и постоянно говорит о том, что очень голоден. Как только часть «В мерцании» заканчивается, актеры на сцене разыгрывают начало фильма, когда Макс и Дженна впервые встречаются: их краткие разговоры между каждой пьесой, вплоть до этого момента. Это выглядит жутко и сначала не понятны мотивы актеров.

Производство

Ребекка МакКендри была на восьмом месяце беременности, когда начались съемки ужастика. Производство остановилось за несколько дней до родов и возобновилось примерно через месяц. Это очень важно, поскольку центральная тема фильма — семья. В фильме рассказывается о двух людях, которые не знают, что такое семья и выросли сиротами. Первая часть антологии — первая пьеса на «сцене» — о том, как неуважение или игнорирование коллег может привести к токсичной, буквально смертельной атмосфере на работе.

«Все прочь» рассказывает о человеке, которому не дают добраться до своей семьи, и о разочаровании, которое возникает вдали от них. «По всюду в доме» по сути повествует о соседях. Они могут стать частью семьи, если вы не будете вести себя как Гринч.

В «Стуке» говорится о том, что нужно больше проводить времени вместе, и даже олень не сможет помешать. И наконец, «В мерцании» — о семье и друзьях, которые всегда готовы оказаться рядом и поддержать. Кинокритики видят связь между каждым из сегментов и личной жизнью режиссеров.

«Все существа перемешались» становится жутковатым лишь несколько раз за весь хронометраж, и, как и в большинстве антологий, не все сегменты достойны внимания. Однако режиссура на протяжении всего фильма выглядит достойно, актеры веселятся от души, а истории очень оригинальны и увлекательны.

Съемочная группа

Режиссеры: Ребека МакКендри, Дэвид Йен МакКендри
Сценаристы: Ребека МакКендри, Дэвид Йен МакКендри
Продюсеры: Морган Питер Браун, Джо Уикер
Актеры: Марк Келли, Аманда Фуллер, Грэхэм Скиппер, Джонатан Кайт, Мэтт Лонг, Эшли Клементс, Морган Питер Браун, Джоселин Донахью, Констанс Ву, Катрин Паркер, Мария Олсен и др.

СЦЕНАРИЙ «Я, ТЫ, ОН, ОНА – ВМЕСТЕ ЛУЧШИЕ ДРУЗЬЯ!»

СОГЛАСОВАНО  

Заведующей воспитательной частью

Государственного Бюджетного

Учреждения Республики Крым

«Клинический санаторий для детей

и детей с родителями «Здравница»

____________ Г.И. Доктор

 

 

 

Государственное бюджетное учреждение Республики Крым

«Клинический санаторий для детей и детей с родителями «Здравница»

 

 

 

СЦЕНАРИЙ

«Я, ТЫ, ОН, ОНА – ВМЕСТЕ ЛУЧШИЕ ДРУЗЬЯ!»

 

Цель: более близкое знакомство друг с другом

 

 

 

Подготовила

педагог-организатор

Скрыпник Ю.Н.

 

 

 

г. Евпатория

2021 г.


 

Задачи: знакомство детей с сотрудниками и другими отрядами санатория, эмоциональное начало смены, выявление активных и творческих детей.

Время проведения: 45-60 минут.

Задание для отрядов: отрядам придумать свое название, девиз, кричалку; нарисовать отрядную газету, музыкальный номер.

Форма проведения: игровая программа

Место проведения: актовый зал или летняя площадка санатория «Здравница»

Участники: 100 детей

Реквизит: ручки и шарики, воронки с подвешенными грузиками, мини-ракетки и мячики,  по количеству отрядов

Ход мероприятия

 (Фанфары)

Ведущий: Добрый день, дорогие друзья! Очень радостно видеть ваши замечательные лица на нашем вечере знакомств. А сейчас мы с вами проверим, все ли собрались. Мы будем называть номер отряда, а вы нам в ответ – громко-громко хлопать. Готовы?

(перекличка)

Ведущий: номер отряда выучили – это хорошо, а рассказать об отряде может каждый мэр? Конечно каждый, только без помощи всего отряда не обойтись. Первым представляется 9-10 отряд, а за ним 7-8

На сцену приглашается для презентации отрядов мэры с отрядными газетами по очереди.

Мэр: Я______(фамилия, имя) мэр отряда_______(название отряда), наш девиз, наша кричалка и музыкальный номер

9-10 песня «Любите друг друга»

7-8 отрядный танец

Ведущий: В наш санаторий приехало много новых ребят, и нам нужно познакомиться друг с другом. Предлагаю поиграть в игру «Знакомство». Я называем имена, а все ребята, которых так зовут, выполняют определенное задание.

Настюши, Наташи и Даши – покажитесь

Димы, Кириллы, Максимы – улыбнитесь

Леры, Лизы, Иры – наклонитесь

Даши, Тани, Маши – отзовитесь

Саши, Славы и Вани – потянитесь

Лены, Полины, Алины – помашите

Вики, Наташи, Арины – потопайте

Жени, Лёни и Алеши – попрыгайте Софии, Анжелы, Снежаны – почешите ушко

 А все, кого не назвала, громко похлопайте!

Вот теперь я знаю, как кого зовут, и постараюсь всех запомнить. А вот вы сможете мне назвать имена тех воспитателей, кто с вами сегодня работает?

(ответ) Молодцы!

Теперь разрешите и мне представиться! Меня зовут Юлия Николаевна, с вами по вечерам играю, фильмы и мультфильмы показываю и турниры провожу, но об этом попозже.

С вами так же по вечерам работает, все озвучивает и дискотеки проводит Анатолий Анатольевич.

Песни поет, с любителями попеть все разучивает, голос ставит и репетирует Ирина Михайловна, которая вас по утрам ждет в 13 кабинете школы.

Молодцы! А сейчас, мы немного поиграем с вами в игру-приветствие, которая называется у а а у.

Музыкальная игра «У-а-а-у»

Ведущий: На сцену вновь приглашаются мэры отрядов для конкурса проверки крепости дружбы в отряде. Необходимо собрать максимальное количество подписей на воздушный шарик, так, что бы он ни лопнул, за ограниченное время пока играет музыка. А для подсчета подписей друзей шарики передаем воспитателям. У кого больше подписей тот самый дружный отряд.

(фоновая песня «Дружба»)

 Ведущий: Самые главные помощники мэров отрядов, конечно их зам.мэры. встречаем их аплодисментами. Теперь каждый отряд ответит, как зовут их представителя по имени.

Ведущий: Задание для мэров – нужно попасть в воронку шариком 10 раз, каждый отряд громко считает, кто быстрее справился, зарабатывает 1 балл.

(Игра «Попади в воронку»)

Ведущий: А кто думает, что это легко у вас есть шанс попробовать и заработать еще 1 балл? Зам.мэра передает воронку одному из желающих из своего отряда. Играем еще 2 раза.

(Игра «Попади в воронку»)

Ведущий: И со счетом __: __    самым метким отрядом становиться……..

Вновь на сцену приглашаются представители актива отрядов – физорги. Снова вспоминают отряды имена своего физорга.

Не за горами у нас спортивные турниры по шашкам, шахматам, бильярду, настольному теннису и спидкубингу. Так вот учет всех желающих ведет именно физорг, к нему и спешите записаться на участие. А сейчас мы узнаем кто же самый ловкий, с помощью минитенниса – кто набьёт дольше шарик на маленькой ракетке, что бы он не упал?

(Игра «Минитеннис»)

Ведущий: А кто думает, что это легко у вас есть шанс попробовать и заработать еще 1 балл? Вновь играем 2 раза.

(Игра «Минитеннис»)

Ведущий: И со счетом __: __ самым ловким отрядом становиться……..

 Опять на сцене актив отрядов – редколлегия в лице не одного человека – их целая команда художников. Нашим художникам будут нужны юные актеры-танцоры, у кого нет аллергии на аквагримм. Кто готов изобразить: инопланетян – 2 человека; китайца, грузина, цыганку по 1 человеку. Прошу на сцену к вашей редколлегии, которая оправляется за кулисы с актерами для создания героев нашей маленькой постановки. Для любителей прикладного творчества в санатории есть кружок «Мастерская фантазий» в школе на 1 этаже и замечательные рукодельницы в игровой комнате на 4 этаже.

(редколлегия, по 5 актеров от отряда отправляются за кулисы)

Ведущий: Следующая команда активистов, которая следит за чистотой и порядком на этаже и в комнатах. Кто же они?…….Конечно штаб порядка.

(выход штаба порядка)

 Ведущий: Проверять порядок они умеют, а вот сами, как быстро справятся с бардаком в тазике, где все пазлы перемешались? Игра на скорость.

(Игра «Пазл»)

Ведущий: И самый скорый на чистоту отряд …… и на смену штабу порядка приглашается представитель актива, который должен записывать и фиксировать всех участников мероприятий. Что бы никого ни обделили грамотами в конце заезда. Так что активно пойте, танцуйте, играйте во всё, что умеете и предлагают, и на чем вы умеете, но только не на нервах сотрудников!

(выход культмассовиков)

Ведущий: А задание для них показать пример, как нужно весело в танце зажигать, да так, чтоб все мячи вылетели из коробки, которая у них привязана сзади на талии. Кто быстрее избавиться, то у того отряда явная заявка на максимальное посещение дискотеки по вторникам, четвергам и пятницам.

(Игра «Несучка-тресучка»)

Ведущий: Явная заявка на победу в танцах, а кто готов попробовать и поиграть? Вновь играем еще 2 раза.

(Игра «Несучка-тресучка»)

Ведущий: Хорошо потанцевали! А готовы ли вы все ребята станцевать с нашими артистами загримированными. Тогда встречаем аплодисментами нашу редколлегию и их художественные шедевры!

(выход редколлегии и артистов)

Ведущий: Ну а теперь артисты, как услышат знакомую музыку их персонажа, выходят вперед и повторяют танец за мной, а зрители также все повторяют. Так как актеры у нас колоритные, то и танцы будут танцеваться с народной изюминкой под одну и туже песню. Песня не простая, а сулящая в конце заезда сладкое и вкусное лакомство за лидерство в чистоте палат. А печь мы будем с вами вкусный пирог с Поваром Булочкой

(Музыкальная игра «повар Булочка»)

Ведущий: Сегодня мы распахнули двери для вас, дорогие мальчишки и девчонки. Пусть здесь вам живется весело, и интересно.

Пусть каждый в санатории найдет

Себе любимое занятье

Много хороших друзей

Пусть это заезд будет самым теплым и солнечным!

Пусть этот день уже кончается

Но искорка дружбы уже загорается

Она согревает пусть ваши сердца

И дружбу, ребята, беречь до конца!

Обещаете?…..обещаем!

Ну, а тогда всем ДО ЗАВТРА!

 

впереди самый трудный отрезок регулярного чемпионата.

    — Ильдар, насколько тяжело далась победа в гостях над «Химиком»? Трудно ли пришлось лично Вам?
    — Против нынешнего «Химика» вообще играть непросто, как и против всех команд Петра Ильича Воробьева. Мы начали встречу не очень удачно – пропустили достаточно быстрый гол. Хотя особых предпосылок к этому не было, мы атаковали не меньше, чем хозяева площадки. Но, все-таки, ребята были несколько скованными. В перерыве наш тренер нашел нужные слова, и во второй двадцатиминутке дела пошли уже получше. Сравняли счет. А в третьем периоде нам удалось преподнести сюрприз соперникам. Хоккеисты «Химика» явно не ожидали, что мы будем играть настолько активно. Наши игроки вынуждали хозяев площадки нарушать правила, за что и наказали – в большинстве гол забил Андрей Коваленко. Я бы даже сказал, что наши соперники были несколько этим шокированы. И когда забивались третий и четвертый голы, они просто не знали, что делать. Пришли в себя лишь минут за шесть до финальной сирены.

    — Можно ли сказать, что после четвертой шайбы наша команда несколько расслабилась? Игроки посчитали, что дело сделано и победа уже в кармане?
    — Может быть, что-то такое и было. Вследствие чего удаления пошли уже у нас. Немного пропала концентрация. Ну и в меньшинстве мы дважды пропустили.

    — В последние минуты матча в Мытищах «Химик» всеми силами штурмовал ворота «Северстали». Что чувствует вратарь в такой ситуации, когда шайба постоянно мечется где-то вблизи его ворот?
    — Я считаю, что самое главное – не держать в голове мысль «только бы не пропустить». Нужно постараться отрешиться от конкретной ситуации в матче и играть без напряжения. Иначе нервная нагрузка очень сильно сковывает, сказывается отрицательно.

    — При счете 4:3 в нашу пользу у «Химика» были реальные шансы для того, чтобы сравнять результат?
    — Да, у них были два-три вполне реальных шанса для того, чтобы отыграться. Особенно на последней минуте, когда Мозякин остался совершенно один перед воротами, бросал в угол, но не попал. А если бы не промахнулся, то, скорее всего, был бы гол.

    — Насколько для вратаря важен психологический настрой на игру, уверенность в себе?
    — Я считаю, что именно для вратарей психология является чрезвычайно важным моментом. Процентов 60 в успешной игре вратаря – это психология. Оставшиеся 40 процентов – мастерство и физическое состояние. Если вратарь не уверен в себе, нервничает, то это тут же передается всей команде. Неуверенно начинают действовать уже все.

    — Вы как-то по-особенному настраиваетесь на матчи?
    —  Нет. Какого-то специального ритуала не соблюдаю. Честно говоря, я до самого начала матча стараюсь о нем не думать. Даже во время разминки. И лишь когда матч начинается, тогда уже и можно начинать расходовать как физическую, так и нервную энергию.

    — Вы один из самых опытных вратарей суперлиги. За множество сезонов, наверняка, изучили манеру игры всех команд, всех звеньев нападения. Есть ли для Вас кто-то особенно неудобный, опасный среди соперников?
    — Поодиночке никого из форвардов я бы не стал называть. Что же касается звеньев, то сложнее всего играть, и думаю не только мне, против казанской тройки нападения Зарипов – Зиновьев – Морозов. Они делают все на полтакта быстрее, чем остальные. И у них настолько высокая сыгранность, что они могут отдавать шайбу не глядя в свободную зону, заранее при этом зная, что там обязательно будет партнер.

    — На сегодняшний день в «Северстали» три вратаря уровня суперлиги. Как складываются ваши взаимоотношения?
    — Мы нормально общаемся и с Марком, и с Андреем. И они между собой разговаривают по мере возможности, потому что Андрей не очень силен в английском. Я не стал бы говорить, что мы прямо уж близкие друзья, но у нас ровные дружеские отношения. Вообще я считаю, что в одной команде вратари должны общаться друг с другом на, можно сказать, приятельском уровне. Трения между голкиперами никому на пользу не пойдут.

    — В составе нашего сегодняшнего соперника – «Металлурга» выступает канадский голкипер Трэвис Скотт. Практически по всем показателям лучший на сегодня вратарь суперлиги. На Ваш взгляд, сильно ли вообще различаются наша российская и канадская вратарские школы?
    — Не могу сказать, что эти школы так уж сильно отличаются. Я вообще скажу, что в моем понимании нет школы канадской, и нет школы российской. В каждой стране есть абсолютно разноплановые вратари. И стили у них разные. Одни больше играют внизу, другие наверху. Так же и у нас в России. Как я смотрю, наши русские молодые вратари стали больше играть внизу. А это ближе к канадскому стилю. Ребята постарше чаще играют в стойке, меньше падают на лед. И у канадцев то же самое. Возьмем Скотта, он вообще играет в советской манере. Он все время на ногах, практически не садится в так называемую «лягушку». А наш Марк Ламот играет в совсем другой манере, своеобразный «баттерфляй». Так что школы давно перемешались между собой.

    — Накануне «Металлург» потерпел обидное поражение в себя дома от «Локомотива». Команда прервала длинную беспроигрышную серию. Как Вы думаете, будет ли сегодня у хоккеистов «Магнитки» особенный настрой на матч против «Северстали»? Проще говоря, злой ли будет соперник?
    — Я думаю, что будет именно так. И перед болельщиками захотят реабилитироваться. Ну и не будем забывать, что матчи «Северстали» с «Металлургом» — это всегда своеобразное «стальное дерби». Настрой у всех будет повышенный. Уверен, что и публика заполнит трибуны Ледового Дворца.

    — Впереди у «Северстали» три матча с тремя сильнейшими клубами суперлиги. Можно ли сказать, что команду ждет самый трудный в нынешнем чемпионате отрезок?
    — Конечно. И все ребята это отлично понимают. Если мы успешно пройдем эту своеобразную серию, то повысим свои шансы на место в первой восьмерке по итогам регулярного первенства. А это очень важно. Почему-то именно в нашем российском чемпионате фактор своей площадки играет очень большую роль. А попадание в восьмерку дает команде это преимущество в первом раунде плей-офф. Я замечал, что в европейских чемпионатах, в НХЛ такой большой зависимости от того, где играешь – дома или на выезде – нет. У нас же команда, приезжающая в другой город, редко показывает 100 процентов своих возможностей. Поэтому нам нужно «зацепить» очки в матчах с лидерами, чтобы потом, после перерыва, чувствовать себя увереннее в борьбе за более высокие места. 

