Егор саров читать чужие сообщения: Педагог и уголовка — Заметка — Колючий Саров

Содержание

Отзывы о мошеннической курьерской службе Post-Delivery

Очередной морячок-штурман Андрей Романовский

Знакомство на сайте LovePlanet, попросил эл.почту и дальше по отработанной схеме:
1. здравствуй еще раз, Алена) ничего, если сразу на «ты»? очень рад и
благодарен за согласие общаться таким «древним» способом) к сожалению,
а может к радости ничто другое мне недоступно, я моряк. в данный
момент нахожусь в Атлантическом океане. разведен, есть дочь 15 лет. в
данный момент, как и всю жизнь живу в Минске. родился в далеком 70
году 3 августа. как видишь лев, но без пышной гривы) не курю, выпиваю редко немного по особым случаям. ну
вот наверное главные факты, которые должны повлиять на решение
продолжение общения. надеюсь на положительный ответ и фото) Андрей
2. привет, Женя. очень рад получить ответ, ждал. но больше приходится
ждать возможности ответить, так что не теряй если вдруг отвечу не
быстро. нет, наше судно не на луне и интернет есть) но тот wi-fi, что
для личного пользования, в большей степени ужасно медленный, поэтому я
им даже не пользуюсь. благодаря моей профессии и должности, я штурман,
у меня есть постоянный доступ к сети. на почту я захожу ежедневно для
получения и сверки метеопрогнозов, так что не потеряемся) считаю
откровенность залогом крепких отношений, поэтому ходить вокруг не
буду. на сайте я с конкретной целью познакомиться. разовые встречи
меня не интересуют, мои намерения вполне серьезные, но как получится
покажет только время и общение, согласна?) ввиду моей профессии я
подолгу отсутствую дома, также хочу обозначить что со следующего года
я сухопутный. контракт мой закончится, а новый заключать не буду.
прекрасно понимаю что близкие люди должны быть вместе. что и как было
в прошлом обсуждать не будем, так сложилось что не сложилось) дочь Аня
живет с матерью. в разводе четвертый год, сейчас свободен в плане
личного. увлекаюсь спортом, не фанатично конечно, но тело и дух
поддерживаю в тонусе. кулинарю по настроению, кажется получается
неплохо) зимой лыжи, летом плавание, велосипед, пробежки. читаю
литературу историческую, классическую. музыку слушаю по настроению, но
чаще это старый русский рок, точнее старых исполнителей, ДДТ, Алиса,
Черный Кофе, Цой. люблю путешествовать, и не только по работе. должно
быть поэтому выбрал такую профессию. хотя какой юноша не мечтает
покорять океаны или небо. море люблю с детства, каждое лето гостил у
бабушки с дедушкой в Одессе, люблю тот город за прекрасные
воспоминания, бываю там каждый год, теперь уже с дочерью. но мой Родной,
там где мое сердце навсегда остается Минск. живу в Московском районе
по сей день. есть своя квартира, но есть задумка дом построить. сейчас
мой график 6 месяцев на работе и три дома, следующий отпуск только в
конце лета в августе, тогда и приеду. работаю я на российском
нефтеналивном танкере, перевозим нефть и нефтепродукты соответственно.
ну вот небольшая глава о моей жизни, наверное так знакомятся в
интернете) жду ответную главу) шлю кусочек Атлантического океана)
всего доброго
3. доброго времени, очаровательная Женя. как настроение? как в общем
дела? сегодня начну с работы, которую очень люблю. она настоящая, я
чувствую что живу в полную силу. да, моя профессия не самая
распространенная для РБ. но когда я решил стать моряком, еще
существовал Союз, так что это была нормальная практика для большой
страны. только вернувшись из армии в 91 году, оказалось все очень
непросто. но от мечты своей решил не отказываться, поступил в
Петербургскую морскую академию имени Макарова, закончил факультет
навигации и связи. окрыленный планами увидеть весь мир, подписал
контракт на службу помощником штурмана на сухогрузе. ох и времена были
я тебе скажу) флот еще оставался государственным в большей степени и
денег после развала конечно не было. выживали как могли) одно время
даже пришлось оставить профессию, работал на севере России. но море
манило, вернулся уже в коммерческий флот, и по сей день работаю в
Российской нефтяной компании, по-прежнему штурман, но уже старший) вот
небольшая предыстория откуда взялся белорус-моряк) родители мои живы,
здоровы, правда старенькие уже, оба не пенсии. мама работала
преподавателем русского, папа инженер. читать люблю с детства,
наверное от мамы) люблю точность и порядок во всем, видимо от папы)
есть у меня младшая сестра, живет в Одессе. возникает логичный вопрос,
а не будет ли меня тянуть в море когда останусь на суше. уверен,
будет) но хватит) на берегу тоже есть дела. без работы не останусь, в
Минске на пару с партнером есть небольшой работающий строительный
бизнес, хочется немного большего, поэтому будем развиваться. спросишь,
зачем же я тогда уходил в море? это хороший заработок, а без
начального капитала начать бизнес никак. ну вот немного о планах и
задумках) хоть мы моряки народ суеверный, но если есть желание и силы,
никакие суеверия не преграда. в нашей стране непросто делать бизнес,
приходится много работа, быть изворотливым и терпеливым. но рано или
поздно любой труд приносит свои плоды. что-то сегодня все о работе)
хочу спросить тебя, конечно еще много времени, но не будешь ли ты
против встретиться во время отпуска? может даже съездить куда-то
вместе. мой отпуск будет с середины августа до ноября. до начала
учебного года я хочу съездить с Аней куда-нибудь, можем вместе, или
позже. загадывать не будем, но можно прикинуть время) скажу честно, ты
мне нравишься, насколько мы знакомы, как внешне, так и по общению. мы
уже не дети и можно быть предельно откровенными в этом плане. мне
нравится раскрепощенность в личном отношении, чувство юмора,
женственность. не потерплю измены, даже флирт в отношении другого
мужчины. но ревнив, но собственник. ревность, считаю, черта характера
неуверенных в себе людей. интересно узнать твои взгляды в данном
аспекте. на сегодня закругляюсь. отличного настроения)
4. привет, Женя) спасибо за ответ. очень интересно и важно для меня
узнавать о тебе больше с каждым днем. я не думаю что уже в нашем
возрасте человек в общении и реальной жизни это разные люди, незачем
приукрашивать. у каждого за спиной багаж и опыт, только нужно всеми
знаниями правильно воспользоваться и все получится) мне, безусловно,
льстит твое внимание. нет, я никогда не был обделен женским вниманием.
но будучи в браке никогда, ни разу не подвергал сомнению бывшую жену в
плане верности. говорят, у моряка в каждом порту по жене. не согласен!
все зависит от человека. кому-то и по морям ходить не нужно, чтобы
ходить налево) конечно трудно без женского внимания по полгода, но что
поделать, такая работа. в каждой профессии есть свои минусы. ладно не
будем об этом, не легко)) сейчас мы почти в одном часовом поясе, через
пару-тройку дней будем в Приморске. там погрузимся и отправимся к
берегам Южной Америки, а точнее в Тринидад и Тобаго, буду загорать
скоро) работа у меня не то чтобы сложная, но самая ответственная.
представь что будет с судном без навигации) могу по звездам путь
проложить, нас этому учили) у меня два помощника, вахта по 8 часов.
график жизни по Питерскому, чтобы не сбить режим. кормит нас кок
отменно, не беспокойся) очень люблю морепродукты, хотя за это время
должны были надоесть, но нет) люблю мясо, иногда получается устроить
небольшой пикник прямо на судне с шашлыками, жаренными овощами,
разными морскими гадами. по утрам только хороший черный свежесвареный
кофе, в этом я привереда) а так, в еде не привередлив, люблю простое,
но вкусное и свежее. оправдываю поговорку про путь к сердцу мужчины)
на судне есть импровизированный спортзал, небольшая коллекция книг,
бассейн, комната для досуга с тв и настольными играми. в общем как на
курорте, только работать еще нужно) скучать в общем некогда. да и
скучно бывает только скучному человеку. если есть интерес к чему-то,
время и силы, разве может быть скучно. ну вот сегодня такие
умозаключения) в это время я несу вахту, свободную минуту теперь
заполняю общением с тобой) всего хорошего
5. добрый вечер, Женя) с праздником! как день прошел? что хорошего
сделала?) сегодня у нас одно время. в ближайшее время будем в порту
Приморска. город небольшой, но красивый на берегу Балтийского моря в
80 километрах от Питера. для нас это отправная точка, грубо говоря
наше судно прописано здесь. когда удается немного задержаться в порту
по какой-то причине, мы с командой устраиваем пикники на берегу,
просто гуляем по городу, ну и у каждого свои дела) на судне женщин
нет, это исключено. может у кого-то и «жена» в этом порту) команда
дружная, иначе находится бок о бок долгое время сложно. бывает
несколько месяцев без длительных остановок. Жень, пользуясь случаем
позволь немного удивить тебя. я собираюсь сходить в город когда
пришвартуемся для погрузки. я хочу сделать тебе небольшой подарок,
знак внимания по случаю нашего знакомства и нашего теплого общения.
понимаю что знакомы еще совсем ничего и возможно я могу задеть твои
чувства и моральные качества, но это от чистого сердца и только с
благими намерениями с надеждой на будущее. ты мне действительно
нравишься и пусть это будет шагом к доверительным отношениям. прошу
тебя подумать и принять взвешенное решение. следующий наш приходит в
этот порт будет нескоро, а до отпуска далеко подавно. на мой взгляд
это лучшее время. к тому же кто не любит сюрпризы)) я люблю их делать)
с нетерпением буду ждать ответ. очень надеюсь на положительное
решение. нужен адрес доставки и телефон для связи. обнимаю
6. привет, Женя) пишу тебе с берегов Балтийского моря из города
Приморска) сегодня был самый лучший день с последнее время, потому что
мы стояли на одной поверхности, топтали одну землю) сейчас я уже снова
на судне, загружаемся и готовимся к отправке. подготовка дело очень
важное, потому что посреди океана нет тех. сервисов и доков. на мой
век не попалось серьезных поломок посреди воды, все решалось быстро.
ангел-хранитель бережет меня видимо для новых серьезных свершений и на
радость хорошим людям) я православный, но в религии я a фанатичен. я
верю в Бога, но по-своему. это мое личное мнение, никому не навязываю.
в городе я сходил в несколько магазинов, помог с продовольствием для
нового маршрута и сделал самое главное, чему никак не нарадуюсь) мне
очень приятно что через несколько дней ты будешь держать в своих руках
сюрприз, который совсем недавно был в моих. там еще будет рукописное
письмо. доставят быстро в РБ, буквально день-два. только есть один
нюанс, так как в случае неполучения посылке некуда будет прийти
обратно, нужно получить в любом случае. и без обратного адреса они
берут оплату услуг доставки только с получателя, объяснили что их
гарантия востребования получателем. это курьерка, а обычная почта даже
не берет такие посылки без обратного адреса. извини, что приходится
утруждать тебя. конечно же я не могу позволить чтобы ты платила за
доставку моего сюрприза, поэтому я положил достаточную сумму в саму
посылку, точнее спрятал. найдут только если порежут все на куски, а
так не сделают) жди электронное извещение на электронную почту. в
современный век все по современному, зато не нужно ждать бумажки с
почты) посылку доставит курьер лично в руки. извини еще раз что без
предупреждения, но по-другому никак. надеюсь на твое понимание. через
несколько часов отправляемся, счастливо оставаться) обнимаю
7. привет, Женя) ну вот мы и в открытом океане. не теряй, если
буду пропадать, интернет может барахлить, но на рабочий процесс это не
отражается, не волнуйся за меня) будем идти 12-14
суток, зависит от погоды. все это время буду нести вахту в обычном
режиме, отдыхать, заниматься личными делами, спортом) конечно никуда
без тренировок по спасению) в общем скучать некогда, чего и тебе
желаю) вообще, считаю скука злейший враг здравого смысла. когда есть
свободное время и не знаешь чем заняться, появляются нехорошие
привычки, дурные мысли, много спишь. я конечно тоже не прочь выспаться
от души, но и ложусь поздно, я сова) так что многие мои личные дела
делаются в темное время суток) а как у тебя с режимом? насчет доставки
забыл сказать, тебе должно прийти электронное извещение на почту, так
что проверяй чтобы не пропустить. один раз сестре когда отправлял ушло
в спам извещение, будь внимательней пожалуйста. доставка быстрая, так
что со дня на день должна прийти. напиши мне как будет известно. милая
моя, пожалуйста береги себя пока я далеко, не мочи ножки и высыпайся)
буду ждать ответ. всего самого доброго и светлого

Пишет с адреса [email protected]

Фашисты сбрасывали на Горьковскую область тысячи листовок

 Забил в листовку табачок? Расстрел!

Буквально несколько дней назад нижегородец Виктор Иванович Токарев поведал мне интересную историю. В годы войны он жил в деревне Жуковка Работкинского района (ныне деревня в Борском районе). Ему было 8 лет, когда в 1942 году он вместе с односельчанами увидел летящий вдоль окраины Жуковки со стороны Волги небольшой одноместный самолет с черными крестами. Биплан пролетал так низко, что маленький Витя даже разглядел черты лица летчика в шлемофоне, который улыбался и показывал зевакам какие-то знаки. Затем пилот швырнул что-то вниз, и на землю посыпались сотни прямоугольных листов, а самолет поспешил куда-то дальше на север области. Часть этих листовок покрыла поле у деревни, но большинство из них упали на заболоченное место. Тотчас туда прибежал деревенский уполномоченный, который не только не разрешил жителям деревни брать листовки в руки, но даже запретил приближаться к ним. Скоро в деревню пожаловали люди в военной форме, собрали “подметные письма” и увезли. Маленький Витя все же рассмотрел одну из этих бумажек, но поднимать ее с земли побоялся.

На ней мальчик разглядел фотографию большого стола с различными кушаньями и деликатесами, вокруг которого собрался народ. Картинку сопровождал текст крупными буквами на русском языке.

Конечно, бойцам, командирам Красной Армии и гражданским лицам запрещалось не только читать и хранить у себя найденные ими немецкие агитационные листовки, но даже поднимать их. Тем более показывать сослуживцам на фронте или соседям в тылу. Это расценивалось служащими НКВД и СМЕРШа как антисоветская агитация, за которую полагалось десять лет сталинских лагерей.

Нередко, если листовку находили у военнослужащего, ее хранение рассматривалось военным трибуналом как отягчающее обстоятельство, беднягу расстреливали. Говорят, что с целью устрашения людей в некоторых городах по радио якобы даже оглашали фамилии военных, казненных за хранение подобных прокламаций. Так что основной мерой борьбы с антисоветской агитацией такого рода на фронте и в тылу был запрет на сбор листовок и их чтение.

Чтобы листовки все же попадали к советским бойцам и они массово сдавались в плен, службы пропаганды вермахта шли на разнообразные уловки и хитрости. Зная о дефиците папирос в СССР, немецкие типографии выпускали листовки на курительной бумаге. И действительно, иногда заядлые советские курильщики поднимали фашистские бумажки с земли и скручивали из них “козьи ножки”-самокрутки. А перед этим, тут уж хочешь-не хочешь, а невольно прочитывали тексты, которые, согласно традиции ведения психологической войны, были напечатаны во весь лист, да еще крупным типографским шрифтом. Так, например, пара листовок из моей коллекции: “У Вас свирепствует террор! У немцев Вы свободны!”, или “У Вас голодают! У немцев живется хорошо!”.

Так что за раскуривание немецких листовок, если на солдата или офицера доносили, полагалось суровое наказание – военный трибунал, ну а там, как уж повезет – штрафная рота, лагерь или расстрел.

“Турция объявила войну СССР”

Из-за значительного военно-экономического потенциала Горьковская область являлась зоной повышенного внимания для разведывательных и пропагандистских служб фашистской Германии. Военная контрразведка Абвер нередко засылала в наш край агентов и шпионов, как правило, бывших военнопленных – солдат и офицеров Советской Армии, вставших на путь предательства и пожелавших служить Гитлеру.

Эти люди не ограничивались поджогами и диверсиями, но и подавали сигналы ракетами немецким летчикам перед бомбежкой, указывая им направление важнейших военно-промышленных и стратегических объектов. Кроме того, они сеяли в народе панические слухи и создавали антисоветские настроения.

Впрочем, у нас в Горьковской области хватало своих паникеров и распространителей ложных слухов. А люди им подчас беспрекословно верили. Обычно такие слухи плодились из-за того, что до жителей отдаленных районов, сел, деревень не доходили сводки Совинформбюро об обстановке на фронте и о международном положении. Не были исправны радиоузлы, отсутствовали агитаторы, не везде и не всегда поступали газеты, письма, сообщения. Перца к распространению слухов и небылиц добавляли эвакуированные, тысячами проезжавшие через наш город, а также всевозможные дезертиры, паникеры, уголовники и просто несознательные элементы.

Многие из таких дезинформаций были настолько нелепы, что не поддавались никакому объяснению. Так, в селе Шарапово Гагинского района кто-то из крестьян “пустил утку”, что, дескать “Турция объявила войну Советскому Союзу, и что в Шарапове скоро будут немцы”. Судачили и про то, что “союзники объявили войну Горьковской области”, и что “сначала ввели колхозы, а нынче хотят сделать колхозников единоличниками…”.

Во время частых авианалетов на город Горький летчики Люфтваффе сбрасывали над территорией нашего города и области пропагандистские листовки. Так, например, 4 и 5 ноября 1941 года листовки клеветнического содержания с обращением “К русским людям!” выбросили с самолета в Перевозском районе. Тогда члены тамошнего райкома партии срочно организовали их сбор. Было найдено более 100 штук этих фашистских “бумажек”, однако какая-то их часть все же попала в руки жителей Перевоза. А в Воротынце вражеские агенты обнаглели настолько, что разбросали листовки с кричащим провокационным призывом “Долой колхозы, долой коммунистов!” прямо в здании райкома партии и рядом с ним. В самом Горьком НКВД арестовал мужчину, у которого нашли листовки. В разговорах он утверждал, что Германия воюет не с мирным населением, а лишь с коммунистами и евреями.

Легендарный тренер Карелии по художественной гимнастике Наталья Яковлевна Липнина, жившая в годы войны у родственников в Горьком, рассказывала, что гитлеровцы часто сбрасывали на город листовки со словами “Нижегородские матрешки, не бойтесь бомбежки!”

Горьковский рубеж

Согласно постановлению Горьковского обкома ВКП (б) и облисполкома, в конце 1941 го-да началось строительство оборонительных рубежей вокруг Горького, завершившееся в трехмесячный срок. Тогда по левому берегу Волги и по Оке было необходимо построить оборонительный обвод. Общий объем работ на Горьковском и Окском рубежах составлял более одной тысячи километров противотанковых рвов, множество огневых точек – ДОТов и ДЗОТов. На копку, укрепление и расчистку этих военно-инженерных фортификационных сооружений руководители обкома партии мобилизовали около

350 тысяч человек гражданского населения из городов и районов Горьковской области и Мурома. Рабсила состояла из студентов вузов, учащихся техникумов и ремесленных училищ, из учеников 9–10 классов и их родителей. Работа была тяжелой, к тому же строителей обстреливали самолеты Люфтваффе. Иногда пролетавшие немецкие асы сбрасывали листовки, в которых говорилось о скорой победе германских войск, а всех трудящихся на рытье инженерных заграждений предупреждали, что если они не прекратят работы, то будут уничтожены.

Содержание других листовок, сброшенных на строителей оборонительных укреплений, таково: “Советские гражданочки, не ройте ваши ямочки, приедут наши таночки, зароют ваши ямочки!”

Наутро после самого первого налета и бомбежки Горьковского автозавода, которая произошла 4 ноября 1941 года, руководители строительства оборонительного рубежа, принимавшие участие в возведении рвов у села Румянцево в Дальнеконстантиновском районе, вышли в поле и остолбенели. Оказалось, что один самолет из числа летевших ночью на бомбометание автозавода сбросил листовки и на зону строительства. По воспоминаниям директора Кишкинской средней школы (Большемурашкинскиий район) Зои Ивановны Петровой, земля вокруг спецобъекта была буквально усыпана антисоветскими прокламациями:

– Их было много, казалось, что ночью выпал снег. Эти листовки были разбросаны с немецких самолетов. Некоторые из них явно с угрожающим текстом: “Если вы завтра (т.е. 5 ноября. – Авт.) выйдете на рытье окопов, мы вас разбомбим”. Листовки мы собирали и жгли на дне рвов, но многие разнесло ветром. Их потом подобрали и прочли строители оборонительных сооружений.

Однако, как вы уже знаете, рабочим запрещали читать листовки, а тем более пересказывать кому-либо их провокационное содержание.

“Разрушители Горького! Мы уничтожим Вас!”

В начале июля 1943 года немецкое командование решило провести решительное наступление южнее Курска – операцию “Цитадель”. Накануне этого крупнейшего штурма немецкая эскадрилья получила приказ нанести удары по значимым индустриальным объектам Поволжья в советском тылу – Ярославлю, Куйбышеву (ныне Самару) и др. В том числе по крупным военно-промышленным предприятиям города Горького – ГАЗ, “Красное Сормово”, “Двигатель Революции”, “Станкозавод”, “Завод им. В.И.Ленина”…

Почти весь июнь немецкие бомбардировщики He-111 сбрасывали на наш город осветительные, зажигательные, фугасные и осколочные заряды, раскидывали листовки. Военной экономике был нанесен огромный урон. Разбиты цеха заводов, уничтожены расчеты ПВО, убиты и ранены многие нижегородцы. Но возмездие не заставило себя долго ждать. В ночь с 8-го на 9 июня 1943 года советские легкие бомбардировщики У-2 (они знакомы вам по фильмам “Небесный тихоход” и “В небе “Ночные ведьмы”) совершили ночной налет на аэродром в Орле: именно там дислоцировалась эскадрилья Не-111, бомбившая Горький, цеха автозавода и других предприятий. По воспоминаниям немецкого аса Хафигхорста, кроме бомб летчики У-2 сбросили и листовки с гневными словами, адресованными фашистским пилотам: “Разрушители Горького! Мы уничтожим вас!”.

Конечно, этот ответный налет ни в коем случае не восполнил горечь утрат, которые понесли нижегородцы после многочисленных нападений авиации противника на наш любимый город. Однако радует то, что после авианалетов на Горький фашистские самолеты были изранены, ободраны и побиты, словно дикие кошки. Чтобы восстановиться, им требовался капитальный ремонт, а поэтому они не смогли принять участие в Курской битве.

Егор Верещагин, Нижний Новгород, Россия, ВКонтакте, id41062227

Rockáille ll Елена Савенкова
Песни Судьбы под патронажем ангелов небесных Rockáille – это авторские песни и каверы, созданные мною в коллаборации с разными музыкантами и саунд-продюсерами. Это проект в духе инди-рока, где я иду двумя дорогами – акустической и электронной музыки. На этом пути меня интересует глубокий текст и безудержный арт, потому что текст сбывается, а арт умножает красивое. Приглашаю в свое путешествие!

Нижний Новгород
🔝 Крупнейшее сообщество Нижнего Новгорода | Навигация по группе (жми) ⬇ ✔ [https://vk.com/topic-114469067_46300826|Конкурсы] ⬅ ✔ [https://vk.com/topic-114469067_38083715|Поиск работы] ⬅ ✔ [https://vk.com/topic-114469067_38140124|Животные (потерялся/нашелся) — дорога домой] ⬅ ✔ [https://vk.com/topic-114469067_37709644|Недвижимость. (Сдам/продам/куплю/сниму/аренда) — бесплатная доска, аналог авито, из рук в руки, яндекс недвижимость, циан, юла] ⬅ ✔ [https://vk.com/topic-114469067_37768477|Барахолка (продать/купить вещи, детскую одежду, обувь, электроника, техника)] ⬅ ✔ Актуальные новости ✔ Яркие фотографии города ✔ [https://vk.com/topic-114469067_38140100|Стол находок] ⬅ ✔ Поиск людей ✔ [https://vk.com/topic-114469067_38140361| Авторынок (купить, продать, аренда, б/у авто, автомобили с пробегом) — бесплатные объявления] ⬅ ✔ Интересные места и события города ✔ [https://vk.com/topic-114469067_38083778|Знакомства] ⬅ ✔ Афиша города (концерты, кино, цирк, дельфинарий, аквапарк и тд) ✔ [https://vk.com/feed?section=search&q=%23%D0%BD%D0%B0%D1%88%D0%B0_%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F52|Исторические (старые) фото города] ⬅ Не типичный Нижний Новгород Нижний Конкурс на билеты в Аквапарк в группе Кстати, мы принимаем новости в «предлагаемые записи» и сообщения сообщества. ➡ [https://vk.com/wall-114469067_121420|КАК ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ] ⬅ 💲 По рекламе обращайтесь к администратору vk.com/stakeuspk

Типичный Нижний Новгород
«Типичный Нижний Новгород» — сообщество № 1 в городе по оперативности, качеству новостей и эксклюзивам. Мы принимаем новости в «предлагаемые записи» и сообщения сообщества. По рекламе всегда можно обратиться к [id439189586|Марии Иванковой]. Концепция сообщества такая: если в Нижнем произошло что-то важное, серьёзное или интересное, то мы обязательно об этом расскажем. Мы не про мемы, приколы и котиков — мы про ежедневную пользу для вас. При использовании материалов «Типичного Нижнего Новгорода» ссылка на сообщество обязательна. Администрация сообщества не несёт ответственности за посты от участников группы или возможные недостоверные или неточные данные, которые были взяты с сайтов СМИ.

Злой нижегородец
Есть жалобы на наш город? Рассказывайте о яме на дороге, об отключении воды, о частых ДТП, о неработающих светофорах, О ВСЕМ ЧТО ВАМ НЕ НРАВИТСЯ в своем городе!!! ❗ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ❗ Бан за: ✅Выкладывание чужих фото, личной информации (в том числе номера телефонов, адреса проживания, паспортные данные) в комментариях ✅Оскорбление других участников группы. Да, в споре рождается истина. Спорьте, дискутируйте, отстаивайте свою точку зрения, опровергайте чужую. Но если аргументов не хватает и спор скатывается к простому оскорблению — извините, отправляетесь в БАН. ✅Оскорбление автора поста. ✅Размещение рекламных ссылок в комментариях Бан происходит на усмотрение администраторов группы.

Регион-52 | Нижний Новгород
Регион-52 — это сообщество № 1 в Нижнем Новгороде об автомобильной жизни города. Пробки, аварии, происшествия, главные новости — все тут: быстрее, качественнее, интереснее. И, главное, вы сами можете быть ньюсмейкерами нашего города — присылайте фото, видео или свои наблюдения в «Предложить новость» и делайте новости вместе с нами! По рекламе всегда можно обратиться к [id439189586|Марии Иванковой], по новостям к [ulyanycheva13]Татьяне Ульянычевой]. При использовании материалов «Регион-52» ссылка на сообщество обязательна. Администрация сообщества не несёт ответственности за посты от участников группы или возможные недостоверные или неточные данные, которые были взяты с сайтов СМИ.

Мой Нижний Новгород

Нижний Новгород
Мы собираем всe интересное о жизни нашего города и не только) Мы что-то упустили? Предлагайте в новости! https://www.instagram.com/gorod_nizhny/

Кроссфит (функциональный тренинг)
CrossFit — функциональный тренинг, экстремальная система общей физической подготовки. Смешивайте в своих тренировках тяжелую атлетику, гиревой спорт, бег, гимнастику.

Типичное Сормово | Нижний Новгород
Мы освещаем самые важные новости района в удобном новостном формате, показывая читателю полную картину дня. Предлагать новости Через «Предложить новость». При вашем желании мы можем опубликовать вашу новость анонимно или же нет. Если ли вы хотите, что бы Ваша новость была анонимна, добавьте к записи хештег: #Анон

Кстати… (Новости Нижнего Новгорода)
В марте 1993 года в эфир вышел первый выпуск новостей под названием «Кстати». С тех пор каждый день, по будням выходят выпуски новостей. Наши корреспонденты работают для того, чтобы нижегородцы и жители региона были в курсе последних новостей города и области. «У руля» программы «Кстати» стоит главный редактор Александр Евгеньевич Зудин Чтобы вызвать корреспондентов звоните по любому из номеров: 4-156-444 — Горячая линия 419-17-17 — Дежурная съемочная группа 46-36-222 — Отдел новостей По вопросам публикаций в группе, так же обращайтесь в редакцию 46-36-222 Каждый будний день в эфире : Телеканал «Че» — Н.Новгород и Нижегородская обл. – в 19:00 и 8:30 «Телекомпания Дзержинск»- город Дзержинск — в 23:20, 6:30 Кабельный канал «Телемир» ( «Телемир — Прайс») г.Балахна — 10:00, 20:00 Кабельный канал ТелеОка («ТелеОка-Инфо») — Павловский и Сосновский районы Нижегородской области – в 9:00 и 19:00 Кабельный канал «Телеком ЛТД» — Павлово, Ворсма – в 10:00, 14:00, 17:00, 19:00, 22:00 Кабельный канал «Китеж-Телеком» («Китеж-Инфо») г.Шахунья, г.Урень, рп Красные Баки, г.Семенов — в 7:00, 20:30

Типичная Анапа
Весь город в одном паблике! ⚠ В паблике включён фильтр по матерным словам. ⚠ Посты от «анонистов» стараемся не размещать. А если и размещаем, то только корректные по содержанию. Реклама в ТиАн vk.com/page-34956621_49151315 Свои объявления о животных и пропажах направляйте в наш дочерний паблик объявлений vk.com/doska_anapa Перед размещением постов и любой активностью в паблике, пожалуйста ознакомьтесь с правилами vk.com/topic-34956621_31792037

Удивительный Мир | Наука и факты
Наша планета полна удивительных и интересных вещей, но много ли мы о них знаем и понимаем? Давайте развиваться и узнавать что-то новое вместе!

PunkWay
Страница создана для освещения панк идеологии, анонсирования различных мероприятий, для обмена материалами и для иных тем, интересующих панков и других свободомыслящих людей. Панк (Punk) — контркультура, возникшая в середине 60-х годов в Великобритании, США, Канаде и Австралии, характерными особенностями которой являются критическое отношение к обществу и политике. ПАНК — это не мода, не определенный стиль одежды, не проходящая «фаза» бунта на коленях против родителей, не новейшее «крутое» течение или особый стиль музыки; на самом деле это идея, которая ведет вас по жизни и придает ей смысл. Панк-сообщество существует, чтобы поддерживать и воплощать в жизнь эту идею через музыку, искусство, фэнзины и другие средства выражения личной творческой силы. И что же это за идея? Думай самостоятельно, будь самим собой, не просто принимай то, что дает тебе общество, создавай свои собственные правила, живи своей жизнью

ПВА l Анапа l Подслушано В Анапе
Главное сообщество Анапы Присылайте городские новости, фотофакты с места событий, мысли, истории в предложенные новости ниже ↓ Instagram: [club88771274|@pva_anapa]

Затоновости Саров
Информационное агентство «Затоновости» Все о Сарове.

Подслушано на улицах Сормово
Привет, мы рады тебя видеть в нашем дружном сообществе✌🏼 Тут ты можешь рассказать секрет С пометкой ( Анонимно) и мы на вечно сохраним таинство твоего Имени! Ты можешь обменяться новостями, рассказать об увиденном или просто познакомиться,встретиться и поболтать🙂 Если у тебя есть вопросы или предложения- пиши в сообщения группы и один из Админов тебе обязательно ответит! Все присылаемые посты (сообщения) целиком принадлежат авторам,и размещаются под ответственность автора. Соответственно, администрация не несёт ответственности за какой либо вред. Однако,принимая во внимание все вышеизложенное, администрация приносит личные извинения каждому,чьи чувства прямо или косвенно задеты или оскорблены.

Едкое Вещество
Разъедаем плесень Связь: [email protected]

Зеркало
Интернет-газета «Зеркало» — это территория свободной нижегородской журналистики. Правда о политике в экономике и экономике в политике. Нижегородская власть в лицах и делах.

Простая Рыбалка
Мы хотим создать дружелюбную атмосферу, где каждый сможет поделиться своим опытом ловли рыбки, обсудить с другими участниками интересные темы и найти новые способы ловли!

100 главных русских фильмов 1992–2013 — Журнал «Афиша»

«Хрусталев, машину!»

Алексей Герман, 1998

«Хрусталев, ма­шину!» — вязкое, хтоническое месиво из отражающихся друг в друге сцен, многократно умно­жающих паранои­дальное пространство картины, где беда приходит ниоткуда

Фотография: Киностудия «Ленфильм»

Накануне смерти Сталина генерал медицинской службы (Юрий Цурило) становится очередной жертвой «дела врачей». Бесконечно долго снимавшийся колоссальный фильм-кошмар, трудный для неподготовленного восприятия из-за диковинного киноязыка и отсутствия исторических сносок на полях. По легенде, западные журналисты сперва освистали фильм на каннской премьере, а потом подумали и извинились.

Светлана Кармалита

сценарист

— Герман говорил, что когда «Хрусталев, машину!» сначала не приняли в Каннах, он это воспринял очень болезненно. Почему ее не приняли?

— Они ничего не поняли. Существуют какие-то странные вещи, одну из которых я пережила сейчас в Венеции на показе «Мой друг Иван Лапшин». Эту картину очень часто показывают на Западе, и она считается одной из лучших. Но как можно воспринять эту картину отдельно от того, что происходило в то время в Советском Союзе? Ведь, как говорил Леша, для того чтобы зритель что-то взял в голову, ему надо это сказать три раза. Объяснить, что это 1935 год, убит Киров, началась «большая чистка», что все исторические персонажи, кроме Лапшина, которого забыли на Кавказе, будут расстреляны по нелепым обвинениям. И если эта картина воспринимается до сих пор как высокохудожественное произведение на Западе, то, значит, своими другими качествами, чисто художественными. Что же касается «Хрусталев, машину!», то там был ведь текст перед показом, который рассказывал о «деле врачей», о Берии, о репрессиях. Что-то прочитали и начали смотреть про жизнь семьи. А там было то, к чему Леша пришел на «Лапшине». Он говорил: «А теперь мы начинаем затаптывать сюжет». Он ненавидел голые сюжеты, когда все понятно. Он считал, что любая история должна быть погружена в те обстоятельства жизни, в которых она происходит. Поэтому история героя «Хрусталев, машину!» была погружена в то, как он жил дома, как работал, что происходило, что такое еврейские девочки, которые прячутся в шкафу, когда кто-то звонит в дверь. И не все объясняется в диалогах, как привыкли. Тем более картина многонаселена: начинаешь следить за этим, а внимание переключается совершенно на другого. Нет той ясности, которой требовало кино.

— Но в итоге отношение к картине западной критики изменилось.

— Она привлекла даже не тем, о чем она, а своим изобразительным рядом, густотой той жизни, в которую они вошли. А потом уже произошло какое-то понимание. То же и с «Трудно быть богом». Те, кого захватило течение жизни на экране, смогли досмотреть фильм, даже после того как наступил настоящий ужас после высадки «черного ордена». Да, описан ужасный мир будущего лет через 500, повешенные на улицах. А вот вчера у нас в Питере кого-то застрелили на улице. Да, существуют национальные всякие у нас дела, да, и у них там рыжие.

— Алексей Юрьевич считал необходим погружать в эту невыносимость? Он повторял вслед за последователями критического реализма: «Мы не врачи, мы боль».

— Он ведь никого никуда не погружал, он снимал картину о любви, «Трудно быть богом».

— А «Хрусталев, машину!»?

— А это совсем другое. В «Хрусталев, машину!» он рассказывал о себе, о своих папе, маме. Это его квартира, которая даже была восстановлена. Друг ­семьи, один известный писатель, пошел в 5 утра с удочкой рыбу ловить на Мойку и услышал по уличному репродуктору, что Юрию Павловичу Герману дали орден. А поскольку дом рядом, он помчался об этом сообщить и в 6 утра позвонил в квартиру. Открыла мама Татьяна Александровна, он закричал: «Юре дали орден!» — и схлопотал такую пощечину! За тот страх, который Лешина мама пережила, пока бежала в ночной рубашке открывать дверь. Были, конечно, веселые компании и смех, но и рабы веселятся в «Трудно быть богом», и, в общем, никакой такой удушающей обстановки в замке у Румата нет. Но «Хрусталев, машину!» очень сконцентрированная картина, это практически несколько дней, и эти несколько дней показывают, как герой думает, что сходит с ума и за ним следят. Произошла история в картине, которая была и в жизни. Вся семья Лешиных родителей эмигрировала разными путями. В 60-е годы объявились все: в Америке, в Швеции, в Австралии. У дяди Леши, который ушел через финскую границу, был друг, финский коммунист Линдеберг, и дядя попросил его узнать, жива ли сестра. Тот пришел к Германам домой, Юрий Павлович выбросил его с лестницы, и это вошло в картину.