Больно не будет — Глава 3

Хоть я и проснулась поздно, но всё ещё спали. Никита так же обнимал меня. Голова жутко болела. Я взяла телефон и залезла в вк. Там было сообщение от Ники и от Дани. Сначала, я ответила Нике так как она была онлайн, а Даня спал. Она написала мне следующее:
«Ну что как ты там? У меня бошка раскалывается пизда. Только не говори, что ты опять переспала с Никитой.»
На это сообщение я ответила вот что:
«Да у меня тоже голова по швам трещит.»
Про Никиту я решила пока промолчать и ответить Дане, его сообщение звучало так:
«Я люблю тебя!»
Что? В смысле? В моей голове сразу все мысли перемешались. Не может быть, мы же друзья и так далее. К тому же… О боже. Он написал это ночью, в то время, как я трахалась с Никитой. Господи, как стыдно. Так, ладно, я с ним потом в жизни поговорю, так будет лучше. Пока я лежала в раздумьях, мне ответита Ника:
-«Так что на счёт Никиты?»
На что я кинула ей фотку, как мы вместе в обнику лежим в кровати.
Ника ответила сразу:
— «Боже, ты заебала с ним трахаться»
— «Ацтань, имею право, пока не имею парня»
— «Конечно, ты его не имеешь, он тебя имеет»
— «Какие планы на сегодня?» — перевела стрелку я
— «Да никаких пока, а у тебя»
— » Буду приводить себя в порядок, завтра в шарагу» — Пожаловалась я Нике
— «Блять, точно. Мы же завтра вместе?»
— «Конечно»
—  «Ок» — ответила мне Ника и на этом наш диалог был окончен.
Мне так понравилась фотка меня и Никиты в кровати, что я решила прикольнуться и поставить ему эту фотку на экран, приколюха, да? Я всё сделала и начала выбираться из объятий Никиты, так, чтобы он не проснулся, я встал, надела длинную футболку, которую мне отдал Егор и пошла на кухню. Я по обычаю заварила кофе и достала сигарету. На этом моменте мой телефон завибрировал и я сняла блокировку. Мне написал Егор:
— «Спишь?» — спросил он
— «Не, я на кухне» — ответила я
— » Ща подойду»
Я прочитала и не ответила. Я подкурила сигарету и через минут дверь открыл Егор.
Егор: Доброе утро
Я: Было бы добрее, если бы голова не болела — Посмеялась я
Егор: Не у одной тебя она болит. Мы столько выпили вчера
Я: Это уж точно
Егор достал сигарету и поднёс к себе зажигалку.
Егор: Чё, вы вчера опять ебались с Некитом?
Я: Да, а что, слышно было?
Егор: Иногда, когда ты вскрикивала пару-тройку раз, да и кровать скрипела нормально так
Я: Упс, стыдненько
Егор: Да ладно, я же всё понимаю, только вот…
Я: Только вот что…? — Я настрожилась
Егор: Пойдем в падос
Я: Зачем? Я трусах вообще стою
Е: И в моей футболке, она тебе идёт больше чем мне, ахаххаха. Пойдем, это быстро
Я: Аахахах, спасибо. Ладно, пойдем
Мы вышли в подъезд и спустились на этаж ниже. В итоге мы стояли между 11 и 10 (Я живу на 12). Я повернула голову и увидела побитую стену. Краска потрескалась от ударов, были видны вмятины от костяшек, и засохшая кровь.
Я: Ч-что это?
Егор: Это Даня — Сказал Егор, глядя в пол
Я: Но зачем? — Я начала дрожать, потому что в подъездк было холодно, да и я в трусах. Егор дал мне своё худи и мы поднялись домой.
Егор: Ев, неужели ты не понимаешь? Ты думаешь, я просто так тебе это показал, чтобы показать, какой он дурачок?
Я: Я ему нравлюсь
Егор: Нет, Ева, ты ему не нравишься, он любит тебя!
Я: Да не может он меня любить!
Егор: Да почему ты так считаешь!? — Мы начали переходить на крик
Я: Ну как он может меня любить, мы же друзья, да и мой паршивый характер, плюс к этому, всё то что происходит у нас с Никитой, ему это явно не нравится! Как после всего этого он будет после всего этого он может меня любить, а!? — Голова заболела ещё больше, а из глаз хлынули слёзы
Егор: Да какая разница!? Он знает тебя уже 2 года, ты думаешь за это время он не узнал твой характер!? Это ты думаешь, что ты такая ужасная, но это не так! Это ты думаешь, что между вами только дружба, но это у тебя к нему только дружеские чувства, а он уже год сохнет по тебе! Он на других тёлок даже смотреть не может! А Некит… — Егор резко понизил тон — А что он сделает? Как он может изменить то, что вы трахаетесь с Некитом!? — Он опять начал кричать — Некит его друг, тебя он любит, но он не может запретить тебе заниматься сексом!
У Егора появилась некая отдышка и она жадко глотал воздух, вздымая грудь. Я же стояла и ревела, но я сама не могла назвать причину моим слезам, но хоть я и показала свою слабость (хотя Егор её видел не раз) Я  продолжила спор.
Я: Да этого не может быть! Я не верю в это! Он не любит меня! Не любит! Он хочет только секса, а я ему нахер на сдалась!
Егор: Ева, закрой свой рот! Ты не знаешь, что у него на душе, ты даже не представляешь, что у него там творится! Он вчера пиздил стену и плакал! Понимаешь? Плакал! Потому что его любимая девушка, сейчас ебётся с его лучшим другом в соседней комнате, а на него даже не смотрит! У меня сердце разрывалось глядя на него!
Я: Отъебись от меня! А он не знает, что у меня на душе! Ты не понимаешь какого мне! Ты не знаешь! Не надо навязывать мне чью-то любовь, когда её попросту не существует! Я уже раз доверилась одному парню, и ты знаешь, чем это закончилось!
Я не могла остановить поток своих слёз.
Егор: То что какой-то мудак изменил тебе и выставил на посмешище, не значит, что все парни такие! Как ты это не понимаешь!? Зачем ты ведёшь себя как сука!? Ты же нормальная, зачем ты…
В этот момент на кухню зашёл Даня. По моим щекам продолжали ручьём течь слёзы.
Я: Да пошло всё нахуй!
Я пошла в свою комнату, оделась и пошла надевать обувь
На кухне, я слышала крики Дани и Егора, но я не могла разобрать что они говорили, но я уверенна, это связанно со мной. Я надела кроссовки и пошла открывать дверь и быстро выбежала в подъезд и нажала на кнопку лифта. Егор вышел за мной. Сука!
Егор: Куда ты собралась, блять!? — Он по прежнему орал, а я по прежнему ревела. Он встал передо мной, закрывая собой дверь лифта
Я: Отъебись! Иди дальше пизди, что Даня любит, только уже не мне!
Я толкнула его
Егор: Домой, быстро!
Он ведёт себя как страший брат. Но он слишком много на себя берёт. Я сделала вид, что иду к двери, я шла за Егором, но как только он открыл дверь, я сбежала, просто сбежала по лестнице. Как трус. Мне ничего не остовалось больше. Когда я уже спустилась на этажей 5, я услышала как Егор кричит моё имя, после того, как он не получит ответа, но услышал то, как я спускаюсь он побежал за мной. У меня было 2 варианта, либо спрятаться где-то в подъезде, либо спускаться до конца и убежать, но от него я вряд ли убегу. Значит, надо прятаться в подъезде. Слава богу у нас на 3 этаже у соседей есть парадная и дверь там открыта и забежала туда и закрыла за собой дверь, буквально через 5 секунд в глазок я увидела как Егор спускается и он резко оастановился и начал прислушиваться, я стояла не двигаясь и не дыша, и он побежал вниз. Через 5 минут я вышла оттуда и начала медленно спускаться вниз, прислушываясь к каждому шороху, чтобы меня никто не заметил. Я выбежала из подъезда и побежала куда-нибудь подальше, когда я уже была где-то в километре от своего дома, вызвала такси и поехала к Нике.
ХО.

Ирония судьбы

Коллин Серак: Мне всегда кажется, что я прожила волшебную жизнь. Отличный муж. Двое детей. Знаешь, у меня была хорошая работа. Жил в большом городе. Так что я просто… ты почти чувствуешь, что ждешь, что что-то произойдет. Мэтт Лауэр: Ты когда-нибудь спрашивала, Сьюзи, как Бог мог допустить, чтобы это произошло? Сьюзи Ван Рин: Конечно. Вы хотите это сказать. И все же мне не нужно далеко ходить, чтобы увидеть, что это происходит все время. Это случается везде с кем угодно. И почему я должен быть другим?

Это история о двух семьях, которые отправляются в эмоциональное путешествие, не похожее ни на что из того, что вы видели раньше.Это история о глубокой вере и бессмертной любви, и о том, как оба были испытаны до предела почти невообразимым поворотом судьбы.

Все начинается с двух прекрасных молодых женщин, чьи жизни навсегда переплелись прохладным весенним вечером 2006 года.

Лоре Ван Рин в то время было 22 года. Ее родители, Дон и Сьюзи, жили в Каледонии, штат Мичиган. Лаура была младшей из четырех детей.

У нее была старшая сестра Лиза и два брата Кенни и Марк. Лаура и ее парень Арын встречались три года.Все знали, что они поженятся.

Мэтт Лауэр: Какой она была в детстве? Мама? Сьюзи Ван Рин: Счастлива. Веселый, радостный. Просто любил быть там, где все были. Она была очень веселой. Всем понравилось. Всем она нравилась, потому что она была настоящей и настоящей.

Уитни Серак было 18 лет. Она выросла в Гейлорде, штат Мичиган, со своими родителями, Ньюэллом и Коллин, и старшей сестрой Карли.

Коллин Серак: Уитни была просто потрясающей девушкой.Я знаю, что я неравнодушна, потому что я ее мама, но с ней было очень весело. Она заставляла людей чувствовать себя особенными. Она заставила нас чувствовать себя особенными.

Уитни была первокурсницей, а Лора — выпускницей Университета Тейлора, небольшой евангельской христианской школы в Индиане.

Ньюэлл Серак: Звучит, может быть, странно. Но настоящее семейное ощущение, что ты связан со многими другими людьми.

Лаура и Уитни были общительны и спортивны, у них был широкий круг друзей.Они не очень хорошо знали друг друга, но однажды ночью они вместе работали в кампусе Тейлора в Форт-Уэйне, устраивая банкет.

Мэтт Лауэр: Сьюзи, ты разговаривала с Лорой в тот день? Сьюзи Ван Рин: На ​​самом деле, я пыталась дозвониться до ее телефона между 8:00 и 8:30 тем вечером. Я не дозвонился и подумал: «Хорошо, я позвоню ей позже». Мэтт Лауэр: А ты, Лиза? Лиза Ван Рин: До того дня мы играли в телефонные звонки. И она оставила мне сообщение, кажется, во время их поездки в Форт-Уэйн.И я не перезвонил ей.

Около 8 часов вечера, закончив работу, Лора и Уитни вместе с семью другими учениками и сотрудниками ехали в школьном фургоне. Они направлялись на юг по межштатной автомагистрали 69, к главному кампусу. Сестра Уитни Карли, тоже ученица Тейлора, первой услышала, что что-то не так.

Карли Серак: Мой друг Бен подъехал и сказал мне, что произошла авария. И он думал, что в этом замешана Уитни. Поэтому я позвонил ей на мобильный телефон, но ответа не было.Тогда я начал как-то беспокоиться. И я снова и снова звонил ей на мобильный. И теперь я просто начал замечать, что люди просто бегают повсюду и подходят ко мне, разговаривают со мной и спрашивают меня, говорил ли я с Уитни. Мэтт Лауэр: Говорили ли они вам тогда о серьезности аварии? Карли Серак: Я слышал, что в аварии погибли люди, но не все погибли.

Мама Карли и Уитни была дома в Гейлорде, в пяти часах езды.Их отец был в церковной поездке в Миссисипи. Карли попыталась позвонить им обоим, но сначала не смогла.

Коллин Серак: Мы разговаривали по телефону. Было около 10:00. И… Ньюэлл Серак: Верно. Коллин Серак: Итак, Ньюэлл продолжал слышать, знаете ли, этот короткий сигнал в телефоне. И… Мэтт Лауэр: Ожидание вызова. Коллин Серак: —Карли—Мэтт Лауэр: Кто-то пытался дозвониться.Ньюэлл Серак: Да. Да. Коллин Серак: Мы как бы проигнорировали это, потому что у нас только что была возможность наверстать упущенное в том, что происходит.Потом она попробовала меня, и тогда, знаете, она вообще долго не разговаривала. Она такая: «Мама, тебе просто нужно помолиться». И поэтому мы просто — вы знаете — это было немного страшно. Я только начал молиться.

Примерно в то же время родители и сестра Лауры Ван Рин были дома в Каледонии. У них тоже зазвонил телефон.

Сьюзи Ван Рин: Кто-то сказал: «Это резиденция Ван Рин?» и я подумал, может быть, это был телемаркетер или что-то в этом роде. И я был готов сказать: «Нам это не интересно.» И я думаю, что он сказал что-то вроде: «У нас ваша дочь, Лора, в больнице в Форт-Уэйне. Она попала в аварию». И мне потребовалась секунда или около того, чтобы понять это. А потом я просто посмотрел на Дона и сказал: «Я думаю, тебе лучше взять трубку». Дон Ван Рин: И он сказал нам, что произошла авария, серьезная авария. И она была в критическом состоянии. И что нам нужно, знаете ли, начать путь туда

Через несколько минут они мчались в сторону Индианы, два с половиной часа езды.Им продолжали звонить из больницы. И они изо всех сил пытались осознать тяжесть травм Лауры.

Лиза Ван Рин: Она была без сознания—Сьюзи Ван Рин: —без сознания—Лиза Ван Рин: —так нам сказали в машине. Сьюзи Ван Рин: Верно. И… знали ли мы тогда, что у нее, возможно, были сломаны кости? Дон Ван Рин: Возможно. И тогда мы знали, что у нее травма головы, потому что они звонили, чтобы получить наше разрешение на вживление штифта, они называют это трубкой в ​​ее голове, которая отслеживает отек или кровотечение мозга.Так что мы, конечно же, дали им это разрешение. Мэтт Лауэр: Вы в нескольких часах езды. И вы слышите обо всех этих вещах, которые происходят из-за тяжелого состояния вашей дочери. Можете ли вы сравнить это с чем-то в своей жизни? Дон Ван Рин: Я так не думаю. Нет. Сьюзи Ван Рин: Вам хочется верить, что несчастных случаев бывает много. Они не всегда смертельны, и, знаете, вот что вы думаете. Она жива. Они могут это исправить. И все, что вы можете сказать, это: «Боже, просто позаботься о ней. Пожалуйста. Будь с ней и сохрани ей жизнь.

Тем временем родители Уитни все еще отчаянно нуждались в новостях об их дочери.

Ньюэлл Серак: Я был вне себя. Я не хочу отключать телефон, потому что я знала — я надеялась и молилась, чтобы Коллин связалась со мной Коллин Серак: Просто умоляла. Просто умоляла Бога — только не Уитни

Что ни семья еще не знал, насколько смертельной была авария.

Водитель грузовика не справился с управлением. Большая машина пересекла разделительную полосу и ударила фургон Университета Тейлора, разорвав его. От удара пассажиров и их вещи разбросало по межштатной автомагистрали.

Пятеро из девяти человек в фургоне погибли мгновенно. Их доставили в районную больницу. Все четверо выживших получили ранения, некоторые серьезные.

Одну девушку отбросило на 50 футов от обломков. Она едва дышала, и ее быстро доставили по воздуху в ближайший травматологический центр, больницу Парквью в Форт-Уэйне.

Туда велено было отправиться семье Лоры Ван Рин. Они прибыли около 1:15 утра.

Сьюзи Ван Рин: В вестибюле дюжина или пятнадцать — Лиза Ван Рин: Может быть, двадцать. Сьюзи Ван Рин: — друзей Лоры. Пара соседей по комнате. Итак, вы знаете, они нас приветствовали. Мэтт Лауэр: Встречали со слезами, приветствовали объятиями? Сьюзи Ван Рин: О, да. Мэтт Лауэр: Молитвами? Сьюзи Ван Рин: Все вышеперечисленное.

Они не знали, переживет ли Лора следующие несколько часов и станет ли она снова тем же человеком.Но пока, по крайней мере, она была жива.

Мама Уитни надеялась и молилась, чтобы ее дочь тоже выжила.

Мэтт Лауэр: А потом зазвонил телефон. Коллин Серак: Верно.

Через два часа после аварии: 26 апреля 2006 г.

Мать Уитни Серак, Коллин, только что узнала, что ее дочь стала одной из девяти человек, попавших в смертельную аварию на автостраде Индианы. Она отчаянно нуждалась в новостях, надеясь, что Уитни выжила.Затем, около 22:45, раздался звонок. Это был коронер. И капеллан.

Мэтт Лауэр: Можете ли вы как можно точнее вспомнить, что вам сказали во время того телефонного звонка? Коллин Серак: Думаю, они только что сказали мне, что сожалеют. Что Уитни была одной из жертв аварии. И что она умерла. Мне просто было так грустно, что я просто сказал: «Спасибо». Я не очень долго разговаривал по телефону. Это… я просто хотел выйти и поговорить с Ньюэллом. Поэтому я просто вернулся на кухню, где мог побыть один и поговорить с Ньюэллом.Поэтому я сразу позвонил ему. И это было очень тяжело, знаете ли, сказать ему. Коллин Серак: Просто… это было просто тяжело. Что Уитни умерла. Мэтт Лауэр: Ньюэлл, когда вы услышали голос своей жены по телефону? Ньюэлл Серак: Ну, конечно, я надеялся на лучшее. И когда она говорит: «Ньюэлл, прости». Я имею в виду, что мало что помню после этого. Я просто помню, как сказал: «Извините, она ушла». И… и я просто… Я просто начал плакать, как ребенок. Я просто растерялся, потому что был так далеко от жены и от Карли.И — но это просто — это было разрушительно.

Отец Уитни, Ньюэлл, находился за тысячу миль от церкви в штате Миссисипи. Теперь кто-то должен был рассказать их другой дочери, Карли, о том, что произошло. Семейный пастор предложил позвонить.

Коллин Серак: Он знал, что мое сердце было так разбито в тот момент, что мне было трудно даже поговорить с Карли. Карли Серак: Как только я услышала его, я поняла, что это должно означать, что Уитни не было в живых. Я помню, как только что выронил телефон и тут же упал на месте.И плачет.

Карли помчалась в больницу Мэрион в Индиане в надежде узнать, что ее сестра жива. Теперь ей сказали, что Уитни мертва уже несколько часов, а ее тело всего в нескольких футах от нее. Карли не могла смотреть.

Карли Серак: Я была слишком взволнована, чтобы видеть тело. Поэтому меня просто отвели в отдельную комнату и дали ее сумочку. Что было ужасно, даже вид этого. Он пах бензином и был просто грязным. И все внутри него было сломано.И сказали, что кошелек нашли рядом с телом. То, как оно пахло, как оно выглядело, вот что случилось с Уитни. И это было действительно тяжело.

Ньюэлл готовился вернуться из Миссисипи. Пастор Коллин предложил отвезти ее в Индиану, что в пяти часах езды.

Мэтт Лауэр: Когда вы попали в больницу, вы знаете, если бы это был фильм, мать или отец вошли бы и сказали: «Я знаю, что она ушла, но возьмите меня, чтобы увидеть мою маленькую девочку.»Коллин Серак: Вы знаете, у меня в голове прекрасная картина Уитни. Я не хотел… я не хотел… — Я знаю, что я не мог — я хотел фотографию Уитни, которая была просто красивой, живой, яркой девушкой, вместо — Я бы держал эту картинку в голове, а не, знаете ли, избитое тело.