Алексей Герман в «Хрусталев, маши­ну!» показал сцену медленной смерти Сталина, окруженного верными врачами (одного из которых сыграл писатель Дмитрий Пригов)

Фотография: Киностудия «Ленфильм»

— Ну персонажа после этого убили на улице.

— А это уже художественное. Леша ведь говорил, что это обстоятельства жизни моей семьи, а логический финал каждой из этих линий я завершаю сам. Ведь и Юрия Павловича не сажали.

— Почему Герман говорил, что «не зря мы создали интеллигентного героя, который не лезет наверх»?

— Может, потому что сам Юрий Палыч никогда не лез во власть, хотя и был известным писателем. И Леша не лез. Его уговаривали переехать в Москву и стать председателем Союза кинематографистов. Он ответил: «Ни в коем случае». А потом подумал и сказал мне: «Знаешь, они сейчас будут перезванивать, стой рядом со мной, держи меня за руку, я слабый, а они так кричат, вдруг я соглашусь». Поэтому я стояла рядом, и чем громче они кричали, тем сильнее я его щипала, чтобы он не согласился. Он обладал признаками человека добропорядочного, честного, не идущего на компромиссы, очень сильного, который всегда говорит, что он слабый.

— Он был непредсказуем на площадке?

— Он был предсказуем по тем признакам, когда мы могли понять, что происходит что-то не то. Достаточно часто это бывало, и бывало практически на всех картинах. Когда все отрепетировано, все готово, каждый знает свой маневр, актеры одеты, грим хороший, а Леша не снимает. И ничего с этим поделать нельзя, потому что заставить его снимать тоже невозможно. Пыталась я, когда мне казалось, что все, что он хотел, есть, и я говорила: «Но может, Лешечка, снимем, там посмотрим». А мне говорили: «Слушай, Света, оставь ты его в покое, он чего-то не знает». И когда в результате снимали, появлялось что-то, что не могло прийти в голову. Ну как могло прийти в голову, что в царстве-государстве «Трудно быть богом» донны и горожане высокопоставленные здороваются розами? Ну как это можно предположить? По-моему, никак. Он мыслил не словами, а картинками. Например, сцена, когда Леня первый раз идет по длинному коридору во дворце. Все было отрепетировано, а Леше не хватало чего-то именно в картинке. А в картинке ему не хватало именно белой розы. Когда готовились, всю картину рисовали художники. Ни один предмет в кадре не мог возникнуть, если он не был им подписан и утвержден.

— Герман говорил, что картина «требует постоянно коррекции» и режиссер проверяется по тому, насколько долго он может репетировать с актером, потому что у «режиссера есть возможность создавать миры, хотя это дело божье».

— Ну эти миры он не создавал по кусочкам, отдельно. Какие изменения произошли начиная с первой и заканчивая последней картиной? Что он сам про себя понимал? Например, первое, от чего он начал отказываться, это так называемая восьмерка, то есть чередование планов двух разговаривающих людей. Он смеялся: «Покажи его, покажи ее, покажи его — понятно, — влюбился». Первый раз он сознательно отказался от этого в монологе летчика в «Двадцати днях без войны». Он снимал только летчика и говорил, что того, что говорит летчик, абсолютно достаточно для того, чтобы не подстегивать сцену обратной точкой, которая нужна лишь для того, чтобы показать, понимает ли его собеседник. И чем дальше, тем больше он отказывался от сочетания крупных планов. Что же касается целостности картины, то рассказать о ней так же трудно, как для многих сейчас ее воспринять. Во-первых, он считал, что для того, чтобы актер снялся крупно, он должен это заслужить. Он должен быть внутренне готов к тому, что его крупный план даст не просто лицо, а более глубокую суть того, что происходит. Я помню крупный план Лени Ярмольника в разговоре с донном Ребе, который возглавлял охрану короны в «Трудно быть богом», когда Леша вдруг перевел разговор на другое. Румата в вязанке дров увидел испуганную мышь, которую мы не видим. И он сказал: «Там мышь. Ей тоже страшно». И таким образом он передал состояние своего собеседника, которому стало страшно. Но я абсолютно не убеждена, что он увидел там мышь. Это могла быть просто игра героя, чтобы привести донна Ребе в состояние еще большего страха.

Фотография: Киностудия «Ленфильм»

— Германа должно было раздражать постоянное сравнение «Трудно быть богом» с современностью?

— Он этого не переносил. А что, господа, а ваша инквизиция, а крестовые походы, а сожженные ведьмы, а английские работные дома? Этого разве не было? И это нам сейчас кажется чудовищным, и как можно было жить в этих обстоятельствах? Но ведь жили. Но вот когда пришли «черные», вот тут уже жить нельзя. Кажется. Хотя и здесь выживут. Я помню, как оператор Заболоцкий сказал: «Пошла зима, сейчас в брошенных деревнях начали замерзать старики».

— Герман считал своей главной задачей, как он говорил, «воспроизведение ощущения», в том числе запаха и звука.

— В том-то и дело. Поэтому и музыки нет в фильме. Леша говорил, что музыка в картине — это музыка кадра. И музыка звука жизни. При его многослойности звука, кадра и так далее я практически в каждом кадре могу объяснить, что в нем самое важное. Когда генерал приходит к влюбленной в него учительнице и говорит, что кофе пахнет, и она отвечает: «Это из бака». Почему? Потому что до этого она уронила в бак банку с кофе. Хоть мы этого и не видим. Там логическая связь по любой линии прослеживается — при таком количестве персонажей там за любым персонажем и линией можно проследить и рассказать, что было до и что было позже. Здесь же она уронила кофе в бак с бельем и обожглась, поэтому кофе действительно пахнет. Каждый такой момент оправдан. Мы однажды в гости поехали, и там были свежевымытые полы и запах керосина. И потом мы сидели с Лешей и думали, ну как это можно передать. Я думаю, он бы придумал. В «Трудно быть богом» с запахами все просто. (Смеется.)

— Как писались диалоги? Вот это в «Хрусталев, машину!» «язык в жопу загоню, на Луну отправлю». Это откуда берется?

— Это классические фразы, существовавшие в жизни, они из лагерной жизни, это фольклор. У нас нет отдельных диалогов. Мы сели писать с первого слова и поехали. Как прозу. Обычно я садилась за машинку и очень волновалась, ждала первых фраз. Они всегда принадлежали Леше. Например, в «Хрусталев, машину!» сценарий начинался с мультипликационной картины цветной — внутренности человека, кровь бежит, сосуды, сердце бьется и трепещет кусочек внутри сосуда, как листок на ветру осенью, и на этом фоне голос мужской, непонятно чей: «Надо бить палками». Потом этот кусочек отрывался и вместе с кровью отправлялся в путь, пока не происходила закупорка сосуда. Это был инсульт Сталина. А потом это просто не понадобилось. Картина жизни оказалась нам интереснее. Мы долго писали. История приобретала более законченный вид именно в силу изменения картинки в голове, потому что мы оба видели картинку. И мы все время об этом разговаривали. Вот в «Двадцати днях» у нас никак не получалась сцена, когда Никулин привез вещи в Ташкент. Мы никак не могли связать это со Сталинградом и гибелью героя с чудовищной фамилией Веснин. Сотни вариантов проговаривали, и наконец я придумала. В пудренице с зеркалом покажем фотографию Веснина — и так через нее все свяжется. И я рассказала это Леше и заплакала, мы стояли в метро. И Лешка сказал: «Замечательно!» И потом добавил: «Ну и дура ты!» Я с ужасом и стыдом это вспоминаю, хотя, казалось, это так трогательно. Но это прием сродни тому, который наша родственница называла «бить копытом по слезной железе». И так делать нельзя. Очень трудно найти слово, которое не имеет отношения ни к герою, ни к действию, но будет сказано так, что оно чем-то станет. В «Лапшине» в первой сцене, где день рождения Лапшина, когда разговаривают о разном, кто-то проходит и говорит «томаты-ароматы». У нас как пример это слово существовало. Что означает это сочетание слов? Такие слова мы искали, которые мы использовали из раза в раз. Целый список есть таких слов, которые вроде бы ни к селу ни к городу, но нужны. Или в «Трудно быть богом» что дает эта реплика? Мы не видим людей, которые это говорят, они на дальнем фоне под дождем: «А я звезд боюсь. Это грех?» А это просто атмосфера их жизни, как воспоминание о помидорах зимой. Томаты-ароматы.

— Американские критики после премьеры в Риме «Трудно быть богом» написали, что устарела картина. Хотя итальянцы так не считают вроде.

— Мы слишком разные. Притом что наша близкая родня в Америке нас звала переехать. В 1960-е годы дядя Леша, миллионер, предложил миллион долларов, это были огромные тогда просто деньги, чтобы мы переехали в Америку и сняли картину. Мы сидели тогда без работы совсем. Они говорили: снимай что хочешь. Но у них была одна настоятельная, но совершенно невозможная для Леши просьба: в картине не должно быть зла. Ну мы, конечно, не поехали.

— А об отъезде думали?

— Мы часами об этом разговаривали. У нас с Лешей совпали страхи, причем он боялся больше, всегда боялся 1937 года. Всегда говорил, что в нашей стране можно перевернуть в одну секунду все. Мы договорились, что если кого-то из нашего окружения арестуют, мы уезжаем. Нас все время звали в Америку, нам давали жилье, деньги. Но мы бы все равно никогда не уехали.

Фотография: Киностудия «Ленфильм»

— Почему из картины в картину идет усложнение формы?

— Потому что она его не устраивала. Эта работа, которая шла бесконечно у него в голове. Сначала отказ от крупных планов, от прямолинейного изложения сюжета. Это же надо чем-то заменять. Вот он и заменял изобразительно такой многослойной формой. Он считал, что «Проверка на дорогах» слишком прямолинейная картина, например, хоть граждански это очень хороший фильм. Но это кино. Крепкое, но кино. А дальше пошли поиски уже совсем другого. Это уже не совсем кино. Леша, например, считал, что звук в кино появился тогда, когда немое кино еще не исчерпало своих возможностей. Появление звука оборвало поиск изобразительного ряда, и начался новый период кино, звукового. Леша всегда очень внимательно следил, не мешает ли звук изображению. Ты начинаешь слушать важный диалог, но не видишь изображения его. Оно ускользает. То, о чем говорят, становится важнее того, что изображено на экране. Поэтому соотношение должно быть такое: или ты смотришь изображение замечательное, но не очень слушаешь звук, и звук ускользает — или наоборот. Например, когда он расставлял авторский текст. Ну кого мы только не пробовали! И на «Лапшине», и на «Трудно быть богом». Существует начало, пейзаж, и авторский голос говорит: «Каждый день мне снится один и тот же сон. Я не на Земле». И вся группа сидит и думает, что делать: мы либо не слушаем звук и смотрим изображение, либо мы смотрим изображение и пропускаем то, о чем говорят. И несколько месяцев мы искали голос. Была куча писателей и актеров, которые делали это замечательно, но голос уничтожал картинку — и наоборот. В итоге нашли актера, у которого та же манера, что и у озвучивавшего «Лапшина» и «Хрусталев, машину!»: когда и смотришь, и слышишь.

— Сравнения «Трудно быть богом» с Брейгелем и Босхом случайны?

— Да, это совпадения. Леша не изучал Босха и Брейгеля, не ходил по музеям, не очень хорошо разбирался в живописи. Никогда не было такого подхода: давай сделаем как у Брейгеля. Он питался в первую очередь книгами. Прозу отца очень любил и Трифонова. Очень хорошо разбирался в поэзии, очень любил Заболоцкого. И настолько это было ему близко, что если я видела, что он взял Заболоцкого или Бродского в руки, то, как только он выходил, я книжки мгновенно прятала, потому что это приводило его к тяжелой депрессии. Но он ни фильмы специально не смотрел чужие, ни музыку не слушал. Брал из себя. Ему совсем не нужна была чужая информация. Воспроизведение эпохи — другое. Когда мы готовились к съемкам, мы смотрели всю хронику времени, про которое собирались снимать. Леша очень здорово научился ее смотреть. Брали всю техническую хронику, например, о том, как кладут трубы на Невском. Потому что в кадр попадал реальный фон города в 1935 году, а не парадная хроника. Поэтому детские чистые полосатые маечки из журналов мод он сразу изгонял как навязанное.

— Он же очень жестким был на площадке?

— Со стороны посмотреть — еще каким. Я не знаю, кто еще так орал на съемках, как он. У меня есть записи репетиции. Господи, как он орал. Но он мог орать сколько угодно — не было ни одного случая, когда бы в группе считали, что он неправ.

— Гурченко же на него ужасно обижалась и возмущалась.

— Ну Гурченко пришла из абсолютно советского кино уже знаменитой актрисой, которая точно знала, что будет играть. И это абсолютно не соответствовало тому, что хотел Леша. Он ее предупредил: «Люся, у тебя есть выражение лица, которым ты пользуешься во всех кинокартинах, вот, пожалуйста, чтобы его ни разу не было». Но актер не может удержаться, и поэтому он снял первый ее кадр с 17 дублями и все без включенной камеры. И кто-то ей об этом рассказал. Естественно, она озверела. Он говорил: «Иду говорить ей гадости, скажу, как она плохо сегодня выглядит». Потому что когда она его начинала ненавидеть, а это было большую часть картины, она думала о том, как она его ненавидит, а не о том, что она актриса. Я была ассистенткой на площадке, и она через меня пыталась объяснить Леше, что он негодяй. Она устроила заговор и подключила добрейшего, интеллигентнейшего Никулина к этому. Они вызвали меня в свой «рафик», и Гурченко стала объяснять, что Леша совершенно невыносим, что он жесток, ударил милиционера, произносила монологи о добре и зле. Ну я объяснила, что милиционер отправился есть плов, когда солнце уходит, и сорвал съемку, а у нас комиссия сидит, ну не выдержал Леша и дал ему под зад. Не выдержал человек. Закончилось все очень большой дружбой, которая переросла в любовь.

— У Германа практически во всех фильмах присутствует так или иначе война.

— Это второй его страх после 1937 года. Мы думали о войне много. Война существует всегда. Не бывает утопий. Мы сидели в Красногорске и смотрели хронику, бегущего солдата: его убили — и оператор это снял. И Леша сказал: «Стоп, открутите обратно». Открутили. И солдат встал на пленке и побежал обратно. На наших глазах он стал живым. И мы работать дальше не могли. Война — это что-то такое, что может быть постижимо в каждой своей мелочи отдельно, но что это такое в целом, понять невозможно. И это все равно жизнь. Поэтому у него никогда не было желания снять картину о счастливых людях. Он мог снять счастливые минуты, но в трагических обстоятельствах. Он все время пытался с этим разобраться.

Интервью
  • Анастасия Принцева

Александр Литвиненко: человек, раскрывший собственное убийство | Александр Литвиненко

Гостиница «Миллениум» — необычное место для убийства. Он выходит на Гросвенор-сквер и находится практически по соседству с усиленно охраняемым посольством США, где, по слухам, находится офис ЦРУ на четвертом этаже. Статуя Франклина Д. Рузвельта, одетого в большой плащ и держащего палку, возвышается над северной стороной площади. В 2011 году появится еще одна статуя — покойного президента США Рональда Рейгана.Надпись приветствует вклад Рейгана в мировую историю и его «решительное вмешательство с целью положить конец холодной войне». В дружеской дань уважения от Михаила Горбачева говорится: «С президентом Рейганом мы путешествовали по миру от конфронтации к сотрудничеству».

Цитаты могут показаться язвительной иронией в свете событий, которые произошли не за горами, и на фоне очевидной попытки Владимира Путина повернуть время назад в 1982 год, когда бывший босс КГБ Юрий Андропов — сотрудник тайной полиции — был руководит обреченной империей, известной как Советский Союз.Рядом с надписями — кусок кладки песочного цвета. Это кусок Берлинской стены, найденный с восточной стороны. Рейган, говорится в памятнике, победил коммунизм. Это был устойчивый триумф Запада, демократических ценностей и свободного общества во всем мире.

В пятистах метрах находится улица Гросвенор. Именно здесь, в середине октября 2006 года, двое российских убийц безуспешно пытались кого-то убить. Наемными убийцами выступили Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун. Их целью был Александр Литвиненко, бывший офицер шпионского агентства ФСБ России.Литвиненко сбежал из Москвы в 2000 году. В изгнании в Британию он стал самым энергичным и язвительным критиком Путина. Он был писателем и журналистом. А с 2003 года — британский агент, работавший в МИ-6 в качестве эксперта по русской организованной преступности.

В последнее время Литвиненко снабжал призраков Ее Величества и их испанских коллег пугающей информацией о русской мафии в Испании. У мафии были обширные контакты с высокопоставленными российскими политиками. След, по всей видимости, вел в кабинет президента и восходит к 1990-м годам, когда Путин, тогдашний помощник мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, тесно сотрудничал с гангстерами.Примерно через неделю Литвиненко должен был дать показания перед испанским прокурором. Отсюда, казалось, безумные попытки Кремля убить его.

Мужчины из Москвы несли то, что Ковтун признался другу, было «очень дорогим ядом». О ее свойствах он знал мало. Яд был полоний-210, редкий радиоактивный изотоп, крошечный, невидимый, необнаруживаемый. При проглатывании это было фатальным. Полоний был получен на ядерном реакторе на Урале и на производственной линии в российском городе Саров.Секретная лаборатория ФСБ, «исследовательский институт» агентства, затем превратила его в изящное портативное оружие.

Луговой и Ковтун, однако, были наемными убийцами. Качество наемных убийц в Москве снизилось со времен славы КГБ. Их первая попытка в зале заседаний на Гросвенор-стрит не увенчалась успехом. Они заманили Литвиненко на деловую встречу, где, как позже показало радиационное пятно, бросили полоний в его чашку или стакан. Но Литвиненко не стал трогать свой напиток.По состоянию на 1 ноября 2006 г. он был упорно жив.

Луговой и Ковтун были наемными убийцами. Качество наемных убийц в Москве снизилось со времен славы КГБ

Как и в большинстве элитных лондонских отелей, «Миллениум» имеет системы видеонаблюдения. Его мультиплексная система может поддерживать до 48 камер; В тот день 41 из них были в рабочем состоянии. Камеры работают по системе покадровой съемки. Они делают снимок каждые две секунды; видео хранится 31 день. Эти кадры имеют отрывистое качество, немного напоминающее первые дни кино — изображения скачут; люди появляются и исчезают; жизнь приливы и отливы.И все же это честный рекорд. Отметка времени — дни, часы, минуты — все исправляет. Кадры предлагают чудесную машину времени, путешествие в правдоподобие.

Даже современная система видеонаблюдения имеет свои ограничения. Некоторые части «Тысячелетия» не были охвачены им — как заметил бы Луговой, эксперт по слежке и бывший кремлевский телохранитель. Одна камера была закреплена над стойкой администратора. Его кадры показывают стойку регистрации; банк из трех компьютерных экранов; одетый в форму персонал гостиницы.Слева на фото частичный вид фойе. Есть два белых кожаных дивана и кресло. Другая камера — вы бы ее не заметили, если бы не смотрели — записывает шаги, ведущие к туалетам.

В отеле есть два бара на первом этаже, куда можно попасть из фойе. Есть большой ресторан и кафе. И меньший по размеру бар Pine слева, когда вы входите через вращающуюся дверь с улицы. Бар представляет собой уютный бар, обшитый деревянными панелями. На площадь выходят три эркера.С точки зрения видеонаблюдения, Pine Bar — это черная дыра безопасности. В нем нет камер; его гости невидимы.

Андрей Луговой с двумя дочерьми у стойки администратора гостиницы «Миллениум». Guardian

Вечером 31 октября камера 14 зафиксировала это: в 20:04 к стойке регистрации подходит мужчина в черной кожаной куртке и горчично-желтом свитере. По обе стороны от него две молодые женщины. У них длинные ухоженные светлые волосы: его дочери. Еще одна фигура поднимается с диванов. Это поразительно высокий, коренастый тип, одетый в черный пуховик и что-то похожее на связанный вручную шарф Гарри Поттера.Шарф красно-синий — цвета московского футбольного клуба ЦСКА.

На видео запечатлен момент, когда Луговой зарегистрировался — во время своей третьей безумной поездки в Лондон за три недели Луговой прибыл со всей своей семьей. Он приехал из Москвы с женой Светланой, дочерью Галиной, восьмилетним сыном Игорем и другом Вячеславом Соколенко — парнем с платком. В отеле Луговой познакомился со своей второй дочерью Татьяной. Она прилетела из Москвы днем ​​ранее со своим парнем Максимом Беяком.Семейная вечеринка должна была посмотреть, как ЦСКА сыграет с «Арсеналом» в Лиге чемпионов следующим вечером. Как и Луговой, Соколенко был бывшим сотрудником КГБ. Но Соколенко не был убийцей, заключили британские сыщики.

Видеонаблюдение показывает, что Ковтун прибывает в «Миллениум» на следующий день в 08.32 — миниатюрная фигура с черной сумкой на плече. События следующих нескольких часов должны были стать печально известными: Литвиненко — обреченная жертва, российское государство — бог-мститель, СМИ — своего рода перевозбужденный греческий хор.То, что на самом деле произошло, было импровизацией, которая могла легко потерпеть неудачу. Луговой и Ковтун решили заманить Литвиненко на следующую встречу. Но данные свидетельствуют о том, что они до сих пор не поняли, как именно они собирались убить его.

Литвиненко впервые встретился с Луговым в России в 1990-х годах. Оба входили в окружение олигарха Бориса Березовского. Позже, живя в изгнании в Лондоне, Березовский стал подвижным покровителем Литвиненко. В 2005 году Луговой повторно связался с Литвиненко и предложил им работать вместе, консультируя западные фирмы, желающие инвестировать в Россию.В 11.41 Луговой позвонил Литвиненко на мобильный. Он предложил встречу. Почему Литвиненко не присоединился к нему в тот же день на «Миллениуме»? Литвиненко сказал «да»; сюжет был включен.

Скотланд-Ярд позже точно зафиксировал передвижения Литвиненко во второй половине дня 1 ноября: автобус из его дома в Масвелл-Хилл на севере Лондона; метро до площади Пикадилли; обед в 15:00 с его итальянским коллегой Марио Скарамелла в суши-ресторане Itsu на Пикадилли. Между тем он отвечал на несколько звонков Лугового, который становился все более назойливым.Луговой снова позвонил Литвиненко в 15.40. Он сказал Литвиненко «поторопиться». Он сказал, что должен немедленно уехать, чтобы посмотреть футбол.

Луговой скажет британским детективам, что он прибыл в «Миллениум» в 16:00. Видеонаблюдение показывает, что он лгал: полчаса назад, в 15.32 Луговой появляется на стойке регистрации и спрашивает дорогу к мужчинам. Другая камера, номер четыре, снимает, как он поднимается по лестнице из холла. Образ поразительный. Луговой кажется озабоченным. Он необычайно бледный, мрачный, с серым лицом.Его левая рука спрятана в кармане пиджака. Через две минуты он выходит. Камера предлагает нелестный крупный план его лысины.

Луговой поднимается по лестнице из фойе гостиницы «Миллениум». Образ поразительный. «Луговой кажется озабоченным. У него необычно бледное, мрачное, серое лицо. Его левая рука спрятана в кармане пиджака ». Guardian

Затем в 15.45 Ковтун повторяет ту же процедуру, спрашивая дорогу, исчезает в мужских туалетах и ​​появляется через три минуты.Он хрупкая фигура. Что пара там делала? Умывают руки, поставив полониевую ловушку? Или готовит преступление, ужасное, в святилище одной из кабинок?

Испытания должны были показать сильное загрязнение альфа-излучением во втором отсеке слева — 2600 импульсов в секунду на двери, 200 на ручке заподлицо. На мужской сушилке для рук и под ней были обнаружены другие источники полония — более 5000 импульсов в секунду. Было то, что ученые назвали «полномасштабным отклонением» — показания были настолько высокими, что были зашкаливающими.

Дмитрий Ковтун прибыл в Миллениум. Фотография: Litvinenko Inquiry / PA Wire

Мультиплексная система показывает, как кто-то прибывает на 15,59 и 41 секунду — подтянутый человек в синей джинсовой куртке с желтовато-коричневым воротником. Он разговаривает по мобильному телефону. Это Литвиненко на размытом краю картины; он звонит Луговому из холла гостиницы и сообщает ему, что он приехал. Видеонаблюдение мало что говорит нам об этом. Не считая одной важной детали. Литвиненко никогда не ходит в ванную комнату отеля.Он не источник полония; это его русские товарищи, ставшие палачами, привозят его с собой в Лондон во время их второй попытки отравления.


Советский Союз имел давнюю традицию уничтожать своих врагов. Среди них были Лев Троцкий (ледоруб в голове), украинские националисты (яды, взрывающиеся пирожные) и болгарский диссидент Георгий Марков (пуля рицина, выпущенная из зонтика на лондонском мосту Ватерлоо). Был спектр. Это пошло от демонстративных убийств к убийствам, в которых нигде не было отпечатков пальцев КГБ, как бы внимательно вы ни искали.Такие убийства оправдывались тем, что можно было бы назвать ленинской этикой: они были необходимы для защиты большевистской революции, благородный эксперимент.

Литвиненко приезжает в гостиницу «Миллениум». Guardian

При Борисе Ельцине эти экзотические убийства по большей части прекратились. Московская секретная лаборатория ядов, созданная Лениным в 1917 году, была законсервирована. Однако после 2000 года, когда Путин в Кремле, подобные операции в советском стиле незаметно возобновились. У критиков нового президента России была странная привычка кончать …ну мертвый. Находясь у власти, Путин повел страну во все более авторитарном направлении, подавляя большинство источников оппозиции и инакомыслия. Товарищи президента по КГБ, когда-то подчинявшиеся Коммунистической партии, теперь полностью контролировали ситуацию.

Убийства журналистов и правозащитников нельзя объяснить с точки зрения защиты социализма. Скорее, теперь государство стало синонимом чего-то другого: личных финансовых интересов Путина и его друзей.

Как офицер ФСБ в 1990-е годы Литвиненко был шокирован, обнаружив, насколько тщательно организованная преступность проникла в органы безопасности России.По его мнению, на смену коммунистической идеологии пришла криминальная идеология. Он был первым, кто описал путинскую Россию как мафиозное государство, в котором роли правительства, организованной преступности и шпионских агентств стали неразличимы.

Во время службы в ФСБ, где его роль была сродни роли детектива, Литвиненко также отточил свои навыки наблюдения. Это было частью его базовой подготовки. Как описать плохих парней: их рост, телосложение, цвет волос и отличительные особенности. Во что они были одеты.Любые украшения. Сколько. Курильщик или некурящий. И, конечно же, их разговор — от самых важных вещей, таких как признание вины, до банальных деталей. Например, кто кому подал чашку чая?

Когда позже инспектор Скотланд-Ярда Брент Хаятт брал интервью у Литвиненко, россиянин дал ему полный и — в данных обстоятельствах примечательный — отчет о его встрече с Луговым и Ковтуном в баре Pine. Литвиненко сказал, что Луговой подошел к нему в фойе с левой стороны и сказал: «Пойдем, мы там сидим.Он последовал за Луговым в бар; Луговой уже заказал напитки. Луговой сидел спиной к стене; Литвиненко сидел на стуле напротив него по диагонали. На столе стояли стаканы, но не было бутылок. И «кружки и чайник».

Как знал Луговой, Литвиненко не употреблял алкоголь. Более того, он был упрям ​​и не хотел тратить собственные деньги в модном заведении. Бармен Норберто Андраде подошел к Литвиненко сзади и спросил его: «Вы что-нибудь хотите?» Луговой повторил вопрос и сказал: «Хочешь чего-нибудь?».Литвиненко сказал, что ничего не хочет.

Литвиненко сказал Hyatt: «Он [Луговой] сказал:« Хорошо, мы все равно уходим, так что здесь еще есть чай, если хотите, можете его ». прочь, или я думаю, Андрей попросил чистую чашку и принес ее. Он ушел, а когда была чашка, я налил чаю из чайника, хотя на дне осталось совсем немного, и получилось всего полчашки. Может, около 50 граммов.

«Я проглотил несколько раз, но это был зеленый чай без сахара и, кстати, он уже был холодным.Мне он почему-то не понравился, ну почти холодный чай без сахара, и я его больше не пил. Может, всего я проглотил три или четыре раза ». Литвиненко сказал, что не доиграл кубок.

Hyatt: Чайник с чаем уже стоял?

Литвиненко: Да.

Hyatt: Сколько кружек стояло на столе, когда вы вошли?

Литвиненко: Думаю, три-четыре кубка.

Hyatt: А Андрей в вашем присутствии пил из котелка?

Литвиненко: No.

Hyatt: Хорошо, а что было дальше?

Литвиненко: Потом он сказал, что сюда идет Вадим [Ковтун] … То ли Вадим, то ли Володя, не помню. Я видел его второй раз в жизни.

Hyatt: Что было дальше?

Литвиненко: Дальше Володя [Ковтун] занял место за столом напротив Андрея.

Трое мужчин обсудили встречу, запланированную на следующий день в частной охранной фирме Global Risk.В предыдущие месяцы Литвиненко пытался пополнить свою зарплату в МИ-6 в размере 2000 фунтов стерлингов, выполняя отчеты о комплексной проверке британских фирм, желающих инвестировать в Россию. По словам Литвиненко, бар был переполнен. К Ковтуну он испытывал сильную антипатию. Это была их вторая встреча. В нем есть что-то странное, подумал Литвиненко, как если бы он был среди каких-то личных мучений.

Литвиненко: Володя [Ковтун] был — казалось, — очень подавлен, как будто у него было очень сильное похмелье.Он извинился. Он сказал, что не спал всю ночь, что он только что прилетел из Гамбурга и что ему очень хочется спать, и он больше не может этого терпеть. Но я думаю, что он либо алкоголик, либо наркоман. Он очень неприятный тип.

Hyatt: Володя, как он узнал, что нужно подходить к столу? Андрей связался с ним и попросил его приехать и присоединиться к вам, или уже была договоренность, чтобы он присоединился к вам? »

Литвиненко: Нет… он [Ковтун], я думаю, он знал заранее.Возможно, они сидели до этого, а может, он поднялся в свою комнату.

Hyatt: Просто возвращаясь к тому моменту, когда вы пили чай, вы не просили официанта выпить. Было упомянуто, что осталось немного чая. Насколько Андрей настаивал на том, чтобы вы выпили, или он был равнодушен? Он говорил: «Давай, давай, выпей?» Или ему было все равно?

Литвиненко: Он так сказал, знаете ли: «Хочешь чего-нибудь, закажи себе что-нибудь, но мы скоро уезжаем».Если, если вы хотите чаю, то здесь еще немного осталось, вы можете немного этого … »

Я мог бы заказать напиток сам, но он как бы представил его таким образом, что на самом деле это не нужно порядок. Не люблю, когда за меня платят, но в таком дорогом отеле, простите, у меня нет денег, чтобы за это платить ».

Hyatt : Вы пили чай в присутствии Володи?

Литвиненко: Нет, я пил чай только тогда, когда Андрей сидел напротив меня.В присутствии Володи я не пил … Не любил этот чай.

Hyatt: А после того, как вы выпили из этого котелка, Андрей или Володя пили что-нибудь из этого котелка?

Литвиненко: Нет, однозначно. Позже, когда я вышел из отеля, я подумал, что произошло что-то странное. Я все время чувствовал, я знал, что меня хотят убить.

Нет данных, подтверждающих, что это Ковтун — бывший официант, который когда-то работал в гамбургском ресторане, — или Луговой залил полоний в чайник.Из показаний Литвиненко видно, что это было совместное преступное предприятие. Впоследствии Луговой объяснил, что не может вспомнить, какие напитки заказывал в баре Pine. И что Литвиненко настоял на их встрече, на что он неохотно согласился.

Впоследствии полиция выследила счет Лугового в баре. Заказ был: три чая, три джина Гордона, три тоника, один коктейль с шампанским, одна сигара «Ромео и Джульетта» № 1, один джин Гордона. Чай стоил 11 фунтов стерлингов.25; общий счет £ 70,60. Луговой был человеком, который убивал в определенном беззаботном стиле.

К этому моменту Луговой и Ковтун должны были сделать вывод, что их операция по отравлению сработала. Литвиненко выпил зеленый чай. По общему признанию, не так уж и много. Но он выпил. Конечно, достаточно? Встреча длилась 20 минут. Луговой посмотрел на часы. Он сказал, что ждет жену. Она появилась в фойе и, как по команде, махнула рукой и прошептала: «Поехали, пошли». Луговой встал, чтобы поприветствовать ее, и оставил Литвиненко и Ковтуна сидеть вместе за столом.

Была одна финальная, маловероятная сцена. По словам Литвиненко, Луговой вернулся в бар в сопровождении своего восьмилетнего сына Игоря. Луговой познакомил его с Литвиненко. Он сказал Игорю: «Это дядя Саша, пожмите ему руку».

Игорь был хорошим мальчиком. Он послушно пожал Литвиненко руку, ту самую руку, которая сейчас пульсировала радиацией. Когда полиция осмотрела куртку Литвиненко, они обнаружили сильное загрязнение на рукаве — Литвиненко поднял и выпил чай правой рукой.Партия плюс Литвиненко покинули бар. Семья Луговых и Соколенко отправились на матч. Ковтун отказался ехать, заявив: «Я очень устал, хочу спать».

Игорь был хорошим мальчиком. Он послушно пожал руку Литвиненко, та самая рука, которая сейчас пульсировала радиацией.

Судебно-медицинские эксперты проверяли всю зону бара, столы и посуду. Они осмотрели 100 чайников, а также чашки, ложки, блюдца, молочники. Обнаружить белый керамический чайник Литвиненко было несложно — он давал показания 100 000 беккерелей на квадратный сантиметр.Наибольшее значение было получено из носика. (Чайник был впоследствии помещен в посудомоечную машину и по незнанию повторно использован для последующих клиентов.) На столе, на котором они сидели, было зарегистрировано 20 000 беккерелей. Половины этого, проглоченного, было достаточно, чтобы убить человека.

Луговой и Ковтун на пресс-конференции в Москве, 2006 г. Фото: Александр Земляниченко / AP

Полоний был миазмой, ползучим туманом. Его нашли внутри посудомоечной машины, на полу, возле ручки ситечка для кофе. Следы были на бутылках Мартини и Тиа Марии за стойкой, шарике для мороженого, разделочной доске.Он появился на стульях — с большими показаниями альфа-излучения, откуда сидели трое русских — и на табурете для фортепиано. Тот, кто отправил Лугового и Ковтуна в Лондон, должен был знать об опасности для других. Очевидно, им было все равно.

Наиболее важные улики были обнаружены на нескольких этажах выше соснового бара, в комнате Ковтуна, 382. Когда полицейские криминалисты разбирали раковину, они обнаружили искореженный комок мусора. Мусор застрял в отстойнике сливной трубы раковины.Испытания сгустка показали, что в нем содержится 390 000 беккерелей полония. Уровни были настолько высокими, что они могли быть получены только из самого полония.

Заложив яд в чайник Литвиненко, Ковтун вернулся наверх в свою комнату. Там, в уединении ванной, он слил остаток жидкого раствора в раковину. Никто, кроме Лугового и Соколенко, не имел доступа в комнату. Полиция пришла к выводу, что Ковтун сознательно обращался с орудием убийства, а затем избавился от него.Это был преднамеренный акт утилизации.

Наука была объективной, убедительной и совершенно изобличающей. В нем была простота неоспоримого факта. Вернувшись в Москву, в многочисленных последующих интервью Ковтун заявлял о своей невиновности. Он так и не смог объяснить это свидетельство: почему в его ванной был полоний?

Полоний был миазмой, ползучим туманом. Он был найден внутри посудомоечной машины, на полу, возле ручки ситечка для кофе.

Российская операция по убийству Литвиненко имела бы кодовое название — пока неизвестное.В конце концов, это можно было назвать успехом. Это была шестая годовщина приезда Литвиненко в Великобританию: 1 ноября 2000 года. Он еще не знал об этом, но он умирал. Вещество, использованное для его убийства, было выбрано потому, что убийцы считали, что его нельзя обнаружить. План работал. С этого момента ничто — даже самая одаренная бригада медиков с небес — не могла его спасти.


Семнадцать дней спустя Литвиненко лежал в больнице, смертельно болен. Его случай озадачил медицинский персонал.В конце концов, им поставили диагноз отравление таллием. На этом позднем этапе появился Скотланд-Ярд.

Для начала у британской полиции была запутанная картина — отравленный русский, плохо говоривший по-английски; загадочный сюжет с участием гостей из Москвы; и водоворот потенциальных мест преступления. Два детектива, инспектор Брент Хаятт и сержант Крис Хоар, из специального отдела криминалистики Метрополитена, взяли интервью у Литвиненко в отделении интенсивной терапии на 16-м этаже больницы Университетского колледжа. Он был принят как Эдвин Редвальд Картер, его британский псевдоним. Он является «значимым свидетелем» в расследовании. Всего проведено 18 интервью продолжительностью восемь часов 57 минут. Эти разговоры растягиваются на три дня, с раннего утра 18 ноября до незадолго до 21:00 20 ноября.

Протоколы собеседований хранились в секрете восемь с половиной лет, были спрятаны в материалах дела Скотланд-Ярда и проштампованы словом «Запрещено».Обнаруженные в 2015 году, это замечательные документы. По сути, это уникальные свидетельские показания, полученные от призрака. Но Литвиненко — не обычный призрак: это призрак, который использует свои последние запасы энергии, чтобы раскрыть пугающую тайну убийства — своего собственного.

Литвиненко был очень опытным сыщиком. Он знал, как работают расследования. К тому же он был привередлив: аккуратно складывал материалы дела в папку, всегда используя дырокол. В интервью он бесстрастно излагает в полиции доказательства того, кто мог его отравить.Он признает: «Я не могу винить этих людей напрямую, потому что у меня нет доказательств».

Он идеальный свидетель — хорош с описанием, высотой, деталями. Он составляет список подозреваемых. Их трое: итальянец Марио Скарамелла; его деловой партнер Андрей Луговой и неприятный русский компаньон Лугового, имя которого Литвиненко с трудом запоминает и которого он ошибочно называет «Володя» или «Вадим».

Hyatt начинает запись через восемь минут после полуночи 18 ноября.Он представляет себя и своего коллегу сержанта Хоара. Литвиненко называет свое имя и адрес.

Хоар затем говорит: «Большое тебе спасибо, Эдвин. Эдвин, мы расследуем утверждение о том, что кто-то отравил тебя, пытаясь убить. Хоар говорит, что врачи сказали ему, что Эдвин страдает «чрезвычайно высоким уровнем таллия», и «это причина этой болезни».

Он продолжает: «Могу я попросить вас рассказать нам, что, по вашему мнению, произошло с вами и почему?»

Медицинский персонал заранее проинформировал Хоара, что Литвиненко хорошо говорит по-английски.Хоар обнаружил, что это неправда. После этого первого разговора был приглашен переводчик.

Литвиненко все еще может полностью рассказать о своей карьере в ФСБ, о его углубляющемся конфликте с агентством. Он также говорит о своих «хороших отношениях» с российской журналисткой Анной Политковской, еще одним врагом Путина, и ее опасениях, что ей грозит опасность. Весной 2006 года они познакомились в филиале Cafe Nero в Лондоне. Литвиненко спросил, в чем дело. Она сказала ему: «Александр, я очень боюсь», и сказала, что каждый раз, когда она прощалась с дочерью и сыном, ей казалось, что она смотрит на них «в последний раз».Он призвал ее покинуть Россию. Она сказала, что не может — ее родители старые, у нее есть дети. В октябре 2006 года Политковскую застрелили на лестничной клетке своей московской квартиры.

Убийство Политковской оставило Литвиненко «очень, очень шокированным», — говорит он, добавляя: «Я потерял много своих друзей» и что человеческая жизнь в России обходится дешево. Он рассказывает детективам о своем выступлении в Frontline Club, пресса в Лондоне в предыдущем месяце, в котором он публично обвинил Путина в убийстве Политковской.

Время от времени интервью прекращаются: заканчивается лента; медсестры приходят давать лекарства; Литвиненко, страдающий диареей, вынужден сходить в ванную. Однако в основном он продолжает сражаться. Он говорит Hyatt: «Встреча с вами очень важна для меня».

Журналист Анна Политковская, подруга Литвиненко, была застрелена в 2006 году.
Фото: Федор Савинцев / AP

В центре его подозрений находятся двое россиян. Литвиненко рассказывает о встрече с ними на «Миллениуме».Он говорит, что раньше не был в отеле и что ему нужно было найти его на карте. Он настаивает на том, чтобы эта «особая» информация оставалась в секрете — не разглашать и не разглашать его жене Марине. «Эти люди, это интересно. Самое интересное, — размышляет он.

Время истекает, и Литвиненко яростно пытается решить загадку. Расшифровка стенограммы гласит:

Картер [Литвиненко]: Только эти трое могут меня отравить.

Hyatt: Эти три.

Картер: Марио, Вадим [Ковтун] и Андрей.

Бывают моменты, когда оказывается, что усердно работают три офицера: Хаятт, Хоар и Литвиненко, щепетильный экс-коп. После четырех-пяти часов собеседований дело начинает складываться. Расследование набирает обороты. Информация возвращается в SO15, контртеррористическое командование Скотланд-Ярда, возглавляемое Det Supt Clive Timmons.

Литвиненко объясняет, что самые важные его бумаги хранятся дома, на нижней полке большого шкафа.Газеты включают критическую информацию о Путине и окружающих его людях из газет и других источников, а также информацию о российских преступных группировках. Он сообщает полиции свой пароль электронной почты и банковский счет. Он говорит им, где они могут найти квитанции на две сим-карты Orange, купленные за 20 фунтов в магазине на Бонд-стрит, в черном кожаном кошельке на его прикроватной тумбочке. Литвиненко объясняет, что одну из симок он отдал Луговому; они использовали эти секретные числа для связи. Он передает свой дневник.

Будучи всегда полезным, Литвиненко звонит жене и просит ее найти фотографию Лугового у них дома. Хаятт приостанавливает интервью, чтобы получить фотографию. Луговой теперь главный подозреваемый. Литвиненко описывает его так: «Андрей — чистый европеец, и даже он немного похож на меня, вроде как. Такой же, как и я … Я 1м 77см — 1м 78см, так что он, наверное, 1м 76см. Он на два года моложе меня, светлые волосы ». У него небольшая, «почти невидимая» проплешина.

Расшифровка стенограммы гласит:

Hyatt: Эдвин, ты считаешь Андрея своим другом или деловым партнером? Что, как вы описываете свои отношения с Андреем?

Картер: … Он не друг. Он деловой партнер.

В конце своего второго дня интервью, 19 ноября, Литвиненко описывает, как ехал домой с чеченским другом по имени Ахмед Закаев: «Парадоксально то, что я все еще чувствовал себя очень хорошо, но потом каким-то образом у меня возникло какое-то чувство. чувство, что со мной что-то может случиться в ближайшем будущем. Может, подсознательно ». Детективы выключают ленту. Это полный и откровенный отчет о событиях, приведших к отравлению Литвиненко — за одним исключением.В течение этих двух дней он не упоминает о своей тайной жизни и своей работе в британской разведке. Только на следующий день он рассказывает о своей встрече 31 октября со своим куратором из МИ-6 «Мартином» в подвальном кафе книжного магазина Waterstone на Пикадилли. Литвиненко осторожен — очевидно, не хочет обсуждать свою тайную роль.

Картер: 31 октября около 16:00 у меня была назначена встреча с человеком, о котором я не хотел бы здесь говорить, потому что у меня есть некоторые обязательства.Вы можете связаться с этим человеком по тому длинному номеру телефона, который я вам дал.

Hyatt: Вы встречались с этим человеком, Эдвином?

Картер: Да.

Hyatt: Эдвин, очень важно, чтобы вы сказали нам, кто этот человек.

Картер: Вы можете позвонить ему, и он вам расскажет.

Интервью резко прекращается. Сейчас 17.16. Хаятт набирает длинный номер телефона, дозванивается до «Мартина» и сообщает ему, что Литвиненко тяжело болен в больнице, став жертвой очевидного отравления двумя загадочными русскими.

Полиция расследует отравление Литвиненко в отеле Millennium в центре Лондона. Фото: Алессия Пьердоменико / Reuters

Кажется, впервые МИ-6 — организация, известная своим профессионализмом, — узнает о тяжелом положении Литвиненко. Литвиненко, конечно, не был штатным сотрудником. Но он был информатором на окладе, с собственным зашифрованным мобильным телефоном и паспортом, предоставленным МИ-6. Похоже, что агентство не отнесло Литвиненко к группе риска, несмотря на многочисленные звонки с угрозами из Москвы и взрыв бомбы в его доме на севере Лондона в 2004 году.

Реакция MI6 неясна. Британское правительство по-прежнему отказывается публиковать соответствующие файлы. Можно представить панику и смущение. И агентство переходит в режим полномасштабного кризиса. Из стенограмм видно, что после разговора с инспектором Хаятт «Мартин» вскарабкался к больничной койке Литвиненко. Он поговорил со своим отравленным агентом и ушел около 19.15. Затем допрос в полиции возобновляется; последние переговоры касаются более ранних угроз Литвиненко со стороны Кремля и его эмиссаров.Детективы спрашивают, есть ли что-нибудь, что Литвиненко хотел бы добавить:

Hoar: Можете ли вы вспомнить кого-нибудь еще, кто захочет причинить вам такой вред?

Картер: Я не сомневаюсь, кто это хотел, и я часто получаю угрозы от этих людей. Это было сделано… Я не сомневаюсь, что это сделали российские спецслужбы. Зная систему, я знаю, что приказ о таком убийстве гражданина другой страны на ее территории, особенно если это имеет отношение к Великобритании, мог отдать только один человек.

Hyatt: Вы хотите сказать нам, кто этот человек, сэр? Эдвин?

Картер: Это президент Российской Федерации Владимир Путин. И если … вы, конечно, знаете, пока он еще президент, вы не сможете преследовать его как главного человека, отдавшего этот приказ, потому что он президент огромной страны, набитой ядерным, химическим и бактериологическим оружием. . Но я не сомневаюсь, что как только в России сменится власть или первый офицер российских спецслужб уйдет на запад, он скажет то же самое.Он скажет, что меня отравили российские спецслужбы по приказу Путина.


Состояние Литвиненко стремительно ухудшалось. 20 ноября, в день его последнего допроса в полиции, врачи перевели его в реанимацию. Там за ним было проще следить и при необходимости вмешиваться. Частота сердечных сокращений Литвиненко становилась ненормальной; его основные органы выходят из строя.

Медики, лечившие его, находились на неизведанной территории. Случай Литвиненко был проблематичным: его симптомы не соответствовали отравлению таллием.У него была серьезная недостаточность костного мозга и повреждение кишечника, которое подошло. Но у него не было одного ключевого симптома отравления таллием — периферической невропатии, боли или онемения пальцев и стоп. «Это все еще оставалось загадкой, — сказал один врач.

Между тем приближенные к Литвиненко неохотно приходили к выводу, что он вряд ли выживет.

Кремль впоследствии обвинит друга Литвиненко Алекса Гольдфарба и Бориса Березовского в циничной эксплуатации его в рамках своей давней пиар-кампании против Путина.Фактически, Литвиненко совершенно ясно дал понять — как показывают расшифровки стенограммы Скотланд-Ярда, — что он считал Путина лично ответственным за свое отравление. И он хотел послать это послание миру.

Адвокат Литвиненко Джордж Мензис начал подготовку заявления от его имени. Позже Мензис сказал, что идеи в нем полностью принадлежали Литвиненко. «В личном плане я делал все возможное, чтобы представить то, что я действительно считал состоянием ума и настроениями Саши», — сказал он. По словам Мензиса, его темы — гордость Литвиненко за то, что он британец, его любовь к жене, его вера в источник своей болезни — отражают то, что думает его клиент.

Гольдфарб и Мензис отвезли проект в больницу. Показали Марине. Ее реакция была отрицательной. Она считала, что ее муж выживет, и что написание последнего завещания равносильно тому, чтобы отказаться от него. Прагматично они сказали ей: «Лучше сделать это сейчас, чем позже».

Мензис проконсультировался с Тимом Беллом, председателем лондонской PR-компании Bell Pottinger. Компания Белла работала на Березовского с 2002 года, помогая изгнанному олигарху через различные юридические склоки, а также помогала Литвиненко.Белл сказал, что текст был слишком мрачным и читался как «заявление на смертном одре». «Я не думал, что это правильно, потому что я все еще надеялся и верил, что Саша будет жить», — сказал Белл.

Гольдфарб зачитал лист А4 Литвиненко в реанимации, перевел его с английского на русский. В какой-то момент Гольдфарб сделал движение руками, имитируя полет ангела, взмахивающего крыльями. Литвиненко полностью поддержал заявление, подтвердив: «Это именно то, что я хочу сказать.Затем Литвиненко поставил свою подпись и дату — 21 ноября 2006 г., его подпись превратилась в черный водоворот.

Заявление обвинило бывшего начальника ФСБ Литвиненко в убийстве и заканчивалось следующим образом: «Вы можете заставить замолчать одного человека, но вой протеста со всего мира, господин Путин, будет звучать в ваших ушах на всю оставшуюся жизнь. ”

Телевизионные камеры и представители СМИ собрались у главных ворот больницы в ожидании новостей.

Шестнадцатью этажами выше них Литвиненко спросил Гольдфарба, был ли он большой историей.Был — но о Литвиненко было мало что известно, кроме того, что он был известным критиком Путина и был очень болен. Гольдфарб сказал: «Саша, если ты действительно хочешь, чтобы сообщение было серьезно передано, нам нужна фотография». Марина была против этой идеи и расценила это как вторжение в частную жизнь. Но Литвиненко согласился и сказал: «Да, если вы считаете, что это нужно, давайте».

Гольдфарб позвонил в Bell Pottinger и поговорил с Дженнифер Морган, представителем Белла. Морган, в свою очередь, позвонила знакомому фотографу Наташе Вайц.Вайц прибыл в больницу, и его проводили наверх мимо полицейского охранника. Она была с Литвиненко всего несколько минут. Он сдвинул свою зеленую больничную рубашку набок, чтобы увидеть датчики электрокардиограммы, прикрепленные к его сердцу. Вайц снял пару кадров Литвиненко: лысого, изможденного и вызывающего, смотрящего васильково-голубыми глазами прямо в объектив камеры. Изображение было обрезано вокруг преследующего объекта. Он обошел весь мир.

Марина Литвиненко в 2012 году. Фотография: Оли Скарфф / Getty Images

На следующий день, в среду, 22 ноября, врачи, лечившие Литвиненко, сняли свой диагноз.В их записях говорится: «Мы НЕ чувствуем, что этот джентльмен отравился или получил отравление неорганическим таллием».

В полдень в отделе по борьбе с терроризмом Метрополитена было созвано совещание на высшем уровне. В нем участвовали детективы SO15, во главе с Дет Супта Тиммонса, медицинский персонал, ученый из британского учреждения по атомному оружию, службы судебной медицины и доктор Ник Гент из Портон-Дауна, военного научного центра Великобритании. Последний анализ мочи показал наличие нового радиоактивного изотопа — полония-210.Но это было отмечено как аномалия, вызванная пластиковым контейнером, в котором находился образец.

По словам Тиммонса, специалисты обсудили пять теорий, которые могут объяснить загадочное отравление Литвиненко. Большинство из них были эзотерическими. Эксперты решили продолжить расследование и отправить в Алдермастон литр мочи.

Вернувшись в реанимацию, Литвиненко терял сознание. Его посетил российско-немецкий кинорежиссер Андрей Некрасов. Некрасов ранее провел несколько интервью с Литвиненко; он снял видео с условием, что оно будет выпущено только с согласия Марины.Литвиненко лежит на своей постели, побежденная душа, вокруг которой темнеет мир. К носу прикреплена капельница; щеки впали; его глаза открыты — просто. Бледный полуденный свет.

«Он был в сознании, но был очень, очень слаб», — сказала Марина. «Я почти весь день сидел рядом с ним, [чтобы] он успокоился и расслабился». В 20:00 Марина встала, чтобы уйти, и сказала мужу: «Саша, к сожалению, мне пора идти».

Она сказала: «Он так грустно улыбнулся, и я начала чувствовать себя виноватой, потому что ухожу от него, и просто сказала:« Не волнуйтесь, завтра утром я приду, и все будет хорошо.’

Литвиненко шепнул ей в ответ: «Я так тебя люблю».

В полночь позвонили из больницы и сообщили, что у Литвиненко случилась остановка сердца, причем не один раз, а дважды. Медикам удалось его реанимировать. Марина вернулась в больницу Университетского колледжа, поднимаясь с Закаевым, и обнаружила, что ее муж без сознания и работает на аппарате жизнеобеспечения. Следующий день, 23 ноября, она провела рядом с ним; Литвиненко находился в искусственной коме. Вечером она вернулась в Масвелл-Хилл.Через час после приезда домой зазвонил телефон. Это больница велела ей срочно вернуться.

У Литвиненко произошла третья остановка сердца в 8.51. Дежурный консультант доктор Джеймс Даун попытался оживить его, но в 21:21 объявил его мертвым. Когда Марина и Анатолий приехали в больницу, их отвели не в палату, а в боковую. Через десять или 15 минут врач сказал им, что Литвиненко умер. Он добавил: «Хочешь увидеть Сашу?» на что Марина ответила: «Конечно.

Впервые за несколько дней Марине разрешили прикоснуться к мужу и поцеловать его; Анатолий через полминуты выбежал из комнаты.

За шесть часов до смерти Литвиненко, примерно в 3 часа дня, Тиммонсу позвонили из отдела атомного оружия. В нем были результаты последних тестов. Они подтвердили, что Литвиненко был «ужасно заражен», как выразился Тиммонс, радиоактивным полонием.

«Очень дорогой яд» Люка Хардинга будет опубликован в марте Guardian Faber (12 фунтов стерлингов.99). Чтобы заказать копию за 7,99 фунтов стерлингов, зайдите на bookshop.theguardian.com или позвоните по телефону 0330 333 6846. Люк Хардинг поговорит с Мариной Литвиненко на мероприятии Guardian Live в четверг, 17 марта. Билеты £ 10. Его предыдущие научно-популярные книги включают Mafia State и The Snowden Files.

Следите за долгим чтением в Твиттере по адресу @gdnlongread или подпишитесь на длинное еженедельное электронное письмо здесь.

Религии | Бесплатный полнотекстовый | «Воинствующее благочестие» в православии XXI века: возвращение к классическим традициям или формирование нового богословия войны?

После крушения идеологии государственного атеизма приход религиозных свобод в России предоставил Православной церкви широкий спектр возможностей для утверждения и проявления себя в гуманитарной сфере.Однако во время демилитаризации в годы перестройки и после перестройки общество не ожидало, что Церковь будет заниматься войной, земными битвами и военной службой, обсуждать освящение ядерного оружия или воздвигать памятники славному оружию армии. Однако недавняя деятельность Церкви в значительной степени систематически опровергала эти ожидания.

Известный религиовед Карен Армстронг использует термин «военное благочестие» для обозначения агрессивной религиозности фундаменталистских движений во второй половине 20 века и их враждебного отрицания современности.Она пишет, что «появление во всех основных религиозных традициях воинствующего благочестия, широко известного как« фундаментализм », было одним из самых поразительных событий конца 20 века» (Armstrong 2001, p. 7). Однако такая точка зрения предполагает, что воинствующее благочестие является современной аномалией и принадлежит только фундаментализму, в то время как «обычные» религии по своей природе миролюбивы и конструктивны (см. Также Armstrong 2014). Мы хотим оспорить это утверждение и предполагаем, что положительное отношение к войне и воинственности, практикам и артефактам, связанным с ними, существует за пределами радикальных движений, в основе устоявшихся и утонченных религиозных традиций.Кроме того, наш прецедент воинственного благочестия охватывает современность, а не отвергает ее, что очевидно в случаях благословения огнестрельного оружия, ракет и военной техники, а также в продвижении ядерного оружия. Некоторые другие исследователи, применяющие этот термин, не относят его исключительно к ХХ веку, но обнаруживают идеологические и практические связи между религией и войной в иудаизме, христианстве, исламе и других религиях на протяжении всей истории (см. McLeod 1984, стр. 3–11). ; Эспозито, 2002, с. 41; Сизгорич, 2009).Что касается русских православных консерваторов, это подтверждается Стеллой Рок, которая отмечает их общую воинственность (Rock 2002). Таким образом, мы считаем правомерным применять этот термин (1) к настоящему и (2) ко всем сообществам в рамках религиозной традиции, а не только к ее «радикальному» сегменту. Под термином «воинственность» мы подразумеваем два взаимосвязанных явления. Прежде всего, это дуалистическое мировоззрение, изображающее мир как поле битвы между добром и злом, присущее религиозному воображению; Марк Юргенсмайер называет это «космической войной» (Juergensmeyer 1992, 2017).По словам Р. Скотта Эпплби, такое отношение присутствует во всех религиях, но его агенты решают, хотят ли они бороться с «темными силами» насильственными или ненасильственными средствами (Appleby 2000, стр. 29–30). Во-вторых, эта общая воинственность может проявляться в позитивном отношении к реальной войне и солдатской службе, а также в разработке конкретных богословских аргументов в их поддержку. В определенный момент и в зависимости от конкретного социального, политического и экономического контекста религиозное сообщество может усилить свою воинственность, развивая ресурсы своей традиции или выделяя другие аспекты духовного бытия.

Мы называем воинственность в постсоветском российском православии (и частично, американское православие) общей тенденцией развития обоих типов воинственности. Похоже, что он охватывает дискурс и практики как «низких», так и «высоких» церковных чинов, то есть радикальных акторов, критикующих официальную иерархию и саму иерархию. Хотя это второй человек, который работает с государством и направляет военных священников в армию, создает переносные храмы и благословляет огнестрельное оружие, первые часто более явны в богословских аргументах.Таким образом, для описания этой тенденции мы будем использовать все доступные доказательства: официальные документы, опубликованные на сайте Московского Патриархата, публикации в Интернете, книги и статьи православных актеров, интервью и комментарии в СМИ, сообщения о событиях. способы участия Русской Православной Церкви в армии и т. д. Такой неоднородный набор источников необходим для создания, пусть частичной, но широкой картины реальности, которую мы описываем: малоизвестные консервативные авторы так же важны для нас, как и официальные документы, хотя их влияние менее очевидно.

Цель данной статьи — изучить это явление, оценить его масштабы и ответить на вопрос, в какой степени оно возникает случайно и обусловлено социально-политической ситуацией, а также в какой степени коренится в православной христианской традиции. Мы хотим выдвинуть два тезиса: во-первых, восприятие мира как арены глобальной битвы, по-видимому, становится неотъемлемым компонентом мировоззрения, дискурса и практики Церкви, и как таковое ведет к укреплению тесных связей с российские вооруженные силы.Во-вторых, это «воинствующее благочестие», это мобилизационное мышление кажется не просто ситуативным. Эти качества присущи Православию в целом, но с учетом конкретных местных православных традиций и реализуются по-разному.

Далее аргумент будет происходить следующим образом. Мы начнем с дискурсивной реабилитации войны, которую мы находим у многих русских православных авторов. Во втором абзаце рассматривается формальный процесс сотрудничества с государством в части введения института военных священников, создания для них специальной формы одежды, проектирования полевых храмов и строительства кафедрального собора Вооруженных сил России.В третьем разделе российский случай сравнивается с американским материалом, который демонстрирует аналогичную интеллектуальную тенденцию. Наконец, мы попытаемся сделать исторический момент и показать, что эти явления не являются современными, поскольку они были представлены в христианстве с самого его рождения и разработаны в русском православии синодального периода (1700–1917).

1. Реабилитация войны в постсоветском православии

Попытки оправдать и пересмотреть то, как православные верующие воспринимают войну, отражены в официальных документах и ​​публичных декларациях, принятых при участии Русской Православной Церкви.Еще в 1995 году Всемирный русский народный совет под председательством нынешнего патриарха, тогдашнего митрополита Кирилла (Гундяева), принял документ с красноречивым названием «О святости ратного служения», который не только оправдывает военную службу. Православные, но и сакрализует это. В тексте утверждается, что «Русской Церкви присущ особый тип святости — святые праведные князья, защитники Родины и Церкви» (О святости, 1995).Таким образом, в документе указывается, что в русской церковной традиции выработалось особое благочестие по отношению к военной службе, отсутствующее в других православных традициях. Некоторые православные авторы выступают за выделение особой категории святых: военных священников, ставших мучениками в ХХ веке. Характерно, что православный писатель Андрей Кострюков подчеркивает тот факт, что многие военные священники были казнены после революции 1917 года вместе с рядовыми священниками и причислены к новомученикам, что поднимает их до уровня особых небесных заступников: «Множество этих пастырей ходатайствуют сейчас. Богу за армию, за духовенство, за наш народ »(Кострюков 2011).Другими словами, военные силы рассматриваются в этом смысле как особая единица святых на небесах. Раздел Войны и мира в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви еще более важен для понимания отношения Церкви к война. В документе предлагаются критерии различия между агрессивной войной, которая является неприемлемой, и оправданной войной, приписывая высшую моральную и священную ценность военных действий храбрости истинно верующему, который участвует в «оправданной» войне (The Basis 2000, VIII. ).В тексте воспроизводится аргумент, использовавшийся в Византийской империи теми, кто утверждал, что Церковь может оправдать военные действия (Стоянов 2009: 166–219). В частности, милитаристское толкование содержит ссылку на цитату из Евангелия от Иоанна: «Нет больше любви никому, кроме того, что человек отдал жизнь свою за друзей своих» (Иоанна 15:13). Эта цитата используется в Основах социальной концепции, чтобы рассматривать военный подвиг, связанный с возможной смертью, не только как оправданное действие, но и как высшую христианскую добродетель.В «Базисе» также цитируются классические святоотеческие извинения за войну с точки зрения Церкви, например, отрывки святителя Кирилла-Константина Философа и митрополита Московского Филарета (Дроздова) о важности участия в военной защите Отечества. Кроме того, в документе рассматриваются критерии справедливой войны, разработанные в западном христианстве, приемлемыми для русского православия, поэтому идея «оправданной войны» в западном богословии применима и к Русской православной церкви.В то же время в постсоветский период некоторые известные священники и богословы-миссионеры начали убеждать паству отмежеваться от неуважительного, критического, а иногда и уничижительного отношения к армии, которое тогда было широко распространено в российском обществе и которое активно поддерживалось средствами массовой информации в конце 1980-х и 1990-х годах (Кормина 2005, с. 5). Многие авторитетные священники-исповедники и известные церковные общественные деятели стремятся опровергнуть мнение о том, что христианство не одобряет военную службу: среди менее известных пасторов, Это Александр Ильяшенко, Димитрий Смирнов1, Максим Козлов2, Александр Григорьев (Григорьев 2008) и диакон Андрей Кураев3.Смысл их проповедей и заявлений сводился к тому, чтобы убедить общество в том, что военная служба является волей Бога, защитить его от нападок средств массовой информации, «повысить престиж этой службы, стремясь к возрождению славных военных традиций и процветанию нашей Родины». (Ильяшенко, 2008 г.) После 25 лет религиозной свободы извинения за солдатскую армию и различные формы войны стали еще более систематическими. Появились брошюры по этой теме, например, «Православное отношение к войне и военной службе» священника Георгия Максимова (Максимов, 2015) и М.Фролов и В. Василик «Битвы и победы». Великая Отечественная война (Фролов, Василик 2015). Хотя общие взгляды этих авторов различны, они развивают эту тему одинаково. Алексей Осипов, православный миссионер, профессор Московской духовной академии и член коллектива Московского Патриархата, составивший Основы социальной концепции, сетует на демилитаризацию. в сегодняшней России. Он объясняет это действием нехристианских сил и идеологическим влиянием врагов патриотизма и «жертвоприношения ради нации», которые являются фундаментальными ценностями.Такие понятия, как «патриотизм», «основа традиционной религии», «любовь к Родине и Церкви» он отождествляет с «идеей справедливой, священной войны», «идеей жертвоприношения ради нации». . » В то же время, по словам Осипова, демилитаризация вызвана стремлением мировых элит построить единое глобальное государство, которое несправедливо превзойдет все предыдущие: «Разрушение идеи справедливой и священной войны открывает путь для создание единой веры, единой религии, единой культуры, единого глобального государства с безликой массой рабов и «богоподобных» господ с неограниченной властью »(Осипов 1998).Православные верующие, симпатизирующие военным, иногда выдвигают идею, что это была самая восприимчивая аудитория для учения Иисуса Христа, принесенная на землю (Ильяшенко, 2008). В этом отношении они часто ссылаются на моральное руководство, данное солдатам Иоанном Крестителем (Луки 3:14), не содержащее никакого отказа от военной профессии как таковой; вместо этого это интерпретируется как доказательство того, что военная служба легитимна с точки зрения этики Нового Завета и что солдаты, наряду с пастухами и волхвами, были своего рода ведущей категорией в распространении Евангелия.Методы ведения боя (The Basis 2000, VIII: 3), а также духовное состояние солдат служат критериями, разработанными для того, чтобы отличить «праведную» и «оправданную» («справедливую» в православном смысле) войну от «несправедливой». » один. По словам Осипова, правильный дух предполагает способность «вести войну с праведным гневом, а не с жаждой мести», чтобы необходимые убийства не были «выражением крайней степени личной неприязни и горечи» (Осипов 2012 ). Осипов предполагает, что такое состояние вполне возможно, поскольку «убивая друг друга на войне, люди часто не знают друг друга и не испытывают личной неприязни друг к другу», что означает, что они могут убивать для восстановления правды и справедливости, а не для личной выгоды. , руководствуясь «праведным гневом».Как он сказал в более ранней статье, войны, которые ведутся с такими чувствами, не являются злом (Осипов, 1998). Он считает, что «праведный гнев можно назвать« гневом любви », подобным чувству оправданного гнева, которое испытывают родители, наказывающие ребенка» (Осипов, 2012). Еще одна волнующая тема — примечательная инверсия, произошедшая в отношении Русской Православной Церкви к ядерному оружию. В начале постсоветского периода церковная среда считала это в целом негативным, о чем свидетельствует, в частности, негативная оценка того факта, что советские власти превратили Саров, город знаменитого русского Св.Серафима, в ядерный центр. Некоторые пасторы даже считали такое преобразование результатом «дьявольского действия» (Кураев, 2017). Спустя десятилетие эта оценка не только изменилась на противоположную: сам преподобный Серафим Саровский стал символом и защитником «ядерного щита» России. Такое толкование появилось даже на литургическом уровне, поэтому восклицание акафиста святителю, написанное в 1904 году «Радуйся, защищай и защити Отечество наше», стали рассматривать в ядерно-оборонном значении.Сама суть имени «Серафим» (что на иврите означает «пылающий») стала ассоциироваться с чрезмерной жарой и сиянием атомной энергии (Холмогоров, 2008; см. Также Адамский, 2019, с. 76–78). Как отмечают Зои Нокс и Анастасия Митрофанова, «установление связи между Православием и ядерным оружием неудивительно. Вместе они понимаются… как гарантии двойной независимости России: духовной и геополитической »(Нокс, Митрофанова, 2014, с. 49). Таким образом, ученые предполагают, что эта связь целиком и полностью зависит от политического контекста и новых государственных идеологических тенденций 2000-х годов.Напротив, Дмитрий Адамский пишет, что это явление имеет более глубокие и интимные предпосылки внутри церковной традиции: по его мнению, религия является существенным фактором теократизации российского стратегического сообщества и ядерного комплекса в частности (Адамский, 2019). Переоценка ядерного оружия началась задолго до 2000-х годов. Некоторые православные священники, богословы и даже члены церковной иерархии начали оправдывать его как средство сдерживания, способное способствовать справедливости на земле и поддерживать Православие, обеспечивая защиту Святой Руси как оплота веры.Освящение священниками комплексов Ракетных войск стратегического назначения, а иногда и ядерных транспортных средств, подчеркивает это одобрение атомного оружия. Мы должны отметить, что такая практика противоречила мнению Церкви, выраженному в Послании Священного Синода 1986 года под названием «О войне и мире в ядерный век», в котором говорилось, что ядерная война выходит за рамки того, что было гипотетически приемлемо. Он также признает, что «концепция справедливости не может применяться» к ядерной войне; другими словами, такая война выходит за рамки законных «справедливых войн» (Послание 1986).Российско-украинский конфликт показал, что экстраполяция идеи духовной битвы и живые дискуссии о духовном значении военных действий могут отразиться на реальной политике, когда отдельные добровольцы и частные военные компании, отправившиеся воевать на Донбасс, начали рассматривать свои «войной за Святую Русь» и даже называли себя «Русской православной армией» (Knorre 2016: 26–32). Кроме того, совсем не случайно, что конституция самопровозглашенной Донецкой Народной Республики провозгласила Православие своей «государственной религией».Этот момент представляет особый интерес, потому что в первой редакции документа от 14 мая 2014 года в статьях 9.2-3 утверждается, что «в Донецкой Народной Республике первичной и доминирующей является православная вера (христианская православная католическая вера Востока. Исповедь), исповедуемую Русской Православной Церковью (Московский Патриархат). Исторический опыт и роль Православия и Русской Православной Церкви (Московского Патриархата) признаются и уважаются как фундаментальные столпы Русского мира.»(Солдатов, 2014; Солодовник, 2014). В 2014 году десятки российских СМИ писали об этих строках, но в тексте Конституции, опубликованном на сайте ДНР, они сейчас отсутствуют, что можно объяснить предположением, что он был отредактирован задним числом (см. Конституцию ДНР 2018).

Таким образом, с конца 1990-х годов мы видим различные явления, свидетельствующие о сближении церкви и армии и поддерживающие аргументы в пользу оправдания участия (постсоветских) православных верующих в военной службе.Практика освящения оружия стала настолько распространенной и привычной, что в 2017 году Церковь посчитала необходимым узаконить эту практику теологически и канонически, а к середине 2019 года Межсоборное присутствие подготовило документ под названием «О практике освящения оружия в России». Русская Православная Церковь. В этом документе, однако, осуждается освящение оружия массового поражения, включая ядерное оружие.

Извинения по военным делам со стороны ведущих пасторов и миссионеров Церкви не были случайными: напротив, они были довольно обычными.Можно сказать, что Церковь в постсоветской России действует как институт, помогающий преодолеть последствия девальвации военной службы, произошедшей в позднесоветский — ранний постсоветский период (Eichler 2012). Его лидеры и священники иногда публично говорят об исключительном партнерстве между церковью и армией, когда речь идет о защите государства. Они заявляют, что Церковь вместе с Вооруженными Силами является главной опорой России, которая никогда ее не предаст. Добавляя к фразе императора Александра III о том, что «у России всего два союзника: вооруженные силы и флот», священник Александр Ильяшенко предполагает, что у России есть третий союзник наряду с этими двумя — это Церковь (Ильяшенко, 2008), которая как-то приравнивает его к военным силам.

2. От «теологии и войны» к «военному православию»: структурное и институциональное сближение и литургический прием войны

До сих пор мы подходили к «милитаризации» православия с точки зрения ее одобрения в дискурсе, ориентированном на государство. и богословие. Этот формат подразумевает механическую связь между Православием и военной сферой; следовательно, он вполне может быть нарушен, если его агенты изменят свои взгляды или риторику. Однако в 2000–2010-х годах появились некоторые институты, артефакты и места, которые предполагают реальное «скрещивание» этих двух компонентов и введение гибридных явлений: это восстановление института военного духовенства, разработка для них униформы, сочетающей военное и религиозные символы, создание полевых храмов и строительство величественного собора Вооруженных Сил России.Другими словами, теологическое переосмысление военной службы в пользу ее сакрализации в Православии привело к возникновению гибридных форм церковно-военного взаимодействия на структурном, институциональном или эстетическом уровнях, а также, как мы покажем, на литургическом уровне. уровень. Мы можем наблюдать этот процесс по публикациям в СМИ, которые отражали общественные дискуссии на эту тему и изображали новые изобретения на протяжении всего этого периода.