Через шесть часов после аварии: 27 апреля 2006 г.

В пятидесяти милях отсюда, в больнице Парквью, родители и сестра Лауры собирались с духом, готовясь увидеть ее впервые с тех пор, как она была ужасно ранена. в аварии.

Дон Ван Рин: В тот момент нам сказали: «Ожидайте увидеть ее в измененном состоянии. У нее повсюду торчат трубки. Знаешь, она вся в синяках. Лиза Ван Рин: Она не собирается… Дон Ван Рин: —измененная —Лиза Ван Рин: — выглядеть как она сама. Дон Ван Рин: Она не будет похожа на себя. Лиза Ван Рин: Верно. Мэтт Лауэр: Итак, когда вы вошли в комнату, как она выглядела? Сьюзи Ван Рин: Мужик. Дон Ван Рин: Что мы увидели? Лиза Ван Рин: Ну, много чего иностранного… — как машины и трубы.И действительно она была завернута примерно здесь. Мы могли видеть большую часть ее лица. И на ней было одеяло, и все было завернуто. И ее глаза были закрыты. И небольшая припухлость, похоже. И, может быть, какие-то совсем незначительные порезы. Лиза Ван Рин: Но в остальном ее лицо было… Дон Ван Рин: Ну, у нее была трубка… Лиза Ван Рин: — довольно неповрежденная. Итак… Дон Ван Рин: — застрял в уголке ее рта. Лиза Ван Рин: Верно. Дон Ван Рин: Респиратор. Так что ее рот смешно стянулся. И трубка в голове.Мэтт Лауэр: Насколько тяжело было это видеть, Сьюзи? Видеть свою дочь в таком состоянии? Сьюзи Ван Рин: Извините. Дон Ван Рин: Все в порядке. Это было очень тяжело. Сьюзи Ван Рин: Очень тяжело. Мэтт Лауэр: Ты ей что-нибудь сказал? Я знаю, что она не могла с тобой поговорить. Сьюзи Ван Рин: Я не помню, чтобы я что-то конкретно ей говорила. Но твое сердце просто разрывается. Или болит. Видеть свою дочь или ребенка лежащим там беспомощным. И вы бессильны исправить ее. Мэтт Лауэр: Вам передали сумку с ее вещами? Верно? Сьюзи Ван Рин: Да.Мэтт Лауэр: Вы все узнали в сумке? Сьюзи Ван Рин: Сумочку и бумажник. Лиза Ван Рин: Не узнала туфли, но мы всегда одалживаем одежду и делимся одеждой. И поэтому мы подумали: «О, она, должно быть, носила чью-то чужую обувь».

Мама Лауры Сьюзи завела молитвенный дневник, записи, которые она намеревалась дать прочитать своей дочери, когда — или если — она ​​выздоровеет.

(молитвенный дневник Сьюзи) Когда нас привели к тебе, дорогая, мое сердце было так полно любви к тебе.Видеть, как моя милая солнечная девочка подключена к трубкам, было почти больше, чем я мог сделать. Меня поражает, что у Бога есть такая сила, когда я так слаб. Только он мог поддержать меня, как он.

В то время как семья Лауры готовилась к долгой борьбе за свою дочь, семья Уитни еще не могла заставить себя попрощаться. 27 апреля, на следующий день после авиакатастрофы, в Университете Тейлора состоялся молебен о пострадавших. Мама Уитни Коллин присутствовала.

Коллин Серак: У них был большой проекционный экран.И они будут высвечивать имена разных жертв, которые умерли. А потом просто… все там просто молились за этого человека на экране. И — прости, я продолжаю плакать. Я просто помню, как в первый раз они написали имя Уитни. Я думала, что буду очень сильно плакать, но я просто чувствовала такой покой, что в этот момент каждый человек там молился за нашу семью. Я действительно ощутила настоящую силу. Мэтт Лауэр: В тот момент это тоже действительно осозналось? Коллин Серак: Всего было так много — просто все кажется нам сюрреалистичным.Знаешь, как такое могло случиться?

Отец Уитни, Ньюэлл, испытывал те же чувства, когда возвращался из Миссисипи.

Ньюэлл Серак: Это было сюрреалистично. Просто казалось, что мир продолжается. И это просто должно прекратиться, потому что моя… из-за боли, которую я чувствовал.

Жена и оставшаяся дочь встретили его в аэропорту.

Ньюэлл Серак: Это было очень, очень эмоционально. Я спустился по эскалатору, а там они.Не было произнесено ни слова. Мы просто бросились друг другу в объятия и начали плакать. Мэтт Лауэр: Вы молились вместе? Ньюэлл Серак: О, да. Да, мы сделали. Коллин Серак: Я даже не помню, чтобы молилась. Я просто помню, как держался за Ньюэлла и за Карли и просто чувствовал безопасность от того, что просто был вместе. Мне просто нужно было быть вместе с ними.

Они вернулись в общежитие Уитни, забрали ее вещи и отправились в долгий путь домой. По дороге они написали некролог Уитни.

Коллин Серак: Уитни Эрин Серак, 18 лет, Гейлорд, трагически погибла в автокатастрофе в среду, 26 апреля 2006 года, в Мэрион, штат Индиана. Она прожила прекрасную и полную, но короткую жизнь. Она была первокурсницей Университета Тейлора, где росла в любви и познании своего друга и спасителя, Иисуса Христа. Теперь она живет с Ним на небесах.

Пока Сераки пытались подвести итог жизни Уитни, Ван Рины круглосуточно дежурили над тяжелораненой Лаурой.Две семьи никогда не встречались, но их жизни уже были неразрывно переплетены.

Через два дня после аварии: 28 апреля 2006 г.

Лиза Ван Рин завела блог, чтобы информировать друзей, семью и весь мир о состоянии ее сестры Лауры.

(блог Лизы Ван Рин)Ее левая нога (бедренная кость) и левый локоть сломаны и наложены гипсовые повязки. Ее правая ключица тоже сломана, и сейчас она на перевязи. У нее сломано несколько ребер, множество порезов и синяков.Видно, что она чувствует боль, что на самом деле является хорошим знаком.

Самая страшная травма Лауры была невидимой. Сила удара ударила ее мозг внутри черепа, нанеся серьезные повреждения. Она была в коме. Неизвестно, когда и проснется ли она когда-нибудь.

Мэтт Лауэр: Вы должны подумать: «Нам так повезло, что наша дочь выжила». Но в то же время вы должны думать: «Каковы ее шансы на долгосрочное выживание? Что могут сделать врачи?» Это был постоянный страх для всех вас? Дон Ван Рин: В то время это было не для меня.Это было больше, чем я в данный момент здесь. Вот в каком она состоянии. Что мы делаем, чтобы ей помочь? Сьюзи Ван Рин: Я более эмоциональна. Мэтт Лауэр: Да? Вам было трудно — Сьюзи Ван Рин: Что-то вроде этого — Мэтт Лауэр: — Думать, что все будет хорошо? Сьюзи Ван Рин: Это было тяжело. Ага. Я не больничный человек. Машины, каждый сигнал, каждый не сигнал, все, что останавливалось, пугало меня. Все, что началось, знаете ли, было тревожным. Я не знал, для чего все это. И да, я боялся.(Молитвенник Сьюзи Ван Рин) Меня сегодня трясло, Лори, я так сильно хотела, чтобы ты проснулась… Это не похоже на тебя — быть такой неподвижной! Просыпайся, милый — я хочу поговорить с тобой и увидеть твое прекрасное лицо — посмотри в твои глаза. Я люблю тебя, мама.

Семья по очереди круглосуточно дежурила у постели Лоры.

Семья Уитни несла бдение другого рода.

Мэтт Лауэр: В субботу, 29 апреля, за день до похорон, вы посетили меня.И, черт возьми, пришло много людей. Ньюэлл Серак: Мы приехали, и очередь выстроилась. И это просто не закончилось. Это просто продолжалось и продолжалось. И это было… я имею в виду людей, которые подходили к нам и говорили, что им жаль, и все такое. Но что мы хотели услышать, и что многие из них сделали, так это поделились моментами того, как Уитни тронула их. И это просто заставило нас чувствовать себя очень, очень, очень хорошо. Мэтт Лауэр: Кстати, это также был день рождения Уитни? Коллин Серак: Да, это было. Ньюэлл Серак: Да. Именно так. Мэтт Лауэр: Это должно было сделать его вдвойне трудным? Коллин Серак: Ну, вы знаете, это было так.Уитни была огромной на днях рождения. И поэтому мы спросили, будет ли это нормально. И поставили там телевизор. И у нас была запись вечеринок по случаю дня рождения Уитни. Коллин Серак: И это было просто аккуратно, аккуратно. Вместо того, чтобы просто сидеть и просто грустить, они могли сидеть там и просто праздновать жизнь Уитни. Ньюэлл Серак: Было очень приятно услышать смех там. Я имею в виду, что смех просто заставил вас понять и осознать, что жизнь Уитни, хоть она и была короткой, но, знаете ли, действительно оказала влияние.Мэтт Лауэр: Во время визита, я думаю, очевидный вопрос, гроб был… Ньюэлл Серак: Закрыт. Мэтт Лауэр: Закрыт? Ньюэлл Серак: Да.

Через четыре дня после крушения, 30 апреля 2006 г.

Мэтт Лауэр: На следующий день после дня рождения Уитни. И вы устроили похороны. Ньюэлл Серак: Просто казалось, что это не происходит, но это было почти что внетелесное переживание. Как будто мы участвовали, но на самом деле не участвовали. Церковь вмещает около 1100 человек.Пришло более 1400 человек. И мы были в восторге. Мы были в абсолютном благоговении. (Из панихиды) «Ты всегда был для меня ангелом, теперь у тебя есть крылья, чтобы доказать это». «Возможно, она не была лучшим игроком, но она заставила других почувствовать себя лучшими». «Она уже заслужила репутацию самой смешной девушки на небесах».

Коллин Серак: Это было унизительно, вот что это было. Просто так много людей достаточно заботились о нашей семье, мы чувствовали себя настолько окруженными и любимыми столькими людьми.

Сераки похоронили свою дочь в понедельник, 1 мая.

Мэтт Лауэр: У тебя так много мыслей. Я могу только вообразить. И произошла путаница. Ты забыл забрать маму. Ньюэлл Серак: В суматохе всего, что я думаю, «Где мама?» (смеется) и вдруг я слышу, как Коллин восклицает: «О-о-о». И вот тогда она говорит: «Я должна была сказать тебе, что ты должен забрать ее». Мэтт Лауэр: И когда вы пришли извиниться перед ней за то, что не получили ее и за то, что она пропала с похорон, она что-то вам сказала.Ньюэлл Серак: Это то, во что мы верим как христиане. Я просто сказал: «Мама, мне очень жаль». Она говорит: «Ньюэлл, все в порядке». Я говорю: «Ты уверен?» Она говорит: «Да, потому что это все равно не Уитни».

Она имела в виду, что душа Уитни — настоящая Уитни — уже была на небесах. Но вскоре ее слова будут казаться пророческими совсем по-другому.

Через шесть дней после аварии, 2 мая 2006 г.

(блог Лизы Ван Рин) Сегодняшняя операция Лауры прошла отлично! Сломанные ногу и локоть вправили, а для стабилизации добавили пару пластин.Теперь она будет веселее проходить через металлоискатели! Трахеотомия тоже прошла очень хорошо… во рту больше ничего нет; все трубки и т.п. сняты. Цвет Лауры значительно улучшился. Она также все еще довольно много двигается.

Через шесть дней после аварии на высокой скорости, в которой она чуть не погибла, Лаура Ван Рин все еще находилась в реанимации в коме. Она была сильно перевязана. Ее лицо было опухшим. Шли дни, семья не оставляла ее одну.

Мэтт Лауэр: Все эти часы, которые ты провел рядом с ней, о чем ты говорил? О чем ты говорил? Что вы делали? Лиза Ван Рин: Мы говорили ей, что были там. Мы скажем ей, кто пришел в гости. Вроде того, чем мы занимались в тот день. И просто говорить ей позитивные вещи. «Ты сегодня отлично себя чувствуешь. Твои волосы выглядят мило». Дон Ван Рин: Здесь, в Форт-Уэйне, прекрасный солнечный день. Сейчас весна, и цветы распустились. А потом мы спели ей. Мэтт Лауэр: Были ли любимые песни, которые вы пели ей? Дон Ван Рин: Сьюзи называла ее своей «солнечной девушкой».И я думаю, что мы сделали это: «Ты мое солнце, мое единственное солнце». Сьюзи Ван Рин: Довольно часто я пела: «Этот день сотворил Господь». Это просто небольшой припев и очень тихо, потому что я вроде как тихий.

В отделении интенсивной терапии Лору и ее семью окружили близкие.

Дон Ван Рин: У нас было огромное количество посетителей. И поэтому мы взяли два или три за раз, потому что нужно было держать это в секрете. Многочисленные друзья вернулись, чтобы увидеть Лауру.И они пошли и увидели Лору. Мэтт Лауэр: Кто-нибудь приходил к вам и говорил, что чувствовал себя необычно? Что они увидели что-то необычное? Что у них были сомнения, страхи, что угодно? Сьюзи Ван Рин: Нет. Мэтт Лауэр: Ни одного человека? Дон Ван Рин: Нет. Сьюзи Ван Рин: Нет. Дон Ван Рин: Нет (блог Лизы Ван Рин) Лора начала двигаться сегодня намного больше. Иногда она сжимает руки, шевелит пальцами ног, щурит глаза (хотя они все еще закрыты) и двигает ногами и руками. Она все еще находится в коматозном состоянии, но признаки ее движения очень положительные.

Они высматривали малейшие признаки сознания, но когда они появлялись, это поначалу вызывало недоумение.

Мэтт Лауэр: Лиза, ты у постели Лоры, и она зевнула, чего, я думаю, до этого не делала. И она как бы открыла рот. И вы заметили кое-что о ее зубах. Расскажи мне, что ты видел? Лиза Ван Рин: Ну, я заметила, что эти два [зуба] по обеим сторонам спереди казались мне разными. Они сидели немного иначе, чем, как я думал, были зубы Лауры.И я сказал: «Посмотрите на ее зубы». и я думаю, что немного подтянул ей губу. И мы сказали: «Да, они выглядят немного по-другому». И мы знали, что Лаура была, когда ее выбросило из машины, они нашли ее у забора. И мы предположили, что они получили удар и немного сместились.

Университет Тейлора провел панихиду по четырем студентам и одному сотруднику, погибшим в авиакатастрофе в воскресенье, 7 мая.

Семья Уитни приехала из Мичигана, чтобы присутствовать на ней.

Мэтт Лауэр: По шоссе вы проезжаете место аварии. Только на этот раз на обочине дороги пять крестов. Что вы сделали? Коллин Серак: Я просто помню, как вышла и, знаете, посмотрела на… вы могли видеть большие трещины в… Ньюэлл Серак: Медиана. Коллин Серак: —медиана, которую разорвал грузовик наткнулся. И это был просто один из тех отрезвляющих моментов, когда ты просто сидишь там, и это реальность.

Перед службой они обедали в доме ректора университета.Там они встретили сотрудника университета, который опознал тело Уитни.

Коллин Серак: Он наш хороший друг. И мы поблагодарили его за то, что он сделал. И мое сердце просто молилось за него. Чтобы ему не было слишком больно. Ньюэлл Серак: Нам было жаль, что именно у него были эти видения в голове. Мэтт Лауэр: И никаких вопросов о… Ньюэлл Серак: Нет. Никаких вопросов… Мэтт Лауэр: Что ты… Ньюэлл Серак: —что угодно. Мэтт Лауэр: —видишь? Как она была? Ничего. Ньюэлл Серак: Нет.У меня даже мысли не было спросить его о чем-то подобном. Мне просто было очень жаль, что ему пришлось это сделать. Семья Лоры оставила ее у постели на несколько часов, чтобы посетить службу. Мэтт Лауэр: Что вы помните об этой поминальной службе? Дон Ван Рин: Мощно. Место было забито.

Одна из самых сильных речей исходила от отца Уитни.

(С поминальной службы) Ньюэлл Серак: Мы знаем, что Иисус Христос держит ее в своем присутствии прямо сейчас. И что однажды мы снова ее увидим.

Мэтт Лауэр: Они поместили фотографии некоторых жертв на проекционный экран в передней части комнаты? Дон Ван Рин: Да. Ван Рин: О, да. Это было — вы знаете, мы видели их всех. Мэтт Лауэр: Делал — Сьюзи Ван Рин: Конечно — Мэтт Лауэр: — делал что-нибудь — Сьюзи Ван Рин: — они. Мэтт Лауэр: —зарегистрируйтесь с вами, когда вы смотрели на ее фотографию? Сьюзи Ван Рин: Нет. Дон Ван Рин: Вовсе нет.

Впервые две семьи встретились на поминальной службе.

Ньюэлл Серак: Меня хлопнули по плечу. И я обернулся, и это был Дон Ван Рин. Дон Ван Рин: Я представился отцом Лоры. И просто дайте ему знать, что мы чувствовали. Как много сострадания мы испытывали к его семье и как мы молились за них. Да.Ньюэлл Серак: Я просто сказал: «Дон, я просто хочу, чтобы ты знал, я молюсь за твою дочь. Я очень благодарен за ее прогресс», потому что мы также постоянно читали блог. .Matt Lauer: Вы не отставали от этого? Newell Cerak: Да, я следил.Я читал это почти каждый день, я бы продолжил. И в какой-то момент я сказал: «Мне просто интересно, Коллин, как бы мы поступили, если бы это была наша дочь? Я просто не знаю, насколько я сильный родитель. Смогу ли я позаботиться о дочери, которая попала в серьезную аварию, зная, что, возможно, она будет овощем до конца своей жизни?» И я буду с вами честен. В тот момент мы просто сказали: «Мы благодарны, что Уитни больше нет, и что Ван Райны достаточно сильны, чтобы справиться с ситуацией, с которой они столкнулись.

В то время он не мог знать, насколько ироничными были его слова. ; отеков практически нет.

Лаура Ван Рин находилась в коме 11 дней, а блог ее сестры Лизы приобрел большое количество подписчиков. Слухи об этом распространились по электронной почте и в церквях по всему миру.

(блог Лизы) Сегодня мы продолжаем получать обнадеживающие сигналы от Лауры, поскольку теперь она дышит полностью самостоятельно… Они посадили ее на стул, и до сих пор она выглядела довольно умиротворенной.

Хотя Лора все еще была без сознания, она двигалась все больше и больше. И поскольку ее семья дежурила у ее постели, уединения не было.

Мэтт Лауэр: И в какой-то момент ее больничное платье или то, что на ней было, немного задралось, и можно было увидеть ее пупок. И он был проколот. Лиза Ван Рин: Да. Мэтт Лауэр: И что вы подумали, когда увидели это? Лиза Ван Рин: О, я не знала об этом. (смех) Мэтт Лауэр: Интересно, знают ли об этом мама и папа? Лиза Ван Рин: Да.Что-то вроде этого, но просто — знаете, я не знаю. Сьюзи Ван Рин: Вы просто как бы — Лиза Ван Рин: Вы просто, опять же, просто пожали плечами. Например: «Ну, она только что была на весенних каникулах. Просто не знал этого. Теперь я знаю. “

Вскоре семья радовалась гораздо более значительному развитию. Впервые после крушения Лора открыла глаза.

Мэтт Лауэр: На что это было похоже? Дон Ван Рин: Это не было похоже на фильмы, где ее глаза открывались.Один глаз едва открывается. Просто небольшая щель. Так оно и случилось. Я права? Лиза Ван Рин: И очень блестящая и ни на чем не фокусирующаяся. Мэтт Лауэр: Эта маленькая глянцевая щель была намного лучше, чем то, что вы видели раньше. Дон Ван Рин: Верно. Лиза Ван Рин: Верно. .Мэтт Лауэр: Должно быть, это было знаменательное событие. Дон Ван Рин: Верно. Это правда. Сьюзи Ван Рин: Это было похоже на проблеск «да». Дон Ван Рин: Вы это видели? Сьюзи Ван Рин: Она… да. Дон Ван Рин: Нет.Сьюзи Ван Рин: Вы почти не верили, что видели, что она сделала.

Но это было правдой. После 20 дней комы Лаура медленно просыпалась.

(блог Лизы Ван Рин, вторник, 16 мая) В Притчах 16:1 говорится: «Человеку принадлежат намерения сердца, а от Господа ответ языка». Лора заговорила с нами прошлой ночью! Мэтт Лауэр: Ты помнишь, что она сказала? Дон Ван Рин: Я думаю, она сказала «привет». Лиза Ван Рин: Привет. Сьюзи Ван Рин: Да.Дорогая, это было «привет». Лиза Ван Рин: Очень хрипло. Очень слаб. «Привет». Мэтт Лауэр: Должно быть, это лучшее слово, которое вы когда-либо слышали. Сьюзи Ван Рин: О, да. Дон Ван Рин: Очень интересно. Очень интересно. Мэтт Лауэр: И что ты ей сказал? Дон Ван Рин: «Привет, милая». Сьюзи Ван Рин: Да. Вы знаете, мы все время разговаривали с ней, пели ей и читали ей, и ничего не возвращалось. Но, знаете, просто молюсь, чтобы она нас услышала. И когда она сказала, что у тебя было такое желание: «Хорошо. Давай продолжим в том же духе.»

Пока семья Лауры праздновала ее медленное возвращение, семья Уитни пыталась начать новую жизнь. Родители Ньюэлл и Коллин вернулись в дом, который уже никогда не будет прежним, оставив свою вторую дочь Карли в Университете Тейлора на впервые после аварии.

Ньюэлл Серак: В тот момент я вспомнил, как я был в Миссисипи, и Карли позвонила мне. И я просто помню, как я чувствовал себя беспомощным. И все эти чувства снова возникли.В этот момент я снова оставил ее, потому что я просто чувствовал себя беспомощным, чтобы оставить ее там. Мэтт Лауэр: Вы двое возвращаетесь домой, и вы должны вернуться к своей жизни. Ты должен. Вы вернулись к работе. Коллин Серак: Да. Мэтт Лауэр: Пришлось привыкнуть к тому, что Уитни больше нет. Те первые несколько недель, должно быть, были просто невозможными? Коллин Серак: Они были тяжелыми. Но… Ньюэлл Серак: Они для меня как размытие. Мы чувствовали эту огромную дыру в наших сердцах. Хотя у нас есть эта надежда, хотя мы знаем, что однажды мы снова увидимся, это не уменьшает боли.

Три недели, один день после крушения: 18 мая.

Мэтт Лауэр: Большой день. Вы перевезли Лору из больницы в реабилитационный центр здесь, в Гранд-Рапидс. Вы нервничали по поводу переезда? Сьюзи Ван Рин: Волновалась. Мэтт Лауэр: Да? Почему? Что заставило вас нервничать? Сьюзи Ван Рин: Каждое новое движение, каждое новое действие, которое они делали, тревожило меня. Вы знаете, я… Лиза Ван Рин: Не зная, была ли она готова с медицинской точки зрения. Мэтт Лауэр: Но, с другой стороны, должно было быть ощущение, что вы сделали большой шаг, приблизив ее к дому? Сьюзи Ван Рин : Да.Дон Ван Рин: Абсолютно. Сьюзи Ван Рин: Да. Мэтт Лауэр: Что она была на пути к возвращению домой навсегда? Сьюзи Ван Рин: Верно.

Лору доставили в Центр непрерывного ухода Spectrum Health в Гранд-Рапидс, штат Мичиган, недалеко от дома ее семьи.

(блог Лизы Ван Рин, 22 мая 2006 г.) Позвольте мне уделить минуту и ​​попытаться ответить на часто задаваемый вопрос. — Так Лора вышла из комы? Ответ на это — да. Однако… внимательна ли она, с ясными глазами и в курсе всего, что происходит? Нет.Ее мозг нужно переобучить (или, возможно, напомнить) для обработки информации. И снова ей предстоит долгий путь. Этот процесс пробуждения медленный.

Но теперь, когда Лаура хотя бы частично пришла в сознание, ее давний бойфренд заметил еще кое-что необычное.

Мэтт Лауэр: Арын, ее бойфренд, в какой-то момент посмотрел ей в глаза и сказал: «Цвет кажется другим». Обсуждал ли он это? Дон Ван Рин: Думаю, да.Мэтт Лауэр: —с вами? Дон Ван Рин: Думаю, да. Возможно, они были немного более синими. Лиза Ван Рин: Немного более синими. Да. Мэтт Лауэр: И у них был более зеленоватый оттенок — Дон Ван Рин: Верно. Мэтт Лауэр: …как вы их запомнили? Дон Ван Рин: Да. Мэтт Лауэр: Как вы это выяснили или как Вы это объясняете? Лиза Ван Рин: Честно говоря, я не думала об этом. Дон Ван Рин: Для нас это ничего не значило.

Но вскоре это будет значить для них целый мир — и для семьи Уитни тоже.

Четыре недели, два дня после крушения: пятница, 26 мая

(блог Лизы Ван Рин) Несколько человек спрашивали, часто ли Лаура открывает глаза и узнает ли она людей. Теперь она немного приоткрывает глаза, но иногда трудно сказать, на чем она сосредоточена. Когда мы спрашиваем ее, видит ли она что-то, она обычно кивает в ответ… Что касается узнавания нас… Мы думаем, что иногда она видит, а иногда нет.

Прошел месяц с тех пор, как Лаура Ван Рин получила серьезную травму головного мозга в результате столкновения на скоростном шоссе, в результате которого погибли еще пять человек.Ее сломанные кости срастались. Ее лицо вернулось к нормальному состоянию. Постоянно находясь рядом с семьей, Лаура медленно вышла из комы и теперь проходила интенсивную терапию, чтобы восстановить свои умственные и физические силы. Ей пришлось заново учиться ходить и говорить. И по мере того, как ее речь постепенно улучшалась, она начала говорить странные вещи.

Мэтт Лауэр: И я думаю, что примерно в это же время она посмотрела на тебя один раз и назвала тебя Карли. Лиза Ван Рин: Она также назвала меня Эйприл.И она назвала меня еще одним именем. И, может быть, она тоже называла меня Лизой. У нее было несколько имен. И мы просто подумали, что она была очень растеряна, и, может быть, у нее была медсестра по имени Эйприл, или что-то в этом роде, почему она сказала это мне.

Лаура также назвала своего парня Арына «Охотником» и велела ему лечь.

Но нет ничего необычного в том, что пациенты с черепно-мозговой травмой называют людей неправильными именами или даже ошибочно называют себя. И кроме того, Лаура показывала много признаков восстановления своей памяти и своей личности.

Matt Lauer: Итак, вы показываете своей дочери фотографию ее соседей по комнате, и она знает каждое из их имен. Лиза Ван Рин: Да. Дон Ван Рин: Она знала. Я сказал: «Отлично, Лора. Хорошая работа». Ага. Удивительно. Были и другие вещи, которые она делала, очень похожие на Лору. Вы знаете? Мэтт Лауэр: Например? Дон Ван Рин: Нога тряслась. И она… Лора всегда трясла ногой. И она была сильной. Были сильные ноги. У Лоры были эти футбольные ноги. Мы говорили всякое: «О, вы знаете, это — это Лора прямо здесь.«Сьюзи Ван Рин: Это так Лора. Она медленно возвращается к тебе как Лора. Эти мелочи. когда-либо спрашивал ее: «Вы можете назвать свое имя?» Сьюзи Ван Рин: Нет. Дон Ван Рин: Я не думаю в тот момент. Лиза Ван Рин: Я не помню, чтобы делала это. Дон Ван Рин: №

Мэтт Лауэр: Позвольте мне отвезти вас на День поминовения. 29 мая 2006 г. Вы действительно провели день с друзьями, я думаю? Это был, я думаю, может быть, первый день — Лиза Ван Рин: Да .Мэтт Лауэр: — вы ушли —Лиза Ван Рин: Верно. Мэтт Лауэр: —от Лауры. И Дон, ты был на ее сеансе терапии в тот день. Дон Ван Рин: Верно. Мэтт Лауэр: И терапевт попросил ее написать свое имя. Расскажите мне об этом моменте. Дон Ван Рин: Она написала, нацарапала: «Уитни».

«Уитни». Она написала: «Уитни». Сначала ее отец не придал этому особого значения.

Дон Ван Рин: Медицинский персонал и люди, занимающиеся травмами головного мозга, все время обучали нас травмам головного мозга и тому, как активируются нейроны, но они не обязательно соединяются.Сьюзи Ван Рин: И терапевт показала нам, что она написала Уитни. И знаете, она спросила: «Она знает какую-нибудь Уитни?» И я сказал: «Ну, в аварии была другая девушка». Уитни незадолго до аварии И это то, что застряло у нее в голове И опять же, я не сразу придала этому большое значение

Но потом был еще один тревожный момент

Мэтт Лауэр : Ее везут обратно с терапии.Ты был там? Дон Ван Рин: Я вез ее по коридору. Ага. И она что-то бормотала. Мэтт Лауэр: И что она бормотала? Дон Ван Рин: Я не мог разобрать. Так что я наклонил голову вниз. И после, может быть, третьего раза я понял, что она сказала «ложные родители». Мэтт Лауэр: Ложные родители? Дон Ван Рин: Едва открыв рот. Ты знаешь? И «ложные родители». И я подумал: «Да, верно. Ты знаешь, что мы были с тобой 24 часа в сутки 7 дней в неделю. И вот так заботились о тебе». Мэтт Лауэр: Ты говорил об этом Сьюзи? Дон Ван Рин: Я думаю, что говорил.И, возможно, это помогло — Сьюзи Ван Рин: Я думаю, что это могло также… Дон Ван Рин: — что привело к вашему мыслительному процессу. Сьюзи Ван Рин: Да. Я начал немного нервничать и задавать вопросы. Это было немного больше, чем я мог понять.

Беспокойство Сьюзи превратилось в навязчивые сомнения в тот вечер, когда несколько друзей присоединились к Ван Райнам за ужином в реабилитационном центре.

Мэтт Лауэр: Потом они увидели Лору. И у них была довольно странная реакция.Что вы помните об этом? Дон Ван Рин: Ну, Арын катала Лору на стуле и проходила мимо входа в столовую. И я сказал: «Арын, приведи Лору сюда. Я хочу, чтобы она передала привет нашим друзьям». Вот так они и рассмотрели ее крупным планом. И у них просто было странное выражение, которое прошло между ними на их лицах. И весь оставшийся вечер они были несколько тихими.

Той ночью, после дня, проведенного с друзьями, Лиза вернулась к постели сестры.Отец рассказал ей о событиях дня, и теперь Лиза посмотрела на него свежим взглядом.

Лиза Ван Рин: В тот момент была ночь. Я сидел с ней, пока она засыпала. И просто подумал: «Вау. Это может быть не Лора». и просто смотреть на нее и смотреть на нее. И до сих пор не чувствую себя на 100 процентов положительно. Поэтому я чувствовал себя неловко по дороге домой.

Лиза все перевернула в уме: выдвинутые вверх зубы, слишком голубые глаза, пирсинг, которого раньше не было, и теперь она написала свое имя как «Уитни.» Как это могло быть?

Лиза Ван Рин: Я вспомнила, что кто-то в Форт-Уэйне дал нам компакт-диск, который играл на похоронах Уитни. И я знал, что там была ее фотография… поищите эту фотографию сразу же, как я вернулся домой. И я посмотрел на нее. И я заметил ее зубы. И я вспомнил о реанимации — когда мы с братом заметили зубы. немного выдохся. И я подумал: «Это та девушка, что в постели.

Ночью 29 мая 2006 года, в День поминовения, мать Лоры Ван Рин, Сьюзи, сделала мучительную запись в своем молитвенном журнале. мне, Господи. Мое сердце тяжело сегодня. Пожалуйста, не позволяй этому быть. Мое сердце в отчаянии взывает к тебе. Это было бы больше, чем я могу вынести. Я знаю, что ты не жестокий Бог — какие цели быть?Может ли мое сердце обмануть меня?Могу ли я не знать свою собственную дочь?О Боже, помоги мне.Ты все, что у меня есть. Пожалуйста, верните мне Лори. Мэтт Лауэр: Что это было, когда вы начали сомневаться? Сьюзи Ван Рин: Мучительно. Прежде всего, вы были на этих эмоциональных американских горках в течение пяти недель. И мы все еще не были в конце этого. И ощущение, что мы видим Лору мельком, а впереди еще долгий путь. И тут вдруг подумалось, что это может быть и не Лаура. Вы не можете справиться с этим в данный момент, потому что это… ваша дочь, которая лежит там, все еще нуждается в вас.А если это не твоя дочь, то тебе нужны ее родители. Ей срочно нужны мама и папа.

Ван Рины круглосуточно ухаживали за тяжелораненой дочерью в течение пяти недель, но теперь они задались страшным вопросом: что, если женщина в постели вовсе не их дочь? У Сьюзи и Лизы уже были сильные сомнения. Дон все еще цеплялся за веру в то, что женщина в постели была Лорой.

Осознание: 30 мая 2006 г.

Мэтт Лауэр: Вы все отправились в больницу, и ваш друг с прошлой ночи пришел навестить вас.Дон Ван Рин: Он и еще один друг. И они выразили опасение, что эта барышня может оказаться не Лорой. И моей немедленной реакцией было: «Да ладно, ребята. Я знаю свою собственную дочь. Это Лора». Мэтт Лауэр: Был ли гнев с вашей стороны, когда они подняли эту тему? Дон Ван Рин: Нет. т гнев. Это было, знаете ли, тревожное чувство. Возможно, это был небольшой страх.

Дон понял, что так или иначе должен разрешить все сомнения. При первой же возможности Лиза осталась в реабилитационном центре.Дон и Сьюзи пошли домой и сделали несколько сложных телефонных звонков.

Мэтт Лауэр: Вы пытались вернуться на пять недель назад и узнать, как были опознаны тела после аварии. Расскажите мне о звонках. Что вы выяснили? Дон Ван Рин: Думаю, я обнаружил, что, возможно, были некоторые сомнения. Что место аварии было катастрофическим. Ты знаешь? Вещи разбросаны повсюду. И, знаете, я обнаружил, что визуальный и.д. было произведено на месте происшествия. Мэтт Лауэр: И это заставило вас еще больше поверить в то, что могут быть сомнения? Дон Ван Рин: Я верил в это, да.Была возможность. Конечно. Вернувшись в реабилитационный центр, Лиза решила, что больше не может ждать правды. Мэтт Лауэр: Вы видели фотографию Уитни. Вы видели улыбку, зубы и глаза. И Лиза, ты везла ее обратно с сеанса терапии и решила, что это не может продолжаться без определенности. Лиза Ван Рин: Ну, когда мы были на сеансе терапии, она бросала мне мяч, и они продолжали рассказывать ей, «брось его своей сестре». И все во мне хотело сказать: «Это не моя сестра.«Как будто я сразу понял, когда они это говорили, что это было неправильно, но не хотел смущать ее. И поэтому я ничего не сказал на сеансе. Но когда мы вышли в коридор, Это был тихий момент, когда мы с ней возвращались в свою комнату. И я просто помню это очень четко. Остановившись и как бы опустившись на колени, как бы лицом к лицу с ней. И не предлагая ей никакой информации. Но просто сказать: «Ты сегодня справился великолепно. Ты очень хорошо справляешься. Я просто хочу задать вам вопрос.Могу я задать вам вопрос?» И она кивнула головой. И я сказал: «Можете ли вы назвать мне свое имя?» И она сказала: «Уитни». И я сказал: «Это так хорошо. У тебя все хорошо получается». Я спросил у нее имена ее родителей, и она смогла ответить мне: «Ньюэлл и Коллин». И это стало для меня решающим аргументом. Я знал, что Лора этого не узнает. , я сказал: «Ты так хорошо справляешься. Хочешь вернуться в свою комнату?» И она просто кивнула. Я сказал: «Поехали». Мэтт Лауэр: Когда я прочитал это, Лиза, у меня дух вышибло.Но знаете, что я еще подумал? Какой классный у вас был ответ. Каким моментом великодушия это было для Уитни. Вы не вскочили и не побежали с криком по коридору, причиняя ей еще большую травму. Лиза Ван Рин: Ну, я любила ее. Мы любили ее. Лиза Ван Рин: Мы — Дон Ван Рин: И до сих пор любим. Лиза Ван Рин: Да. Я имею в виду, почему я должен делать это с ней? Она стала дорогим другом и, по сути, сестрой. Сьюзи Ван Рин: Она была сестрой. Лиза Ван Рин: Да.