В 2006 году Главная военная прокуратура внесла в Государственную Думу закон о введении (в некотором смысле о восстановлении) института «военных священников», окончательно подписанный в 2009 году.Такие священники существовали в Российской империи до 1917 года, и в армии с ними обращались как с офицерами, хотя они не имели воинских званий. С другой стороны, муллы, раввины и духовенство других религий тогда тоже принадлежали к капелланам (Пчелинцев 2012: 16–23). В настоящее время этот термин относится в основном к православным священникам, хотя к 2011 году в армии уже был мулла (Смирнов 2011). В то же время российские мусульманские и буддийские общины и даже старообрядцы обсуждали вопрос о введении своего духовенства в армию (Мошкин 2007), но теперь эти дискуссии прекратились.Согласно Положению о военном духовенстве РПЦ в Российской Федерации, документу Священного Синода Русской Православной Церкви основными задачами военнослужащих являются совершение различных богослужений, участие в духовном питании православных военнослужащих. и поддержание нравственности в войсках (Положение, 2013). Однако обсуждения проекта также показывают его «добавленную стоимость» для освящения деятельности Вооруженных Сил в целом. Председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами, епископ Клинский (тогда протоиерей) Сергий Привалов в интервью отметил, что военный священник «готов быть с теми, кто защищает Родину, наши подлинные традиции, нашу духовную жизнь.В таком случае не только священнослужитель идет в ногу с защитниками, но и вносит духовный смысл в эту защиту »(Привалов, 2016). Несмотря на то, что он сказал, что «наше главное оружие — молитва», очевиден переход между символическим оружием и настоящим, как и переход между двумя формами врагов — сверхъестественным и земным. Марк Юргенсмейер предполагает, что именно этот переход имеет решающее значение для отношений между религией и насилием (Juergensmeyer 2017, стр.162). В целом, мы можем рассматривать эти события как восстановление дореволюционной русской традиции, где капелланы были неотъемлемой частью военной культуры. Некоторые идеи по этой теме можно найти в воспоминаниях Георгия Шавельского, последнего протопресвитера российской армии и флота, который даже употребляет термин духовно-военное дело в отношении своей непосредственной ответственности (Шавельский, 2019). Однако если отношение Шавельского к войне было трагичным — оно «испытывает человеческие души», но остается «беспощадным и разрушительным, бессмысленно и бесплодно пожирающим все, что построили люди», — сегодняшняя Русская Православная Церковь склонна романтизировать это.Примечательно, что в Вооруженных силах часто включают священников в состав военнослужащих и выплачивают им зарплату, считая ее из военного бюджета. Некоторые действия предназначены для того, чтобы приблизить их к жизни в армии — например, посредством тренировок, чтобы их обучали навыкам обращения с оружием и прыжкам с парашютом. Наряду с этим существуют и другие формы церковно-военного взаимодействия, такие как патриотические православные клубы с военным уклоном, которых около 70 (Кротов, 2014). Возникла форма для военных священников: носить ли они облачение, боевую форму или гражданскую одежду.В этом отношении ряса обыкновенного священника означала бы (и долгое время так и говорила), что священники — это «посторонние» люди, «гости» вооруженных сил. С другой стороны, поскольку священники не имели воинских званий, они не могли носить боевую парадную форму, а гражданская одежда не демонстрировала их особого статуса. Окончательно этот вопрос был решен в 2016 году, когда была разработана специальная форма для капелланов (рис. 1). Это была камуфляжная ряса священника, сочетающая в себе черты облачения и военной формы.Начальник управления по работе с верующими штаба Центрального военного округа Игорь Агафонов прокомментировал: «Это обычная форма солдата, различаются только нашивки и эмблемы: вместо нашивок — православный крест. с военным родом, и есть дополнительный церковный чин к имени солдата »(Central, 2016). Кроме того, священники обязаны носить крест поверх своей униформы. Таким образом, военные священники из «дополнения» к армии превратились в отдельный «род войск», который ведет духовную борьбу и поддерживает солдат в настоящих войнах.

В 2013 году прошли испытания переносного храма на базе грузовика КамАЗ. Он был разработан для ориентации десантников во время полевых учений и вооруженных конфликтов и учитывал возможность десантирования.

Мы можем наблюдать сближение церкви и армии в представлении военной символики внутри храма и появление новых гибридных форм священных военных церемоний. Яркий пример — торжественный прием Патриарха в Плесе в 2015 году особым почетным караулом, где справа от Патриарха стоят священники, а перед ними выстраиваются военные, образуя две симметричные фаланги (рис.2). .Можно предположить, что такой способ размещения Патриарха иконографически символизирует небесное воинство, служащее Всевышнему: поскольку монашество в православном богословии является «ангельским чином», военные наравне с монахами вместе представляют собой небесное воинство в целом.

Однако высшим воплощением «военного православия» является текущий проект «официального» храма Вооруженных Сил Российской Федерации, который планируется построить к 2020 году в военно-патриотическом парке «Патриот» в Московской области. .

Другое название проекта — «Храм Победы» (рис. 3): его главная часовня освящена в честь Воскресения Христова, интерпретируемого как победа над «темными силами» и символически проецируемого на армию, Церковь и весь народ, посвятивший себя ежедневным подвигам. Храм также символизирует российскую государственность в целом и во все времена «освящает» ее военную деятельность, не обращая внимания на сам вопрос, был ли он праведным или нет. Как отмечает епископ Клинский Стефан, «этот храм — символ нашей Победы.Не только Победа в Великой Отечественной войне, но и во всех войнах и сражениях, которые Россия вела за все время своей государственности »(Привалов, 2019). Как правильно пишет Анна Брискина, «победа» и «власть» (что означает власть государства на международной арене) стали ключевыми категориями в новом российском поиске идентичности. «Победа и все связанные с ней понятия — такие как враг, предательство, битва, месть, власть — перетекли в старую и теперь возрожденную систему идей, основанную на концепции русского мессианства» (Брискина-Мюллер, 2015).

Важно отметить, что это освящение относится и к крымским событиям 2014 года: храм воспроизводит очертания Севастопольского собора. В ходе сопутствующих дискуссий постоянно звучали призывы противостоять тем, кто «искажает великую русскую историю». Даже его расположение — парк «Патриот» — возник в 2014 году, в год крымских событий, на волне милитаристского вдохновения и торжества российской власти, охватившей значительную часть нации.

Помимо центральной часовни в честь Воскресения Христова, четыре других алтарных угла храма будут посвящены четырем святым — покровителям различных родов войск: Александру Невскому (армейские полевые войска), пророку Илии ( военно-воздушные силы), Андрея Первозванного (флот) и Варвары Великомученицы (ракетные войска, так как день ее поминовения, 19 ноября, совпадает с днем ​​ракетчика).Говорят, что его купол напоминает шлем Александра Невского, поэтому тело храма будет отражать изображение иконы верного святого князя (Новая, 2019). Внутреннее убранство храма будет представлять собой сцены сражений, в которых участвовала русская армия. В конце концов, Храм Победы сочетает в себе все элементы «военного православия», которые мы обсуждали до сих пор: культ Великой Победы, символические проекции «духовной войны» на реальные вооруженные конфликты, тесное сотрудничество церкви и армии и почитание воинствующих святых.Такое развитие гибридных форм военно-церковной символики имеет прямое отношение к самому священному и сокровенному в Церкви — святому богослужению, что позволяет осознать не только сближение церкви и армии, но и «литургический прием», даже «литургизация» войны в современном русском православии. Однако, сравнивая эти явления с некоторыми артефактами из Российской империи до 1917 года, мы быстро находим аналоги современных церковно-военных гибридных форм. В своей книге о русско-японской войне, обсуждая имперские традиции Церкви и сотрудничество с вооруженными силами в XIX — начале XX века, Бетси Перабо упоминает некоторые формы этого «скрещивания», близкие к тем, что мы наблюдаем сегодня.Она говорит о том, как лидеры русской православной церкви опирались на многовековую русскую православную традицию, «которая поддерживала воинов-мучеников древнего мира, канонизированных князей, ушедших на войну, и чествовала воинов на религиозных службах — даже, в одном случае, посвящая целая литургия к военной победе »(Перабо, 2019).

Хотя в самом факте литургической рецепции военной символики в Русском Православии нет ничего нового, сегодня это происходит в специфической манере. Когда в молитвах и песнопениях упоминается военная сила или победа, или в списке святых есть воин-мученик, военные не служат здесь стержнем религиозной совести, но действуют как нечто внешнее, нуждающееся в благословении Церкви: церковная традиция охватывает и сакрализует данные материалы, будь то мемориальные военные события, национальные вооруженные силы, выдающиеся воины или конкретное оружие.Однако в случае с Храмом Победы (называемым главным Собором Вооруженных Сил) мы видим кое-что новое: здесь милитаристский элемент не как нечто «внешнее», нуждающееся в церковном благословении, а автономный объект, который сакрализует мир и человеческое существование точно так же, как это делает Церковь. Вместо пассивного объекта сакрализации милитаристский элемент становится активным агентом.

Следовательно, мы можем различить два типа воплощения воинственности в церковной культуре: это (1) пассивная сакрализация, которая не производит ничего нового, и (2) активное включение и гибридизация, продукты которых начинают действовать как самостоятельные агенты.Хотя Бетси Перабо не различает эти два типа и уделяет больше внимания явлениям первого типа, она приводит некоторые примеры второго типа в главе, посвященной понятию «христолюбивые военные» в русской православной традиции (Перабо). 2019). Например, она ссылается на диалог между дипломатом Евфимием Путятиным и его отцом, который служил на флоте и, таким образом, интерпретировал военный корабль как монастырь — аргумент, чтобы убедить сына выбрать авианосец как аналог монашества.В этой связи ученый отмечает, что многовековая русская православная традиция рассматривает военную службу «как христианское призвание — возможно, самое христианское из призваний — на всех уровнях, от солдата до полководца и царя» (Perabo, 2019). наверное, соответствует взглядам многих сегодняшних православных.

3. Это только русский случай? Дебаты о войне в американском православии

Кто-то может возразить, что милитаризация православия в постсоветской России — это нечто исключительное, выходящее за рамки или даже противоречащее «сущности» этой религии.Это развитие, несомненно, специфично, но оно не уникально даже в более широком контексте мирового православия, поскольку попытки оправдать войну и узаконить военную сферу очевидны и в американском православии.

В контексте Америки и Западной Европы 11 сентября и последующее вторжение США в Ирак вызвали некоторые дискуссии об оправдании войны. С одной стороны, правонарушение в Ираке в марте 2003 года вызвало массовый протест среди американских православных церквей: в частности, Православное братство мира в Северной Америке (OPF) написало письмо президенту Джорджу У.Буш подписал около 150 православных богословов и религиозных лидеров, включая епископов и священников из различных православных церквей. Среди прочего, в письме говорится, что «Православная церковь никогда не считала войну справедливой или хорошей» (Обращение OPF 2004). С другой стороны, эти события легли в основу совершенно противоположного мнения, высказанного рядом православных лидеров во главе с протоиереем Русской Зарубежной Церкви (РПЦЗ) Александром Вебстером, ранее служившим в Вооруженных Силах США в качестве капеллана. а позже — деканом Свято-Троицкой православной семинарии в Джорданвилле.Обсуждая события 11 сентября и иракское вторжение, он попытался привести новые последовательные аргументы в пользу оправдания войны. В статье «Война как меньшее благо», опубликованной в специальном выпуске St. Vladimir’s Theological Quarterly (2003 г., т. 47, № 1), Вебстер предложил изменить восприятие войны с «меньшего зла» на «меньшее зло». меньшее хорошее ». В спецвыпуск помимо его статьи включены и другие материалы, посвященные оправданию войны в Православии и критическим восприятиям идей Александра Вебстера.Таким образом, журнал активизировал широкую общественную дискуссию о позиции православных церквей в отношении войны и военной службы. Отвечая на критику, через год после этого специального выпуска Вебстер и Дарелл Коул написали книгу «Добродетель войны: возвращение классических христианских традиций. Восток и Запад »(Webster and Cole 2004), в котором они развивают свои аргументы в пользу оправдания войны. Они полагают, что, говоря о войне как о «малом благе», они не только не вносят ничего нового в православную традицию, но и восстанавливают классические христианские традиции Востока и Запада.Они стремятся определить условия «оправданной войны» с точки зрения Православия 21 века. В своей книге они выдвигают идею о том, что теория «справедливой войны», сформулированная в западном христианстве, применима к восточному христианству во многих отношениях, а некоторые условия «справедливой войны» могут найти свой эквивалент в православном христианстве. Чтобы оправдать войну в конкретных случаях, авторы анализируют византийскую традицию и пытаются показать, что даже при отсутствии каких-либо оснований для теории «справедливой войны», недостающие положения могут быть сформулированы сегодня для Православия, последовательно опираясь на легитимные богословские выводы из сочинений отцов церкви, литургических и живописных византийских традиций в отношении войны.Аргументы Вебстера и Коула очень похожи на те, которые используются российскими идеологами «военного православия» и изложены в «Основах социальной концепции». Интерпретируя слова Иисуса Христа о «большей любви» (Иоанна 15:13) как ссылку на самопожертвование на войне и обращение Иоанна Крестителя к воинам (Луки 3:14), они восхваляют высшее значение военного подвига. Подобно протодиакону Владимиру Василику, американские авторы цитируют византийскую гимнографию и предполагают, что воинственное отношение к мирскому существованию является неотъемлемой частью церковной традиции.Можно подумать, что православная «партия войны» в России будет использовать работы Вебстера для поддержки своей позиции, но есть препятствие: Вебстер выступает за извинение войны с проамериканской точки зрения и считает Соединенные Штаты гарантом мира. на Земле — Катехон, возможно, даже Третий Рим, если его жители осознают важность древних православных традиций, к которым принадлежит часть местного религиозного сообщества (Webster and Cole 2004). Излишне говорить, что российские апологеты «военного православия» оставляют роль Катехона для России, а не для ее трансатлантического врага.Тем не менее, на богословском уровне аргументы в пользу оправдания войны, выдвигаемые православными милитаристами в России и США, поразительно похожи. Александр Вебстер ни в коем случае не был единственным богословом, который поддерживал кампанию в Ираке и выдвигал аргументы в ее оправдание. военные действия. Через две недели после начала иракской кампании Фрэнк Шеффер, член Греческой православной архиепископии Америки, опубликовал в газете Washington Post критическую статью, в которой обвинил OPF в «упрощении и искажении учения [своей] Церкви в ее Обращении к Ираку». », А также в« втягивании не только Церкви, но и Иисуса в свою позицию против правительства США и войны в Ираке »(цитируется по Walsh 2016, стр.51–52). Пт. Патрик Генри Рирдон, священник Антиохийской православной архиепископии, поддержал Шеффера и предложил в журнале Touchstone (ноябрь 2003 г.) различие между восточными и западными христианскими подходами к моральной оценке войны. Дэвид Бентли Харт, который поддерживал американское вторжение в Ирак, воспроизвел мнение Вебстера, предлагая православным пересмотреть точку зрения о том, что восточное христианство менее воинственно, чем западное (Hart 2004).Еще одним сторонником американского священника была группа писателей, принявших православие незадолго до 11 сентября и занявших консервативные политические и социальные позиции. После падения Башен-близнецов они начали выражать серьезную озабоченность по поводу того, как более убедительно оправдать право Америки на самооборону и воинственную международную политику США (подробности см. Там же, стр. 51–55). Однако попытки создать новое восприятие войны как «меньшего блага» или даже каким-то образом пересмотреть позицию Православной церкви в пользу приемлемости и оправдания войны вызвали резкие возражения в американском обществе и массовую реакцию со стороны православных, которые выступать против религиозных аргументов в пользу насилия.Это нашло отражение в сборнике документов, конвенций и публичных заявлений под названием «За мир свыше: православный справочник по войне, миру и национализму», составленном священником Хильдо Босом и лидером ОБТК Джимом Форестом (Bos and Forest 2011). Сборник статей, в которых ведущие православные богословы и ученые высказали свои взгляды на православное отношение к войне, появился в 2016 году под названием «Православные взгляды на войну». (Хамалис и Каррас, 2016). Некоторые авторы прямо возражали против точки зрения Александра Вебстера (см. Papanikolaou, 2016; Walsh, 2016; Bouteneff, 2016).По большей части редакторы этого сборника дают основания считать войну неприемлемым злом и выступают против любых попыток ее оправдания.

Подводя итог, подобные попытки выдвинуть теологические аргументы в пользу «защиты» войны и убедить православную общественность принять участие появились не только в России, но и в США. Однако такая точка зрения не стала общепринятой и подверглась резкой критике со стороны большого числа богословов и священнослужителей. Причиной такой разницы в восприятии было, как мы могли предположить, отсутствие церковно-государственного сотрудничества и связанной с ним инфраструктуры.В Америке православная воинственность остается на уровне идей и не отражается в практике, такой как освящение огнестрельного оружия, артефактов (например, униформы военных священников или полевых храмов) и памятников славной государственной власти. Вторжение США в Ирак в 2003 году не вызвало такого массового ажиотажа, как крымские события 2014 года, и публичные просьбы о религиозном оправдании войны и военной службы были гораздо меньше.

4. Война как мировоззрение: духовные и социально-политические аспекты воинствующего благочестия

Сам факт того, что особые «богословия войны» появились в Православии 21 века в таких разных контекстах, как русский и американский, заставляет поставить вопрос своих корней и укорененности в самой традиции.Являются ли эти явления случайными, отдельными, случайными аномалиями, возникшими только из-за воинственности некоторых священников и их временного политического окружения? А может быть, есть что-то в православном христианстве, которое благоприятствует такому развитию и, так сказать, «ожидает появления» в определенных обстоятельствах?

Беспристрастно взглянув на историю взаимодействия Византийской Восточной церкви с тем, что сейчас называется силовиками (силами безопасности), мы должны признать, что ее современные формы совсем не новы.То есть статус милитаризма, который мы наблюдаем в постсоветском православии, глубоко уходит корнями в историческую традицию взаимоотношений между церковью и армией в Византийской империи, которая является стандартным ориентиром как российских, так и американских воинствующих православных мыслителей. такие как Фролов, Василик или Вебстер. Когда дело доходит до описания отношений между церковью и миром, христианский дискурс и риторика имеют особую «военную коннотацию». Мировоззрение Церкви основывается на идее непрекращающейся духовной борьбы между силами добра и зла, а также на том, что земная Церковь должна «бороться» со страстями, грехом и другими делами дьявола.В общем, каждый христианин выглядит воином Христа. Начиная с Папы Климента V (XIV век), который в своем письме королю Филиппу IV в 1311 г. (Ecclesia 2010) назвал «воинствующей церковью» всех живых христиан, видные богословы начали применять характеристику «воинствующий» к земной части мира. Церковь («Церков земная» [Церковь на земле]) в дополнение к более древней характеристике «странствующая» 4. В частности, в русском православии термин «Церковь воинствующая» впервые употребил св.Димитрий Ростовский (Творения, 1910, с. 991). Позже это понятие стало обычным явлением в русских трудах по православному богословию. Он используется для обозначения «церковного воина» в православном догматическом богословии Макария Булгакова, самом авторитетном справочнике по догматике в конце синодального периода (Булгаков, 1999), а также в догматическом богословии Михаила Помазанского (Помазанский 2015). , в катехизисе митрополита Антония Храповицкого (Храповицкий 2010) и в уникальном приложении к катехизису св.Филарет Дроздов, «Катехизис православного воина». Например, последний текст утверждает, что «Бог любит блаженный мир и благословляет праведную борьбу. Пока в мире есть люди, у которых нет мира, мы не можем сеять мир без военной силы »(Дроздов, 1916). В нем много примеров из Ветхого Завета, поэтому автор даже заключает, что для народа Израиля «скиния была храмом на поле битвы, установленным согласно заветам Бога и Христа» (там же) — момент, который поразительно напоминает сегодняшнее поле. храмы, о которых мы говорили выше.Ссылаясь на этот термин, в большинстве теологических справочников по православной догматике оговаривается, что они означают войну духовной, а не физической природы, и борьба ведется в первую очередь против внутреннего зла — греховных наклонностей человека и против внешних врагов — сатанинских сил. склонение человека к отпадению от Господа Бога. Изречение св. Павла о том, что «наша борьба ведется не против плоти и крови, но против правителей, против властей, против сил этого темного мира и против духовных сил зла в небесных сферах» (Еф. 6:12) ) имеет прямое отношение к этому вопросу.Однако, несмотря на эти теоретические положения, в сознании православных верующих концепции войны в смысле «воинствующей церкви» и понятия «воин Христов» часто относятся как к духовной, так и к земной борьбе, где последняя является «Проекция» первого на определенные социальные и политические реалии того времени. Даже в «Основах социальной концепции» отмечается, что «земные войны, порожденные гордостью и сопротивлением воле Бога, отражают небесную битву» (The Basis 2000), что указывает на связь между настоящими войнами и войнами в невидимом духовном мире.Это утверждение соответствует пониманию Марка Юргенсмейера о том, что в религиозном сознании универсальная «космическая война» состоит из войн обоих видов и измерений (Juergensmeyer 2017; более подробное применение этой концепции к русскому православию см. В Zygmont 2014). Понимание ученых нашло отражение в рассказах о войне и концепции «воинствующей церкви» в речах церковных руководителей. По большей части они пытаются подчеркнуть духовную принадлежность идеи и говорят, что битва направлена ​​против невидимых «темных сил».Тем не менее, иногда Русская Православная Церковь использует эту идею, чтобы узаконить действия против так называемых «врагов Церкви», которые являются общественными и довольно заметными. Например, после скандала после выступления Pussy Riot в Храме Христа Спасителя в феврале 2012 года Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви с обществом издал Декларацию Совета православных общественных объединений о кощунственных действиях в Храме Христа. Спаситель, который назвал «воинствующую церковь» семантическим символом, чтобы отстаивать право православных верующих защищать святыни и наказывать нарушителей через органы государственной безопасности, обороны и правоохранительные органы, то есть квалифицировать действия Пусси Беспорядки как преступление, которое должно «наказываться по всей силе закона» (Заявление 2012).В итоге трое участников Pussy Riot были заключены в тюрьму и отправлены в трудовые лагеря. Иногда понятие «церковный воинствующий» используется исключительно в социально-политическом смысле. Например, когда митрополит Саратовский Лонгин утверждает, что «потеря огромных территорий, которые когда-то были цветущими христианскими государствами, является поражением« воинствующей церкви », он тем самым признает, что« воинствующая церковь »существует в материальном социально-политическом измерении. (Беседы 2013). Рядовые священники иногда говорят о принадлежности православных христиан к «воинствующей церкви», чтобы обосновать правомерность и необходимость их вовлечения в общественно-политические конфликты.Диакон Владимир Василик открыто заявляет, что «церковный воин» борется не только с невидимыми врагами, но и с видимыми — например, с врагами православной империи, что, по его словам, отражено в византийской гимнографии VII века. относительно персидских и арабских войн (Василик, 2016). Такой же перенос значения понятия происходит, когда духовенство применяет его к участию православных верующих в Великой Отечественной войне (Рыыгас, 2015). Точно так же понятие «воинство небесное» или «воинство Царя Небесного» переносится из духовное в социально-политическое измерение.Красноречивым свидетельством является широко известная икона «Благословенны воинства Царя Небесного» (переименованная в «Воинствующая Церковь»), поскольку, с точки зрения Церкви, она служит иконографическим подтверждением возможности проведения параллели между Сонмом Небесным и конкретное земное войско — воинское подразделение Ивана Грозного, идущее на покорение Казани. Православный «знаток» Роман Багдасаров отмечает, что «икона приобрела популярность во второй половине 1990-х годов, а позже, по сути, приобрела культ среди православных национал-патриотов, которые воспринимали ее как высший архетип русского православия: люди мобилизовались. за войну и организованную своим монархом »(Церковь ‘2014).Это, опять же, экстериоризация духовного в социальное, перенос идеи «духовной войны» во внешний мир, где враждебные «невидимые силы» персонализируются, идентифицируя их как реальные воплощения на земле. Военное сознание, склонность рассматривать мирскую жизнь как своего рода войну и борьбу как с духовными, так и с земными врагами, служит общей установкой в ​​постсоветской церковной культуре. Кроме того, особая православная воинственность может основываться на защитной позиции, свойственной церковной культуре, изложенной в «Журналах» протоиерея Александра Шмемана, который отмечает, что Церковь позиционирует себя как своего рода крепость, цель которой «охранять, охранять, а не защищать Церковь». только от зла, но от мира как такового, от современного мира »(Schmemann 2000, p.144; Knorre 2018). Конечно, этой оборонительной позиции не суждено превратиться в воинственность или военные извинения; это в основном зависит от культурного уровня и политической ситуации в конкретном обществе. Р. Скотт Эпплби обращает внимание на тот факт, что даже общая воинственность религиозного сознания и восприятие мира как арены глобальной битвы не обязательно ведет к насилию, поскольку верующие могут принять участие в этой битве, используя духовную практику или нет. — насильственное сопротивление (Appleby 2000).Он называет эту изменчивость «амбивалентностью священного», которая, как он видит, действует далеко за рамки современности. Однако в нашем случае русское (и отчасти американское) Православие избрало путь прямой воинственности как на богословском, так и на богослужебном уровне, сотрудничества с вооруженными силами и агрессивной патриотической позиции вместо борьбы со страстями и грехами.

5. Выводы

В статье мы попытались концептуализировать некоторые изменения в постсоветском российском православии как появление относительно нового «воинствующего благочестия», которое имеет место как в теории, так и на практике.С одной стороны, официальные лица Русской православной церкви и радикальные консерваторы одинаково стремятся развивать богословские аргументы в защиту войны и военной службы и даже сакрализовать их, интерпретируя евангельские слова о самопожертвовании как подвиги на поле боя. С другой стороны, эти разработки не остаются чисто теоретическими, они отражаются в сотрудничестве церкви и армии: введение института военных священников, разработка их униформы и полевых храмов, строительство собора, который сочетает в себе все эти изобретения и добавляет культа. военных святых.Как мы видели, эти явления не полностью зависят от российской социально-политической или экономической ситуации, поскольку мы можем наблюдать аналогичные процессы и в американском православии. Обрисованный нами случай подчеркивает точку зрения Марка Юргенсмейера о том, что религиозное воображение очень склонно (1) воображать мир как арену «космической войны» между силами добра и зла, священными и мирскими, и (2) проецировать духовное измерение этой войны на земных реалиях, что мы видим на примерах крымских событий 2014 года, боевиков Донбасса и дела Pussy Riot.

Следуя этой линии рассуждений, мы не можем рассматривать вопрос о «воинствующем благочестии» в Православии как нечто чуждое данной конкретной традиции, христианству, монотеизму или религии в целом. Он был задействован в культуре с самого начала — и как проблема, и как набор ресурсов. Подчеркивая, что, учитывая «двойственность» священного, Православная Церковь может воздерживаться от насилия и работать во имя мира или обратиться к оправданию войны и воинствующему благочестию, мы попытались продемонстрировать, что последний из этих двух вариантов привлекает больше, чем первый. на протяжении 20-го и 21-го веков, что отражалось, в частности, на возрождении и переосмыслении концепции «воинствующей церкви», о которой говорилось выше.Другой вариант — ненасилие и духовные подвиги — наверняка присутствует и в постсоветском российском православии, но, к сожалению, он часто искажает традицию и изобретает образ «розового христианства», как говорят современные авторы. это, цитируя философа-славянофила Константина Леонтьева (см. Мальцев 2010). Сосуществование этих двух вариантов в рамках одной традиции и их взаимосвязь подлежат изучению, но мы надеемся, что эта статья может способствовать описанию и осмыслению хотя бы одного из них.

Православия в Америке — По о. Серафима (Роза)

Православие в Америке — По о. Серафим (Роза)
  О р т о д о кс у
в АМЕРИК А 
Его историческое прошлое и настоящее 
Православная церковь Святой Ксении ~ Метуэн, Массачусетс

Мы собрались здесь сегодня, чтобы поклониться святому Герману, первому святому Американская земля, первый православный миссионер в Америку, носитель православных Христианство в Новый Свет.Этот праздник дает нам возможность посмотреть в Православие он привел: что с ним случилось с его времен, где он стоит в этой стране сегодня, каковы надежды на него — и на нас, кто сегодняшние православные христиане — в предстоящие годы почти двести спустя годы после того, как здесь были посажены семена истинной веры. Скажу лишь несколько слов о прошлом Православия в Америке, в чтобы сосредоточиться главным образом на том, что стоит перед нами сегодня.

Начало и ранний успех

Прежде всего, конечно, была миссия самого святого Германа, с семь других миссионеров, которые приехали с ним с Валаама и Коневица Монастыри на севере России в 1794 году. православный фундамент, заложенный этими миссионерами на Аляске, учитывая, как их было мало и с какими препятствиями они столкнулись. Один из этих восьми, о. Иоасаф был рукоположен во епископа, чтобы увеличить труд в Америке, но на обратном пути он потерялся в море еще до того, как смог начать свое Работа.В первые годы было мало священников, сам святой Герман не был священник, и российские чиновники на Аляске не очень-то сотрудничали, но в те годы крестились тысячи туземцев, и их потомки оставаться православными сегодня; и трудами святого Германа как монаха, проповедника, и опекой сирот, Америка впервые увидела живой пример традиционное православное благочестие и духовная жизнь, составлявшие Святую Русь. Это то, что очень важно для нашего Православия сегодня — этот пример истинное православие на практике.

Следующим великим православным миссионером в Америке был святитель. Иннокентий с Аляски, который сначала как священник, а затем как епископ дал классическую пример православной миссионерской деятельности, перевод Евангелия на местные языки, забота о телах и душах стада его обширная миссионерская территория. В свои последние годы, когда он стал Митрополит Московский, он поддерживал миссионерскую деятельность и в других местах.

После продажи Аляски американскому правительству в 1867 г. территория несколько изменилась: правительство России продолжало посылать поддержка Аляски, но резиденцией епархии теперь стал Сан-Франциско, и впервые была предпринята англоязычная миссия.В выдающийся миссионер начала этого века в Сан-Франциско был архимандрит Себастьян Дабович, серб по происхождению, умерший в Югославия в 1940 г., чьи книги по православной вере и практике на английском языке все еще в печати. Епископ Тихон (будущий Патриарх Московский) также очень поощрял англоязычную миссию, и под его руководством и у других русских епископов были миссии и для других национальных группы — сирийцы, сербы и др.

Первые проблемы

Однако даже в это время можно было отметить начало слабых мест.Америка — огромная страна; русские и другие православные поселенцы были широко разбросаны; священники были рассыпаны тонко; и, возможно, самый важный из все, не было потусторонних святых, подобных святому Герману, чтобы сеять семена святости глубоко в американской земле. Далее англоязычный Американцы не были простыми, как коренные жители Аляски, и они уже исповедовал некоторую форму христианской веры.

По всем этим причинам мы можно увидеть начало, еще до русской революции, ужасных болезнь, которую мы наблюдаем сегодня в православных юрисдикциях в Америке; болезнь мирского.Внешне православное духовенство стало походить на вокруг них неправославное духовенство; внутренне основное внимание уделялось предоставить священников для разрозненной этнической паствы, не углубляясь в их православие, предоставив английские тексты классических православных книг или протянуть руку, чтобы сказать неправославным, кто мог бы слушать, что есть истинное Христианство, о котором на Западе не мечтают, полнота Святого Православия.

Революция 1917 года в России нанесла смертельный удар православным. миссия: поддержка со стороны России была отрезана, единство Церкви пало в национальные юрисдикции, и духовенство в значительной степени оставалось на самих себя.Мирская жизнь Америки была оставлена ​​на произвол судьбы. о православной миссии, и сил противостоять не было. Когда Архиепископ Виталий (позже Джорданвилльский) приехал в Америку в 1930-х годах, чтобы став правящим епископом, он увидел, что Православие в Америке, если оно предоставлено самому себе, просто превратился бы в «протестантизм восточного обряда» , то есть в сохранить некоторые внешние черты Православия, но внутренне вряд ли отличается от мирского протестантизма, который является преобладающей религией Америки.

Противостояние мирскому

Вторая волна русской эмиграции после 11 мировой войны, в том числе перевод в Джорданвилль всей монашеской общины архиепископа Виталия которую он установил в Чехословакии, — это было первое крупное влияние действует против суетности, охватившей Америку в 20-м веке. век. Но его влияние в основном ограничивалось нашей Русской Церковью. За пределами России — другие юрисдикции в Америке по большей части имеют продолжили свой мирской путь, и это главная причина расширения разница между нами и ними.

Достаточно зайти в церковь одного из модернистских православных. юрисдикции в этой стране, чтобы увидеть некоторые результаты этого мирского дух: скамьи, часто органы, оптимизированные, а иногда и театрализованные службы, различные современные уловки для заработка; и очень часто главный упор ставится на этнические, а не духовные ценности, включая новейшие этнический акцент, американизм.

Храмы нашей Русской Зарубежной Церкви обычно довольно другой, без скамеек и органов, и с более старомирским благочестием; и произошло заметное возрождение традиционной церковной иконографии и другие церковные искусства.Традиционное православное влияние заметно даже в таких внешних вещах, как одежда нашего духовенства и бороды, которые почти все наше духовенство. Всего несколько десятилетий назад православных почти не было. духовенство в Америке носило бороды или носило на улице рассас ; и пока это это что-то внешнее, это все еще отражение традиционного менталитета которое также имело множество внутренних духовных результатов. Еще несколько консервативные священники в других юрисдикциях теперь начали возвращаться к более традиционные православные обычаи, но если это так, то в значительной степени влияние нашей Церкви, и некоторые из этих священников сказали нам, что они смотрят на нашу Русскую Зарубежную Церковь как на эталон и вдохновение истинного Православия.

Однако цель этого разговора — пойти немного глубже, чем эти внешности и увидеть, где наше Православие сегодня в Америке, и особенно то, что мы сами можем сделать, чтобы стать более пылкими, более Православный, больше в духе святителя Германа, который на все времена установил «тон» православия в Америке.

Для этого мы должны прежде всего распознать главного врага, стоящего перед нами: это это, конечно, дьявол, который хочет сбить нас с пути спасения; и главное средство, которое он использует в наше время для этого, — это дух Крестьянский .Это то, что ослабило и размыло Православие в Америка — и не только в других юрисдикциях. Дух мирского находится в воздухе, которым мы дышим, и мы не можем его избежать. Ты не можешь смотреть телевизор, нельзя ходить в супермаркет, нельзя ходить по улицам любого города в Америке — не подвергаясь бомбардировке этим духом. В супермаркеты и другие крупные магазины, в которые они даже играют беззаботно, бессмысленно музыку, чтобы поймать вас в этом духе и убедиться, что вы не думать или чувствовать потусторонним образом.Наша Церковь и все в ней атакован этим духом, и мы не можем избежать его, изолировав себя в гетто или в маленьком городке; внешние влияния могут быть уменьшены, возможно, таким образом, но если мы не ведем внутренней духовной битвы против мирское, оно непременно нас покорит. Итак, главный вопрос относительно будущего нашего Православия в Америке — и в весь мир, если на то пошло — это: как нам оставаться православными и развивать наши православие против духа мирского, который атакует нас со всех сторон?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны сначала задать другой вопрос, который может быть немного удивительно: что такое православие? Но этот вопрос базовый; если мы не уверены, что такое Православие, мы не узнаем, что мы пытаясь сохранить и развить дух мирского.Так что давайте зададим этот вопрос:

Правого недостаточно

Мы можем определить Православие не лучше, чем словами великих Русский батюшка XVIII века, святитель Тихон Задонский — святитель, пылкий Дух очень нужен сегодня православным христианам. Мы должны прочитать его больше и практикуйте то, чему он учит. Святой Тихон называет Православие «истинным». Христианство », и он написал под этим названием целую книгу. Но« правда Христианство «не означает просто правильного мнения о Христианство — этого мало, чтобы спасти душу.

Святой Тихон в своей книге, в главе «Евангелие и вера» сказано: «Если кто-то скажет, что истинная вера — это правильное придерживание и исповедание правильных догм, он будет говорить правду, так как верующему абсолютно необходимы православные соблюдение и исповедание догм. Но это знание и признание само по себе не делает человека верным и истинным христианином. Сохранение и исповедание православных догм всегда следует искать в истинной вере в Христа, но истинную веру во Христа не всегда можно найти в исповедание Православия… Знание верных догм в уме, и часто бывает бесплодным, высокомерным и гордым … Истинная вера во Христа в сердце, и оно плодотворное, смиренное, терпеливое, любящее, милосердное, сострадательный, алчущий и жаждущий праведности; он уходит из мирские похоти и привязанность к одному Богу, всегда стремится и ищет того, что есть небесный и вечный, борется против всякого греха, постоянно ищет и просит помощи у Бога для этого ». И затем он цитирует блаженного Августина, который учит: «Вера христианина с любовью; вера без любви — это то, что дьявола »(« Истинное христианство », гл.287, стр. 469). Сент-Джеймс в его Послание говорит нам, что «и бесы веруют и трепещут» (Иакова 3:19).