Но теперь все они знали в глубине души, что эта молодая женщина, о которой они заботились и любили, не принадлежала им.И эта уверенность привела к другой.

Дон Ван Рин: Сразу понял, что наша дочь погибла в аварии. Но это все еще было почти два отдельных вопроса. И мы хотели сделать… Лиза Ван Рин: Поступить правильно. Дон Ван Рин: … то, что было правильно для Уитни в тот момент. Лиза Ван Рин: Лучше всего для нее. Дон Ван Рин: И это было почти как смерть моей дочери. Я знал, что это было реальностью в то время. Но я бы… я бы занялся этим чуть позже. Это звучит странно, не так ли? Мэтт Лауэр: Звучит сложно.Дон Ван Рин: Да. Сьюзи Ван Рин: Ну, это было тяжело. Но Мэтт, мы знали, где наша дочь. И мы знали, что Ньюэллу и Коллин нужно знать, где их дочь.

Телефонный звонок: Среда, 31 мая 2006 г.

Коллин Серак: Это был один из тех случаев, когда в 2 часа ночи, вы знаете, вы просто берете телефон. И ничего хорошего не бывает, когда кто-то звонит тебе в 2 часа ночи.

Прошло пять недель с тех пор, как Коллин Серак сделала один судьбоносный звонок, когда ей сообщили, что ее дочь Уитни погибла в автокатастрофе.

Сейчас перезванивают те же люди, что звонили тогда.

Коллин Серак: И представились как коронер округа Грант и капеллан округа Грант. Они оба были на телефоне. И первое, что они сказали: «Я был один?»

Ее муж, Ньюэлл, был в Нью-Джерси, сопровождая поездку с церковной молодежной группой. Он путешествовал в ночь смерти Уитни. С тех пор это была его первая поездка.

Коллин Серак: Я сказала: «Моя дочь дома.» И он такой: «Возьми ее. Не мог бы ты позвонить ей к телефону?» Так что я встал с кровати. И я все еще не совсем ясно соображаю. Дай Карли телефон и разбуди ее. И я спустился вниз, чтобы взять другой добавочный номер. когда они сказали: «У нас есть основания полагать, что ваша дочь Уитни жива»

Заявление такое неожиданное, такое ошеломляющее… Сначала она даже не могла его понять

Коллин Серак : И, вы знаете, тогда вы просто идете — на самом деле все ваше тело говорит: «Нет, я знаю, что это неправда.Вы знаете, что мы похоронили нашу дочь». И они сказали: «Мы точно знаем, что девочка в больнице Гранд-Рапидс — не Лаура Ван Рин. И мы думаем, что это Уитни. Не могли бы вы получить некоторые стоматологические записи и спуститься сюда?» Мэтт Лауэр: И Коллин, в этот момент, как высоко в вашем теле вы позволили этой волне надежды подняться? Коллин Серак: Не было. Надежда в тот момент. Это было больше похоже на долг. Знаешь? Просто закрой эту дверь. Я знаю, что это не Уитни. Просто то, что нам нужно было сделать.Но я даже не знал, нужно ли нам это делать в тот момент. Знаешь, я только что сказала: «Могу я тебе перезвонить?» Карли Серак: Я сбежала вниз и сказала маме: «Кто бы это ни был, я не знаю, почему они это делают, но это неправда. » Как будто нет — я точно знал, что Уитни не может быть живой, особенно потому, что друзья Лоры — одни из моих очень близких друзей. И они знают Уитни через меня. И даже одна из моих самых близких подруг побывала в гостях, и она очень близка с Уитни.Они никогда ничего не говорили об этом. Так что я точно знал, что это никоим образом не Уитни.

Тем не менее, в 2 часа ночи Коллин позвонила семейному дантисту, который согласился изъять записи Уитни. Потом она позвонила мужу Ньюэллу.

Ньюэлл Серак: И я знаю, по резкости в ее голосе, что что-то не так. И я иду, моя мысль сразу, я сказал: «Не Карли». Я просто сказал: «Не Карли», подумав, что, возможно, Карли попала в какую-то аварию. И когда она сказала мне, знаете ли, что есть вероятность, что Уитни может быть жива, я подумал: «Нет.А я говорю: «Нет». Я говорю: «Она ушла. Мы похоронили ее». А потом я слышу, как Карли берет трубку и говорит: «Папа, ты не веришь ни на секунду». А я говорю: «Карли, я не верю. Я не. Я действительно верю, что мы были… это Уитни, которую мы похоронили».

Matt Lauer: Ты водишь, все еще не веришь.Коллин Серак: Нет. Мэтт Лауэр: Обсуждая все причины, по которым это не могла быть Уитни. Коллин Серак: Это как бы сработало. Знаете, например, когда мы сели в машину, это было просто… это был долг. Нам просто нужно было это сделать. Мы просто подумали: «Это глупо, но давайте просто сделаем это». Карли Серак: Я все еще была уверена, что это была не Уитни. А я не хотел ехать. Я пошла только потому, что моя мама очень хотела, чтобы я пошла. Коллин Серак: А потом примерно на полпути мы начали думать: «Знаешь, а что, если?» А потом мы просто придумывали забавные вещи вроде: «Ну, если это так, то это будет этот фильм.» И мы начали выбирать персонажей. Вы знаете, кто будет… Мэтт Лауэр: Кто кого сыграет? Коллин Серак: Кто кого сыграет. И это немного поддержало нас. Чем серьезнее мы становились, тем больше мы становились. И прямо как: «Но если они не могли узнать свою дочь в течение пяти недель, что мы собираемся увидеть?» А потом была такая тревога. чтобы выглядеть? Если бы они не могли узнать ее, узнали бы мы ее? Знаете, если бы это была Уитни, она когда-нибудь снова стала бы нашей Уитни? Так что это было довольно страшно.Карли Серак: К тому времени, как мы добрались до больницы, я была так расстроена, что нам даже пришлось пойти посмотреть, кто эта девушка. На мой взгляд, самое близкое, что я мог представить, это то, что кто-то еще попал в аварию в то же время, что и эта авария. А в больнице этих двух девушек подменили. И это была какая-то случайная девушка. Я просто подумал, кто бы это ни был, должно быть, он все еще изрядно изуродован. Поэтому я нервничал, увидев, как выглядит этот человек.

На рассвете они добрались до реабилитационного центра.Персонал ждал у дверей.

Коллин Серак: И, знаете, приветствовали нас. Но это было очень сдержанно. И вы знаете, пытались объяснять мелочи или спрашивать нас, есть ли у нас вопросы, но на самом деле все, что мы хотели сделать, это посмотреть, действительно ли это Уитни. Так что они проводили нас обратно в ее комнату. И я первый шел за ними. И свет должен был быть приглушенным и все такое, но я просто помню, что они… знаете… они просто чуть-чуть приоткрыли дверь. Карли Серак: И я помню, что чувствовала себя такой растерянной и так сильно тряслась.И увидеть Ван Рина на тарелке перед дверью. А потом открываю дверь и вижу эту девушку лицом к окну, лежащую на этой кровати.

Могла ли молодая женщина в постели быть Уитни?

Встреча: 31 мая 2006 г.

Мать и сестра Уитни Серак ехали пять часов, не решаясь поверить в то, что им сказали: что есть шанс, что Уитни, которую они потеряли, оплакивала , похороненный пять недель назад, что Уитни не мертва, а жива.

Теперь, в нейрокрыле реабилитационного центра, они медленно открыли дверь и посмотрели на молодую женщину внутри.

Коллин Серак: И я сразу же вспомнила, что могу сказать, что это была Уитни. И я просто сказал: «Это Уитни». И Карли просто протолкнулась мимо меня в этот момент, просто чтобы вбежать туда. И чуть ли не нащупал ее сверху. Просто любить ее. Который разбудил Уитни, и она просто покачала головой, говоря: «Да, это Уитни». Карли Серак: Мы все просто плакали и кричали.И просто полностью игнорируя все правила, которые они установили для комнат. И они не могли позволить нам оставаться в комнате очень долго. Но было удивительно просто видеть, как она открывает глаза. Мэтт Лауэр: Она что-нибудь сказала? Коллин Серак: Ну, мы продолжали произносить ее имя. Ты знаешь? Это было похоже на «Уитни». И она как будто покачала головой: «Да». Например: «Да, это Уитни». Ты знаешь? Это было что-то особенное.

Пять недель назад отец Уитни, Ньюэлл, был в поездке. Тогда Коллин пришлось позвонить и сказать ему, что Уитни мертва.На этот раз он снова был в поездке, но этот звонок был другим.

Ньюэлл Серак: И Коллин говорит: «Это Уитни». И я просто сразу упал на пол. И я говорю: «Нет». Я говорю: «Положи трубку». Поэтому она повесила трубку, и я позвонил ей, потому что просто не поверил. Я не верила, что это возможно. Коллин Серак: Как будто это был сон. Ему пришлось заставить меня перезвонить. Ньюэлл Серак: И я перезвонил. И она говорит: «Я стою здесь, и это Уитни». И первая мысль в моей голове была «а что с ней не так?» Знаете, потому что… Коллин Серак: Как она выглядит? Ньюэлл Серак: Как она выглядит.И она идет, «красивая, как всегда».

В ежедневной медицинской карте есть пометка: «Лора Ван Рин… Уитни Серак… Ошибочное опознание». Несколько простых слов, которые не могут передать всю волну эмоций, охватившую две семьи.

Семья Уитни перешла от горя к неверию и к радости, что их дочь жива.

Семья Лауры перешла от надежды к сомнениям к окончательному подтверждению через стоматологические записи того, что Лоры больше нет.

Дон Ван Рин: Мэтт, самое тяжелое, что мне когда-либо приходилось делать, это сказать моим сыновьям, что они потеряли свою сестру.В такой ситуации нет подходящих слов. И я имею в виду, я думаю, что просто упал на колени и заплакал. И сказал остальным членам моей семьи, как сильно я буду в них нуждаться. Мне просто нужно, чтобы вы все прошли через это. Мэтт Лауэр: Это может звучать ужасно. И пожалуйста, поймите, как я это говорю. Было бы легче потерять Лору в ночь аварии, чем через пять недель после того, что произошло? Сьюзи Ван Рин: Не знаю. Мы немного говорим об этом. Но потерять своего ребенка, свою дочь, своего сына — когда бы это ни случилось, этого не должно было случиться.

Среди их горя был и страх. Что семья Уитни думает о них? Семьи встретились в реабилитационном центре вскоре после того, как Сераки воссоединились с Уитни.

Дон Ван Рин: Я думаю, что у Сьюзи было что-то из того, что вы знаете: «Они возненавидят нас. А мы все это время удерживали их от дочери». И… но это было выражение лица Коллин, не так ли? Сьюзи Ван Рин: Да. Мэтт Лауэр: Успокаивающее… Дон Ван Рин: Сострадательное.Сьюзи Ван Рин: Сострадание. Что она знала — она точно знала, что я чувствовал в тот момент. Потому что она была там. И я бы знал, что она чувствовала, получив свою дочь. Увидев… зная, что ее дочь выжила. Коллин Серак: Они обняли нас. И я помню, как они говорили, что очень рады за нас. И, вы знаете, я просто должен был сказать — вы знаете, как я сожалел им об их потере. Мэтт Лауэр: В вашей семье произошло чудо. Но это означает, что в их семье только что случилась трагедия. Коллин Серак: Да.Это было действительно тяжело. Нам было за что им быть благодарными, но мы знали, что они чувствуют. Мэтт Лауэр: Ты что-то сказал, Дон, я думаю, когда ты обратился к ним. «Вы, должно быть, думаете, что мы самые большие наркоманы в мире…» Дон Ван Рин: (смеется) Да. Мэтт Лауэр: «Не зная собственной дочери». Дон Ван Рин: Я сказал «идиоты». Я сказал это Коллин, и она ответила: «Мы любим вас, ребята. И даже не думай об этом ни на секунду». Я имею в виду, что это было очень обнадеживающе.

Позже в тот же день отец Уитни, Ньюэлл, приехал, проехав 14 часов подряд, чтобы добраться до своей дочери.

Ньюэлл Серак: Когда я наконец добрался туда, она села и вот так раскинула руки. И я не мог в это поверить. Я просто помню, как подбежал к ней. И я просто помню, как плакала, снова и снова звала ее по имени. И это был именно тот момент. Я имею в виду, что это было просто не… Коллин Серак: Снова быть полным.

Ньюэлл Серак: Полное неверие.

В тот же день сестра Лауры в очередной раз обновила свой блог и опубликовала сообщение, которое ошеломило ее читателей по всему миру.

(блог Лизы Ван Рин) Сегодня мы хотим поделиться с вами неприятными новостями. Наши сердца болят, когда мы узнали, что молодая женщина, о которой мы заботились в течение последних пяти недель, была не нашей дорогой Лаурой, а ее однокурсницей по Тейлору, Уитни Серак… это горе и радость для нас. нам узнать об этом повороте событий. Что касается нас, мы будем оплакивать возвращение Лауры домой и будем очень скучать по ее сострадательному сердцу и сладости, зная, что она в безопасности и со своим королем навсегда.Мы радуемся вместе с Цераками, что у них будет больше времени на этой земле со своей дочерью, сестрой и любимым человеком… еще раз спасибо за поддержку, которую вы оказали. Пожалуйста, продолжайте свои молитвы. Наш Бог благ и продолжает быть нашим помощником, нашим проводником, нашим утешением. Мы любим вас конфеты.

Сьюзи Ван Рин сделала последнюю запись в молитвенном журнале, который она вела в течение пяти недель, дневнике, который она собиралась передать Лоре:

(молитвенный дневник Сьюзи Ван Рин) Я не знаю, что сказать ! Боже, ты мое убежище, пожалуйста, защити меня.Ты моя сила — я совершенно слаб. Ты дашь мне покой и утешение — пожалуйста, проведи меня через грядущие дни.

Две семьи полностью поменялись ролями, как будто прошли сквозь зеркало.

Теперь это была семья Уитни, справляющаяся с пациентом с черепно-мозговой травмой, и долгий путь к выздоровлению — даже несмотря на то, что семья Лоры планировала похороны. Но теперь была большая разница: интенсивное освещение в СМИ.

История о путанице попала в заголовки национальных и мировых газет.Для семьи Лауры такое внимание было мучительным.

Сьюзи Ван Рин: Хуже всего было постоянно видеть ее фотографию. Это моя маленькая девочка. И я просто хочу сделать это тихо. Я не хочу, чтобы все смотрели. Так что это было тяжело. Мы не отвечали на звонки, так что это было не очень сложно. Мы просто перестали отвечать на звонки.

Но они не могли остановить вопросы. Как произошло смешение? Как это продолжалось так долго?

Панихида: 4 июня 2006 г.

4 июня прошла панихида по Лауре Ван Рин.

Дон Ван Рин: Это была мощная служба, и это было хорошее время, чтобы поделиться информацией с друзьями Лоры и другими людьми. Мы говорили о Лауре и о том, что она за человек. Сострадательный. Всегда думает об интересах других, а не о себе. Лиза Ван Рин: Даже люди, которые знали ее раньше, чувствовали, что узнали ее лучше.

Но вопрос витал над ними всеми.

Арын: Многие из вас сегодня, наверное, задаются вопросом, как мужчина мог встречаться с девушкой и любить девушку три года, и не знать, что это была она.

Как могли люди, знавшие Лауру лучше всех, ее семья и ближайшие друзья, принять за нее другую женщину? Давний парень Лауры, Арын:

Арын: Я видел ее руки, ноги, цвет лица и не мог поверить, что это не она. Даже по сей день для меня удивительно, что из того, сколько времени мы провели вместе, я просто не знал. И много раз за последние пару дней я злился на Бога. И как он мог допустить, чтобы это случилось со мной.Мэтт Лауэр: Давайте просто попробуем ответить на один вопрос, который многие зрители зададут раз и навсегда. Они скажут: «Они были прямо у кровати 24 часа в сутки. Были такие маленькие моменты цвета глаз, зубов и пупка». И они скажут: «Как это могло продолжаться так долго?» Как вы объясните это людям? Дон Ван Рин: Ну, во-первых, я скажу, что вы правы. Это удивительная вещь, не так ли? Как это могло продолжаться так долго? Но, как мы пытались описать, вы должны попытаться поставить себя на наше место в то время.

Начните с самой аварии: полный хаос. Каким-то образом две женские сумочки и удостоверения личности с фотографиями были подменены на месте происшествия. Затем выжившего доставили в больницу.

Коронер позже признал, что не проводил научных тестов для подтверждения личности погибших; Государственный закон в то время не требовал. И помните: ни один член семьи Уитни никогда не просил показать ее тело.

Matt Lauer: Кто-нибудь спрашивал кого-нибудь в больнице, как было опознано тело? Newell Cerak: Нет.Коллин Серак: Нет. Ньюэлл Серак: Нет, мы этого не сделали. Мы просто предположили, что опознание было сделано. Коллин Серак: Я имею в виду, почему вы в тот момент. Ньюэлл Серак: Почему мы ничего не задавали в тот момент.

А как же семья Лауры? Это правда, что Уитни и Лора имели внешнее сходство. Оба были молоды, белокуры, привлекательны. Но были и ключевые отличия. Зубы, глаза, пирсинг. А Уитни примерно на четыре дюйма выше Лоры.Как они могли не видеть этих различий?

Дон Ван Рин: Это просто восходит к тому, что нам сказали по пути вниз. Что наша дочь попала, знаете ли, в серьезную аварию. Ожидайте увидеть ее измененной. И мы вошли, мы увидели это. И с торчащими трубками. А мы… она была похожа на Лору. И сходств, безусловно, было много. Глядя на этих двоих сейчас, нет, я не думаю, что она похожа на Лору. Но опять же, вы также должны осознавать, что по крайней мере 100 других людей, других друзей были в той комнате и видели ее.Лиза Ван Рин: Кроме того, вы должны учитывать наше эмоциональное состояние как… вы знаете, вы просто скользите по воде.

Вот фотография, которую никогда раньше не видели: фотография Уитни, сделанная примерно через 10 дней после крушения, когда она все еще находилась в коме, когда ее все еще считали Лорой.

Спросите себя, не оглядываясь назад, сможете ли вы опознать пациента? Из-за черепно-мозговой травмы она несколько дней не открывала глаз. У нее не было выражений лица.Она не говорила.