Святой Тихон, таким образом, дает нам начало в понимании того, что такое Православие: это что-то прежде всего сердце , а не просто разум, что-то живые и теплые , а не абстрактные и холодные, кое-что такое учился и практиковал в жизни , а не только в школе.

Чтобы отличаться

Человек, серьезно относящийся к Православию и начинающий реально работать над понять это сердцем и изменить себя — имеет хоть немного качества, которое мы могли бы назвать ароматом истинного христианства; он отличается от людей, живущих ничем не выше мира.Санкт-Петербург Макарий Великий, отец египетской пустыни 4-го века, учит в своей Молитвы, что «у христиан свой мир, свой образ жизни, собственное понимание, слово и деятельность; сильно отличается от их образ жизни и понимания и слово и деятельность людей этого мира. Христиане — это одно, а миролюбивые люди — вполне Другая. Поскольку ум и понимание христиан постоянно занятые размышлениями о небесном, они видят вечные блага через причастие и участие в Святом Духе… У христиан есть другой мир … другой образ мышления, чем у всех других людей »(Проповедь V, 1:20). Позже попробую сказать несколько слов о том, какими должны быть православные христиане. поглощение этого другого мира и образа мышления. Православие, истинное Христианство — это не просто еще один набор верований; это целый образ жизни это делает нас разными людьми, и это напрямую связано с тем, насколько небесное и вечное присутствует в нашей жизни.

Православный человек, не отличающийся, может быть хуже, чем неправославные.Нет ничего печальнее зрелища православных. Христиане, обладающие сокровищами, которые не могут быть оценены ни одним земным меры, то, что многие ищут и не находят в сегодняшнем мир — нет ничего печальнее православных христиан, которые не дорожат и не занимаются не использовать это сокровище.

Пример для православных

Хочу рассказать вам немного о группе протестантов, живущих не слишком далеко от нашего монастыря в северной Калифорнии.В некотором смысле я думаю, что они на самом деле являются для нас примером, в других отношениях предупреждением и, возможно, всего указание на ответственность и возможности мы, православные Христиане получили, потому что нам было дано истинное христианство .

У этих протестантов простая и теплая христианская вера без особого сектантская узость, характерная для многих протестантских групп. Они не верят, как некоторые протестанты, что они «спасены» и не нуждаются делать больше; они верят в идею духовной борьбы и обучения душа.Они заставляют себя прощать друг друга и не сдерживаться обиды. Они принимают бездельников и хиппи с улиц и устраивают особые ферме за их реабилитацию и воспитание чувства ответственности. Другими словами, они серьезно относятся к христианству как к самому важному. вещь в жизни; это не та полнота христианства, которая есть у нас, православных, но это хорошо, и эти люди теплые, любящие люди которые явно любят Христа. Таким образом, они являются примером того, что мы должно быть, только более того.

Достигают ли они спасения своей практикой Христианство должно судить Бог, потому что некоторые из их взглядов и поступков далеко от истинного христианства православия, переданного нам от Христа и Его апостолы; но хотя бы осознание их существования должно помочь нам, чтобы быть в курсе того, что у нас уже есть. Некоторые из наших православных молодых люди — они по какой-то причине не осознают, чем дорожат их православные вера содержит — присоединяемся к таким протестантским группам; и некоторые из наших неосведомленная молодежь намного дальше от православия — одна из 900 жертвой Джонстауна год назад стала греческая православная девушка, дочь православный священник.

Вопрос жизни и смерти

Я говорю вам об этих протестантах как предупреждение о том, как православные молодые люди могут потерять то сокровище, которое у них уже есть, если они не достаточно осведомлены об этом, и, что более важно, как средство определения немного лучше истинного христианства, которое у нас есть, а у этих протестантов нет имеют. Некоторые из наших православных молодых людей обращаются в такие группы, как эта, но работает и наоборот — некоторые из этих протестантов принял православие.И почему бы нет? Если у нас истинное христианство, среди нас должно быть что-то такое, что искренне любит правда увидят и захотят.

Мы крестили несколько человек из этой протестантской группа в нашем монастыре; их тянет к Православию благодатью и таинств, присутствие которых они ощущают в Православии, но которых нет в их группа. И когда они становятся православными, они находят своих протестантских опыт, который казался им в то время настолько реальным, что был довольно поверхностным и поверхностный.Их лидеры дают очень практические учения, основанные на Евангелие, но через некоторое время учения исчерпываются и они повторяются самих себя. Приходя к Православию, эти новообращенные находят богатое учение. это неисчерпаемо и ведет их к глубине христианского опыта это совершенно превосходит даже самые лучшие из неправославных христиан. Мы кто уже у православных есть это сокровище и эта глубина прямо перед нами, и мы должны использовать его более полно, чем обычно; это вопрос духовная жизнь и смерть как для себя, так и для тех, кто может пробудитесь к истине Православия.

Буквально на прошлой неделе я пересек на поезде всю Америку — огромную землю, с множеством разных ландшафтов и поселений. И я подумал о Видение преподобного Серафима о необъятной Русской земле, с дымом молитвы верующих возносятся, как фимиам к Богу. Возможно, кто-то скажет мне: «О, ты говоришь как новообращенный! Америка есть Америка. Она полна Протестантов и неверующих и православных всегда будет мало меньшинство людей, которые придерживаются себя и не имеют влияния на остальная часть Америки.«Ну, я не говорю, что мы, православные, будем» обращать Америка »- это для нас слишком амбициозно. Однако сам Святой Герман действительно приснился такой сон. Он написал письмо после участия в первая «миссионерская конференция» на американской земле, когда эта небольшая группа миссионеры разделили обширную землю Аляски и спорили о том, кто будет получить как можно больше земли для покрытия. Святой Герман, услышав это, говорит, что он был таким возвышенный в душе, что он думал, что он присутствовал, когда сами Апостолы делили мир ради проповеди Евангелия.

Нам не обязательно иметь такие возвышенные идеи, чтобы видеть, что молитвы верующих могли подняться к Богу в Америке. Что, если мы, кто Православные христиане начали понимать, кто мы? — принять наше христианство серьезно, чтобы жить , как если бы мы на самом деле были в контакте с истинным Христианство? Мы бы стали другими, другие вокруг нас начали бы интересоваться, чем мы разные, и мы начинали понимать что у нас есть ответы на их духовные вопросы.

Надо больше сеять

В той же поездке на поезде по стране у меня было то, что он мог назвать миссионерские встречи. Конечно, я не раздавал трактаты в проходы; но просто сидя в своей ~ рассе ~ с крестом и бородой, я привлекла внимание. Некоторые из них не были плодотворными, но были типичными для того, как мы В Америке к православным часто относятся: один маленький мальчик подумал, что я «Санта-Клаус». Клаус », и женщина указала на меня как« аятолла! »У меня также было несколько встречается с людьми, которые должны были быть православными: одна женщина, которая была замужем за греком; мужчина, который был женат на гречанке, но ни то, ни другое из них православные, потому что бабушка женщины стала лютеранкой за социальные причины — здесь было очевидно, как мирское еще одна православная семья в Америке.

Но были и плодотворные встречи. Некоторым людям я смог говорить о Православии (о котором они никогда не слышали) и раздавать копии «Православного слова». У одного из этих людей есть история, которая должна трогают наши православные сердца.

Большую часть дня я пересекал обширный Вайоминг, полный только замороженная, бесплодная земля и несколько стада антилоп — я разговаривал с интенсивным молодой человек, который искал правду, узнав, что «харизматическое» движение не от Бога.Разочаровавшись в Американская религия — методисты, католики, баптисты и др. Протестантские евангелисты — в крайнем случае он изучает русский язык, чтобы поезжай в Россию и узнай, что ему скажут люди, страдающие за свою веру. «Может быть, это будет реально», — сказал он, в отличие от религиозное лицемерие он видит повсюду. Он с нетерпением спросил меня о многих вещи, от доктрин до обычаев и моральных учений, а затем прочтите главу о харизматическом движении в нашей книге «Православие и Религия будущего «, который, по его словам, выразил словами то, что он чувствовал (на основе его собственный опыт), но у него не было учения, чтобы выразить его.Вот где Православие, истинное христианство, может буквально спасти того, кто иначе может впасть в отчаяние из-за неадекватности христианства Запад. Здесь снова было посеяно семя; возможно, Вайоминг не станет православным, но несколько душ могли бы.

Все это для объяснения того Православия, в Св. Тихонове определение, истинное христианство , и это никогда не было более необходимо, чем Cегодня. Мы должны осознать, какое у нас есть сокровище, и сделать его активным в себе.Это не обязательно означает ходить от двери к двери, как Свидетели Иеговы, или проповедует на улицах. Придет внешнее выражение нашей веры естественно, как только мы начали идти внутрь, выясняя, что это за сокровище есть и позволяя ему по-настоящему измениться.

Недавно один православный человек, обладающий некоторой чуткостью и глубиной, сказал мне: «Православие — это правда, но сегодня это слишком сложно для мужчин, поэтому я редко говорить об этом ». В этом утверждении есть доля истины.Православие ЕСТЬ сложно по сравнению с западными номиналами; но все же — любой, кто способен желать требовательной веры, способен принять Православие. Мы надо больше сеять, значит, будет больше пожинать. Но прежде всего у нас есть пойти внутрь и сделать истинное христианство православия частью жизни нас .

как нам это сделать? В какой-то степени каждый, кто близок к церкви и старается соблюдать православную дисциплину, знает ответ на этот вопрос: вы посещать церковные службы, хранить веру, причащаться, читать Православные книги.Но сделать все это можно практически механически, не углубляясь в Православие.

Сделай усилие

Поэтому, прежде всего, мы должны не просто посещать службы, а соблюдать внешняя форма Православия — мы должны осознавать того, что мы делаем. Если ты когда-либо говорил с серьезным протестантом или неверующим, который действительно хочет знать во что вы верите и почему ведете себя именно так, вы поймете, как важно это осознание.Вы можете буквально спасти чью-то душу вот так, если вы можете хотя бы немного начать открывать ему глубины православного христианства. Почему вы креститесь? Почему вы молитесь святым? Почему вы встаете в церкви или делаете земные поклоны во время поста? Почему ты всегда поешь «Господи, помилуй»? Что такое святое Причастие? Почему вы исповедуете свои грехи священнику? Особенно сегодня, когда нас окружают люди, которые не знают правды, но некоторые из них действительно жаждем этого — мы не можем делать это просто по привычке; мы должны уметь, как говорит апостол Петр, дать отчет о том, что мы верьте и поступайте с теми, кто вне Церкви.Есть много способов стать получил образование в православии — спросите у приходского священника, почитайте книги, получите копию некоторых церковных служб и начните посещать больше глубоко в их значение.

Кроме того, мы должны не просто осознавать, чему учит и что делает наша Церковь — мы надо пытаться насытить им. Преподобный Серафим в своем духовном инструкции, говорит, что христианин должен «плавать в законе Господь »- и это не значит, что Церковь должна быть лишь маленькой частью своего жизнь; это означает идти глубже и делать больше.Конечно, начнем с время. Если вы ходили в церковь только по воскресеньям, вы можете начать в субботу вечером пойдите на всенощное бдение и на праздничные службы. Если ты пытались соблюдать пост Великого поста, вы можете приступить к большему количеству самые трогательные службы Великого поста — Литургия Преждеосвященных Даров, Канон Андрея Критского, Хвала Богородице.

Написано для вас

И еще один очень важный момент: вы должны читать духовные книги.Святой Иоанн Златоуст доходит до того, что говорит, что христианин, который не читает духовные книги не могут быть спасены. Почему? Потому что мир, чей дух мы бессознательно поглощать много часов в день, настолько сильно, что мы почти автоматически следовать его путям, если мы сознательно не заполняем свой разум и сердца с христианскими впечатлениями.

Бесчисленные книги существуют для этого цель, как на русском, так и на английском языках: прежде всего Священное Писание и Православные комментарии к ним.Затем жития святых и недавние аскеты; «Моя жизнь во Христе» Иоанна Кронштадтского; «Unseen Warfare» Автор Преподобный Никодим Святогорский и епископ Феофан Затворник; в Духовные наставления святого аввы Дорофея; Проповеди святого Макария Великий; православные богослужения, некоторые из которых теперь на английском языке; «Лавзейская история» и «Жития и изречения отцов-пустынников», которые сейчас так же свежи, как и были произнесены 1500 лет назад; Жизни Новомученики России; Книга архиепископа Андрея «Единственное, что нужно».»The В монастырском книжном магазине можно купить эти и многие другие книги. если ты есть в вас искра христианского рвения, вы удивитесь, насколько сильно ваша душа освежится чтением таких книг; они дадут вам вкус того потустороннего, без которого христианская душа увядает и умирает, особенно в наши мирские времена.

Помощь в борьбе

И, конечно же, центральной частью этого углубления в Православие являются Церковные лекарства исповеди и Святого Причастия, которые вам следует участвовать в максимально возможной степени, согласно совету вашего духовный отец.Тогда есть ежедневные возможности выразить Христианская любовь — раздача милостыни, посещение больных, помощь нуждающимся. Все из этих средств, если в них есть сердце, помогают сделать Христианин отличается от мира, потому что они поднимают глаза над этим переход мира в Царство Небесное, что является нашей целью как христиан. Это положительные средства для более глубокого проникновения в Православие. Есть, из Конечно, вам придется бороться и с негативом.Однажды ты осознают, что идет невидимая война, что наши Христианство постоянно атакуют наши невидимые враги, особенно через дух мирского вы начнете видеть также отрицательные вещи в вашей жизни, которые нужно изменить. Но с твердым пониманием положительной, вдохновляющей стороны христианской жизни, эта борьба против отрицательные недостатки и привычки становятся намного проще. Часть нашего понимания что такое Православие, предполагает осознание того, что этот мир во многом является прерогативой дьявол, князь мира сего, действующий на наши души и сердца главным образом любовью к этому преходящему миру.Но если мы боремся в Православным путем мы получаем благодать Божию, и это единственное Который может поднять нас над этим миром, лежащим во зле. Теперь я хотел бы сказать несколько слов о некоторых ловушках, в которые можно попасть. падать, как только вступишь на путь ревностного православного Христианство. Можно подумать, слыша о нашей вере; что все, что нужно сделать — значит загореться рвением к нему, и тогда можно войти в Царство Небесное.Но так уж получилось, что у нас есть враг — дьявол — и как как только мы разгорячимся, приходит враг и начинает сражаться. я буду говорить вот три способа, которыми он нападает, и это также поможет нам немного точнее определить, что такое истинное христианство Православия.

Отсутствуют основы

Первая ловушка возникает, когда человек начинает читать православные книги, это вдохновлен ими, но не применяет их принципы должным образом к собственному жизнь.Епископ Игнатий Брянчанинов, один из великих русских отцов 19 век — луч света современности, вместе с его современник, епископ Феофан Затворник — написал специальную книгу, Английский «Арена» для монахов последнего времени — нашего времени — где он дает совет, к которому должны прислушаться все православные борцы нашего времени. В в этой книге он предостерегает новичков на монашеском пути, чтобы они не превозносились некоторыми вдохновляющими сочинениями Святых Отцов или даже Житиями Святые, что живо и ярко воплощается в жизнь «несбыточная мечта об совершенной жизни». соблазнительно в его воображении «и перестает выполнять скромные христианские задачи прямо перед ним (гл.10).

Это основная ошибка. Можно думать о жизни в пустыне, в то время как прямо перед одним может быть отличная возможность исповедовать христианство — у кого-то могут быть неприятности, и с нашими высокими идеями мы можем даже не думать о том, чтобы помочь ему. Или с эти же высокие идеи в нашем уме, мы можем начать критиковать других и быть недостаток в основной христианской любви, без которой все наши высокие идеи пустой. На собственном опыте мы должны научиться применять писания Святые отцы и само Писание до нашего уровня и обстоятельств.

Наша духовная жизнь — это не что-то книжное или построенное по формулам. Все, что мы узнаем, должно стать частью нашей жизни и чем-то естественным. нас. Мы можем читать об исихазме и Иисусовой молитве, например: и начинаем говорить это сами — и по-прежнему слепы к нашим собственным страстям и невосприимчив к нуждающемуся человеку прямо перед нами, не видя, что это — это проверка нашего христианства, которая проводится на более базовом уровне, чем высказывание Иисусова молитва.Надо читать православные книги нашего уровня — те, о которых я упоминал выше, больше подходят для начинающих — и мы должны их внимательно прочитать смиренно, осознавая природу нашего времени, когда мирские влияния присутствуют повсюду и влияют на наше мышление, даже когда мы этого не осознаем, и никогда не мечтали, что мы находимся на каком-либо уровне, кроме как для новичков.

Болезнь правильности

С этим связана болезнь сегодняшних православных христиан, которая может быть смертельно: «болезнь правильности».»В каком-то смысле это естественное искушение любой, кто только что пробудился к христианской вере и духовной жизни — чем больше человек узнает о христианской доктрине и практике, тем больше обнаруживает, сколько «ошибок» совершал до сих пор, и естественное желание быть «правильным». Это похвально, хотя в начало, вероятно, будет слишком искусственно «строгим» и сделает много новых ошибок из-за гордости (к которым мы постоянно слепы).если ты критичны по отношению к другим, уверены в своей правоте, стремятся цитировать каноны, чтобы доказать, что кто-то другой неправ, постоянно «зная лучше» чем другие — у вас есть ростки «болезни правильности». Эти признаки незрелости в духовной жизни, и часто их перерастают, если живет нормальной духовной жизнью.

Но особенно в наши дни мирской дух так силен, и очевидно, что в нашей церковной жизни так много неправильного — что есть сильная соблазн сделать «правильность» своим образом жизни, застрять в ней.А также это не только болезнь новообращенных; один из лучших епископов древности Календарные греки, епископ Киприан св. Киприано-Иустин монастырь близ Афины написали, что этот дух «правильности» уже сделал невыразимый ущерб Православию в Греции, один за другим вызывающий драки и расколы. другой. Иногда ревность к «Православию» (в кавычках) бывает такой чрезмерно, что он создает ситуацию, аналогичную той, которая вызвала старую Русская женщина замечает энтузиазма новообращенного американца: «Ну, он конечно православный все нормально — а он христианин? »

Быть «православным, но не христианином» — это государство, имеющее особое название в На христианском языке: значит быть фарисеем, так увязнуть в буква церковных законов, что теряется дух, дающий им жизнь, дух истинного христианства.Говоря это, моя цель — не быть критиковать или указывать на кого-то в частности — мы все страдаем от этого — но только для того, чтобы указать на ловушку, из-за которой можно не воспользоваться богатств, которые Православная Церковь дает для нашего спасения, даже в эти злые времена.

Даже когда он не фанатичен, этот дух «правильности» сам по себе сакэ оказывается бесплодным. В качестве примера могу рассказать об очень наш хороший друг, один из отцов-фанатиков Mt.Афон. Он «умеренный» фанатик, признающий благодать Нового Календаря. таинства, благословения священников нашей Церкви и тому подобное; но он абсолютно строг, когда дело доходит до применения базового Зилота. принципу не общаться не только с епископами, чье учение отходит от православной истины, например Константинопольский Патриарх, и не только со всеми, кто общается с ним, но и со всеми, кто общение со всеми, кто хоть как-то отдаленно общается с ним.Такой «чистоты» так трудно достичь в наши дни (вся наша Русская Церковь Заграницей, например, «запятнано» в глазах некоторой долей общности. с другими Православными Церквами), что он общается только со своими священник и десять других монахов в его группе на Святой Горе; Все остальная часть православной церкви не «чистая».

Возможно, в мире осталось всего десять или двенадцать человек, которые совершенно «строгие» и «чистые» в своем Православии — этого я действительно не знаю; но просто не может быть, чтобы на самом деле было всего десять или двенадцать православных Оставшиеся в мире христиане, с которыми можно иметь истинное единство веры, выражается в общем общении.Я думаю, вы видите, что есть некоторые своего рода духовный тупик здесь; даже если бы нам пришлось поверить в такую ​​узкую взгляд на Православие по букве, наше верующее христианское сердце восстанет против этого. Мы не можем жить такой строгостью; мы должны как-то быть менее «правильным» и ближе к сердцу православия.

В меньшем смысле мы тоже можем увлечься «правильностью»: «мы можем как хорошо сделанные византийские иконы (что хорошо), но мы заходим слишком далеко если мы с пренебрежением относимся к более современным иконам стиля, которые до сих пор присутствуют во многих наших церквей.То же самое и с церковным пением, архитектурой, соблюдение правильных правил поста, коленопреклонения в церкви и т. д. стремясь быть как можно более правильными, мы также должны помнить, что эти вещи относятся к внешней стороне нашей православной веры , и они хороши только если они используются в правильном духе истинного христианства св. Тихон рассказывает о. Владимир Соловьев в своем рассказе об антихристе: гениально предполагает, что Антихрист, дабы привлечь православных консерваторы откроют музей всех христианских древностей.Возможно очень образы самого Антихриста (Апок. 13:14) будут в хорошем византийском стиль — это должно быть для нас отрезвляющей мыслью.

«Харизматический» обман

Третью ловушку я просто упомяну, потому что это не похоже на проблема в нашей церкви. Это «харизматическое» движение, которое его воображает. обретает Святого Духа различными протестантскими методами. Этот движение наполнено таким очевидным духом завышенной самооценки и имеет так много характеристик того, что православные писатели называют духовный обман (прелесть) что не буду на этом останавливаться.Верно Православный дух — это совсем другое. После упоминания этих подводных камней я хотел бы вернуться к теме и упомяните некоторые последние пути, которые у нас есть в нашей Русской Зарубежной Церкви сегодня о повышении осведомленности о Православии и помощи нам ценить его больше и использовать лучше.

Наша православная вера доходит до нас через традицию. Это означает, что это не так что-то, о чем мы только что читаем или заново открываем в книгах — это что-то передается от отца к сыну, от поколения к поколению, что мы видим практикуется вокруг нас нашими отцами и братьями по вере.Если мы находятся в живом контакте с этими людьми, передающими традицию, «правильность» не будет для нас таким искушением; мы будем «подключены» с традицией. Это не значит, что мы должны верить каждому мнению, которое слышим. от, казалось бы, благочестивых людей — у нас есть сочинения святых отцов и вся традиция Церкви направлять нас, если есть сомнения или недоумения.

Некоторые из тех, кто передают православную веру, имеют для нас особое послание.Я хотел бы упомянуть здесь только троих из тех, кому есть что сказать нас: двое из них умерли за последние несколько лет, и некоторые из вас здесь знали их; другой еще жив. Все трое связаны с Россией, которая сейчас подвергаясь ужасному испытанию атеистического правления, и в этом тоже есть что-то сказать нам.

Архиепископ Ново-Дивеевский Андрей

Первый из них — архиепископ Ново-Дивеевский Андрей, скончавшийся последним. год после долгой и полной жизни в Церкви.Он как раз отправлялся в жизни, когда разразилась русская революция, и ему пришлось переосмыслить всю свою жизнь. цель в жизни в изменившихся обстоятельствах. Для чего нужна жизнь и что есть стоит делать в жизни, если все нормальные основы жизни могут быть такими вдруг свергнут? Познав в детстве теплоту Православия, он поначалу тщетно искал его, будучи взрослым, пока не обнаружил, что он Сам должен был поглубже и пострадать за то, что ему нужно.Он читал Достоевского, углубившего его взгляд на жизнь; он попал в группа неправославных христиан, которая была пылко, но не могла удовлетворить его Православная душа. Он нашел священника, который открыл ему , что означает позади. церковные службы и обычаи. Он прочел святых отцов, а пришел взломать к жизни из его прежнего отчаяния. И тут нашел оптинских старцев: Нектарий, научивший его, что такое истинное благочестие или благочестие — хранить все от Бога в чести; и старец Анатоль, подаривший ему св.Тихона «Об истинном христианстве» и рассказала ему жить по ней.

Где бы он ни был — в России, Германии или Америке — он стремился установить атмосфера христианского тепла, где другие искатели могли найти покой, найдено. Он увидел, что большая часть нашей христианской жизни внешняя и холодная, и он всегда стремился пробудить истинную внутреннюю жизнь и теплоту Православия когда это глубоко понимается и практикуется. Он ненавидел «теплицу» Христианство тех, кто «любит» быть православным, но не живет жизнью борются и углубляют свое христианство.Мы, обращенные, можем легко упасть для этого «оранжерейного» православия тоже. Мы можем жить рядом с церковью, иметь Английский службы, хороший священник, часто хожу в церковь и получаю Таинства, будь в «правильной» юрисдикции — и оставайся холодным, бесчувственным, высокомерный и гордый, как сказал святитель Тихон. Таким образом мы не будем расти потому что у нас нет чувства срочности и борьбы, которое Владыка Андрей говорил о. Однажды, когда он только подозревал, что один из его духовных детям было комфортно в его Православии, он взял его за плечи и буквально потряс его и сказал ему: «Не будь лицемером!»

Подробнее об архиепископе Андрею и его православной философии жизнь в буклете, изданном несколько лет назад: «Восстановление Православный образ жизни.«От Владыки Андрея мы можем узнать, что Православие это вопрос жизни и смерти, что требует глубокого осознания и бороться за то, что это не может быть «комфортным», если оно не подделка.

Профессор И.М. Андреев

Второй человек, которого я хочу упомянуть, много лет жил здесь, в Джорданвилль. Это был философ — И.М.Андреев. Сначала он принадлежал к либеральной интеллигенции, и лишь постепенно, в первое десятилетие Революции, вернулся ли он в Православие, где нашел всю философия жизни, которую западные школы дать не могли.Его паломничества в Саров, Дивеево и другие монастыри России незадолго до они были закрыты, углублены и претворяли в жизнь его вновь обретенную веру. Потом пришел его лет стоять в истине, когда он встал на сторону Катакомбной церкви в страшные 20-30-е годы.

Он был тонким философским мыслителем, но больше всего у него православным сердцем, и больше всего он горевал, видя, как мало православных люди, кажется, глубоко заботятся о Боге, своей вере и своих собратьях.В своей статье «Плачьте» после описывая, как молодая мать в Нью-Йорке жестоко убила своего младенца сын, он обращается к православным людям: «Все за одного и один за всех виноват … Пусть каждый думает о себе … Что ты делал на этом Вечер, когда было совершено это невероятное, но подлинное злодеяние? Возможно, это был твой грех, твой аморальный поступок, твоя злоба, которые оказались быть последней каплей, из-за которой переполнен сосуд зла. Именно так мы должны размышлять, если мы христиане… Плачьте, братья и сестры! Не стыдись этих слез … Пусть слезы твои станут источником другая энергия, энергия добра, которая борется с энергией зло … Пусть эти слезы пробудят и многих равнодушных ».

Горячее беспокойство Андреева показывает нам, что у нас должно быть глубоких чувств. сердце , иначе мы не христиане. [О своей жизни и философии, см. «Православное слово», 1971, вып. 74.]

Отец Димитрий Дудко

Наконец, я хотел бы упомянуть одного человека, живущего сегодня в Советском Союзе. Россия — отец Димитрий Дудко.Он родился уже после революции, и пришел ко Христу в позднесоветский период через страдания живого под властью атеистов и провел 81 с половиной года в лагере. Его слова в последние годы с необычайной силой говорят о нас, православных христианах. за пределами России. С ним можно не согласиться по нескольким теоретическим пунктам, а вот его сердце так правильно, так православно. В о. Димитрий та же забота и чувство, что Андреев нашел на Западе значительных недостатков; такой же Напор и борьбу проповедовал Владыка Андрей.Однажды, когда кто-то спросил на его сессиях вопросов и ответов несколько лет назад после Всенощное бдение, записанное в его книге «Наша надежда» — разве христианство в Западу лучше, будучи на свободе? — он ответил: Нет. духовность с комфортом, а от этого многого ожидать не приходится; здесь в Россия у нас есть мученики и страдания, и оттуда может прийти воскресение и новая жизнь.

Вообще-то, если серьезно отнестись к тому, что православные учителя любят архиепископ Андрей, Андреев и отец Димитрий говорят, вы можете подумать для нас не так много надежды — мы слишком мягкие, слишком неосведомленные, слишком мелкие наружу.Что ж, хорошо так думать — это может заставить нас проснуться вверх и бороться. Пусть слова этих пылких душ станут для нас предупреждением.

Мы находимся в привилегированном положении мира и свободы, и это опасно для нас. Мы можем сидеть среди наших православных сокровищ, сокровищ которые дают спасение, которого нет ни у кого другого — и довольствуйтесь нашим ситуация и так будет совершенно бесплодной. Если нам трудно быть Православные — тогда будем радоваться, а это значит, что надо бороться, а есть надеюсь, что мы не зачахнем и не умрем духовно.

Православие — здесь и сейчас

Часто мы неправильно представляем нашу ситуацию. Мы думаем: «Если бы я мог бы пойти куда-нибудь еще, изменить свою ситуацию и т. д., мои проблемы будет решено «; но обычно это совсем не так. Мы должны начать правильно сейчас, где бы мы ни были. Если сложно, тем лучше — значит мы должны бороться за свое христианство; и если вам нужно бороться и борьба, вы становитесь более осведомленными.

Но в нашем привилегированном положении также есть возможности, и мы должны используй их.

Прежде всего, возможно, многие из вас не знают, что существует много сейчас контакты между людьми в России и людьми за ее пределами. Мы можем узнайте, что там происходит. Прочтите о. Дмитрия Дудко книги или его маленькая газета. Есть также западные источники, в которых давать свежую информацию о том, что происходит с православными христианами в России — о. Православный обозреватель Виктора Потапова, The Keston News Служба «Помощь Русской Церкви» и т. Д.Узнать о эти страдающие люди и молятся за них. Ты знаешь о Монахиня Валерия арестована и помещена в психиатрическую больницу на продавать пояса с вышитым на них девяностым псалом? О Отец Георгий Кальчу в Румынии сидит в тюрьме за своего христианина. проповеди? Об Александре Огородникове, заключенном в тюрьму за проведение Христианская дискуссионная группа? О Владимире Осипове, россиянине патриот и самиздат издатель? О о. Глеб Якунин, о. Василий Романчук, Сергей Ермолаев, Игорь Огурцов — список долго.Мы должны начать молиться за этих людей, которые страдания за свою веру.

И мы можем им помочь: у нас есть их тюремные адреса и мы можем отправить им письма. Даже если они их не получат, тюрьма чиновники делают, а обращение с заключенными с «друзьями за границей» заметно улучшается. Через «Православное действие» вы можете отправлять литературу. в обычных конвертах. Есть даже способы получить книги. Вы можете написать о. Дмитрий Дудко — некоторые письма доходят, а и он даже отвечает.Каждый может что-то делать, и каждый бит помогает. На Западе мы стали слишком пассивными — сейчас время, когда мы можем выражаем нашу заботу и беспокойство.

Когда рай для дураков потерян

Возможно, даже больше, мы можем узнать от страдающих людей России и другие коммунистические страны. Я не хочу пугать тебя, но нам лучше признать тот факт, что они страдают сейчас или что-то подобное, наверное приеду сюда, и скоро.Мы живем в последнее время, Антихрист близко, и то, что происходит в России и других странах, является нормальный опыт для нашего времени. Здесь, на Западе, мы живем в дураках рай, который может и, вероятно, скоро будет потерян. Давай начнем готовить — не храня еду или такие внешние вещи, которые некоторые уже делают в Америке, но с внутренней подготовкой православных христиан.

Вы когда-нибудь задавали себе вопрос, например, как вы будете выжить, если вас поместят в тюрьму или концлагерь, и особенно в карцер одиночного заключения? Как ты собираешься выживать? Вы сойдете с ума за очень короткое время, если вашему разуму нечего будет делать. займись собой.Что у тебя на уме? Если вы наполнены мирские впечатления и ничего духовного в уме; если ты просто жить изо дня в день, серьезно не задумываясь о христианстве и Церковь, не осознавая, что такое Православие, а вы помещен в ситуацию, подобную одиночному заключению, где нечего делать, некуда идти, фильмов не смотреть, просто оставаться на одном месте перед четырьмя стены — вы вряд ли выживете.

У румынского протестантского пастора Рихарда Вурмбранда есть запись, посвященная эта тема очень интересна.В такой кризисной ситуации когда все наши книги и реквизит унесены, мы можем полагаться на ничего, кроме того, что мы приобрели внутри себя. Он говорит, что все Библейские стихи, которые он знал, ему не очень помогли; абстрактное знание догм мало помогло — важно то, что есть в душе. Вы должны Имейте Христа в своей душе. Если Он там, то у нас, православных христиан, есть целая программа, которую мы могли бы использовать в тюрьме. Мы можем вспомнить православных Календарь — какие святые и когда отмечаются праздники.Мы не должны знать весь Календарь, но из нашей повседневной жизни в Церкви мы будем помните основные вехи церковного года; все, что мы накопили наши сердца и умы вернутся к нам. Какие бы молитвы и гимны мы ни знать наизусть поможет нам, нам придется петь их каждый день. Вы будете должны иметь людей, за которых можно молиться.

Всемирное рассеяние наших русских Зарубежная Церковь идеально подходит для этого. Вы можете объехать весь земной шар на своем мысленно, по одной стране или континенту, и молитесь за тех, кого вы знаете, даже если вы не можете вспомнить их имена — епископы и игуменьи, приходы и священники и русские, и миссионеры, монастыри Святой Земли, заключенных в России и Румынии и других странах под атеистическим игом, миссии в Уганде и других странах Африки, где это очень сложно, монахи Mt.Афон, страдающие старостильники Греции. Чем больше это вы знаете и молитесь сейчас, тем лучше для вас будет когда придется страдать самому, тем больше придется взять с собой в тюрьму.

Как говорит Андреев, «один за всех и все за одного» — мы занимаемся практикуют наше христианство в мире, который стал атеистическим, независимо от того, не открытое преследование продолжается.

Разрешить

У каждого христианина есть талант от Бога, и Он спросит, что мы сделали с тем, что Он дал нам.В Советской России и других коммунистических странах есть талант страдать за Христа и быть верным посреди испытания. В свободном мире большинству из нас дан талант свобода : нам была предоставлена ​​свобода исповедовать нашу веру и возможность благодаря нашему обилию православных текстов полностью осознать этого и углубить в себе. Но это Православие должно быть истинным Христианство , которое описывает святитель Тихон — Православие не разума, а православия. сердце.Такого рода православие невозможно обрести в одночасье; это требует страдания, опыт, испытания. Но в первую очередь требуется решимости . Если каждый из нас вкладывает эту решимость в свое сердце, если мы возьмем христианскую Серьезная вера и решимость быть верным ей, могут быть буквально воскресение истинного христианства среди нас, что о. Дмитрий Дудко и другие упоминают, что это начало происходить в России.

Позвольте мне закончить словами св.Герман, праздник которого мы отмечаем — он также был одним из тех, кто в полной мере использовал возможности дал им. В известном инциденте, когда он попросил офицеров корабля то, что они любили больше всего, а затем посрамить их, сказав им что только Бог достоин такой любви, он закончил свое наставление этими слова, которые вы найдете на некоторых иконах преподобного Германа: «С этого дня, с этого часа, с этой минуты будем любить Бога превыше всего.» Очень простой вещь — это именно то, что мы все должны делать. Дай бог нам сил за это по молитвам Его великого святого Германа Аляскинского.

Аминь.

Предстоятелей Поместных Православных Церквей поздравили председателя ОВЦС с 55-летием / Новости / Patriarchate.ru

24 июня 2021 года, в день памяти святой равноапостольной княгини Ольги, митрополита Волоколамского Илариона, главы Отдел внешних церковных связей Московского Патриархата и ректор Кирилло-Мефодиевского института аспирантуры совершили Божественную литургию в храме во имя мучеников и исповедников князя Черниговского Михаила и его боярина Феодора Чудотворцев, часть Патриаршего подворья Черниговских мучеников.На подворье находится Институт последипломного образования Святых Кирилла и Мефодия.

В этот день исполнилось 55 лет со дня рождения Его Высокопреосвященства Илариона.

Среди сослужителей архипастыря были митрополит Воскресенский Дионисий, канцлер Московского Патриархата; Митрополит Филиппопольский Нифон, представитель Патриарха Антиохийского и всего Востока при Патриархе Московском и всея Руси; Митрополит Саранский и Мордовский Зиновий; Епископ Моравичский Антоний, представитель Патриарха Сербского при Патриархе Московском и всея Руси; Архимандрит Филарет (Булеков), заместитель председателя ОВЦС; Архимандрит Серафим (Шемятовский), представитель Православной Церкви Чешских земель и Словакии на Московском Патриаршем престоле; Протоиерей Николай Лищенюк, настоятель Карловарского представительства Русской Православной Церкви; Протоиерей Игорь Якимчук, секретарь ОВЦС по межправославным отношениям; Протоиерей Сергий Звонарев, секретарь ОВЦС по делам диаспоры; Секретарь ОВЦС по межхристианским отношениям иеромонах Стефан (Игумнов): и преп.Дмитрий Сафонов, секретарь ОВЦС по межрелигиозным отношениям.