Мэтт Лауэр: И поэтому не было фирменных улыбок. Лиза Ван Рин: Верно. Дон Ван Рин: Верно. Мэтт Лауэр: Не было того фирменного выражения на щеках и в глазах. Она была чем-то вроде чистого листа. Дон Ван Рин: Абсолютно. Мэтт Лауэр: Возможно, это все? Что, когда люди сталкиваются с такой травмой, а мир переворачивается с ног на голову, вы в каком-то смысле видите то, что вам говорят видеть, и верите в то, во что надеетесь поверить? Дон Ван Рин: Это вполне возможно.И вся наша энергия была направлена ​​на то, чтобы сделать ее здоровой. Исцеление ее. И это стало ее личностью. Мы говорим об этом так, как вы говорите, это… Лиза Ван Рин: Ее измененное состояние стало ее личностью. Дон Ван Рин: Да. А вы говорите: «Ну, это просто…» Ничего из этого мы не искали. Я имею в виду, что мы не собирались доказывать, что это не наша дочь. Лиза Ван Рин: Зрители все говорят: «Почему ты не заметил ни зубы, ни туфли, ни что-то еще?» Как будто это кусочки головоломки, о существовании которых мы даже не подозревали.Сьюзи Ван Рин: Мы не знали, что это головоломка. Лиза Ван Рин: Мы не знали, что должны были собрать головоломку.

Это была головоломка, которую они не создавали и не знали, что искать. Головоломка, на решение которой ушло пять недель.

Мэтт Лауэр: Вы хоть понимаете, как могла произойти эта ошибка? И длился пять недель? Серак: Нет, я не думаю, что полностью понимаю, как это могло произойти. Я имею в виду, мы оглядываемся назад и видим, что это могло быть подхвачено, или мы могли это уловить, но когда вы находитесь в тот момент, вам это даже не приходит в голову.Мы все выбрали разные пути, которые мы выбрали. Не смотреть на тело, и, знаете ли, они предпочли поверить в то, что им сказали. И мы уважаем это. И мы просто так благодарны за то, что они сделали для Уитни. Мэтт Лауэр: Они также чувствуют себя немного виноватыми из-за того, что не признали, что именно Уитни, а не их дочь, причинили вам столько лишних страданий без необходимости. Серак: Знаете, эти пять недель были тяжелыми. Они были очень, очень тяжелыми. Но они не должны чувствовать никакой вины за это.Я знаю, что они любили ее так же сильно, как собственную дочь. И это само по себе было просто огромным.

Но как вся неразбериха этих пяти недель повлияла на молодую женщину с черепно-мозговой травмой, которая изо всех сил пыталась восстановить свою память и личность?

Уитни Серак, восставшая из могилы. Она считалась погибшей в результате столкновения на высокой скорости, в результате которого погибли пятеро ее попутчиков. Ее родители похоронили женщину, которую они считали ею. Вот она, заговорила впервые.

Мэтт Лауэр: Теперь, когда вы знаете, через что прошли ваши родители и ваша сестра за эти пять недель, что вы чувствуете? Уитни Серак: Мне становится очень грустно, когда я думаю об этом. Действительно печальный. Мне действительно трудно даже представить, через что им пришлось пройти. Но я знаю, что это должно быть тяжело. Мэтт Лауэр: Им пришлось приехать в ваш колледж и убраться в вашей комнате в общежитии. Убери свои вещи. А потом им пришлось сидеть в первом ряду этой церкви в день твоих похорон.Уитни Серак: Мне не нравится это представлять. Мэтт Лауэр: Вам не нравится думать об этом, не так ли? Уитни Серак: Нет. Не вся боль, через которую они прошли.

Она провела недели в коме, недели, когда ее принимали за другую женщину — Лауру Ван Рин — и о ней заботилась семья Лоры, которая была ей совершенно незнакома. К счастью, возможно, Уитни говорит, что в ее памяти есть большой пробел, начиная с 26 апреля 2006 года — ночи авиакатастрофы.

Мэтт Лауэр: Что вы помните о том дне? Уитни Серак: О 26 апреля? Я помню, как работал на банкете, и это было очень весело.А потом мы остановились перекусить пиццей. Мэтт Лауэр: Где вы сидели в фургоне? Уитни Серак: Не могу вам сказать. Мэтт Лауэр: Понятия не имею? И какое твое первое воспоминание после пиццы? Уитни Серак: Следующее воспоминание, которое у меня есть, это как будто я перевернулась на больничной койке, увидела маму и просто много плакала. Это единственное, что я помню, наверное, за неделю. Просто насколько я был эмоционален.

Она говорит, что пять недель между авиакатастрофой и приездом ее матери пролетели незаметно.В основном они пустышки. Те недели, когда семья Лоры Ван Рин оставалась у ее постели, полагая, что она их дочь, Уитни говорит, что не помнит ни этого, ни их вообще.

Мэтт Лауэр: Если подумать об этом сейчас, Уитни, и подумать о том факте, что здесь вы изо всех сил пытались выйти из этой комы. Чтобы понять, что происходит. И когда вы подняли глаза, эти люди, стоящие над вами, были незнакомцами. Уитни Серак: Я не помню, что происходило, но, должно быть, у меня что-то стряслось.И увидеть их, и заставить их называть меня Лорой. Но я не… я, честно говоря, даже не могу уложить это в голове.

В те недели она изо всех сил пыталась восстановить свою память, иногда называя сестру Лауры Лизу Ван Рин «Лизой», а иногда называя ее «Карли» — именем ее собственной сестры. что ничего не значило для Ван Райнов Это одна тайна, которую Уитни смогла прояснить для нас

Уитни Серак: Хантер — моя собака.Ага. Мне стыдно признаться, что я так много о нем говорю. Со всеми остальными, с кем я действительно хорошо дружу, я выбрал свою собаку? На самом деле это не имеет смысла. Мэтт Лауэр: Расскажите мне о Лоре. Насколько хорошо вы ее знали? Уитни Серак: Я работала с ней на нескольких банкетах. Мы вместе поехали в Форт-Уэйн, чтобы устроить банкет. И это был почти первый раз, когда я по-настоящему с ней разговаривал. Мэтт Лауэр: Из того немногого, что вы знали о ее личности, вы заметили какое-то сходство в вас двоих? Уитни Серак: Нет…Мэтт Лауэр: Не совсем так. Как насчет физического? Когда вы впервые встретились с ней. Вам когда-нибудь приходило в голову: «Эй, мы немного похожи»? Уитни Серак: Мне никогда не приходило в голову. Мэтт Лауэр: Никогда не задумывался об этом? Теперь, когда вы услышали эту историю и знаете, что происходило в течение этих пяти недель, вам трудно представить, как вы могли так долго путаться с кем-то другим? Уитни Серак: Если бы все в в больнице говорили, что я их дочь или сестра, понимаете, в этом есть смысл.Почему вы сомневаетесь в том, что они говорят? И мое лицо было действительно опухшим. Так что, может быть, они просто думали, что после той ужасной аварии я буду выглядеть по-другому.

Как только стало известно настоящее имя Уитни, ее борьба была далека от завершения. Ее семья сняла видео в реабилитационном центре. Вы видите, какой слабой она была, какой худой. Чего ты не видишь, так это того, что было внутри.

Мэтт Лауэр: Что было для вас самым трудным? Самое сложное для вас — вернуться? Уитни Серак: Просто мое эмоциональное состояние.Например, я просто не могла плакать. И я не знаю, теперь я снова могу плакать. И это только одна вещь, которая была для меня такой огромной. Потому что я не мог плакать из-за этого очень, очень печального несчастного случая.

Катастрофа и последовавшая за ней трагическая путаница на короткое время сделали ее знаменитой. Люди шутили с ней по этому поводу. Но у Уитни была другая реакция.

Уитни Серак: Ну, я бы просто много воззвала к Богу. И просто будь таким: «Почему? Почему я?» Потому что все остальные участники аварии — просто замечательные люди.И поэтому я так и не понял, почему я в каком-то смысле остался позади. И однажды я просто говорил об этом с отцом и сказал: «Папа, я не понимаю. Почему я?» А он такой: «Уитни, почему не ты?» Мэтт Лауэр: Итак, в течение пяти недель в 2006 году это просто невозможно было представить. Серак: Верно. Мэтт Лауэр: Так каково это теперь, Ньюэлл, оглянуться и увидеть эту семью как единое целое? Серак: Ну, это постоянное напоминание о том, что произошло той ночью. Но в то же время я смотрю на этот диван и вижу свою семью.И это просто приносит мне огромную радость. Мэтт Лауэр: Коллин? Миссис. Cerak: Я буду плакать (смеется). Matt Lauer: Все в порядке. Mrs. Серак: Это полнота, прямо здесь. Это приятно. Просто быть вместе вот так.

Впервые Уитни посетила кладбище, где ее родители похоронили женщину, которую они считали ею.

Мэтт Лауэр: Вы действительно слушали запись вашей похоронной церемонии? Уитни Серак: Это правда. Мэтт Лауэр: А теперь вы видели, где ваши родители похоронили вас.Уитни Серак: Да. Мэтт Лауэр: Сколько людей могут так сказать? Уитни Серак: Да, это правда. Один на миллион. Мэтт Лауэр: Каково это? Уитни Серак: Мне так безумно думать, что я слушала собственную похоронную службу и теперь вижу, где я предположительно была похоронена. Для меня это просто сон, понимаете? Мэтт Лауэр: Итак, Ньюэлл и Коллин, когда вы вернулись сюда сейчас и осознали, что здесь произошло и как изменилась ваша жизнь за последние два года, что вы думаете? Коллин Серак: Я просто рад, что мы сейчас по эту сторону забора.Ньюэлл Серак: Боль и боль определенно находятся по ту сторону забора, а по эту сторону забора нам дан подарок. Мы снова получили огромный подарок в жизни Уитни, и возможность проводить больше времени с ней здесь, на этой земле, — это то, за что мы будем вечно благодарны.

Университет Тейлора строит новую часовню, посвященную пяти людям, погибшим в авиакатастрофе. Уитни, сейчас студентка, проводит семестр за границей, в Ирландии.

Мэтт Лауэр: У тебя есть любимая поговорка.На самом деле то, что, как вы думаете, Бог скажет вам. Уитни Серак: Я надеюсь. Мэтт Лауэр: Вы надеетесь. Когда приходит время переходить из одного мира в другой. И это: «Хорошо, добрый и верный раб». У вас есть эта регистрация в нескольких разных местах. Очевидно, Бог не был готов сказать это вам. Уитни Серак: Нет, моя работа — и я знаю, это звучит банально, но моя работа на Земле еще не закончена. Тем не менее. Мэтт Лауэр: Значит, для этого есть причина. Уитни Серак: Да. На все есть причина.Мэтт Лауэр: Что касается семьи Ван Рин, они были рядом с вами в течение пяти недель и никогда не покидали вас. Любили тебя, потому что думали, что ты их дочь. Что вы о них думаете? Уитни Серак: Я люблю семью Ван Рин. Они такие классные. И тот факт, что они все еще могут смотреть мне в глаза и говорить: «Я люблю тебя, Уитни», говорит мне так много слов. И показывает мне, как сильно они действительно любят меня.

Эта любовь была очевидна, когда мы попросили две семьи разделить трапезу.Почти два года они защищали частную жизнь друг друга, никогда публично не рассказывая о том, что произошло. Однако недавно они решили вместе написать книгу и рассказать свою историю.

Ньюэлл Серак: Отец, мы благодарим вас. Мы благодарим вас за этот момент прямо сейчас. Просто быть вместе. Мы благодарим вас за дружбу, сложившуюся за последние полтора года. Спасибо за Дона, Сьюзи и Лизу. Еще раз спасибо за Уитни, Господи, и за ее жизнь, и за то, как она исцелилась и продолжает исцеляться.Спасибо за все, что у нас есть. Во имя твое мы молимся. Аминь.

В июне 2006 года, примерно через неделю после того, как была обнаружена путаница, тело Лауры Ван Рин было вывезено с кладбища рядом с домом Уитни и похоронено рядом с домом ее семьи. В тот же день Лиза Ван Рин закрыла свой блог одной последней записью, которая резюмирует эту историю так, как мог сделать только тот, кто прожил ее.

(Из блога) Лиза Ван Рин: Наше последнее ободрение для всех: не цепляйтесь за вещи этого мира слишком сильно.Жизнь здесь всего лишь пар, а впереди вечность. Поскольку вы помните семьи Ван Рин и Серак, позвольте нам призвать вас также обратить внимание на своих соседей. Бог призывает нас любить.

В прошлом году законодательный орган штата Индиана принял законопроект, устанавливающий четкие стандарты идентификации жертв несчастных случаев. Водитель грузовика, сбивший фургон, признал себя виновным в преступной халатности и был приговорен к четырем годам лишения свободы. И вопреки тому, что можно было ожидать, ни одна семья не подавала никаких исков по этому делу.Они говорят, что просто хотят простить и двигаться дальше. Семейная книга называется «Ошибочная идентификация».

Смотреть сериал «Микки Маус: Запутанные приключения»

S1 E36 24m

Жуткий дом призраков! / Банановый сплит Кларабель!

S1 E35 24 м

Холи, ей-богу! / Розовый город!

S1 E34 24 м

Эстрадный певец Микки / «Однажды в лимонадном киоске»

S1 E33 24 м

Это счастье-счастье-хэппи-хот-доги на холмах! / С Днем Друга-иверсария!

S1 E32 24m

Новый приятель Дейла / Кукушонок!

S1 E31 24м

Дилемма Дональда / Королевские Олимпийские игры!

S1 E30 24 м

Вот и все! / Не буди ребенка!

S1 E29 24 м

Все на борт Hot Diggity Dog Express! / Блошиные пчелы Джиби!

S1 E28 24m

Дикая поездка Гуфи и Пита / Самый счастливый день!

S1 E27 24m

Друзья-инвалиды / Супер-пупер-стишный день!

S1 E26 24м

Утка, утка гуси! / Тсссс!

S1 E25 24 м

Обман магии! / Искусство от всего сердца!

S1 E24 24m

Тайна озера Хот-Дог! / Phantom Wing

S1 E23 24 м

Хватит! / Конное шоу хиппити-хоп!

S1 E22 24 м

Праздник в Хот-Дог Хиллз / Happy Kitty Helpers

S1 E21 24 м

Урожай хот-догов Гуфи / День рождения щенка!

S1 E20 24 м

Спортивный день Микки / Вперёд, чилийские псы!

S1 E19 24m

Сосед по комнате Микки / Лук Минни-тел!

S1 E18 24 м

Шутки Ханами! / Счастливые помощники Харадзюку!

S1 E17 24 м

Фастфуд Дональда 500 / Мини-помощники

S1 E16 24 м

Каска Пёс Дигити! / Помощники, от которых встают волосы дыбом!

S1 E15 24 м

У старого МакМикки была ферма / Счастливые помощники в лаборатории

S1 E14 24 м

Новый мышиный домик Микки / Ночевка Милли и Мелоди!

S1 E13 24 м

Пити О’Пит / Дейзи делает это!

S1 E12 24 м

Папа Плутон / Помощники с Днем Святого Валентина

S1 E11 24 м

Гуфазавр! / Помощники в чайхане

S1 E10 24m

День походного туриста! / День основателя Камбала!

S1 E9 24 м

Где Микки? / Кукушка в Хот-Дог Хиллс!

S1 E8 24 м

Внимание: дети на работе! / Домашнее животное Snoozy Doozy и завтрак!

S1 E7 24 м

Веселая гонка Микки на День Благодарения! / С Днем Благодарения, помощники!

S1 E6 24m

Голливудская свадьба! / Нет Дилли Далли в Нью-Дели!

S1 E5 24m

Запутался на один день! / Принцесса Кларабель!

S1 E4 24 м

Чудовищный грузовик Микки / Дом отдыха Минни!

S1 E3 24m

Выходки животных / Сюда, Китти, Китти, Китти!

S1 E2 24 м

Один день единорога! / Счастливые помощники лошадей!

S1 E1 24m

Mickey’s Mixed-Up Motor Lab / Wishy Washy Helpers

Lalaloopsy And Friends Mixed Up Adventures by roxyloopsy255 на DeviantArt Сериал с представлением The Loopsy Remix Squad, участники которого варежки Fluff N Stuff с ее младшей сестрой Bundles Snuggle Stuff Remote Sunshine Gurl Moonlight B.B Momona Gamma Babe Cure Whip and Pipp Petals With Lillian and Tree And More и эта серия, включая два ремикса, которые являются ремиксом дня, который проигрывается после первой половины персонажами, которые находятся в первой половине эпизода, и другой ремикс Is the Ending Before The End Credit, который называется Loopsy Remix с песней They Might Be Giants.

Вот все ремиксы серии:

Science Death Lab Remix
Izzy Unicorn Remix
Wild Safari Remix
Monster Horror Remix
Mixed Up Remix
Hollywood Wedding Remix
Thanksgiving Remix
Kids at Work Remix
Mystery095 Remix 9 Кемпинг Starlight Remix
Безумный В Токио Remix
Сладкий Birdsong Remix
Архивирование кекс Remix
Новая партия Remix
Farm Harvest Remix
Rebuild Hard Remix
Brunching День рождения Remix
Сохранение от животных Remix
Roommate Insanity Remix
Sporty Olympics Remix
Harvest Autumn Remix
Not To Jealousy Remix
Give It Up Remix
The Mysterious Remix
Magical Miracle Remix
Ducks And Geese Remix
Roller Skater Remix
Air Wild Remix
Deathers Express Remix
Carnival Surprise Remix
Trick And Luck Remix
Charge Remix
Same To Try Remix
Painters Wo rk Of Art Remix
Spooky Halloween Remix
Jolly Christmas Remix

And Here Are What The Loopsy Remix Squad The Ending Remix Loopsy Remix
Варежки : Keytar
Bundles : Tambourine
Remote : DJ
Pipp Petals : Flute Gurl
Sunshine Gurl : Барабаны
Мунлайт Б.B: бас-гитара
Gamma Babe: электрогитара
Momona: клавишные
Cure Whip: треугольник

надеюсь, вам понравится

Одним из самых незабываемых моментов в «Друзьях» была путаница Росса с Рэйчел и Эмили, и это стало возможным благодаря настоящей ошибке Дэвида Швиммера.