Диаконами руководил протодиакон Владимир Назаркин, помощник председателя ОВЦС.

Среди молящихся были сестра София (Силина), настоятель Новодевичьего Воскресенского монастыря, и сотрудники ОВЦС.

Во время Горячей молитвы были поданы прошения об избавлении от коронавирусной инфекции.

После пылкой молитвы Высокопреосвященство Иларион вознес молитву, прочитанную во время распространения пагубной заразы.

После Божественной литургии митрополит Воскресенский Дионисий зачитал приветствие Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла по случаю 55-летия митрополита Илариона. От имени Предстоятеля Русской Православной Церкви митрополит Дионисий подарил председателю ОВЦС старинную икону Спасителя и букет белых роз.

Выступая от имени Блаженнейшего Иоанна, Патриарха Антиохийского, митрополит Нифонт передал Его Высокопреосвященству Илариону наилучшие пожелания в день рождения.Он пожелал архиерею крепкого здоровья и дальнейших успехов на его высоком посту в служении Русской Церкви. Он, в частности, сказал: «Вы, уважаемое Высокопреосвященство, подаете тем, кто вместе с вами служит, пример верности Церкви и Родине. Вы используете свое многообразное образование на благо Церкви; вы возглавляете старейший синодальный отдел, укрепляющий отношения между Церквями и народами. Ваше блестящее пастырское слово, увлекательные богословские книги и возвышенная музыка открывают людям богатство Святой Церкви.Да пошлет Господь Свою благодать на исполнение ваших благих намерений во славу Русской Церкви и Великой Руси ».

Приветствие Митрополиту Илариону пришло также от Блаженнейшего Феофила III, Патриарха Священного Града Иерусалима и всей Палестины.

Епископ Моравичский Антоний зачитал поздравительное послание Святейшего Патриарха Сербского Порфирье.

Поздравление с днем ​​рождения от Блаженнейшего Ростислава, митрополита Чешских земель и Словакии, зачитал архимандрит Серафим (Шемятовский).

Послание ко дню рождения от Предстоятелей Православных Церквей Румынии, Болгарии, Польши и Православной Церкви Америки зачитал протоиерей Игорь Якимчук.

Затем к прихожанам обратился митрополит Иларион:

«Ваше Высокопреосвященство, Достопочтенный митрополит Дионисий,

Ваши Высокопреосвященства, Митрополит Нифон и Митрополит Зиновий,

Преосвященство Епископ Антоний,

Дорогая Мать

. Дорогие братья и сестры!

Я хотел бы прежде всего поблагодарить Бога за годы, которые я прожил на этой земле и, самое главное, за призыв Господа ко мне с юности присоединиться к Его Святой Церкви, и каждый день я получаю от Церкви духовные питание, духовное утешение и вдохновение для всех дел, которые Господь доверил мне через Высшую Власть.Без этого вдохновения невозможно было добиться чего-либо, начиная от достигнутого и заканчивая тем, что делается.

Служба обычного приходского священника превосходит человеческие ресурсы, ибо священник должен либо брать на себя горести, болезни, грехи других людей, либо научиться пропускать все это через свое сердце и только после этого доверить это Богу. А что касается епископов как лиц, на которых Верховная Власть возложила очень важные задачи, то эта ответственность многократно возрастает.И никаких человеческих ресурсов не хватило бы для проведения этих церковных служб, если бы Сам Господь не укрепил нас, духовенство, Своей благодатью.

Иногда в нашей жизни случается так, что наши физические ресурсы ослабевают. Но наши духовные ресурсы никогда не должны ослабевать; никогда не должно быть того, что на современном языке называется выгоранием, когда человек внезапно отключает выполняемые услуги. Это самое печальное, что может случиться с церковным служителем. Дай Бог, чтобы никто из нас никогда не испытал тех моментов, на которые иногда жалуются современные священнослужители.

Господь, давая нам силы для священнического служения, всегда дает нам возможность общаться с Ним через молитву, через святую Евхаристию, для приобщения Святых Христовых Таин. Это то, что дает нам силы нести свое служение.

Хочу сердечно поблагодарить Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, который более четверти века назад позвал меня в свою команду и чьим помощником я был все эти годы. Благодарю за доверие ко мне, за возможность быть ответственным за одну из важнейших сфер церковной работы — внешние церковные связи.Я рад, что сегодня рядом со мной сотрудники Отдела внешних церковных связей.

Я хотел бы сердечно поблагодарить через вас, дорогой митрополит Нифон, Блаженнейший Патриарх Антиохийский и всего Востока Иоанн X за добрые слова, которые он передал через вас, и за хорошее сотрудничество, которое во многом благодаря вам, был установлен между нашими двумя Церквями.

Хочу выразить сердечную благодарность Святейшему Патриарху Сербскому Порфирию через Вас, дорогой митрополит Антоний, и поблагодарить Вас за многолетнее добросовестное служение, которое Вы осуществляете, укрепляя двусторонние отношения между нашими Церквами.

Прошу Вас, дорогой отец Серафим, передать мою благодарность Блаженнейшему Ростиславу, митрополиту Чешских земель и Словакии за добрые слова в мой адрес в этот памятный день и поблагодарить Вас за служение, за которое Вы оказываете. ради укрепления отношений между Русской Православной Церковью и Православной Церковью Чешских земель и Словакии.

Хочу сердечно поблагодарить Блаженнейшего Патриарха Румынии Даниила, Блаженнейшего Патриарха Болгарского Неофита, Блаженнейшего Савву, митрополита Варшавского и всея Польши, Блаженнейшего Митрополита всея Америки и Канады Тихона за поздравления с днем ​​рождения. прислал мне.

Мы переживаем непростое время, когда кризис межправославных отношений усугубился кризисом, охватившим весь мир. Мы молимся о том, чтобы постигшее нас несчастье вскоре прекратилось. Мы молимся, чтобы Господь даровал всем нам крепкое здоровье, спасение и успех в наших начинаниях.

Очень хотелось бы надеяться, что скоро пройдет время скорби и наступят радостные времена, когда мы сможем возносить с благодарностью Богу наши благодарственные молитвы за избавление нас от пагубной заразы ».

Затем митрополит Иларион вручил сотрудникам ОВЦС Патриаршие награды в связи с 75-летием Отделения внешних церковных связей.

Секретарь ОВЦС по межправославным отношениям протоиерей Игорь Якимчук награжден орденом князя Даниила Московского III степени.

Начальник протокольного отдела игумен Феофан (Лукьянов) награжден орденом преподобного Серафима Саровского III степени.

Медалью «Патриаршая благодарность» награжден преп.Анатолий Чуряков, сотрудник ОВЦС, преподобный Александр Карзан, секретарь председателя ОВЦС; Преподобный Илья Косых, сотрудник ОВЦС, начальник Службы связи ОВЦС, диакон Федор Шульга, сотрудник ОВЦС.

Сестра Юлиания (Захарова), руководитель аппарата ОВЦС, награждена Медалью Евфросинии Московской.

За усердную работу на благо Церкви сотруднику ОВЦС иеромонаху Кириллу Перегудину и советнику председателя ОВЦС преподобному Александру Ершову вручена Патриаршая грамота.

Коммуникационная служба ОВЦС / Patriarchia.ru

Smiley’s People: 9780671042769: Ле Карре, Джон: Книги

Chapter One

Два, казалось бы, не связанных между собой события возвестили о вызове мистера Джорджа Смайли из его сомнительной отставки. На первом фоне был Париж, а на какое-то время — кипящий август, когда парижане по традиции покидают свой город под палящим солнцем и набитым автобусами туристами.

В один из этих августовских дней — четвертый, и ровно в двенадцать часов, так как церковные часы били, а заводской колокол только что предшествовал ему — в квартале , когда-то прославившемся большим населением Более бедные русские эмигранты, коренастая женщина лет пятидесяти с сумкой для покупок, вышла из темноты старого склада и, полные своей обычной энергии и целеустремленности, двинулась по тротуару к автобусной остановке.Улица была серая и узкая, с закрытыми ставнями, парочка маленьких hôtels de pas и много кошек. По какой-то причине это было место особой тишины. Склад, поскольку он обрабатывал скоропортящиеся товары, оставался открытым во время праздников. Жар, загрязненный выхлопными газами и немытый малейшим ветерком, поднимался к ней, как жар от шахты лифта, но ее славянское лицо не вызывало никаких жалоб. Она не была одета и не сложена для физических нагрузок в жаркий день, она была действительно очень невысокого роста и толстой, так что ей приходилось немного кататься, чтобы жить вместе.Ее черное платье церковной строгости не имело ни талии, ни какого-либо другого рельефа, за исключением полосы белого кружева на шее и большого металлического креста с хорошими пальцами, но не имеющего внутренней ценности, на груди. Ее потрескавшиеся туфли, которые при ходьбе уходили наружу в остриях, оставляли резкую татуировку между закрытыми ставнями домами. Ее обшарпанная сумка, полная с раннего утра, показала ей небольшой крен на правый борт и ясно сказала, что она привыкла к ношам. Однако в ней было и веселье. Ее седые волосы были собраны в пучок позади нее, но оставался один бодрый чуб, который шлепался по ее лбу в ритме ее переваливания.В ее карих глазах светился стойкий юмор. Ее рот, расположенный над подбородком бойца, казалось, был готов, имея половину причины, улыбнуться в любой момент.

Достигнув своей обычной автобусной остановки, она отложила сумку с покупками и правой рукой помассировала ягодицу в том месте, где она касалась позвоночника, жест, который она часто делала в наши дни, хотя это принесло ей небольшое облегчение. У высокого табурета на складе, где она работала каждое утро шашкой, не было спины, и она все больше возмущалась этим недостатком. «Дьявол», — пробормотала она в обидную сторону.Потерев его, она стала водить своими черными локтями за спину, как ворон из старого города, готовящийся к полету. «Дьявол», — повторила она. Затем, внезапно осознав, что за ней наблюдают, она повернулась и посмотрела вверх на крепко сложенного мужчину, возвышающегося позади нее.

Он был единственным, кто ждал, и, действительно, в тот момент, единственным человеком на улице. Она никогда с ним не разговаривала, но его лицо было ей уже знакомо: такое большое, такое неуверенное, такое вспотевшее. Она видела это вчера, она видела это накануне, и, насколько она знала, накануне тоже — мой Господь, она не была ходячим дневником! За последние три или четыре дня этот слабый, зудящий гигант, ожидающий автобуса или парящий на тротуаре возле склада, стал для нее фигурой улицы; и более того, фигура узнаваемого типа, хотя она еще не указала на который.Она думала, что он выглядел traqué — на охоте — как и многие парижане в наши дни. Она видела столько страха на их лицах; по дороге они не осмеливались приветствовать друг друга. Возможно, так было везде, она бы не знала. Кроме того, не раз она чувствовала его интерес к ей. Она задавалась вопросом, был ли он полицейским. Она даже подумала о том, чтобы спросить его, потому что у нее была городская дерзость. Его мрачное телосложение наводило на мысль о полиции, как и о потном костюме и ненужном плаще, свисавшем с его предплечья, как обрывок старой формы.Если она была права, а он был полицией , то — пора тоже, идиоты наконец-то что-то предприняли с волной воровства, которая на несколько месяцев превратила ее инвентаризацию в медвежий сад.

Однако к этому времени незнакомец уже некоторое время смотрел на нее сверху вниз. И он все еще смотрел на нее.

«Я имею несчастье страдать по спине, месье», — наконец призналась она ему на своем медленном и классическом французском языке. «Это небольшая спина, но боль непропорциональна.Вы, может быть, врач? Остеопат? »

Потом она подумала, глядя на него, был ли он болен, и ее шутка неуместна. На его челюсти и шее блеснул маслянистый блеск, а в его бледных глазах была незрячая одержимость собой. Он, казалось, видел помимо нее свои личные проблемы. Она собиралась спросить его: — Вы, может быть, влюблены, месье? Ваша жена обманывает вас? — и она на самом деле подумывала отправить его в кафе для стакан воды или tisane , когда он резко отвернулся от нее и посмотрел назад, а затем через ее голову вверх по улице в другую сторону.И ей пришло в голову, что он действительно боялся, не просто traqué , а напуган до упора; так что, возможно, он был вовсе не полицейским, а вором — хотя разница, как она хорошо знала, часто была незначительной.

«Вас зовут Мария Андреевна Остракова?» — резко спросил он ее, словно вопрос напугал его.

Он говорил по-французски, но она знала, что это не его родной язык, равно как и ее собственный, и его правильное произношение ее имени вместе с отчеством уже предупредило ее о его происхождении.Она сразу узнала оскорбление и форму языка, из которого оно образовалось, и слишком поздно и со значительным внутренним началом определила тот тип, на который она не смогла указать пальцем.

«Если да, то кто такие вы?» — спросила она его в ответ, выставив челюсть и нахмурившись.

Он подошел на шаг ближе. Разница в росте сразу показалась абсурдной. Так же и в той степени, в которой черты лица выдавали его неприятный характер. С ее низкого положения Остракова могла так же ясно видеть его слабость, как и его страх.Его влажный подбородок исказился в гримасе, его рот искривился, чтобы он выглядел сильным, но она знала, что он только изгоняет неизлечимую трусость. «Он похож на человека, готовящегося к героическому поступку», — подумала она. Или криминальный. «Он человек, отрезанный от всех спонтанных действий», — подумала она.

«Вы родились в Ленинграде 8 мая 1927 года?» — спросил незнакомец.

Наверное, она сказала да. Впоследствии она не была уверена. Она увидела, как его испуганный взгляд поднялся и уставился на приближающийся автобус. Она увидела, что его охватила нерешительность, близкая к панике, и ей пришло в голову — что в конечном итоге было актом почти ясновидения, — что он предложил подтолкнуть ее под это.Он этого не сделал, но он все же задал свой следующий вопрос по-русски — и с жестким акцентом московского чиновничества.

«В 1956 году вам было разрешено выехать из Советского Союза, чтобы ухаживать за своим больным мужем, предателем Остраковым? Также для некоторых других целей?»

«Остраков не был предателем», — ответила она, перебивая его. «Он был патриотом». И инстинктивно она взяла сумку с покупками и крепко схватилась за ручку.

Незнакомец заговорил прямо над этим противоречием и очень громко, чтобы заглушить грохот автобуса: «Остракова, я передаю вам привет от вашей дочери Александры из Москвы, также из некоторых официальных кругов! Я хочу поговорить с вами. в отношении нее! Не садитесь в эту машину! »

Автобус подъехал.Кондуктор знал ее и протягивал руку к ее сумке. Понизив голос, незнакомец добавил еще одно ужасное заявление: «У Александры серьезные проблемы, требующие помощи матери».

Дирижер звал ее, чтобы она двинулась дальше. Он говорил с притворной грубостью, как они шутили. «Давай, мама! Слишком жарко для любви! Передай нам свою сумку и поехали!» воскликнул дирижер.

Внутри автобуса раздался смех; потом кто-то выкрикнул оскорбление — старуха, заставляет мир ждать! Она почувствовала, как незнакомец неумело царапает ее руку, как неуклюжий поклонник, ищущий пуговицы.Она высвободилась. Она пыталась что-то сказать дирижеру, но не могла; она открыла рот, но она разучилась говорить. Лучшее, что она могла сделать, это покачала головой. Кондуктор снова наорал на нее, затем замахал руками и пожал плечами. Оскорбления множились — старушка, пьяная как шлюха в полдень! Оставаясь на месте, Остракова смотрела на автобус, скрываясь из виду, ожидая, пока ее зрение прояснится, а сердце перестанет его безумно скакать. «Теперь мне нужен стакан воды», — подумала она.От сильных я могу защитить себя. Боже, сохрани меня от слабых.

Она последовала за ним в кафе, сильно хромая. В исправительно-трудовом лагере ровно двадцать пять лет назад она сломала ногу в трех местах в угольном бункере. 4 августа — свидание не ускользнуло от нее — под крайним давлением сообщения незнакомца к ней вернулось прежнее ощущение того, что она искалечена.

Кафе было последним на улице, если не во всем Париже, без музыкального автомата и неонового освещения — и оставалось открытым в августе, — хотя там были столики из мелочей, которые с утра до вечера грохотали и светились. .В остальном царила обычная утренняя шумиха о большой политике, лошадях и всем остальном, о чем говорили парижане; Там была обычная троица проституток, шепчущихся между собой, и угрюмый молодой официант в грязной рубашке, который провел их к столику в углу, зарезервированным с грязной вывеской Кампари. Последовал момент смехотворной пошлости. Незнакомец заказал два кофе, но официант возразил, что в полдень не заказывают лучший столик в доме только для того, чтобы выпить кофе; патрон должен был платить за квартиру, сударь! Поскольку незнакомец не следил за этим потоком наречия, Остраковой пришлось переводить его ему.Незнакомец покраснел и заказал два омлета с ветчиной с фри, и два эльзасских пива, не посоветовавшись с Остраковой. Затем он пошел в мужской туалет, чтобы восстановить свое мужество — по-видимому, уверенный в себе, она не убежит — и когда он вернулся, его лицо было сухим, а его рыжие волосы причесаны, но вонь от него, теперь они были в помещении, Напомнил Остракову и московские метро, ​​и московские трамваи, и московские допросы. Более красноречиво, чем что-либо, что он когда-либо мог сказать ей, это короткое возвращение из мужского туалета к их столику убедило ее в том, чего она уже боялась.Он был одним из них. Подавляемая чванство, нарочитая грубость черт лица, тяжеловесный стиль, в котором он теперь распрямил руки на столе и с притворной неохотой взял себе кусок хлеба из корзины, как если бы он обмакивал ручку в чернила — все они возродила ее худшие воспоминания о жизни опальной женщины под тяжестью злобной бюрократии Москвы.

«Итак, — сказал он и одновременно начал есть хлеб. Он выбрал твердый конец. Такими руками он мог бы раздавить его за секунду, но вместо этого он решил вытащить из него женские хлопья своими толстыми кончиками пальцев, как если бы это был официальный способ еды.Пока он грыз, его брови приподнялись, и он выглядел жалко себя, чужого в этой чужой стране. «Знают ли здесь, что вы прожили аморальную жизнь в России?» — наконец спросил он. «Может быть, в городе, полном шлюх, им все равно».

Ее ответ уже лежал на кончике ее языка: Моя жизнь в России не была аморальной. Это была ваша система, которая была аморальной.

Но она этого не сказала, хранила жесткое молчание. Остракова уже поклялась себе, что будет сдерживать и вспыльчивость, и свой быстрый язык, и теперь она физически заставила себя выполнить эту клятву, схватив кусок кожи на мягкой внутренней стороне своего запястья и с силой проткнув его рукав через рукав. Она выдерживала давление под столом, точно так же, как она это делала сто раз раньше, в былые времена, когда подобные расспросы были частью ее повседневной жизни — Когда вы в последний раз слышали от своего мужа, Остракова, предателя? Назовите всех людей, с которыми вы общались за последние три месяца! С горьким опытом она усвоила и другие уроки допроса.Часть ее репетировала их в эту минуту, и хотя они принадлежали, с точки зрения истории, к целому поколению ранее, они казались ей теперь такими же яркими, как вчера и такими же жизненно важными: никогда не сравнивать грубость с грубостью, никогда не быть провоцировать, никогда не забивать, никогда не быть остроумным, превосходным или интеллектуальным, никогда не отклоняться от ярости, отчаяния или внезапной надежды, которую может вызвать случайный вопрос. Сопоставить тупость с тупостью и рутину с рутиной. И только глубоко, глубоко внутри, чтобы сохранить две тайны, делавшие все эти унижения терпимыми: ее ненависть к ним; и ее надежду на то, что однажды, после бесконечных капель воды на камень, она изнашивает их и, неохотно совершая чудо их собственных слоновьих процессов, получит от них свободу, в которой они ей отказывали.

Он достал записную книжку. В Москве это было бы ее дело, но здесь, в парижском кафе, это была глянцевая черная записная книжка в кожаном переплете, которую в Москве даже чиновник посчитал бы счастливым обладателем.

Папка или записная книжка, преамбула та же: «Вы родились Марья Андреевна Рогова в Ленинграде 8 мая 1927 года», — повторил он. «1 сентября 1948 года, в возрасте двадцати одного года, вы вышли замуж за предателя Остракова Игоря, пехотного капитана Красной Армии, родившегося от матери-эстонки.В 1950 году упомянутый Остраков, находившийся в то время в Восточном Берлине, предательски перешел на сторону фашистской Германии при помощи реакционных эстонских эмигрантов, оставив вас в Москве. Он поселился, а позже и получил французское гражданство в Париже, где продолжил контакты с антисоветскими элементами. На момент его бегства у вас не было детей от этого человека. Также вы не были беременны. Правильно? »

« Верно », — сказала она.

В Москве это было бы« Правильно, товарищ капитан »или« Правильно, товарищ инспектор », но в этом шумном французском кафе такая формальность была неуместна.Кожная складка на ее запястье онемела. Выпустив его, она позволила крови вернуться, затем взяла другую.

«Как сообщник дезертирства Остракова вы были приговорены к пяти годам заключения в трудовом лагере, но были освобождены по амнистии после смерти Сталина в марте 1953 года. Верно?»

«Верно».

«По возвращении в Москву, несмотря на маловероятность того, что ваша просьба будет удовлетворена, вы подали заявление на получение заграничного паспорта для поездки к вашему мужу во Францию.Верно? »

« У него рак », — сказала она.« Если бы я не подала заявку, я бы не выполнила свои обязанности его жены ».

Официант принес тарелки с омлетом и фри, и два Эльзасское пиво, и Остракова попросила его принести цитрона: она хотела пить, но не любила пиво. Обращаясь к мальчику, она тщетно пыталась перебросить к нему мост с улыбками и глазами. Но его каменистость. оттолкнул ее; она поняла, что была единственной женщиной в этом месте, кроме трех проституток.Держа записную книжку сбоку, как сборник псалмов, незнакомец налил себе вилку, затем другую, в то время как Остракова крепче сжала ее запястье, и имя Александры пульсировало в ее голове, как незащищенная рана, и она размышляла о тысяче разных серьезных проблемы , которые требовали помощи матери.

Незнакомец продолжал свою грубую историю о ней, пока ел. Он ел для удовольствия или ел, чтобы больше не выделяться? Она решила, что он заядлый едок.

«Тем временем», — объявил он, поедая.

«Тем временем», — невольно прошептала она.

«Между тем, несмотря на вашу мнимую заботу о своем муже, предателе Остракове, — продолжал он с полным ртом, — вы, тем не менее, вступили в прелюбодеяние с так называемым музыкальным студентом Гликманом Иосифом, евреем с четырьмя судимостями за антиобщественные отношения. поведение, с которым вы познакомились во время задержания. Вы сожительствовали с этим евреем в его квартире. Верно или неверно? »

«Мне было одиноко.»

» Вследствие этого союза с Гликманом вы родили дочь Александру в Лежачьей больнице Октябрьской революции в Москве. Свидетельство о отцовстве подписали Гликман Иосиф и Остракова Мария. Девушка была зарегистрирована на еврея Гликмана. Верно или неверно? »

« Верно »

« Тем временем вы настаивали на своем заявлении на получение заграничного паспорта. Почему? «

» Я тебе сказал. Мой муж заболел. Мой долг — упорствовать.«

Он снова поел, так сильно, что она увидела его многочисленные больные зубы». В январе 1956 года в качестве акта помилования вам выдали паспорт при условии, что ребенок Александра останется в Москве. Вы превысили разрешенный срок и остались во Франции, бросив ребенка. Верно или неверно? »

Двери на улицу были стеклянными, стены тоже. Большой грузовик припарковался перед ними, и в кафе потемнело. Молодой официант, не глядя на нее, грохнул ей чай.

«Верно», — повторила она снова и на этот раз сумела взглянуть на своего следователя, зная, что будет дальше, заставляя себя показать ему, что, по крайней мере, на этот счет у нее нет ни сомнений, ни сожалений. «Верно», — вызывающе повторила она.

«В качестве условия положительного рассмотрения вашего заявления властями вы подписали обязательство перед органами государственной безопасности выполнять для них определенные задачи во время вашего проживания в Париже. Во-первых, чтобы убедить вашего мужа, предателя Остракова, к Возвращение в Советский Союз — «

» К попытка уговорить его, — поправила она его со слабой улыбкой.«Он не поддался этому предложению».

«Во-вторых, вы также взяли на себя обязательство предоставить информацию о деятельности и личностях реваншистских антисоветских эмигрантских групп. Вы представили два бесполезных отчета, а затем ничего. Почему?»

«Мой муж презирал такие группы и отказался от контактов с ними».

«Вы могли бы участвовать в группах без него. Вы подписали документ и не выполнили его обязательства. Да или нет?»

«Да.«

» За это вы бросили ребенка в России? К еврею? Чтобы обратить ваше внимание на врага народа, предателя государства? Для этого вы пренебрегаете своим долгом? Просрочить разрешенный срок, остаться во Франции? »

« Мой муж умирал. Он был во мне. «

» А ребенок Александра? Ты ей не нужен? Умирающий муж важнее живого ребенка? Предатель? Заговорщик против народа? »

Отпустив запястье, Остракова намеренно взяла свой чай и наблюдала, как стакан поднимается к ее лицу, а лимон плавает по поверхности.За ним она увидела грязный мозаичный пол, а за ним — любимое, свирепое и доброе лицо Гликмана, который давил на нее, уговаривая подписать, пойти, поклясться во всем, о чем они просят. «Свобода одного больше, чем рабство троих», — прошептал он; ребенок таких родителей, как мы, не может процветать в России, останешься ты или уедешь; уходите, и мы сделаем все возможное, чтобы следовать; подписывай что-нибудь, уходи и живи для всех нас; Если ты любишь меня, иди ….

«Это были тяжелые дни, все же», — наконец сказала она незнакомцу почти тоном воспоминаний.«Вы слишком молоды. Это были тяжелые дни, даже после смерти Сталина: все еще тяжелые».

«Преступник Гликман продолжает вам писать?» — спросил незнакомец с надменным пониманием.

«Он никогда не писал», — солгала она. «Как он мог писать, диссидент, живущий в условиях ограничений? Решение остаться во Франции было моим единственным».

Нарисуй себя в черный цвет, подумала она. делать все возможное, чтобы щадить тех, кто в их силах.

«Я ничего не слышала от Гликмана с тех пор, как приехала во Францию ​​более двадцати лет назад», — добавила она, набираясь храбрости.«Косвенно я узнал, что он возмущен моим антисоветским поведением. Он больше не хотел меня знать. К тому времени, когда я оставил его, он внутренне уже хотел исправиться».

«Он не писал о вашем общем ребенке?»

«Он не писал, он не отправлял сообщения. Я вам это уже говорил».

«Где сейчас ваша дочь?»

«Не знаю».

«Вы получали от нее сообщения?»

«Конечно, нет. Я слышал только, что она поступила в государственный детский дом и получила другое имя.Я предполагаю, что она не знает, что я существую ».

Незнакомец снова ел одной рукой, в то время как другая держала блокнот. Он набил рот, немного жевал, затем запил свою еду пивом. Но высокомерная улыбка осталась

«А теперь мертв преступник Гликман», — объявил незнакомец, раскрывая свой маленький секрет. Он продолжил есть.

Внезапно Остракова пожелала, чтобы двадцать лет было двести. все смотрели на нее свысока, что она никогда не любила его, никогда не заботилась о нем, никогда не готовила для него или напивалась с ним день за днем ​​в его однокомнатной ссылке, где они жили на благотворительность своих друзей, лишенные право работать, заниматься чем угодно, но только не заниматься музыкой и любовью, напиваться, гулять по лесу и быть убитым своими соседями.

«В следующий раз, когда я сяду в тюрьму или ты, они все равно заберут ее. Александра в любом случае лишена права», — сказал Гликман. «Но ты можешь спастись».

«Я решу, когда буду там», — ответила она.

«Решай сейчас».

«Когда я там».

Незнакомец отодвинул свою пустую тарелку и снова взял обеими руками гладкий французский блокнот. Он перевернул страницу, как будто приближаясь к новой главе.

«Теперь что касается вашей преступной дочери Александры», — объявил он через еду.

«Преступник?» прошептала она.

К ее удивлению, незнакомец читал новый каталог преступлений. Когда он это сделал, Остракова потеряла окончательный контроль над настоящим. Ее глаза были прикованы к мозаичному полу, и она заметила шелуху лангустина и крошки хлеба. Но ее мысли снова были в Московском суде, где повторялся ее собственный процесс. Если не ее, то Гликмана — но и не Гликмана. Тогда чей? Она вспомнила испытания, на которые они оба пришли как нежеланные зрители.Судебные процессы над друзьями, если только друзьями случайно: например, люди, ставившие под сомнение абсолютное право властей; или поклонялись какому-то неприемлемому богу; или рисовал преступно абстрактные картины; или опубликовал поэмы о любви, представляющие политическую опасность. Болтливые посетители кафе превратились в издевательскую клоку государственной полиции; хлопанье столиков с вещами, треск железных дверей. В этот день за побег из Государственного детского дома на какой-то улице, столько месяцев исправительного заключения.В тот день за оскорбление органов государственной безопасности, еще столько месяцев, продленных за плохое поведение, а затем столько лет внутренней ссылки. Остракова почувствовала, как у нее перевернулся живот, и она подумала, что, возможно, она заболела. Она взяла стакан с чаем и увидела красные отметины на запястье. Незнакомец продолжил свое чтение, и она услышала, как ее дочери вручили еще два года за отказ устроиться на работу на фабрике «Что-то», Боже, помоги ей, а почему бы и нет? Где она этому научилась? — недоверчиво спросила себя Остракова.Чему Гликман научил девочку за короткое время до того, как ее забрали у него, что запечатлело ее в его образе и свело на нет все усилия системы? Страх, ликование, изумление звенели в голове Остраковой, пока что-то, что ей говорил незнакомец, не заблокировало их.

«Я не слышала», — прошептала она спустя много лет. «Я немного расстроен. Пожалуйста, повторите то, что вы только что сказали».

Он повторил это снова, и она подняла глаза и уставилась на него, пытаясь вспомнить все уловки, от которых ее предупреждали, но их было слишком много, и она больше не была умной.У нее больше не было сообразительности Гликмана — если она когда-либо была — в том, чтобы читать их ложь и играть в их игры впереди них. Она знала только, что для того, чтобы спастись и воссоединиться с любимым Остраковым, она совершила величайший грех, величайший грех, который может совершить мать. Незнакомец начал ей угрожать, но на этот раз угроза казалась бессмысленной. В случае отказа от сотрудничества, — говорил он, — копия ее подписанного обязательства перед советскими властями попадет во французскую полицию.Копии ее двух бесполезных отчетов (составленных, как он хорошо знал, исключительно для того, чтобы держать разбойников в тайне) будут распространены среди выживших парижских эмигрантов — хотя, Бог знает, в эти дни их было мало из из ! Но почему она должна подчиняться давлению, чтобы принять дар столь неизмеримой ценности, когда каким-то необъяснимым актом милосердия этот человек, эта система давал ей шанс искупить себя и ее ребенка? ? Она знала, что ее ночные и ежедневные молитвы о прощении были услышаны, тысячи свечей, тысячи слез.Она заставила его сказать это в третий раз. Она заставила его оторвать блокнот от его рыжеватого лица и увидела, что его слабый рот растянулся в полуулыбке и что, по идиотски, он, казалось, требует от нее отпущения грехов, даже когда он повторяет свой безумный, данный Богом вопрос.

«Если предположить, что было решено избавить Советский Союз от этого разрушительного и антиобщественного элемента, как бы вы хотели, чтобы ваша дочь Александра пошла по вашим стопам здесь, во Францию?»


В течение нескольких недель после этой встречи и во время всех сопровождающих ее тихих действий — тайных визитов в советское посольство, заполнения форм, подписанных письменных показаний под присягой, Certificats d’hébergement, трудоемкого пути через сменяющие друг друга французские министерства — Остракова следила за своими действиями, как если бы они были чужими.Она часто молилась, но даже в своих молитвах она заняла конспиративную позицию, разделив их между несколькими русскими православными церквями, чтобы ни в одной из них не было видно, чтобы она страдала от чрезмерного нападения на благочестие. Некоторые из церквей представляли собой не более чем маленькие частные домики, разбросанные по 15-м и 16-м округам, с характерными крестами из фанеры с двойными чеканками и старыми промокшими от дождя русскими табличками на дверях с просьбой о дешевом жилье и инструкциями по игре на фортепиано. Она пошла и в Храм Русского Зарубежья, и в Храм Явления Пресвятой Богородицы, и в Храм св.Серафин Саровский. Она везде ходила. Она звонила в колокольчики, пока кто-нибудь не подошел, служанка или хрупкая женщина в черном; она дала им деньги, и они позволили ей присесть на влажном морозе перед иконами, зажженными свечами, и дышать густым благовонием до тех пор, пока она не напьется наполовину. Она дала обещания Всевышнему, она поблагодарила Его, она попросила у Него совета, она практически спросила Его, что Он сделал бы, если бы незнакомец подошел к Нему в подобных обстоятельствах, она напомнила Ему, что в любом случае она находилась под давлением, и они погубит ее, если она не послушается.Но в то же время ее неукротимый здравый смысл проявил себя, и она снова и снова спрашивала себя , почему она из всех людей, жена предателя Остракова, любовница диссидента Гликмана, мать — так ей было дано поверить — — о беспокойной и антиобщественной дочери, стоит ли выделять такое нетипичное снисхождение?

В советском посольстве, когда она подала свое первое официальное заявление, к ней относились с уважением, о котором она даже не могла даже мечтать, что не подходило ни для перебежчика и шпиона-отступника, ни для матери неукротимого восставшего из ада.Ей не приказывали резко в приемную, а проводили в комнату для допросов, где молодой и представительный чиновник проявил к ней положительно западную вежливость и даже помог ей, когда ее перо или мужество дрогнули, правильно сформулировать свое дело. .

И она никому не сказала, даже ближайшим к ней, хотя ее ближайший был не очень близко. Предупреждение рыжего человечка звучало в ее ушах днем ​​и ночью: любое неблагоразумие и ваша дочь не будет отпущена.

И в конце концов, к кому можно было обратиться, кроме Бога? За сводную сестру Валентину, которая жила в Лионе и была замужем за продавцом автомобилей? Сама мысль о том, что Остракова общалась с секретным чиновником из Москвы, заставила бы ее броситься за своей нюхательной солью.В кафе , Мария? средь бела дня Мария? Да, Валентина, и то, что он сказал, правда. У меня была внебрачная дочь от еврея.

Больше всего ее пугало ничто. Проходили недели; в посольстве ей сказали, что ее заявлению уделяется «повышенное внимание»; французские власти заверили ее, что Александра быстро получит французское гражданство. Рыжий незнакомец уговорил ее датировать рождение Александры задним числом, чтобы ее можно было представить как Остракову, а не как Гликман; он сказал, что французские власти сочтут это более приемлемым; и казалось, что они так и сделали, хотя она ни разу даже не упомянула о существовании ребенка во время интервью по натурализации.Теперь, внезапно, больше не было форм, которые нужно было заполнять, больше никаких препятствий, которые нужно было преодолевать, и Остракова ждала, не зная, чего она ждала. Чтобы вновь появился рыжий незнакомец? Его больше не было. Один омлет с ветчиной и картофельных фри, немного эльзасского пива, два куска хрустящего хлеба, по-видимому, удовлетворили все его потребности. Что он имел в виду в посольстве, она не могла вообразить: он сказал ей явиться туда, и что они будут ждать ее; он был прав. Но когда она упомянула «вашего джентльмена», даже «вашего светловолосого крупного джентльмена, который впервые подошел ко мне», она встретила улыбающееся непонимание.

Таким образом, постепенно все, чего она ждала, перестало существовать. Сначала он был впереди нее, затем он был позади нее, и она не знала о его прохождении, ни о каком моменте исполнения. Александра уже приехала во Францию? Получил ее документы, переехал или ушел на землю? Остракова начала думать, что она могла это сделать. Погрязшая в новом и безутешном чувстве разочарования, она вглядывалась в лица молодых девушек на улице, гадая, как выглядит Александра. Возвращаясь домой, ее взгляд автоматически падал на коврик в надежде увидеть рукописную записку или пневматику : «Мама, это я.Я живу в таком-то отеле… »Телеграмма с номером рейса, прибывающего в Орли завтра, сегодня вечером; или это был не аэропорт Орли, а Шарль де Голль? Она не знала авиалиний, поэтому она приехала туристического агента, просто чтобы спросить. Это было и то, и другое. Она подумывала о том, чтобы потратить деньги на установку телефона, чтобы Александра могла ей позвонить. И все же, что, черт возьми, она ожидала после всех этих лет? С кем она никогда не была соединена? Желаемое переосмысление отношений, от которых она сознательно отвернулась, — с опозданием более чем на двадцать лет? — Я не имею на нее права, — сурово сказала себе Остракова, — у меня только долги и обязательства.Она спросила в посольстве, но они больше ничего не знали. По их словам, все формальности завершены. Это все, что они знали. А если бы Остракова хотела отправить дочери деньги? — лукаво спросила она — на проезд, например, на визу? — могут ли они дать ей адрес, офис, который ее найдет?

«Мы не почтовая служба», — сказали ей. Их новая зябкость испугала ее. Больше она не пошла.

После этого она снова забеспокоилась о нескольких грязных фотографиях, каждая из которых была одинаковой, которую ей дали прикрепить к анкетам.Фотографии были всем, что она когда-либо видела. Теперь ей хотелось сделать копии, но она никогда не думала об этом; по глупости она предполагала, что скоро встретит оригинал. Она не держала их в руке больше часа! Она поспешила с ними прямо из посольства в министерство, и к тому времени, когда она покинула министерство, фотографии уже прокладывали себе путь через другую бюрократию. Но она их изучила! Милорд, как она изучала эти фотографии, были ли они одинаковыми или нет! В метро, ​​в приемной Министерства, даже на тротуаре перед тем, как войти, она смотрела на безжизненное изображение своего ребенка, изо всех сил пытаясь увидеть в невыразительных серых тенях какой-то намек на мужчину, которого она имела. обожал.И не получается. До тех пор, всякий раз, когда она осмеливалась задаться вопросом, она всегда представляла черты лица Гликмана на растущем ребенке так же ясно, как на новорожденном. Казалось невозможным, чтобы такой энергичный человек не оставил свой отпечаток глубоко и навсегда. Однако Остракова ничего не увидела на этой фотографии Гликмана. Он носил свое еврейство как флаг. Это было частью его уединенной революции. Он не был православным, он даже не был религиозным, ему не нравилось тайное благочестие Остраковой почти так же сильно, как он не любил советскую бюрократию — но он позаимствовал у нее щипцы, чтобы завить свои бакенбарды, как хасиды, просто чтобы сосредоточиться, как он это выразился. , антисемитизму властей.Но в лице на фотографии она не узнала ни капли его крови, ни малейшей искры его огня — хотя его огонь, по словам незнакомца, поразительно горел в ней.

«Если бы для этого снимка сфотографировали труп, — громко подумала Остракова в своей квартире, — я бы не удивилась». И этим прямым наблюдением она дала свое первое внешнее выражение растущему внутри нее сомнению.

Трудясь на своем складе, сидя в одиночестве в своей крохотной квартирке долгими вечерами, Остракова ломала голову над тем, кому она могла бы доверять; которые не потворствуют и не осуждают; кто будет заглядывать за углы маршрута, по которому она отправилась; прежде всего, тот, кто не будет говорить и таким образом потерпеть крушение — она ​​была в этом уверена — разрушит ее шансы на воссоединение с Александрой.Однажды ночью либо Бог, либо ее собственная устремленная память дали ей ответ: Генерал! — подумала она, садясь в постели и зажигая свет. Остраков ей про него рассказал! Он говорил, что эти эмигрантские группы — это катастрофа, и вы должны избегать их, как вредителя. Единственный, кому можно доверять, — это Владимир Генерал; он старый дьявол и бабник, но он мужчина, у него есть связи и он умеет держать язык за зубами.

Но Остраков сказал это лет двадцать назад, и даже старые генералы не бессмертны.А кроме того — Владимир кто? Она даже не знала его другого имени. Даже имя Владимир, — сказал ей Остраков, — он надел за военную службу; так как его настоящее имя было эстонским и не подходило для использования Красной Армией. Тем не менее на следующий день она спустилась в книжный магазин рядом с собором Святого Александра Невского, где часто можно было получить информацию о сокращающемся русском населении, и сделала свои первые справки. У нее есть имя и даже номер телефона, но нет адреса.Телефон был отключен Генерал! — подумала она, садясь в постели и зажигая свет. Остраков ей про него рассказал! Он говорил, что эти эмигрантские группы — это катастрофа, и вы должны избегать их, как вредителя. Единственный, кому можно доверять, — это Владимир Генерал; он старый дьявол и бабник, но он мужчина, у него есть связи и он умеет держать язык за зубами.

Но Остраков сказал это лет двадцать назад, и даже старые генералы не бессмертны. А кроме того — Владимир кто? Она даже не знала его другого имени.Даже имя Владимир, — сказал ей Остраков, — он надел за военную службу; так как его настоящее имя было эстонским и не подходило для использования Красной Армией. Тем не менее на следующий день она спустилась в книжный магазин рядом с собором Святого Александра Невского, где часто можно было получить информацию о сокращающемся русском населении, и сделала свои первые справки. У нее есть имя и даже номер телефона, но нет адреса. Телефон был отключен. Она пошла в почтовое отделение, уговорила помощников и наконец нашла телефонный справочник 1966 года, в котором перечислялось Движение за свободу Балтии, за которым следовал адрес на Монпарнасе.Она не была дурой. Она посмотрела адрес и нашла не менее четырех других организаций, перечисленных там же: Рижскую группу, Ассоциацию жертв советского империализма, Комитет сорока восьми за свободную Латвию, Таллиннский комитет свободы. Она хорошо помнила резкое мнение Остракова о таких телах, хотя он и заплатил за них свой долг. Тем не менее она пошла по адресу и позвонила в колокол, и дом был похож на одну из ее маленьких церквей: причудливую и почти навсегда закрытую.В конце концов, дверь открыл старый белый русский, одетый в криво застегнутый кардиган, опираясь на трость и выглядя превосходно.

Они ушли, сказал он, указывая палкой на мощеную дорогу. Выехал. Законченный. «Большие наряды вытесняют их из бизнеса», — добавил он со смехом. Их слишком мало, слишком много групп, и они ссорятся, как дети. Неудивительно, что царь потерпел поражение! У старого Белого Русского были вставные зубы, которые не подходили по размеру, и тонкие волосы, наклеенные на его кожу головы, чтобы скрыть облысение.

Но генерал? спросила она. Где был генерал? Был ли он еще жив, или он …?

Старый русский ухмыльнулся и спросил, бизнес ли это.

Ничего подобного, — лукаво сказала Остракова, вспомнив о репутации генерала развратником, и изобразила застенчивую женскую улыбку. Старый русский засмеялся, и у него стукнуло зубами. Он снова засмеялся и сказал: «О, генерал!» Затем он вернулся с адресом в Лондоне, с лиловым штампом на карточке и отдал ей.Он сказал, что генерал никогда не изменится; когда он попадет на Небеса, он будет преследовать ангелов и пытаться победить их, без вопросов. И в ту ночь, когда все соседи спали, Остракова села за стол своего покойного мужа и написала генералу с откровенностью, которую одинокие люди оставляют для посторонних, используя французский, а не русский язык как средство для большей отстраненности. Она рассказала ему о своей любви к Гликману и утешилась тем, что сам генерал любит женщин так же, как Гликман.Она сразу же призналась, что приехала во Францию ​​в качестве шпиона, и объяснила, как собрала два тривиальных отчета, которые были жалкой ценой ее свободы. Это было à contre-coeur, она сказала; — изобретательность и уклонение, — сказала она; ничего. Но отчеты существовали, как и ее подписанное обязательство, и они серьезно ограничивали ее свободу. Затем она рассказала ему о своей душе и о своих молитвах к Богу по всем русским церквям. По ее словам, с тех пор, как к ней подошел рыжеволосый незнакомец, ее дни стали нереальными; у нее было чувство, что ей отказывают в естественном объяснении ее жизни, даже если она должна быть болезненной.Она ничего не скрывала от него, потому что, какими бы виноватыми она ни была, они были связаны не с ее попытками вывезти Александру на Запад, а скорее с ее решением остаться в Париже и заботиться об Остракове до его смерти — после этого события. по ее словам, Советы все равно не позволят ей вернуться; она сама стала перебежчиком.

«Но, генерал, — писала она, — если бы мне сегодня вечером пришлось лично встретиться с моим Создателем и рассказать Ему то, что глубоко в моем сердце, я бы сказала Ему то, что сейчас говорю вам.Моя дочь Александра родилась от боли. Днями и ночами она боролась со мной, а я сопротивлялся ей. Даже в утробе она была ребенком своего отца. У меня не было времени любить ее; Я знал ее только как маленького еврейского воина, которого сделал ее отец. Но, генерал, я точно знаю: ребенок на фотографии не Гликман, и она не моя. Они кладут в гнездо не то яйцо, и хотя есть часть этой старухи, которая хотела бы быть обманутой, есть более сильная часть, которая ненавидит их за их уловки.»

Когда она закончила письмо, она немедленно запечатала его в конверт, чтобы она не прочитала его и не передумала. Затем она намеренно наклеила на него слишком много марок, как будто она зажгла свечу любовнику.

В течение следующих двух недель после публикации этого документа ничего не происходило, и, как ни странно, женщины молчание было для нее облегчением. После того, как шторм пришел в затишье, она сделала то немногое, что могла да — она ​​призналась в своих слабостях, в своих предательствах и в своем великом грехе — все остальное было в руках Бога и генерала.Нарушение работы французских почтовых служб ее не испугало. Она рассматривала это скорее как еще одно препятствие, которое тем, кто определял ее судьбу, пришлось бы преодолеть, если бы их воля была достаточно сильной. Она с удовольствием принялась за работу, и ее спина перестала беспокоить ее, что она восприняла как предзнаменование. Ей даже удалось снова стать философом. Так или иначе, сказала она себе; либо Александра была на Западе, и ей было лучше — если это действительно было Александрой — либо Александра была там, где была раньше, и не хуже.Но постепенно другой частью себя она разглядела этот ложный оптимизм. Была и третья возможность, и она была наихудшей и постепенно она считала наиболее вероятной: а именно, что Александра использовалась для зловещих и, возможно, нечестивых целей; что они каким-то образом принуждали ее, точно так же, как они заставляли Остракову, злоупотребляя человечностью и мужеством, которыми ее отец, Гликман, наделил ее. Итак, на четырнадцатую ночь Остракова заплакала и со слезами, текущими по ее лицу, прошла полпути через Париж в поисках церкви, любой церкви, которая была открыта, пока не пришла к собору св.Сам Александр Невский. Он был открыт. Стоя на коленях, она долгие часы молилась святому Иосифу, который, в конце концов, был отцом и защитником, и дал имя Гликману, даже если бы Гликман посмеялся над этой ассоциацией. И на следующий день после этих духовных усилий ее молитва была услышана. Пришло письмо. На нем не было штампа или штемпеля. Она добавила свой адрес на работе в качестве меры предосторожности, и письмо ждало ее там, когда она приехала, доставленное вручную, предположительно, ночью.Это было очень короткое письмо, в нем не было ни имени отправителя, ни его адреса. Он был без подписи. Как и ее собственный, он был написан неестественным французским языком и написан от руки старым диктаторским почерком, который, как она сразу поняла, принадлежал генералу.

Мадам! — началось, как команда — Ваше письмо благополучно дошло до писателя. Очень скоро к вам приедет друг нашего дела. Он человек чести, и он представится, вручив вам вторую половину вложенной открытки.Я призываю вас никому не говорить по этому поводу, пока он не приедет. Он придет к вам на квартиру с восьми до десяти часов вечера. Он трижды позвонит в ваш дверной звонок. Он мне абсолютно доверяет. Полностью доверяйте ему, мадам, и мы сделаем все, чтобы вам помочь.

Даже в облегчении ее тайно развлекал мелодраматический тон писателя. Почему бы не доставить письмо прямо к ней на квартиру? она задавалась вопросом; и почему я должен чувствовать себя в большей безопасности, потому что он дает мне половину английской картинки? Ведь на открытке изображена часть площади Пикадилли, которая была разорвана, а не разрезана с умышленной шероховатостью по диагонали.Сторона, на которой нужно было писать, была пустой.

К ее удивлению, в ту ночь прибыл посланник генерала.

Он трижды позвонил в звонок, как и было обещано в письме, но он, должно быть, знал, что она была в своей квартире — должно быть, смотрел, как она вошла, и свет включился — потому что все, что она слышала, было щелчком письма … коробка, щелчок намного громче, чем обычно, и когда она подошла к двери, она увидела кусок разорванной открытки, лежащей на циновке, той самой циновке, на которую она так часто смотрела, когда тосковала по словам о своей дочери Александре.Взяв ее, она побежала в спальню за своей Библией, где уже лежала ее собственная половина, и да, части совпали, Бог был на ее стороне, Святой Иосиф заступился за нее. (Но что за чушь, все-таки!) И когда она открыла ему дверь, он проскользнул мимо нее, как тень: маленький хобгоблин в черном пальто с бархатными лентами на воротнике, давая в нем вид оперного заговора. «Они прислали мне карлика, чтобы поймать великана», — была ее первая мысль. У него были изогнутые брови, морщинистое лицо и взъерошенные рожки черных волос над заостренными ушами, которые он щипал ладонями перед зеркалом в холле, снимая шляпу — настолько яркую и комичную, что в другой раз Остракова посмеялся бы вслух над всей его жизнью, юмором и непочтительностью.

Но не сегодня вечером.

Этой ночью у него была сила тяжести, которая, как она сразу почувствовала, была для него необычной. Сегодня вечером, как занятой продавец, только что сошедший с самолета — она ​​также чувствовала, что он новенький в городе: его чистота, его легкость путешествовать — сегодня вечером он хотел только заниматься бизнесом.

«Вы благополучно получили мое письмо, мадам?» Он говорил по-русски быстро, с эстонским акцентом.

«Я думала, это письмо генерала», — ответила она, проявив — она ​​не могла спасти себя — определенную строгость по отношению к нему.

«Это я принес его ему», — серьезно сказал он. Он копался во внутреннем кармане, и у нее возникло ужасное предчувствие, что он, как большой русский, собирался достать гладкую черную записную книжку. Но вместо этого он вытащил фотографию, и одного взгляда было вполне достаточно: бледные блестящие черты лица, выражение, презирающее все женское начало, а не только ее собственное; внушение тоски, но не осмелившейся принять.

«Да», — сказала она. «Это незнакомец».

Увидев, что его счастье возрастает, она сразу поняла, что он был тем, кого Гликман и его друзья называли «одним из нас» — не обязательно евреем, но человеком с сердцем и мясом для него.С этого момента она мысленно называла его «волшебником». Она думала, что его карманы полны хитрых уловок, а в его веселых глазах — капля магии.


Полночи, с такой интенсивностью, какой она не испытывала со времен Гликмана, она разговаривала с фокусником. Во-первых, она рассказала все это снова, заново переживая это заново, втайне удивившись, обнаружив, сколько всего она упустила из своего письма, которое маг, казалось, знал наизусть. Она объяснила ему свои чувства, свои слезы, свой ужасный внутренний беспорядок; она описала грубость своего вспотевшего мучителя.Он был таким неумелым , — повторяла она с удивлением, — как будто это был его первый раз, сказала она, — у него не было ни хитрости, ни уверенности. Так странно думать о дьяволе как о неуклюже! Она рассказала об омлете с ветчиной, фри, и эльзасском пиве, и он засмеялся; о ее ощущении, что он был человеком опасной робости и сдержанности, а вовсе не женским мужчиной, с которым маленький волшебник сердечно соглашался с ней, как будто он и рыжеволосый мужчина были уже хорошо знакомы.Она полностью доверяла магу, как и сказал ей генерал; она устала от подозрений. Она говорила, подумала она потом, так же откровенно, как когда-то говорила с Остраковым, когда они были молодыми любовниками в ее родном городе, в те ночи, когда они думали, что никогда больше не встретятся, сжимая друг друга в осаде, шепча на звук приближающегося пистолеты; или Гликману, пока они ждали удара в дверь, который снова вернет его в тюрьму. Она говорила с его внимательным и понимающим взглядом, с его смехом, с страданием, которое она немедленно почувствовала, было лучшей стороной его неортодоксальной и, возможно, антисоциальной натуры.И постепенно, по мере того как она продолжала говорить, ее женский инстинкт подсказывал ей, что она питает в нем страсть — на этот раз не любовь, а острую и особую ненависть, которая придавала толчок и чувствительность каждому маленькому вопросу, который он задавал. Что или кого именно он ненавидел, она не могла сказать, но боялась за любого мужчину, будь то рыжеволосый незнакомец или кто-то еще, кто привлек огонь этого крошечного волшебника. Она вспоминала, что страсть Гликмана была всеобщей бессонной страстью против несправедливости, почти случайным образом фиксировавшейся на ряде симптомов, малых или больших.Но луч фокусника был единственным лучом, направленным на место, которое она не могла видеть.

В любом случае это факт, что к тому времени, как волшебник ушел — милорд, подумала она, для нее уже почти пора было снова идти на работу! — Остракова рассказала ему все, что хотела рассказать, а волшебник в ответ пробудил в ней чувства, которые долгие годы, до этой ночи, принадлежали только ее прошлому. В оцепенении убирая тарелки и бутылки, она сумела, несмотря на всю сложность своих чувств по отношению к Александре, самой себе и двум ее мертвецам, рассмеяться над женской глупостью.

«А я даже не знаю его имени!» — сказала она вслух и насмешливо покачала головой. «Как мне связаться с вами?» она спросила. «Как я могу вас предупредить, если он вернется?»

Она не могла, ответил волшебник. Но если случится кризис, она должна написать генералу еще раз под его английским именем и по другому адресу. «Мистер Миллер», — серьезно сказал он, произнося это по-французски, и дал ей карточку с лондонским адресом, напечатанным от руки прописными буквами. «Но будьте осторожны», — предупредил он.«Вы должны косвенно говорить на вашем языке».

Весь этот день и еще много дней после этого Остракова хранила в памяти последний уходящий образ мага, когда он ускользал от нее и спускался по плохо освещенной лестнице. Его последний пылкий взгляд, напряженный, целеустремленный и возбужденный: «Я обещаю освободить вас. Спасибо, что призвали меня к оружию». Его маленькая белая рука, бегущая по широким перилам лестничной клетки, как носовой платок, махала из окна поезда, кружась в уменьшающемся круге прощания, пока не исчезла в темноте туннеля.

Авторские права © 1979 Дэвид Корнуэлл

искусство или искушение. Кого из классиков можно отнести к христианам

Андрей Карпов

Конечно, литература бывает всякой. Любую мысль можно облечь в вид искусства. Автор может пожелать читателю только добра, а может попытаться причинить вред. Иллюстрации, созданные словом, не всегда соответствуют канонам эстетики: прекрасное можно показать уродливым, и наоборот.Часто моделируется не то, что действительно важно. Создаются модели, навязывающие ложные решения, способствующие духовной и нравственной деградации человека. Написанное не нужно читать. Вам следует держаться подальше от многих текстов. И все же современный человек должен читать.

Сегодня без чтения легко обойтись, так как есть кинотеатр, который, на первый взгляд, выполняет те же функции. Фильм, как и книга, моделирует ситуации. Однако диалог с фильмом менее индивидуален.Написанный текст оставляет детали нечитаемыми, и читатель придумывает их сам, уже в контексте личного рассказа. Книга дает больше возможностей для интерпретации, чем фильм. Процесс чтения регулируется самим человеком: что-то пропускается, что-то несколько раз перечитывается. Фильм не допускает таких вольностей. Поэтому пользы от книги намного больше: те модели, которые мы берем из книги, подходят нам более точно. Выводы, которые мы делаем по книге, гораздо полезнее.Книга учит меня жить лично, фильм способен дать только самые общие рецепты.

Можно не смотреть фильмы, а читать книги. Но разве можно не читать книги? Теоретически это тоже можно допустить. Но что это означает на практике? Человек, не читающий художественную литературу, не получает материала для моделирования ситуаций. Он будет действовать в соответствии с установленными личными привычками или «как все», то есть используя чужие модели. Довольно быстро он подойдет к ситуации, в которой обычные методы решения не сработают правильно.Человек, читающий книги, тоже может попасть в подобную «мину», для разминирования которой у него не будет подходящего решения. Но если он прочитал достаточно хороших книг, шансы не очень высоки.

Избавляет ли православие от одной из проблем, связанных с отсутствием моделей жизненных ситуаций, которые могут возникнуть в результате отказа от чтения художественной литературы? Другими словами, нужно ли еще читать книги православному человеку?

Ответ неоднозначный. Если развитие художественной литературы связано с усложнением жизни человека, то ее упрощение снижает объективную потребность в чтении.Истинная христианская жизнь проста. Человеку, земные потребности которого сведены к минимуму и который больше общается с Богом, чем с людьми, не нужны модели незнакомых ему ситуаций. Но скольким из нас удалось добиться такой жизни? Чтобы построить себя таким образом в современной цивилизации, нужно быть настоящим героем духа.

Допускается еще один вариант, когда нет нужды в чтении. Настоящая мудрость — видеть истинное положение вещей в любой ситуации. И тогда вам не нужна модель.Такой человек действует не по образцу, а единственно правильным для данной ситуации образом. Зачем ему тогда книги с их художественной литературой? Он читает открытую книгу жизни. Но такая мудрость граничит с ясновидением. Очевидно, что этот вариант также не может быть открытым для всех.

А простому и провидцу книги без надобности. Пусть каждый спросит себя, попадает ли он в одну из этих двух категорий. Если нет, то он уязвим. Не читая художественной литературы, он будет делать ошибки в жизни, некоторые из которых могут быть очень серьезными.Пострадать могут как окружающие, так и сам человек. Но есть и другой вариант, страхующий от ошибок: это полное подчинение себя воле духовно прозорливого человека, то есть послушание. Если вы будете принимать каждый шаг своего благословения, вы будете руководствоваться мудростью других, и вам не нужно будет самому становиться провидцем или использовать образцы, почерпнутые из книг. И снова вопрос: много ли православных христиан идут по этому пути?

Кроме того, следует отметить, что отказ от чтения художественной литературы не приближает человека ни к одному из трех описанных состояний.Хотя простой человек книг не читает, перестав читать, вы не найдете ни капли духовной простоты, потому что она в другом. С новичком еще проще: нужен наставник, а еще — решимость сделать свою волю своей. Чтение (или не чтение) — не проблема. О ясновидении сказать нечего. Это дано Богом.

Критики художественной литературы, я думаю, много читали. Они перестали испытывать острую потребность в нем, так как литература им уже многое дала, и они запаслись моделями для разных ситуаций.С таким багажом можно надолго прогуливать художественные тесты. Книги покажутся скучными, а чтение — пустым, бесполезным. В конце концов, интерес возникает, когда мы можем почерпнуть что-то новое из книги, чтобы понять себя и отношения между людьми. Есть еще такая проблема, что современная литература неглубокая. Значительный массив литературных текстов последнего времени представляет собой либо имитацию значений (эти тексты были созданы для коммерческого успеха, а значения вошли в текст только как технически необходимый элемент), либо прямое утверждение (которое указывает на нежелание или неспособность автора работа над текстом).Такие тексты явно ничего не могут дать духовно требовательному человеку. Оказывается, возникающие новые аспекты человеческих отношений не прорабатываются на уровне модели, а более фундаментальные вещи уже давно моделируются в классических текстах. А если вы читали классику, то больше ничего читать не надо.

Это ненужное чтение — результат обучения и чтения лучших произведений мировой и отечественной литературы. То есть речь идет о результате культурного процесса.Это «мне не нужно». А критики, заявляя о присущей ей от природы бесполезности художественной литературы, превращают ее в «бесполезность для всех».

Отношение к художественной литературе бесполезно (а значит, и плохо) создается не для того, кто уже прочитал все последующее, а для тех, кто еще не взял в руки лучшие литературные тексты. Им говорят: это не нужно. Не читай. Это только разовьет вашу привязанность к миру и, следовательно, отдалит вас от Христа.При этом мир никуда не исчезает. Те, кто верит критикам, все еще среди людей. Они попадают в море человеческих отношений, не зная о возможных ситуациях и их правильном или неправильном разрешении. Соответственно увеличивается вероятность того, что они будут действовать неправильно. Почему трудно общаться с некультурным человеком? Потому что он хуже себя чувствует по отношению к окружающим. Его действия корявые, он легко ранит и себя, и окружающих. Он легко может попирать добро: не по злому умыслу, а случайно.И он может уступить место злу, не осознавая его. Чтение правильных книг развивает в человеке чувствительность. Что в конечном итоге является частью духовного образования.

Мы приходим к следующему выводу: если человеку необходимо (или, скажем так, еще нужно) духовное образование, ему не обойтись без чтения художественной литературы.

Полный текст статьи на сайте.

Если до сего дня вы все время откладывали регулярное чтение христианской литературы, то для этого благодатного дела есть целых две причины.Сначала 14 марта день православной книги … Праздник довольно молодой, введен 4 года назад. Но чтение для христианина — важная часть духовной работы. И вот настал другой день, чудесное время для духовных подвигов!

Самой важной книгой для христианина, несомненно, должно быть Священное Писание. Кроме того, это святоотеческие труды, жития святых. Кроме того, в последнее время на книжном рынке появилось много разных книг православных авторов.И, конечно же, нужно помнить, что не все они одинаково ценны. Среди этих книг есть совершенно неправославные по сути своей, есть такие, в которых подлинное православное учение смешано с оккультными или псевдонаучными идеями. У каждого человека есть свои любимые книги. По данным сайта lib.pravmir.ru мы предлагаем вам 10 самых читаемых современных книг полезных в духовной работе.

1. — книга архимандрита Тихона Шевкунова. Опубликовано в 2011 году.Книга вызвала большой интерес у читающей публики. Итак, к октябрю 2012 года общий тираж книги составил один миллион сто тысяч экземпляров. Как сказал сам архимандрит Тихон: «Почти все рассказы, вошедшие в книгу, я рассказывал на проповедях. Все это часть нашей церковной жизни. «

2. — последнее произведение православного писателя Виктора Лихачева, скончавшегося в 2008 году. Писатель не успел закончить свою книгу, но надеялся, что каждый, кто ее прочитает, узнает в ней себя, почувствует эту безграничную любовь к России, ибо русская деревня, которую выкормил автор, впустит в свое сердце веру в Бога и надежду на то, что Ангелы, наши небесные покровители, никогда не покинут нас…

3. « Пролог учения на каждый день года» — Книга составлена ​​в 2007 году протоиереем Виктором Гурьевым. Пролог — это древнерусское собрание житий, которое берет свое начало из византийских ежемесячных отрывков, в которых жития святых устроена в соответствии с днями их церковной памяти. Кроме того, «Пролог» украшен понятными и часто занимательными отрывками из древних Патериконов, притчами, проникнутыми мыслями о покаянии, милосердии, христианской любви к ближнему, духовном совершенстве и спасении души.

4. «Отец Арсений» — эта книга, изданная неизвестным автором, наглядно показывает читателю торжество любви над злом, жизни над смертью. Отец Арсений — образ святого старца — ревностного молитвенника, трезвого, кроткого, всецело отдавшегося в руки Божьи. Первые издания разошлись по России и за рубежом и сделали книгу «Отец Арсений» одной из самых любимых в православном мире.

5. «Душа после смерти» (О.Серафима Роза) — наверное, нет такой книги, которая так четко, доступно и понятно раскрывает посмертные переживания человека и дает представление об ангельском и потустороннем мире. Книга содержит двухтысячелетний опыт святых отцов. Публикация преследует двоякую цель: во-первых, с точки зрения православной доктрины загробной жизни, дать объяснение современным «посмертным» экспериментам, вызвавшим такой интерес в некоторых религиозных и научных кругах; во-вторых, процитировать основные источники и тексты, содержащие православное учение о загробной жизни.

6. «Пасхальный красный» (Павлова Н.А.) — именно после этой книги автор стал широко известен. Книге уже 11 лет, но она не утратила популярности. В нем рассказывается о трех оптинских новомучениках — иеромонахе Василии и монахах Ферапонте и Трофиме. Это трое совершенно разных людей, их пути к Богу были особенными. Удивительна подвижническая жизнь, многие читатели отмечают, что после этой книги сразу же хочется побывать в Оптиной пустыне.

7. «Кто услышит Линнет?» (Лихачев В.В.) роман о Родине и русской душе. Он ведет читателя по дорогам российской провинции. Главный герой втянут в настоящие приключения: он несет чудотворную икону, уклоняясь от погони бандитов … А внутренне он проходит путь духовного роста: от неверия к вере, от растерянности к блаженному покою, от душевной слепоты и глухоты. к прозрению и слышанию чуда Божьего.

8. «Пути небесные» (Шмелев И.С.) — роман о судьбе инженера-скептика-позитивиста Виктора Алексеевича Вейденгаммера и верующей, кроткой и внутренне сильной послушницы монастыря Даринки, покинувшей монастырь, чтобы связать свою жизнь с Виктор Алексеевич. Через страдания и радость, таинственными и непостижимыми путями мирского разума эти герои приводятся к Источнику Жизни. Внутренний сюжет книги — «духовная борьба» со страстями и помыслами, искушениями и атаками темных сил.

9. «Начальник молчания» (Всеволод Филпиев) — книга адресована вечным вопросам — любви и ненависти, верности и предательству, правде и лжи. Герои книги решают эти вопросы по-разному, а иногда и неожиданно. Живое и динамичное повествование переносит читателя в события, происходящие зимой 2002 года в Москве и Северной Америке. Вместе с героями читатель попадает в Петербург 19 века и в исторические времена князей Бориса и Глеба.Рассказ-притча рассчитан на широкий круг читателей, и каждый волен интерпретировать ее по-своему.

10. «Нам осталось покаяние» (игумен Никон Воробьев) — письма, адресованные своим духовным чадам, мирянам и монахам. Отец Никон назидает, наставляет, призывает к покаянию и терпению, показывает, что нужно делать, какие мысли нужно хранить, утешает, учит правильно относиться к скорбям: «Отцы давно говорили о наших временах, что люди спасутся только скорбями и болезнями.Здоровые и счастливые забывают о Боге, о будущей жизни: они живут так, как будто будут жить на земле вечно и никогда не умрут. И горести и болезни заставляют человека оторваться от земных интересов и обратиться к Богу … Спасите свои души покаянием, терпением и смирением. «

Приятного чтения!

Молитва перед чтением духовных книг:

Господь Иисус Христос, открой глаза моему сердцу, чтобы, когда я слышу Твоё Слово, я мог понять его и исполнить Твою волю.Не скрывай от меня заповедей Твоих, но открой глаза мои, чтобы я уразумел чудеса закона Твоего. Расскажи мне неизведанное и тайну Твоей мудрости! Я верю в Тебя, мой Бог, и верю, что Ты просветишь мой разум и смысл светом своего разума, и что тогда я не только прочитаю написанное, но и исполню это. Сделайте так, чтобы я читал не жития святых и Твое Слово, но для обновления и просвещения, и для святости, и для спасения души, и для наследования вечной жизни.Для Тебя, Господь, просвещение лежащих во тьме и от Тебя — это всякий добрый дар и каждый совершенный дар. Аминь.

Вероника Вяткина

Современный читатель находится в странном положении. Казалось бы — издательский бум. Вы заходите в книжный магазин, и глаза разбегаются от обилия обложек. Но как только вы открываете книгу наугад, вы сразу сталкиваетесь с такой фразой или сценой, что пропадает желание читать. Как быть верующим? Каких авторов выбрать, какие книги искать? Или вообще ничего не читал, кроме Евангелия? Мы попросили известных писателей и священников обсудить эту проблему.Публикуем самые интересные ответы.

Серафим Саровский сказки читал?

Иногда можно услышать такое мнение: раз художественная литература изображает страсти, то читать ее не стоит … Может ли настоящее произведение искусства быть опасным для души?
Юрий Архипов, кандидат филологических наук, литературовед, публицист:
— Это индивидуально. Например, великий князь Сергей Александрович запретил своей жене Елизавете Федоровне читать Достоевского, считая ее недостаточно сильной, чтобы соприкоснуться с тем адом в человеческой душе и теми ужасами, которые описывает Достоевский.В то же время он всячески поощрял ее интерес к Пушкину.
Сцены из «Евгения Онегина» даже при дворе ставились более ста лет назад, царь Николай Александрович играл Онегина, а Елизавета Федоровна играла Татьяну.

Олеся Николаева, поэт, преподаватель Литературного института, автор известного романа «Менэ, Текел, Фарес», публицистической книги «Православие и свобода»:
— У меня такое глубокое убеждение, пережитое десятилетиями, что настоящая литература не противоречит православному мировоззрению.
Если суждено понять «психическую полезность» чтения, то с Достоевским неизбежно можно иметь дело последовательно — зачем читать эти рассказы об убийстве старушек? А с Пушкиным — почему он прославлял мстительного Сильвио? А чему хорошему мы можем научиться у героев Гоголя — Собакевича, Чичикова и Коробочки?
Таким образом, шаг за шагом, Православие может быть сужено до размеров небольшого гетто, ограниченного разрешением читать только назидательные популярные брошюры (некоторые из которых — я не отрицаю — очень необходимы) и идеологически цензурированные произведения. искусства «с режиссурой» автора.Но Православие — это не «направление» и все же не идеология par excellence. Даже в Евангелии мы находим некий «художественный избыток»: Христос проповедует языком притч, то есть языком художественных образов, языком искусства.
Мне кажется, что «православие» — это все, что свидетельствует нам о человеке, поставленном перед истиной, даже если он отвернется от нее; о человеке, который несет в себе образ Божий, даже если этот образ в нем искажен.

Михаил Дунаев, профессор Московской духовной академии, историк литературы, автор 7-томного труда «Православие и русская литература»:
— Некоторые люди в порыве благочестия готовы видеть что-то неприемлемое для себя во всем, вплоть до нашей классики. Я много раз слышал, как говорят: зачем нам читать художественную литературу, она погружает нас в мир греха. Да что, Достоевский, лучше почитайте святых отцов!
Но, как правило, те, кто не хочет читать Достоевского, тоже не очень-то читают святых отцов.В негативном отношении к литературе есть гордость: мол, я уже выше этого, и непонимание того, что культура нужна человеку, в теле, душе и духе человека. Отклонение в любую сторону не принесет ничего хорошего.
Распространенное заблуждение состоит в том, что искусство — это удовлетворение духовных потребностей. Мы получаем пищу для духа в Таинствах Церкви ниоткуда. Но этические и эстетические переживания также необходимы человеку.


— Всем нам было бы хорошо помнить слова апостола Павла: «Между вами должны быть разногласия.«Не путайте художественную литературу с прямой проповедью. Художественная литература — это область косвенного выражения. И часто — парадоксальный эффект.
В нашей стране часто царит фарисейская строгость по отношению к свободным« искусствам ». Их считают почти проявление ереси. Монашеские уставы стремятся навязать мирянам. Преподобному Серафиму не требовалось ничего, кроме камня для молитвы. Но есть определенные этапы в развитии личности. Разве Серафим Саровский не слушал русский язык сказки, песни, сложенные «красным слогом» жития святых в детстве?
А некоторые святые сохраняли интерес к художественной литературе до глубокой старости.

— Кто именно?

— Старца Варсонофия Оптинского обычно вызывают сразу. В общем, оптинские старцы.


— Святой Филарет Московский в возрасте 46 лет обменялся поэтическими посланиями с Пушкиным. Игнатий Брячанинов долгое время, учась в инженерном училище, был ярым читателем (и поклонником того же Пушкина, с которым общался лично). И это отражено в его произведениях, в его прозе, в его свободе владения русским словом.

Не читайте все до конца

Современные авторы изображают грех с беспрецедентной откровенностью. Следует ли православному читателю избегать из-за этого современной литературы? Например, один из моих верующих знакомых говорит об известном латиноамериканском писателе: я люблю его, но читать не буду. Мол, ты это читаешь, а потом надо в этом раскаяться.
иерей Алексий Уминский, настоятель храма Живоначальной Троицы в Хохлах, исповедник св.Владимирская гимназия, ведущая телепрограммы «Православная энциклопедия»:
— Внутренний критерий определил апостол Павел: «Мне все позволительно, но не все полезно». Крутой человек просто не дочитает до конца плохую книгу. Каждый человек должен руководствоваться внутренней цензурой: что-то отвергать, к чему-то относиться осторожно, что-то бесстрашно принимать.