Росс, принявший Эмили за Рэйчел у алтаря, является одним из друзей самых запоминающихся моментов, и это стало возможным благодаря честной ошибке Дэвида Швиммера в предыдущем эпизоде.Созданный Дэвидом Крейном и Мартой Кауфман сериал « друзей » дебютировал на канале NBC в 1994 году и завершился в 2004 году после десяти сезонов и множества взлетов и падений в жизни главных героев. В сериале рассказывается о группе из шести друзей (Рэйчел, Моника, Фиби, Чендлер, Джоуи и Росс), живущих в Нью-Йорке и делающих все возможное, чтобы сбалансировать свою личную и профессиональную жизнь.

На протяжении десяти сезонов зрители познакомились со многими сентиментальными партнерами персонажей, некоторые из которых остались на время, а другие были всего лишь частью сериала на одну или две серии.Тем не менее, были некоторые, кто прибыл, чтобы встряхнуть обстановку, и одна из самых запоминающихся — Эмили Уолтем (Хелен Бэксендейл). Росс и Эмили встретились, когда Рэйчел пообещала своему боссу отвести его племянницу в театр, но в итоге согласилась пойти на свидание с Джошуа (Тейт Донован) и вместо этого попросила Росса пойти на свидание с Эмили. Они влюбились друг в друга довольно быстро и даже поженились, хотя и ненадолго.

Связанный: Первоначальный план друзей Моники и Джоуи был бы очень странным

В эпизоде ​​​​4 сезона «Эпизод со свадьбой Росса, часть 2» Рэйчел прибыла на свадьбу Росса в Лондон, чтобы признаться ему в своих чувствах, но в конце концов решила этого не делать.Во время церемонии, прочитав их клятвы, Росс сказал «Рэйчел» вместо «Эмили», став одним из самых незабываемых (и, честно говоря, достойных передергивания) моментов сериала. Как ни странно, этот момент стал возможен благодаря тому, что Дэвид Швиммер испортил свои реплики в другом эпизоде.

Путаница друзей Рэйчел и Эмили была настоящей ошибкой

Как показали сценарист Friends Грег Малинс в История позади и Саул Аустерлиц в Друзья поколения: Взгляд изнутри на шоу, которое определило телевизионную эру , путаница Рэйчел и Эмили возникла после Дэвида Швиммера действительно перепутал имена.Во время репетиции предыдущего эпизода, когда сценаристы еще не были уверены, куда пойдет сюжетная линия Росса и Эмили, Швиммер сказал: «Рэйчел, такси здесь», хотя он должен был сказать «Эмили, такси здесь». Затем Малинс повернулась к Крейну и сказала: «Все», поэтому они продолжили путаницу сюжетной линии. В итоге это сработало для всех, поскольку Бэксендейл не хотела оставаться в Америке во время беременности, и сценаристы использовали путаницу, чтобы выписать ее в следующем сезоне, и с тех пор она появлялась только эпизодически.

В сериале это также сотворило чудеса с Россом и Рэйчел, усугубив их и без того сложные отношения. Трудно представить, как бы сериал прошел без путаницы Рэйчел и Эмили, хотя Эмили не осталась бы надолго по вышеупомянутой причине.У отношений Росса и Эмили был бы другой конец, который мог как-то затронуть или не затронуть Рэйчел — и, кто знает, это могло повлиять и на отношения Моники и Чендлера. Это своего рода цепная реакция, но фанаты могут поблагодарить Дэвида Швиммера за то, что он случайно предоставил один из самых запоминающихся моментов в Друзья .

Далее: Друзья: Возраст персонажей (и как они ошибаются)

Fear TWD раскрывает злодейскую историю Ходячих мертвецов, которой никогда не было

Об авторе Эдриенн Тайлер (опубликовано 3305 статей)

Эдриэнн Тайлер — автор статей для Screen Rant.Она выпускница факультета аудиовизуальных коммуникаций, хотела стать режиссером, но у жизни были другие планы (и получилось здорово). До Screen Rant она писала для Pop Wrapped, 4 Your Excitement (4YE) и D20Crit, где она также была постоянным гостем подкаста Netfreaks. Она также была автором BamSmackPow и 1428 Elm от FanSided. Эдриен очень любит кино, и ей нравится все: от фильмов о супергероях до душераздирающих драм и малобюджетных фильмов ужасов. Каждый раз, когда ей удается посвятить себя телешоу, не скучая, у ангела появляются крылья.

Когда она не пишет, вы можете увидеть, как она пытается выучить новый язык, смотрит хоккей (вперед, Авс!) или размышляет о том, какой была бы жизнь, если бы не отменили «Пушистые ромашки», «Светлячок» и «Безграничный». Еда на завтрак — это жизнь, а кофе — это то, что заставляет мир вращаться.

Гильермо дель Торо однажды поздоровался с ней. Это было здорово.

Другие работы Эдриэнн Тайлер

Влияние друзей и психосоциальных факторов на физическую активность и поведение перед экраном у подростков: анализ смешанных методов

(1) Определить связь между физической активностью подростков от умеренной до высокой (MVPA) и временем, проводимым перед экраном, с поведением их назначенных друзей и (2) изучить потенциальные механизмы социального влияния друзей на MVPA и время, проводимое перед экраном.Участники состояли из 152 подростков (средний возраст: 14,5 лет, 53 % женского пола, 50 % старшеклассников, 80 % представителей европеоидной расы). MVPA измеряли акселерометром Actigraph GT3X+. Демографические и психосоциальные переменные оценивались с помощью анкет. Участники номинировали до 5 друзей, которые заполнили анкеты MVPA и экранного времени. Подгруппа подростков (n = 108) участвовала в фокус-группах, которые изучали потенциальный механизм влияния друзей на MVPA и время, проводимое перед экраном. Множественный регрессионный анализ изучал связь демографических, психологических переменных и переменных «назначенные друзья» с MVPA участников и временем, проведенным за экраном.NVivo 10.0 использовался для анализа качественных данных. Более высокие уровни MVPA друзей были связаны с более высокими уровнями MVPA как у мужчин (p < 0,0001), так и у женщин (p < 0,0001). Более высокий уровень экранного времени друзей был связан с более высоким уровнем экранного времени у мужчин (p = 0,04), в то время как психосоциальные переменные, такие как увеличение удовольствия от экранного времени, были связаны с увеличением экранного времени у женщин (p = 0,01). Уровень школы не был связан ни с MVPA, ни с экранным временем. Данные фокус-групп показали, что друзья положительно влияли на MVPA участников, участвуя в совместной деятельности, словесной поддержке и моделируя MVPA.Все участники предпочли быть активными с друзьями, а не в одиночку, однако женщины предпочли активность с близким другом, а мужчины предпочли активность в группе. Удовольствие от MVPA было наиболее часто упоминаемой причиной участия в MVPA с друзьями. Большинство участников сообщили, что друзья не влияют на экранное время. Подростки, у которых есть активные друзья, с большей вероятностью будут физически активны и тратят меньше времени на действия, связанные с экраном. Вмешательства, направленные на увеличение MVPA у молодежи, могут быть разработаны таким образом, чтобы включать вербовку друзей, чтобы увеличить удовольствие от MVPA.

Ключевые слова: Подростки; Друзья; Смешанные методы; Физическая активность от умеренной до интенсивной; Экранное время.

Почему люди думают, что Скотт Боргерсон женат на Гислен Максвелл?

К тому времени, когда Гислен Максвелл боролась с обвинениями в том, что она сводила несовершеннолетних женщин для оказания сексуальных услуг своему бывшему парню Джеффри Эпштейну, в ее жизни появился новый мужчина.

Его звали Скотт Боргерсон. Мисс Максвелл, по словам ее друга Кристофера Мейсона, описала его примерно в 2015 году как «морского котика», хотя на самом деле он был бывшим офицером береговой охраны.

Мистер Мейсон (или другие, кому она так же описывала мистера Боргерсона) не удивился, когда этот факт стал известен. Мисс Максвелл всегда была известна среди своих друзей как человек, обладающий исключительной способностью мифологизировать собственную реальность.

Стремясь превратиться из космополита, устанавливающего реактивные самолеты, в защитника океанов, миссВ 2012 году Максвелл основала и назначила себя генеральным директором. проекта «ТерраМар», непрозрачной организации, не имевшей офисов и не предоставлявшей грантов другим организациям. Он был распущен в 2019 году.

Его самым большим достижением была помощь г-же Максвелл в поддержании социального капитала. Связывание себя с г-ном Боргерсоном — основателем морской инвестиционной компании CargoMetrics и бывшим членом Совета по международным отношениям, где он писал об океанских проблемах — добавило ей авторитета.

Мистер Боргерсон был назначен директором проекта ТерраМар, хотя никогда там не работал. Мисс Максвелл познакомила его и CargoMetrics с людьми из ее списка контактов.

Когда г-н Эпштейн умер в результате очевидного самоубийства, находясь в тюрьме в 2019 году, г-жа Максвелл стала предметом пристального общественного интереса: почему, учитывая количество обвинений, выдвинутых против нее женщинами, которые заявили, что подверглись насилию со стороны г-на Эпштейна? будучи несовершеннолетней, смогла ли она избежать обвинений? Где она пряталась? Как хладнокровная женщина с огромными привилегиями оказалась вовлеченной в торговлю девочками-подростками в целях сексуальной эксплуатации?

Год спустя, 2 июля, г.58-летний Максвелл был арестован в Нью-Гэмпшире агентами Федерального бюро расследований и обвинен в сговоре с г-ном Эпштейном с целью сексуального насилия над несовершеннолетними. Вскоре после этого на слушании дела об освобождении под залог мисс Максвелл не признала себя виновной. Прокуратура по делу тоже произвела эффект разорвавшейся бомбы: мисс Максвелл заявила им, что замужем, но не станет разглашать личность своего супруга.

Предположение немедленно обратилось к 44-летнему мистеру Боргерсону, хотя никаких записей о каком-либо браке обнаружено не было. Мистер.Боргерсон (который не ответил на два запроса на интервью) отрицал, что встречается с мисс Максвелл, неоднократно заявляя, что они «друзья» и что он не знает, где она.

Но, по словам двух друзей г-жи Максвелл, пожелавших остаться неизвестными из-за фурора вокруг обвинений вокруг нее, г-н Боргерсон и г-жа Максвелл начали делить дом с пятью спальнями площадью 6000 квадратных футов в Манчестере. -the-Sea, Массачусетс, после того, как г-жа Максвелл продала свой таунхаус площадью 7000 квадратных футов в Верхнем Ист-Сайде примерно за 15 миллионов долларов в 2016 году.(Это был тот же год, когда она заключила конфиденциальное соглашение в гражданском суде с двумя женщинами, которые заявили, что участвовала в их сексуальной эксплуатации г-ном Эпштейном.) ООО позвонила в Granite Realty, чтобы купить особняк в Бедфорде, штат Нью-Хэмпшир, за 1,07 миллиона долларов за наличные, примерно в часе езды от дома, который она делила с мистером Боргерсоном.

Недавно г-на Боргерсона сфотографировали, выгуливающего собаку, которую друзья г-жиМаксвелл признана ее выведенной чемпионом визлой. Издания всего мира застолбили его дом.

Согласно профилю Institutional Investor за 2016 год, г-н Боргерсон вырос в сельской местности штата Миссури. Его отец был бывшим офицером морской пехоты, а мать преподавала в средней школе французский и испанский языки.

Семья была пресвитерианкой, и г-н Боргерсон рассказал изданию, что в старшей школе он подумывал стать священником, прежде чем вместо этого решил поступить в Академию береговой охраны США.

«Меня многое мотивирует, в том числе — если честно — у меня на плече большая фишка, чтобы победить в подготовительной школе, Лиге плюща, толпе MBA», — сказал он. «Они выведены, чтобы делать деньги, но они не умнее всех остальных; у них просто больше патины и связей».

Не то чтобы его собственное образование было плохим.

В 2001 году он поступил во Флетчер, аспирантуру по международным отношениям в Университете Тафтса, где получил степень магистра права и дипломатии.

После этого мистер Боргерсон несколько лет преподавал историю в Академии береговой охраны.

В 2007 году он стал резидентом Совета по международным отношениям, аналитического центра, среди сотрудников и директоров которого были Колин Пауэлл; филантроп Дэвид Рокфеллер; и Роберт Рубин, министр финансов при президенте Билле Клинтоне. Работая в Совете по международным отношениям, г-н Боргерсон написал для издаваемого им журнала под названием «Foreign Affairs» о влиянии глобального потепления на арктический регион.

Его стажировка в качестве научного сотрудника по международным делам закончилась в 2008 году, сообщила пресс-секретарь организации, и г-н Боргерсон провел еще два года в качестве приглашенного научного сотрудника по управлению океанами, работая вне офиса.

В 2010 году он основал Cargometrics, «морскую инновационную компанию», которая использует системы данных для изучения моделей доставки, на основе которых компания определяет, какие товары отправляются, куда и в каких количествах, а затем основывает инвестиционные решения на результатах. (Например, в феврале этого года фирма использовала свои данные о грузах из Китая, чтобы предположить, что импорт оттуда находился «в свободном падении» из-за коронавируса.)

В те времена, когда г-н Боргерсон писал для Foreign Affairs, было опубликовано не так много статей о сохранении океанов, сказал Дагфиннур Свейнбьернссон, генеральный директор. Полярного круга, организация, занимающаяся экономическими и экологическими проблемами в регионе.

У г-на Боргерсона были «одни из самых известных», сказал он в интервью. «Вот что привело к его причастности к Полярному кругу».

Г-н Боргерсон был избран в состав консультативного совета и модерировать дискуссию о «Бизнесе в Арктике» на ежегодной ассамблее организации в Рейкьявике, Исландия, в 2013 году.

Странное дело — конференции. На повестке дня часто стоят важные вопросы, но эти мероприятия также могут (в предпандемическое время) служить прославленными коктейльными вечерами и возможностями для связей с общественностью для людей, стремящихся установить связи и укрепить свою репутацию в качестве филантропов, независимо от того, имеют ли они даже значительный послужной список. работая над причинами, которые они обсуждают.

В эту категорию вошла г-жа Максвелл, выступавшая на конференции в Рейкьявике и не имевшая одобрения организации, по словам г-наСвейнбьорнссон. Согласно британским таблоидам, именно там мисс Максвелл познакомилась с мистером Боргерсоном.

Он был отцом двоих маленьких детей от своей жены Ребекки, на которой он был женат с 2001 года, как показывают публичные записи.

В 2014 году подал на развод, сославшись на непримиримые разногласия. Г-жа Боргерсон получила запретительный судебный приказ от г-на Боргерсона. (Позже это было отклонено.) В судебных документах она утверждала, что он слишком много пил, бил ее и угрожал избить на глазах у детей.

Мисс Максвелл была очарована мистером Боргерсоном, снова и снова заявлявшим, какой он «горячий» и «блестящий», по словам человека, который работал с проектом TerraMar и согласился поговорить с The New York Times при условии анонимности, опасаясь, что ассоциация вызовет осуждение со стороны защитников окружающей среды.

Мисс Максвелл также описала отношения между г-ном Боргерсоном и его бывшей женой с этим человеком как сердечные, добавив, что большая часть ее жизни теперь связана с приготовлением обеда для его детей и отвозом их в школу.

После того, как в 2019 году г-ну Эпштейну было предъявлено обвинение в торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации, огромный интерес к г-же Максвелл привел репортеров к г-ну Боргерсону, который упрекнул их в распространении сплетен.

Им было бы намного лучше, сказал он, написав о Законе Джонса, эзотерическом морском правиле от 1920 года, которое предусматривает, что все суда, курсирующие по воде между портами Соединенных Штатов, должны строиться на берегах Соединенных Штатов и принадлежать гражданам Соединенных Штатов. . (Недавно это стало предметом разногласий между экономистами, которые считают его бессмысленным протекционизмом, и другими, утверждающими, что это необходимо для предотвращения терроризма.)

Многие из старых друзей мисс Максвелл были удивлены, прочитав в отчетах о судебных заседаниях ранее этим летом, что она вышла замуж. Остается возможным либо то, что она говорила неправду, либо ее супругом является кто-то другой, а не мистер Боргерсон.

Брендан Хаммер, адвокат по бракоразводным процессам из Чикаго, сказал, что, безусловно, «немного странно», что в широко используемых базах данных до сих пор не найдено никаких записей о браке. Но могут быть разные объяснения, сказал он, например, церемония, проходящая за границей, или задержка с оформлением документов из-за пандемии.

Конечно, есть причины, помимо любви к человеку, столкнувшемуся с перспективой уголовного преследования, чтобы жениться, сказал Джеффри Чаброу, известный адвокат, ранее работавший прокурором в окружной прокуратуре Манхэттена.

Во-первых, супружеская привилегия может помешать прокурорам заставить мужа дать показания против жены. Во-вторых, по его словам, «это значительно упрощает перемещение денег».

Это было бы выгодно, если мисс Максвелл признает себя виновной в совершении каких-либо преступлений или будет осуждена за торговлю людьми в целях сексуальной эксплуатации.Если это произойдет, сказал г-н Чаброу (который, как и г-н Хаммер, не работает над делом г-жи Максвелл), ей, вероятно, придется иметь дело с многочисленными гражданскими исками от жертв г-на Эпштейна, которые говорят, что она способствовала его преступлениям.

«Это означает не только увеличение количества гражданских дел, но и появление новых, потому что в воде течет кровь», — сказал мистер Чаброу. «Эпштейн ушел, поэтому они идут за ней.

Смешанные расы в Америке часто бывают одинокими

Это первая часть исследования Vox First Person о многорасовой идентичности в Америке.Читать вторую часть здесь и третью часть здесь .

В 1993 году на обложке журнала «Тайм» было изображено цифровое изображение лица, предполагаемая «смесь нескольких рас», создавшая светлокожую женщину с коричневой кожей. «Новое лицо Америки», — гласил заголовок, возвещал будущее, в котором межрасовые браки обещают бесрасовое общество людей бежевого цвета.

Почти 30 лет спустя Соединенные Штаты готовятся к инаугурации своего первого вице-президента-женщины чернокожего и выходца из Южной Азии; нация уже привела к присяге своего первого многонационального чернокожего президента Барака Обаму.К 2013 году у 10 процентов всех детей родители были разных рас, и это число только растет: в исследовании Pew 2015 года почти половине всех многорасовых американцев было меньше 18 лет.

По крайней мере, с демографической точки зрения, история с обложки журнала Time, кажется, верна. Но их видению была присуща своего рода многорасовая утопия, свободная от расовой розни. Это популярное современное понимание идентичности смешанной расы. Но многорасовые люди долгое время были объектами страха и замешательства, от подозрений в том, что смешанные люди «выдают себя» за белых в системе Джима Кроу, до обвинений в том, что они недостаточно принимают свою «расу» — то, что Камала Харрис испытала на нескольких сторонах на прошлых выборах.Исследования показали, что даже сегодня монорасовые люди воспринимают смешанных людей как более «когнитивно требовательных», чем однорасовые.

По мере того, как смешанное население будет увеличиваться в размерах, оно, скорее всего, будет продолжать служить проекциями для людей, чтобы разобраться в сложных расовых отношениях Америки. Но как насчет опыта тех, кто на самом деле многонационален? Исследования иллюстрируют группу людей, которые борются с вопросами идентичности и своего места, часто чувствуя внешнее давление, чтобы «выбрать» сторону.Есть доказательства того, что люди смешанной расы также имеют более высокий уровень проблем с психическим здоровьем и злоупотреблением психоактивными веществами.

Когда в 2020 году страну охватили протесты Black Lives Matter, расовый вопрос вышел на первый план общенационального обсуждения. Повсюду американцы участвовали в глубоких дискуссиях об опыте чернокожих и других небелых людей в нашей стране, в том числе о том, как раса по-разному влияет на повседневную жизнь всех американцев.

В прошлом году Vox попросил людей смешанного происхождения рассказать нам, как они относятся к расе и изменились ли формулировки их идентичности со временем.Среди 70 присланных ответов мы читаем истории людей с совершенно разным опытом в зависимости от их расовой принадлежности, того, как их родители воспитывали их, где они жили и где они оказались, и, что, возможно, самое главное, как они выглядели. Но снова и снова мы слышали от респондентов, что они часто чувствовали себя изолированными, путались в своей идентичности и расстраивались, когда другие пытались разложить их по определенным коробкам.

Вот шесть избранных историй, отредактированных для краткости и длины.

Майкл Лаханас-Кальдерон, 24 года, живет в Беркли, Калифорния

Я нашел термины, чтобы обозначить себя, которые кажутся несколько удобными, но также и несколько неудовлетворительными. Я действительно не знаю, как объяснить происхождение моей матери, которое в лучшем случае можно описать как метис Колумбия. Использование термина «цветной человек» для объяснения этого кажется странным, учитывая то, что я вижу, когда смотрю в зеркало. Но я также чувствую своего рода обязанность не позволить сложной смеси личностей, унаследованной от матери, раствориться в белизне, унаследованной от отца.Честно говоря, я действительно не знаю, что мне остается, кроме использования более широких терминов, таких как латиноамериканец, колумбийско-американец, белый, смешанный или многорасовый.

Когда я рос в пригороде Огайо, гонка

не обсуждалась. Очевидно, там было латиноамериканское население, но оно не составляло большой части моей жизни, если не считать моей матери в нашем доме. Это не было похоже на то, что в Майами сильное кубинско-американское сообщество. Это была скорее проблема белизны и цвета кожи, связанных с некоторыми из этих терминов, которые как бы меняли динамику в зависимости от окружающей среды, потому что я прохожу белый даже с таким загаром.

Моя мама пошла на многое, чтобы убедиться, что я смогу добиться успеха в США. Когда я был еще совсем маленьким, мои навыки испанского на самом деле развивались быстрее, чем мои знания английского. То есть, пока кто-то не сказал ей, что, если мои знания английского языка не улучшатся, я рискую отстать от других детей и нуждаться в логопедии. Это очень подтолкнуло ее к серьезным действиям. Каждый вечер она читала мне бессчетное количество книг на английском, пока я не превратился в книжного червя, говорившего так же, как на Среднем Западе, как и остальные мои соседи.По сей день из всего, что она помнит о моей академической карьере, она гордится моими высокими оценками на тестах по английскому языку. Но было бы упущением, если бы я не упомянул об усилиях моей матери рассказать мне о ней и моей идентичности, родине и культуре. Она всегда учила меня яростно гордиться своим смешанным наследием и никогда не бояться делиться им с другими.

Иногда было довольно легко понять, насколько хорошо я приспособился к жизни в пригороде Огайо. Я действительно не думал о последствиях этого, пока не стал немного старше, потому что стало проще не показывать это наследие.Отход от этого начался в колледже, который был гораздо более прогрессивной средой. Меня как бы вдохновили исследовать эту личность. У нас была латиноамериканская группа в кампусе, и я думаю, что временами мне было немного трудно общаться с другими в группе. Они всегда были приветливы, и дело не в том, что я не чувствовал себя вовлеченным, но я думаю, что их опыт сильно отличался от моего. Быть сальвадорским американцем, коричневым и выросшим, скажем, в Сан-Франциско с довольно солидным латиноамериканским сообществом вокруг них, было так дико отличается от белого, наполовину колумбийца, наполовину американца, выросшего в пригороде Огайо. .У нас действительно не было много общего, кроме общего языка.

Для меня всегда было важно признать обе части моего наследия. Но я полагаю, что единственным, что действительно требовало изучения, была моя колумбийская сторона, потому что я всегда был в доминирующей части американской культуры. Я думаю, временами это становилось почти легче, как будто все призывают вас как бы влиться в эту мейнстримную культуру и ассимилироваться. Если у вас нет такой связи с первым поколением или сообществом иммигрантов, которые на самом деле активно формируют социальную группу, очень легко упустить одну сторону вашего наследия — ту, которая не является доминирующей культурой.Честно говоря, это своего рода одно из моих сожалений, и я приложил усилия, когда стал старше, чтобы снова принять это.

Эбби Уайт, 29 лет, живет в Бруклине, Нью-Йорк

Прямо сейчас, и это может измениться, я идентифицирую себя как черный человек смешанной расы. Но изначально я идентифицировал себя как двухрасовый. Мне казалось, что я росла в той среде, в которой жила, в Кливленде, мне было совершенно ясно, что я чернокожая и смешанная, но когда я переехала в Нью-Йорк, все резко изменилось.У меня было много людей, которые не могли узнать меня с первого взгляда. Мне пришлось столкнуться с этнической двусмысленностью, с которой мне никогда раньше не приходилось сталкиваться. Так что мне пришлось придумать язык, который я хотел использовать, чтобы описать себя.

Думаю, частично это связано с тем фактом, что когда я рос, моего отца, чернокожего, на самом деле не было в моей жизни, поэтому большая часть моей чернокожей идентичности исходила от чернокожих, с которыми работала моя мать, и район, в котором я жил. Но кроме того, моя семья была такой белой и, честно говоря, как бы я ни любил свою мать, расистской.Мой дедушка не находился с ней в одной комнате все девять месяцев ее беременности. Он даже не мог удержать меня первые пару месяцев моей жизни.

Я как бы помню, что понял свою расу, когда я был в конце начальной школы и попал в беду в доме моей бабушки. И я помню, как наносила на кожу детскую присыпку и по какой-то причине пыталась убедить себя, что у меня не было бы таких проблем, если бы я больше походила на свою маму.

Когда я рос, я также чувствовал эту борьбу за связь с чернокожими людьми. Я часто чувствовал себя условным чернокожим, и я думаю, что есть некоторые чернокожие смешанной расы, которых это очень злит. Когда я был моложе, я сделал. Но я также пришел к пониманию, что идея быть «подлинно» черным — это буквально ответ на такие вещи, как правило одной капли и эту идею превосходства белой расы о том, как мы определяем расу и смешанную расу, и Черная идентичность привязана к сексуальное насилие.Таким образом, это возвращение того, что значит быть черным, является побочным продуктом расизма.

У меня также есть привилегии, которых нет у других несмешанных чернокожих. Я светлокожий. Может, я и не белый, но могу сойти за кого-то другого. Поскольку для некоторых людей я «неоднозначен в расовом отношении», случилось так, что я оказался в ситуациях с белыми людьми, которые чувствуют себя очень комфортно, говоря нехорошие вещи. Это типа «ты не такая, как другие девушки. Как будто мой дедушка даже не был бы в одной комнате с моей мамой, но потом однажды я пришел в этот мир, и они поняли: «О, она ребенок, и раса не имеет к этому никакого отношения», это было не так. t, «мы видим чернокожих как людей и уважаем их». Стало: «Ты наш черный ребенок. И ты исключение из правил. »

Странно находиться в местах с людьми, которые пытаются сделать тебя исключением из правил, и мне хочется удвоить свою ставку. Потому что я не исключение.Я думаю, что это действительно заставило меня принять идею о том, что я черный. Я смешанный, но я черный.

Джош С., 24 года, живет в Бруклине, Нью-Йорк

Я отношу себя к представителям разных рас. На самом деле не было другого термина, который резонировал бы со мной таким же образом. Мне нравится немного разбивать это на части — моя семья белая, а со стороны отца у меня есть семья в Японии. Я думаю, что изменение личности по сравнению с тем, когда я был моложе, заключается в том, что у меня действительно есть язык, чтобы описать, кто я есть, чего мне тогда не хватало.Я только знал, что я не был полностью белым, но это было довольно резким контрастом, потому что я вырос в городе, который на 99 процентов был белым.

Мне определенно навязали то, что меня считают азиатом. Поскольку я относительно хорошо учился в школе, многие говорили: «О, у азиата хорошая оценка по математике». Что-то в этом было не так. Позже я понял, что моя раса никак не связана с моей успеваемостью в школе.Они создали всю эту личность и эту жестокую игру из того, откуда пришла моя бабушка. Ближе к концу старшей школы у меня появилось только это негодование на эту часть меня. Не обязательно, что я хотел перестать быть смешанной расой, но я просто хотел, чтобы ко мне относились по-другому, чтобы уйти.

Поступление в колледж в Вашингтоне, округ Колумбия, дало мне такую ​​возможность. Вряд ли кто-нибудь мог бы сказать, что я похож на кого-то другого, кроме белого. И так за пару лет я познал мир без микроагрессии и случайного расизма, который был у меня в детстве. Я только что смог пройти мимо белизны, которая, исходя из того места, где я был, была чем-то вроде облегчения. Конечно, это была среда, в которую я не вписывался по ряду других причин, , даже если бы я мог выступать и вести себя как белый. Было существенное отличие от моего сельского воспитания, в большей степени среднего класса, в отличие от воспитания белых богатых, которое было у многих моих сверстников. Даже будучи белым, это был другой вид белого.

Я думаю, что после пары лет борьбы с мыслью «Я никогда не стану достаточно белым или достаточно богатым, чтобы вписаться в это», я вернулся к попыткам больше размышлять о моей бабушке, ее наследии и опыте моего отца. .Мой отец идентифицирует себя как цветной человек, но его реакция на это, особенно с учетом того, что у него были дети, заключалась в том, чтобы отодвинуть это в сторону. Во всех смыслах и целях мой брат и я были воспитаны без какой-либо связи с тем, чтобы быть японцами, и он не делал ничего, чтобы поощрять это. Его взросление в сельской местности Миннесоты называют всеми расовыми оскорблениями на свете, я думаю, что это травма. Я думаю, что мои родители действовали, чтобы попытаться воспитать нас, чтобы у нас была лучшая и легкая жизнь.

Как я идентифицирую себя, и, будучи небинарным, я постоянно борюсь с этим. Это не значит, что мой опыт сложнее, чем у других людей. Но есть эта постоянная бдительность, чтобы не скатиться в удобное. Как мужественный, белый человек, жизнь, вероятно, сложится для меня хорошо. Нужно иметь это самосознание и постоянно работать над осознанием, чтобы продолжать бороться против превосходства белых и патриархата, где бы они ни проявлялись.

Тема Рид, 27 лет, живет в Остине, штат Техас

Я считаю себя Чиканой и Блэком. Со стороны отца я из тех, кого многие жители Новой Мексики назвали бы латиноамериканцами, что является довольно общим термином. А еще моя мама — чернокожая женщина, которую усыновила и вырастила белая женщина, когда ей было 14 лет. Она все еще очень связана со своими черными корнями, и у нас есть большая черная семья, с которой мы очень связаны. Но там есть несколько разных слоев.

Я всегда идентифицировал себя как обоих, но я определенно чувствовал сильное давление, чтобы идентифицировать себя или представить себя по-разному на протяжении всей моей жизни. Я слышал, как некоторые чернокожие говорили: «Ну, смешанные люди на самом деле не черные». И я думаю, что многое из этого исходит из ощущения, что смешанные люди могут иногда отключать свою черноту или что у смешанных людей есть черты, которые могут дать им привилегии. Я также слышал что-то вроде: «Ой, жаль, что Тема не более светлокожая.” Это как, я не достаточно черный, но я одновременно слишком черный, понимаете?

В то же время люди, которые, может быть, не черные или не смешанные, смотрят на меня как на черную женщину. Мне трудно заставить людей понять, что если я не выгляжу как Чикана, это не значит, что я не такой. В Нью-Мексико культура чикана настолько популярна, что я думаю, что большинство людей в Нью-Мексико в какой-то степени отождествляют себя с ней. Так что я не сталкивался с таким осуждением за то, что я недостаточно «Чикана», пока не уехал.

Когда я учился в колледже, я пошел к Говарду, и это действительно изменило то, как я мог отождествлять себя с черной частью себя. Я никогда не был в месте, где было так много чернокожих, которые выглядели так по-разному. Было так много смесей, и с таким количеством разных стран, с таким разным социально-экономическим положением. Впервые я действительно почувствовал себя по-настоящему принятым и любимым.

Я думаю, что действительно вырос как хамелеон, и я научился переключать коды и общаться с множеством разных людей, когда был очень молод.Я думаю, что в этом есть что-то особенное. Но я думаю, что за это приходится платить. Я действительно испытал это с обеих сторон — я испытал колоризм, Я испытал, как люди говорили: «Ну, ты не черный и недостаточно мексиканец». Я чувствую сильную связь с обоими, но в то же время иногда мне кажется, что я не принадлежу ни к одному из них.

Джеймс Ханна, 35 лет, живет в Вашингтоне, округ Колумбия

Я смесь бразильского и ливанского происхождения.Я думаю, что моя личность очень похожа на диаграмму Венна, где я продолжаю двигаться по этим различным кругам, и перекрытие постоянно меняется. Единственная вещь, которую я сохранил неизменной, — это некоторое чувство смешанности. Если бы мне пришлось поставить себя в общепризнанную коробку, это был бы латиноамериканец.

Я вырос в центральной части Филадельфии, в районе, где проживали преимущественно чернокожие и латиноамериканцы. Я очень сильно привязалась к этим сообществам и этим культурам и старалась сделать все, чтобы подчеркнуть свою латиноамериканскую принадлежность — от одежды до манеры речи.Мой отец был ливанцем, и я думаю, что он испытал некоторые предубеждения, когда переехал в страну, учитывая долгую историю нашего региона, и никогда не хотел, чтобы я преувеличивал эту часть моего наследия и культуры. Так что, когда я рос в преимущественно бразильской семье, было просто легче двигаться вперед, что является еще одной причиной, почему я думаю, что я больше идентифицирую себя как латиноамериканца.

По мере того, как я становился старше и углублялся в инженерный мир, я как бы изменился. Вероятно, это был первый раз, когда я оказался в среде с преобладанием белых.Я делал много вещей, чтобы приуменьшить свою латиноамериканку, пока не ушел в сферу социального воздействия, где я думал, что смогу восстановить связь с латиноамериканскими частями себя .

Даже сейчас есть элементы моей идентичности, которые не представляются так ясно для тех, кто видит во мне профессионала в начале или в середине карьеры, особенно если они белые. Я получаю: «О, ты неплох!» особенно если я говорю о том, что я латиноамериканец, вырос в этом районе и хожу в городскую государственную школу, где учителя и власть имущие относятся ко мне определенным образом.Это всегда расстраивает или разочаровывает, потому что, когда я это слышу, для меня очень важно, что ты меня не видишь. Как будто ты хочешь чувствовать себя комфортно со мной в определенной коробке. Тебя не интересуют настоящие вещи, которые сформировали меня таким, какой я есть сегодня.

Не один человек назвал меня этнически двусмысленным. Иногда я чувствую себя как чистый лист. Но в некотором смысле это круто, потому что я чувствую, что если кто-то пытается идентифицировать себя с вами или называть вас одним из них, это создает открытость для реального общения с людьми.

Кристина, 43 года, живет в Лос-Анджелесе, Калифорния

Я горжусь тем, что я представитель разных рас и цветная женщина. Это потому, что мир видит во мне цветную женщину. Меня никогда не воспринимали как белую женщину.

Только недавно я убедился, что при некоторых обстоятельствах могу просто сказать: «Я филиппинец». Я не всегда должен квалифицировать основу своей идентичности для всех. Это очень ново для меня, потому что люди всегда чувствовали потребность сказать: «Ты только половина» или напомнить мне, что я тоже белый . Но по мере того, как я становился старше, и только благодаря недавним разговорам о расе, я понял, что мне все равно. Я филиппинец, я белый. Я не всегда должен всем рассказывать все свои смешанные проценты.

Когда я был моложе, я всегда квалифицировал все, говоря: «Я наполовину белый». Я не хотел, чтобы люди думали, что я пытаюсь кооптировать чьи-то личности или вторгаться в чье-то личное пространство. В колледже друзья водили меня на встречи филиппинских студенческих групп, и я всегда чувствовал себя самозванцем, как будто у меня не было права там находиться.Не знаю, правда это или нет по сей день. Я до сих пор иногда не знаю своего места. Я просто знаю, что чувствую себя как дома в филиппинском сообществе с моей филиппинской семьей.

В то же время я не хотел чувствовать, что это отказывает моей маме. Несмотря на то, что я не идентифицирую себя как белый человек, меня вырастила белая мама, у которой тоже красивая история и жизнь. Поэтому я не люблю сбрасывать со счетов это.

Я как бы ненавижу неизбежные редуктивные обсуждения, которые возникают всякий раз, когда появляется представитель разных рас, будь то Камала Харрис или Бруно Марс . Я просто хочу, чтобы мир знал, что они не могут говорить представителям разных рас, как мы идентифицируем себя. Каждый наш собственный опыт невероятно уникален, в зависимости от того, кем мы воспитаны, где мы выросли, как мы выглядим.

Я также хочу, чтобы люди перестали изображать смешанных людей такими трагичными. Я вырос в 90-х, и каждое обсуждение этого было о том, как нас так пытали. Казалось, что они выложили это как поучительную историю о многорасовых детях. Но для меня большинство «негативных» аспектов смешения были внешними, а не внутренними.Я бы ни за что не изменился, будучи смешанным ради всего мира.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.