— Читать или не читать ту или иную книгу, человек сам решает в глубине своей совести, своей души, своей воли.
Что касается модного в наши дни латиноамериканского романа, я думаю, что он сочетает в себе католические традиции в их несколько возвышенной версии с местными полу-языческими или просто языческими тенденциями. Пьяное отношение католиков ко Христу, чрезмерная чувственность в вере нашли в Латинской Америке более благодатную почву, чем даже в Испании.
Триумфальное шествие латиноамериканского романа объясняется потребностью публики в экзотике. И тот факт, что определенные повествовательные модели в Европе со временем стерлись.Нам сложно представить, но русский писатель номер один в Европе — Айтматов. По тем же причинам. Сочетание модернистских тенденций с местной мифологией привлекает скучающего читателя на Западе (а отчасти и в нашей стране). Вдобавок у Кортасара Маркеса довольно уверенное и сильное письмо.


— Согласитесь со мной или нет, но на современную литературу смотрю мрачно. Есть отдельные явления, но в целом уровень современной литературы низкий. Ведь мы поставили высокий уровень — живем в России, со своей классикой.Поэтому все современные писатели находятся в очень тяжелом положении. В 60-70-е годы произошел фурор в литературе — «деревенские заводчики» Астафьев, Распутин, Белов. Но сейчас уже не бывает, чтобы выходит какая-то работа и все понимают: это событие … Их линия как-то померкла. Некоторые погибли: Можаев, Астафьев. Другие, возможно, займутся чем-нибудь другим, но пока что книга выходит и все ахают, такого нет.
Есть еще одна линия: она идет из шестидесятых и в конечном итоге приходит к постмодернизму.Теперь вы видите, что это примитивно. Было время, когда на вопрос «Сколько будет дважды два?» ответил: «А сколько партия учит?» А потом, скажем, подошел Евтушенко и стал громко кричать: дважды два — четыре! пять пять — двадцать пять! Тогда это казалось новым и оригинальным. И теперь ясно, что постмодернистам нечего сказать. И вот они трюки проделывают.
Здесь режиссер поставил «Чайку» Чехова, да так, что у него на сцене настоящее озеро, а в газетах пишут, сколько воды туда вылили и сколько денег на это потратили.А в шекспировском театре вообще не было декораций, висели вывески: «Королевский замок» и так далее. Публика разберется в этом сама. Когда есть что сказать, ничего внешнего не нужно.
А читаешь, скажем, Виктора Ерофеева, и видишь: пусто. Пелевин более серьезен, он самый талантливый среди постмодернистов. Но что он говорит?
Любой художник, хочет он того или нет, предлагает свою систему ценностей, настраивает человека на свое видение мира.Пушкин открыл русскому народу русскую природу. До него русский человек не понимал, что русская природа прекрасна. Сходите в любую картинную галерею: что пишут пейзажисты? До середины 19 века даже русская природа изображалась как бы итальянской.
Литература ведет читателя по тропе. Парадоксальный пример — тургеневские девушки. Толстой говорит: Тургеневских девушек не было, Тургенев их придумал, и они продолжали жить. И мы пошли по определенному пути.Вера Засулич и Софья Перовская — тоже тургеневские девушки. Поэтому к любому литературному явлению всегда нужно опасаться, нужно задать писателю вопрос: куда вы меня ведете? Потому что красота тоже может служить дьяволу. Некоторые люди никак не могут с этим согласиться, но это так.
Мы странствуем по жизни. Есть такой святоотеческий образ — море жизни. Или образ леса, как у Данте. Вы можете заблудиться, если будете использовать только свои эмоциональные, эстетические предпочтения. Чтобы сориентироваться, вам нужно что-то, что выше ваших предпочтений.То, что исходит не от желаний человека, а от Бога. Эти ориентиры для православного человека дает православная вера.
Это то, к чему ведет Пелевин? Он говорит: мир — это анекдот, который сказал себе Бог. Как ни крути, это гибельный путь.
Или Улицкая … Я наткнулась на ее интервью в одной газете, и она там говорит, что «у нее есть претензии к апостолу Павлу», что, мол, он сказал много всякой чепухи. Извините, но я не буду читать эту даму.
Иногда говорят, что искусство не может быть проверено катехизисом. Конечно, катехизис не определяет художественный уровень. Но катехизис помогает сориентироваться, куда вас ведут.

— Как вы относитесь к так называемой развлекательной литературе? Вы сами читаете научную фантастику или детективы? Может ли православный позволить себе легкое чтение? Или это противоречит серьезному отношению к жизни?

— Вульгарное нельзя допускать, а легкое можно.Иногда кушаем лепешку, хотя гречневой каши с маринованным огурцом хватает для поддержания сил. Некоторые осуждали отца Александра Шмемана за его любовь к чтению Агаты Кристи. Почему? Замечательные сыщики! Отец Александр от этого чтения не стал менее благоговейным, менее духовным.



Чтение приключенческой литературы — детективных рассказов, приключенческих рассказов и рассказов о путешествиях — может быть внутренней потребностью. Но только до определенного возраста


— я совершенно не умею читать детективы.Сейчас это скучно, но я очень хорошо помню, как в детстве читал Конан Дойля или Дюма с фонариком под одеялом, и мачеха поймала меня ночью. То есть в моем развитии был какой-то этап, когда это была внутренняя потребность.
У Томаса Бернхардта, недавно умершего классика австрийской литературы, есть роман под названием «Корректура». Это роман о композиторе, который в юности с жадным любопытством пытается овладеть всем наследием музыкальной культуры Европы, а с годами «отсеивает» одного за другим композиторов.Последняя строчка романа буквально звучит так: «Моцарт. Вам еще что-нибудь нужно? «
Я давно заметил, что что-то подобное происходит со мной. Например, пирамида русской поэзии построена для меня вот так. Пушкин. Под ним Лермонтов, Тютчев. Под ними Блок, Есенин, Хлебников. Потом. знаменитая четверка — Ахматова, Цветаева, Мандельштам, Пастернак, далее — Боратынский, Анненский, Маяковский, Заболоцкий, Клюев и т. д. Теперь я замечаю, что действительно, без которого я никак не могу жить, это Пушкин.А остальное беру просмотреть, чтобы что-то запомнить, с чем-то сравнить. Это моя работа. Но упорной внутренней потребности в перечитывании одного из них больше нет.
И в этом прогоне, я надеюсь, есть способ сделать следующий шаг. Я все больше читаю духовную литературу. Отцы церкви, современное богословие (в широком смысле — XX век). Раньше мы были ограничены в своих возможностях, покупали у букинистов Флоренский, Бердяев и так далее, но такие явления, как Ильин, Флоровский, Лосский младший были отрезаны от нас.Архимандрит Кирилл (Зайцев) был вообще фигурой неизвестной.
Моцарт уже писал музыку в возрасте семи лет; он сразу перескочил на несколько ступеней в своем развитии. И многие из наших святых очень рано добились больших успехов в духовном развитии. Но все же я не могу представить детство Серафима Саровского без сказок.


— Я твердо убежден, что «серьезная» литература не должна быть скучной. Но тогда это очень увлекательное занятие: от хорошего дела невозможно оторваться, и только духовное и художественное богатство текста (как, может быть, в случае с Библией или с произведениями святых отцов) может положите конец слишком долгим часам чтения.
Теперь о «серьезном» отношении к жизни. На самом деле настоящий юмор всегда очень серьезен. Иногда он балансирует над ужасной пропастью, показывая разницу между человеческим притязанием и подлинностью, маской и лицом: гордый, льстивый, тщеславный, высокомерный, жадный человек тоже смешон. «Вы говорите:« Я богат, я стал богатым и ни в чем не имею нужды », но вы не знаете, насколько вы несчастны, и несчастны, и бедны, и слепы, и наготы» (Откр. 3:17) . Иногда смех о том, что наши попытки быть важной и нерушимой причиной, более отрезвляет и исцеляет, чем грозное осуждение и морализаторское назидание.

«Скажи что-нибудь по-русски»

Какие современные произведения вы считаете если не великими, то хотя бы настоящей литературой?

— Задайте вопрос: какую современную художественную литературу я хотел бы порадовать своих друзей? Это очень точный способ определения стоимости книги. Итак, я хотел бы подарить им новое десятитомное издание Фазиля Искандера, и, даже положив эти книги на стол, я не удержался, чтобы не открыть и прочитать что-то вслух. Я бы пожертвовал только что вышедшие романы Александра Терехова и Михаила Бутова.Я бы подарила монахине Н. «Дерзай, доченька» чудесную книгу (правда, подарила родным без сослагательного наклонения). Я бы подарил книги стихов Олега Чухонцева, Юрия Кублановского, Светланы Кековой … Я бы, конечно, никому не отдам, а тем, кто разбирается в литературе, имеет к ней вкус и сможет ее все оценить. . Было бы ощущение, что я передаю что-то очень ценное в их владение.
В современной литературе, на мой взгляд, главным стал жанр нехудожественной литературы — жанр нехудожественной сказки, где автора практически невозможно отличить от героя.Меня потрясла книга воспоминаний об Ахматовой и Мандельштаме, написанная несколько лет назад Эммой Герштейн.


— С большим удовольствием прочитал роман Чудакова, отмеченный многими: «На старые ступеньки опускается дымка». Это своеобразное чудо. Такой тяжеловесный литературный критик, для которого мне никогда не удавалось освоить более двух-трех страниц, вдруг открывает нам прозу проникновенную, очаровательную и меткую.
Воспоминания Татьяны Глушковой о послевоенном периоде удивительны.И воспоминания эмигрантки Аллы Кторовой с ее трепетным отношением к православным бабушкам. Я тоже стала прихожанкой благодаря бабушке. И я помню, как велика была роль бабушек, выросших до революции. Истина была очевидна во всем их поведении, в их отношении к Церкви, в их знании всего служения наизусть. Я расписался за бабушку с пяти лет, но она могла объяснить мне любое место службы. И это то, что есть у Кторовой: мерцание православного света, скрытого в постсталинской Москве.В то же время прекрасный язык.
Опять два романа потомков Боратынских. «Канун восьмого дня» Ольги Ильиной — это описание российских смут 17-го года глазами православной знатной барышни. Ей, как и многим людям того времени, с раннего детства внушалось ощущение, что жизнь — это стойка перед Богом. И это вело ее по жизни … И роман ее сына Бориса Ильина «Зеленая линия» — о встрече на Эльбе. Он воевал на стороне Америки и встречался со своими соотечественниками в момент победы над Германией.


— Я бы порекомендовал документальный роман Виктора Николаева «Живой в помощи» — про Афганистан. Конечно, он дает очень страшную картину. Николаев — офицер, прошел через многие испытания. В конце концов он стал православным. Он, конечно, не совсем профессиональный писатель, но, несомненно, очень одаренный.

— Что вы лично ищете в произведении искусства?

— Расширение вашего существа. И во многом признание.Конечно, мы не можем ничему научиться (кроме чисто информационных, познавательных вещей) из того, что Сам Господь не вложил в наши души. Но это знание спит в глубине души. Художественная литература помогает ему проснуться. Это несравненное чудо …
Самый свежий пример — роман Ильиной (Боратынской) «Канун восьмого дня». Самый первый абзац стал для меня откровением … Как и любой филолог, в глубине души я — прозаик-неудачник. Естественно, я долго и часто думал о своем автобиографическом сочинении.Я бы начал с одного полумистического переживания, когда мое сознание проснулось. В трехлетнем возрасте я был где-то на даче на берегу Клязьмы. Голоса женщин, стирающих белье, птиц на раннем солнце. Тогда родилось изумление перед миром, перед его загадкой … И именно с этого чувства и описания Ольга Ильина начинает свой роман.
Такие подарки случаются каждый раз при контакте с любой по-настоящему успешной прозой.

— Ольга Ильина жива?
— Нет, она умерла в 1991 году в США.Но она прожила почти 100 лет. А сама стала одной из героинь известного романа Торнтона Уайлдера «День восьмой». Многие наши аристократы, люди с отменным вкусом, выжили в эмиграции, открыв модельные агентства, швейные мастерские и т. Д. Ольга Ильина тоже была одной из аристократических портних. Торнтон Уайлдер был впечатлен ее миссией православного человека на Западе. Там она стала носительницей русской идеи. Приведу цитату из романа. Один из молодых людей, американец, спрашивает ее: «Скажи что-нибудь по-русски.«Она остановилась, пристально глядя на него, а затем заговорила на языке, которого не было в его ухе. Он слушал, как завороженный.« Что вы сказали, мисс? »-« Я сказал: Джордж, вы молоды, но ваше сердце не счастлив, потому что вы еще не нашли работу, которая должна стать работой всей вашей жизни, но вы найдете его и будете служить ему верой и правдой, честно и бесстрашно. Бог поставил перед каждым из людей одну главную задачу. Мне кажется, что тот, который вам предстоит решить, потребует много мужества, много выносливости, ваш путь будет нелегким, но вы победите.«А затем она объясняет разницу между русскими и американцами. Она говорит, что американцы думают исключительно о себе, о собственном личном успехе и, поскольку это возможно в условиях их родины, они гордятся и своей родиной. Русские думают. в первую очередь о генерале, о Родине и служении ей, даже если они недовольны, они не могут устроить свою судьбу на одной Родине. Это точно сказано. Здесь нет ничего нового, все известно.Но самое удивительное, что он поражает одного из крупнейших писателей Америки. Он пишет о ней с явным восхищением.


— Что дает нам искусство? Реальный жизненный опыт — если честно читать. Недавно один человек сказал мне: это все ерунда, что нужно хорошо относиться к людям, каждый эгоист, каждый сам за себя. Я, говорит, не верю людям, я верю только в Бога. Я ему отвечаю: но Бог сказал, что нужно любить ближнего. Нет, говорит, это чушь, нельзя любить.Я чувствовал, что у него просто нет опыта любви — поэтому он не понимает, что значит любить. И даже самая большая заповедь остается для человека пустой.
Мы поймем любую мысль, только если она накладывается на наш опыт. Он говорит: «Не убий». Здесь, конечно, лучше не иметь собственного опыта. Достаточно по-настоящему прочитать «Преступление и наказание», испытать это на себе, чтобы понять: убийство вызывает такой ад внутри … Даже страшно читать, такое ужасное состояние.Я считаю, что русская литература дает человеку необычайно много, в том числе и правильное осмысление негативного опыта.
Михайловский был отчасти прав, когда говорил о Достоевском: «жестокий талант». Но если человек искренне читает Достоевского, он лучше понимает святых отцов. И человек, защищающий себя от сферы культуры, духовной жизни, тоже не поймет святых отцов — потому что для него это будет просто набор скучных учений.

— А может, на собственном опыте разберется?
— Чей-то собственный опыт ограничен.Литература содержит такие знания о жизни, которые физически не накопить ни один человек.
Считаю, что нужно ориентироваться на классику. А в современной литературе, помимо художественного уровня, ищите подлинно православное содержание. Если этого нет в современной литературе, можно полностью удовлетвориться Достоевским. Пушкин, Тютчев, Чехов и Лев Николаевич Толстой.

— Полезно ли читателю заранее знать мировоззрение писателя?

— Я считаю, что это лишнее, потому что лишает человека возможности непосредственного восприятия.Бывает, что канонически не вполне последовательные вещи несут в себе удивительно мощный положительный православный заряд. Примером может служить трилогия Владимира Личутина «Раскол». Бывает, и наоборот — они рекомендуют вещи, которые на самом деле глубоко ошибочны, хотя и религиозны по теме. Самый свежий пример — фильм Гибсона. Меня поразило то, что некоторые известные священнослужители высказались в пользу фильма. Люди совершенно не понимают, что любой натуралистический образ — это нарочитый демонизм. Если мир лежит во зле и если человек не просветляет этот мир, а пытается низвести Божественное до земного, как в этом фильме, то он захвачен этим злом.

Все то же самое, только вместо лошади — «Мерседес»

Литература 19 века не пишет о наших проблемах. Ты согласен?

— Глупость! Реалии действительно несколько иные, но проблемы те же. Абсолютно!
Поэтому сейчас растет преступность среди молодежи? Не только по социальным причинам. Но еще и потому, что молодежь сейчас кричит со всех сторон: смысл жизни — удовольствие. Об этом рассказывает давний, давно пережеванный роман «Герой нашего времени»! Кто такой Печорин? Печорин — человек, начавший «с неистовой погони за удовольствиями».«Но удовольствия быстро утомляют человека. Требуются все более острые и новые ощущения — перед преступлением. К чему приходит Печорин? К удовольствию мучить других … Это не о нас? О нас. Ну это другое Дело в том, что у Казбича украли лошадь, а теперь 600-й мерседес. Но проблема та же.
Взять «Мертвые души», том второй, княжеская речь. Так читается сегодняшняя редакция!

Николай Васильевич Гоголь » Мертвые души », том 2, из речи князя:
« Я знаю, что никакие средства, никакие страхи, никакие наказания не могут искоренить неправду: она слишком глубоко укоренилась…. Я знаю, что многим практически невозможно пойти против общей тенденции. Но теперь я должен, как в решающий и священный момент, когда я должен спасти свое отечество, когда каждый гражданин несет все и всем жертвует, я должен позвонить, хотя тем, у кого еще осталось русское сердце в груди и которые понимают хоть какое-то слово «Дворянство» … Дело в том, что … наша земля гибнет уже не от нашествия двадцати иностранных языков, а от нас самих; что уже прошло законное правительство, было сформировано другое правительство, намного более сильное, чем любое законное… И ни один правитель, даже если он был мудрее всех законодателей и правителей, не сможет исправить зло, как бы он ни ограничивал действия плохих чиновников, назначая других чиновников надзирателями. Все будет безуспешно, пока каждый из нас не почувствует, что … должен восстать против лжи. «


— Вы должны понимать, что художественная литература — это не физиологические зарисовки дня. Она какой-то свет вечности. Кроме того, не стоит преувеличивать происходящие с нами изменения.Они довольно поверхностны. Постоянная гораздо важнее. А современные явления можно и нужно освещать с точки зрения вечности.
В наше время возрастает значение «света с Востока», православных ценностей и традиций. Этот свет привлекает самых чутких писателей Запада. Об этом свидетельствует, в частности, мой опыт общения с ведущими немецкими писателями, причем разных поколений. За последние пятнадцать лет, когда у меня появилась возможность свободно путешествовать по Германии и общаться с ними, я заметил в них — иногда поразительное — изменение отношения не только к России, но и к Русской Православной Церкви.Никто в Германии не расспрашивал меня так подробно о преподобномученице великой княгине Елисавете Федоровне, как об одном из лидеров немецкой прозы, восьмидесятилетнем Мартине Вальзере, пятнадцать лет назад ушедшем в «левые» социал-демократы. и теперь признанный всей Германией (и освистанный немецкой прессой) «реакционер» — это консерватор. А шестидесятилетний Петер Хандке, в прошлом скептик-авангардист, выразил желание приехать в Россию и встретиться с Валентином Распутиным, потому что его поразил немеркнущий христианский свет, который он обнаружил в «Прощании с Матерой».Другой известный немецкий писатель, удостоенный множества наград, пятидесятилетний Мартин Мозебах из Франкфурта на моих глазах прошел путь от католиков — через старокатоликов — до православных христиан. И теперь он только колеблется, ехать ли по воскресеньям в греческую, сербскую или русскую православные церкви, которые есть в его родном городе.
Все это отражено в их работе? Предположительно он его находит. Только, повторяю, дух искусства, как и дух вообще, неуловим. Это легче почувствовать, чем определить.Надо терпеливо ждать, надеяться и любить.

Записали Леонид ВИНОГРАДОВ и Юлия ДАНИЛОВА
Фото Вячеслава ЛАГУТКИНА

19.1. Какие книги должны быть у верующего православного христианина?

— Библия, Закон Божий, православный молитвенник, толкование Святого Евангелия, жития святых и книги, содержащие святоотеческие наставления в христианской жизни.

Христианин должен углубить свое знание веры.Читая подвижнические и догматические творения святых отцов, он соприкасается с глубиной веры, которую святые приобрели в своей подвижнической жизни.

19.2. В какой литературе вы можете прочитать о десяти заповедях?

— Подробное объяснение десяти заповедей дано в Законе Божьем (составитель протоиерей Серафим Слободской).

19.3. Какую книгу купить, чтобы правильно поститься?

— В церковных магазинах много книг, рассказывающих обо всех сторонах христианской жизни: о посте, молитве, таинствах.Если человек впервые постится, желательно посоветоваться со священником.

19.4. Какую книгу нужно купить, чтобы понять службу в храме?

— Закон Божий, составленный протоиереем Серафимом Слободским, содержит подробное объяснение богослужений Православной Церкви. Вы также можете прочитать книгу епископа Виссариона (Нечаева) «Толкование Божественной литургии». В церковных лавках можно найти много других книг, объясняющих службы ежедневного цикла: «Божественная литургия» протоиерея.Алексий Уминский, второй том издания «Православие» митр. Илариона (Алфеева), «Православное богослужение: иллюстрированная энциклопедия для всей семьи» протоиерей. Михаил Браверман.

— В начале воцерковления следует прочитать Закон Божий, Евангелие, жития святых, наставления о духовной жизни. Полезно читать книги, укрепляющие вашу веру. Для верующего, особенно человека, который начинает становиться христианином, необходимо не только познакомиться с христианством, но и попытаться глубоко изучить его, чтобы четко знать, во что, почему и почему он верит? В противном случае вера останется на уровне стереотипов, порой весьма далеких от истинного христианства.

— Дело не в том, у кого была взята Библия, а в том, что в ней напечатано. Подавляющее большинство протестантских Библий на русском языке напечатано из синодального издания XIX века, о чем свидетельствует надпись на обратной стороне титульного листа. Если есть такая надпись, ее можно прочитать без смущения. Другое дело бесплатные или современные переводы Библии или отдельных библейских книг (например, «Слово жизни»), а также Библии с комментариями.Естественно, протестанты комментируют Слово Божье со своих еретических позиций.

— Сначала вам нужно помолиться Богу, чтобы Он направил разум на понимание Священного Писания. Полезно прочитать толкование Священного Писания святыми отцами. Не довольствуйтесь простым чтением Евангелия, но постарайтесь жить по нему. Святые отцы советуют читать Евангелие каждый день, даже если времени мало, все равно следует попробовать прочитать одну главу.

— Можно придерживаться того порядка чтения, который соблюдается во время богослужения.Он занесен в календарь Православной церкви на каждый день. В издательстве «Библия Московского Патриархата» в конце Ветхого Завета есть указатель ветхозаветных чтений, а в конце Нового Завета — указатель Евангельских и апостольских чтений.

В настоящее время во многих православных приходах действуют кружки по изучению Священного Писания.

19.10. Что, если не все, что вы читаете в Библии, ясно?

— Чтобы правильно понимать Библию, необходимо читать книги с ее толкованием, наличие которых можно найти в церковных магазинах и приходских библиотеках.Изучение библейской истории можно начать с Закона Божьего, составленного протоиереем Серафимом Слободским, или с детской Библии. Во многих церквях есть воскресные школы с группами для взрослых и детей, изучающих историю Библии. И, конечно же, нужно смиренно молиться Богу, чтобы Он заслужил услышать и исполнить Свое слово.

— Чтение Евангелия, Апостольских Деяний и Апостольских Посланий, Псалмов добавлено к ежедневному молитвенному правилу во время поста.

— Православие не закрывает мир от человека, а открывает его во всем его многообразии через призму православного мировоззрения.Конечно, можно почитать хорошую светскую литературу, историческую, научную. Следует избегать только тех композиций, которые возбуждают низменные страсти, лишают душу покоя и радости.

19,13. При чтении Псалтири есть места, где говорится о врагах. Какие враги имеются в виду?

— Это невидимые враги — хитрые нечисти, которые грешными помыслами вредят людям и толкают людей на грехи.

19,14. Что делать с неправославной литературой?

— К неправославной литературе нужно подходить разумно.«Нам будет стыдно, если мы будем знать, как отказаться от пищи, вредной для тела, и не иметь различения в познании, которое питает нашу душу, и позволить добру и злу приходить к ней» (Святой Василий Великий). Как и в любой другой сфере жизни, содержание книг зависит от того, что исходит из сердец их авторов. Если это грех и страсти, то работа пропитывается ими и передает их другим людям. Истинный христианин отворачивается от таких вещей и пытается защитить себя и своих близких.Если произведение художественно отражает богатство жизни, сотворенной Богом, а тем более высокие духовные и даже духовные устремления, на основе которых автор создавал свое творение, то приобщение такой литературы к христианину может быть полезным.

Духовно вредные (языческие, магические, оккультные, сектантские и аморальные) книги и брошюры лучше всего сжечь. Нельзя просто выбрасывать вредные для души книги в мусорную корзину: их могут читать другие люди, что может им навредить.Если в этих книгах есть цитаты из Священного Писания, то просто выбросить их было бы неправильно.

Мы спросили священников, какие книги они порекомендовали бы читателям издания «Православный взгляд».

иерей Димитрий Шишкин, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в селе Почтовое Бахчисарайского района
Есть чисто церковное чтение и здесь список очевиден: Библия, Толкование Нового Завет, жития святых, благотворительность, творения святых отцов.Что касается светского чтения, то мне запомнилась фраза, которая во времена моей юности красовалась на витрине секонд-хенда: «Читайте, прежде всего, классику, иначе никогда не успеете». Поэтому в первую очередь необходимо читать русскую классику из художественной литературы. Когда я приехал в Грецию, я впервые подумал, что читать русскую классику в оригинале — это большое удовольствие. И грех не воспользоваться этой милостью. Кстати, на это обратили внимание сами греки.

иерей Тимофей Куропатов, настоятель Патриаршего подворья при храме Царя-Страстотерпца в Анино в Южном Чертаново Основа основ — Евангелие, но не всегда ясно, что в нем написано Книгу, поэтому необходимо читать Толкования святых отцов. Из художественной литературы я бы посоветовал почитать книгу архимандрита Тихона (Шевкунова) «Нечестивые святые». Это замечательная книга, рассказывающая об удивительных людях и чудесах с ними.Тем, кто давно находится в церкви, я бы посоветовал прочитать книгу старца Ефрема Филофея «Моя жизнь со старцем Иосифом». Автор этой книги описывает подвиги отшельников на Афоне. Это то, к чему должен стремиться каждый христианин. Советую прочитать сборник из шести томов старца Паисия Авятогорецкого. Развод Льюиса Кэрролла. В этой книге он описывает свое видение рая и ада и то, как люди пытаются вернуться из ада в рай, борясь со страстями, которые они получили на земле.

иерей Иоанн Федоринов, Клирик Храма Всех Святых Московского в Бибирево
Из духовной литературы рекомендую прочитать произведения Василия Великого, Иоанна Крестьянкина. Мне нравится книга Митрополит Мануил (Лемешевский), написанная его духовным чадом, владыкой Иоанном (Снычевым). Из этой книги вы сможете узнать, как люди жили духовной жизнью в условиях Советского государства, понять дух той эпохи. Если говорить о церковных произведениях искусства, то в первую очередь хотелось бы выделить книгу архимандрита Тихона (Шевкунова) «Нечестивые святые».«Эта книга произвела духовный фурор в православной среде. Она посвящена монахам, но описывает их повседневную жизнь. Советую прочитать произведения Ольги Рожновой.
Моя любимая книга — Отец Арсений, написанная духовными чадами отца. Арсений.Книга охватывает несколько эпох и рассказывает о том, как отец Арсений жил в дореволюционное и послереволюционное время.Через призму жизни одного священника можно проследить историю Русской Церкви в этот переломный момент.Эта книга напоминает произведения Солженицына, но показывает все с другой стороны. В этой книге показаны божественные силы, управляющие всеми событиями, а этого, пожалуй, не хватало Солженицыну. Еще мне нравится книга «Отцовский крест». Это документальный «самиздатский» рассказ, написанный по воспоминаниям детства сестрами Софьей и Натальей Самуиловыми, дочерьми священника Сергия Самуилова — настоятеля церкви села Острая Лука, затем клирика Воскресенского собора города Пугачева. Самарская губерния, впоследствии репрессированная.Я очень рекомендую эти две книги.
Мне нравятся стихи Сергея Есенина, Евгения Евтушенко, Игоря Северянина, Александра Пушкина. Из художественной литературы советую прочитать всю русскую классику. Из современной литературы считаю произведения Бориса Акунина очень интересными и захватывающими.

Игумен Сергий Рыбко,
настоятель храма Сошествия Святого Духа на апостолов на Лазаревском кладбище
Все зависит от того, кого посоветовать — церковного или нецерковного.Для невоцерковленных в первую очередь рекомендую читать Евангелие. Эта Книга в свое время изменила мое мировоззрение, хотя сам я этого не ожидал. Я бы также посоветовал почитать классиков, поднимавших вечные вопросы. Советую прочитать произведения Игнатия Брянчанинова, которого я всегда очень любил. Впервые я прочитал его работы, когда был восемнадцатилетним мальчиком, и уже тогда был шокирован его словами.

Священник Димитрий Ненароков ,
помощник атамана Центрального казачьего войска Ежедневно читал Священное Писание и Библию, Толкование Евангелия Святых Отцов — Иоанна Златоуста, Василия Великого.Духовные труды Варсанофия Великого, аввы Дорофея. Философия. Из современных духовных авторов я бы рекомендовал произведения Феофана Затворника и Игнатия Брянчанинова.

Украина и советская ядерная история

Введение
Украинские ученые и ядерная инфраструктура сыграли значительную роль в развитии советской ядерной программы, особенно на ее первых этапах. В создании советского ядерного оружия участвовали физики-ядерщики из Украинского физико-технического института (УИФТ) [i].Недавно рассекреченные документы показывают, что украинские ученые-ядерщики одними из первых в СССР предложили правильную фундаментальную конструкцию атомной бомбы.

История общественных отношений Украины с ядерным оружием представляет собой интересный пример влияния населения страны на государственную ядерную политику. Отношение украинского народа к ядерному оружию находилось под сильным влиянием официальной советской пропаганды. Несмотря на активное участие в гонке ядерных вооружений, советские правительственные органы организовывали антиядерные пропагандистские кампании среди населения (в том числе среди жителей Украины).Эта пропаганда подчеркивала необходимость запрещения ядерного оружия. Архивные документы, включенные в эту статью, демонстрируют, что было много семинаров и встреч, которые были организованы с тысячами украинцев, чтобы убедить их в необходимости запрещения ядерных испытаний и даже ядерного оружия. Эта пропаганда, несомненно, способствовала скептическому отношению украинского народа к ядерному оружию, которое было продемонстрировано в период независимости Украины после 1991 года.Понимание современных политических взглядов Украины на ядерное оружие и их связи с современными призывами к перевооружению требует признания наследия антиядерной пропаганды советской эпохи, а также наследия Чернобыля.

Чернобыльская катастрофа 26 апреля 1986 года была краеугольным камнем украинской ядерной истории в советский период. Многие недавно рассекреченные документы об этой катастрофе освещают реальный масштаб события, процесс его ликвидации и его последствия.

Понимание современных политических взглядов на ядерное оружие в Украине и их связи с современными призывами к перевооружению требует признания наследия антиядерной пропаганды советской эпохи, а также наследия Чернобыля.

К сожалению, большая часть архивных документов о размещении советского ядерного оружия на территории Украины остается недоступной. Таким образом, данное обновление исследования концентрируется только на трех аспектах украинской ядерной истории в советское время:

  1. роль Украины в начале советского ядерного проекта
  2. антиядерная пропагандистская кампания в Советской Украине
  3. и некоторые недавние разоблачения Чернобыльская катастрофа

В первой части статьи описывается роль Украины в ранней атомной программе Советского Союза.Вторая часть раскрывает целенаправленную антиядерную пропагандистскую кампанию, которая велась в Советской Украине в 1950-1960-х годах, а также проблему чернобыльской катастрофы. Обе части основаны на анализе архивных документов, здесь впервые воспроизведены на английском языке. Эта статья написана в рамках исследовательского проекта «Ядерная история Украины», который поддерживается Шведским управлением радиационной безопасности.

I. Украина и начало советского ядерного проекта

В довоенное время украинские ученые работали на переднем крае ядерных исследований в Советском Союзе.На протяжении 1920-х и 1930-х годов Украинский физико-технический институт (УФТИ) в Харькове занимал ведущее место в области ядерной физики в Советском Союзе. Основанный в 1928 году, институт практически сразу начал исследования в области ядерной физики. В 1932 году ученые института первыми в мире воспроизвели эксперименты британских ученых по делению ядер быстрыми протонами. В 1940 году двое молодых ученых-ядерщиков из института, В. Шпинель и В. Маслов, предложили первую действующую схему создания ядерного взрывного устройства.К сожалению для Советов, это предложение подверглось резкой критике со стороны В. Хлопина, П. Капицы и А. Иоффе, которые в то время были ведущими советскими специалистами в области ядерной физики. Таким образом, реальный прогресс в создании советской ядерной бомбы не начался до окончания Второй мировой войны, и то в основном благодаря секретным данным.

Рассекреченные архивные документы, описывающие ведущую роль Украинского физико-технического института на первых этапах советской ядерной программы, сосредоточены в российских архивах в Москве и в архиве Харьковского физико-технического института.Большое количество документов из этих архивов опубликовано в двух изданных сборниках:

  1. «Атомный проект СССР» в 3-х томах (Москва: 1998-2005).
  2. «Лаборатория № 1 и атомный проект СССР. Документы и материалы. 1938–1956 »под редакцией ученых Харьковского физико-технического института А. Довбня, Ю. Ранюка, О. Шевченко (Харьков, Украина: 2008).

Примеры из этих коллекций описаны ниже.

Документ 1. Письмо Наркомата электростанций и электротехнической промышленности [ii] в Совет Народных Комиссаров [iii] СССР «Об организации исследований в области атомного атома». » № НЕ-107, 7 марта 1939 г.
Этот документ подписал нарком [iv] Советского Союза электростанций и электротехники Михаил Первухин. В этом письме советский министр предлагал сосредоточить ядерные исследования в Украинском физико-техническом институте и переместить ученых-ядерщиков из Ленинградского физико-технического института в Харьков, поскольку там была очень хорошая база для изучения ядерной физики. .В письме Первухин заявил, что создание крупного ядерного центра в Харькове было бы наиболее рациональным и экономичным вариантом. Если бы это предложение было реализовано, Харьков мог бы стать центром ядерно-физических исследований масштаба Москвы или Сарова. В любом случае в этом письме наркома признается выдающаяся роль Украинского физико-технического института в советской ядерной науке.

Кроме того, Первухин предложил передать современный циклотрон Украинскому физико-техническому институту (УИФТ).Это предложение было рассмотрено заместителем директора Государственного плана Украинской ССР В. Скульским, как показано в следующих документах:

Документ 2а. Письмо Госплана Украинской ССР в Академию наук СССР «О рациональности конструкции циклотрона в УИФТ», 22 февраля 1940 г.
Документ 2б. Письмо директора Института физических проблем Петра Капицы в Государственный план Украинской ССР «О циклотроне Украинского физико-технического института », 28 февраля 1940 г.
Первое письмо (документ 2а) сообщил Академии наук СССР, что УИФТ обратился к правительству УССР с просьбой выделить 75 тысяч рублей на разработку циклотрона, и 1.5 миллионов рублей на его строительство. В Госплане спрашивали совета о необходимости постройки этого циклотрона.

Отклик академика Петра Капицы на это письмо (документ 2б) был очень критическим. Капица писал, что «за последние несколько лет УИФТ построил ряд исследовательских установок, но не завершил их. Однако он начал строить новые установки. Такая деятельность в УФФТ не может считаться нормой ».

Таким образом, Петр Капица не поддержал строительство циклотрона в УИФТ, и это было одной из причин, почему институт не стал одним из крупнейших ядерных исследовательских центров СССР, несмотря на высокий уровень работающих там ученых.

Документ 3а. Заявление на изобретение В. Маслова и В. Шпинеля, «Об использовании урана в качестве взрывчатого и токсичного агента», 17 октября 1940 г. Секрет [v]
В этом письме двое ученых-ядерщиков из УИФТ описали концепцию конструкции для ядерная бомба. Эти два украинских физика были первыми советскими учеными, осознавшими потенциал ядерного деления в создании бомб. Конечно, из-за секретности Манхэттенского проекта они не знали об аналогичных открытиях западных ученых, сделанных примерно в то же время.

Харьковские ученые также предложили конкретные шаги по созданию ядерного оружия. Документы 3b и 3c ниже демонстрируют, что украинские физики понимали, как производить уран оружейного качества, и разработали конкретные технические предложения для достижения этой цели путем обогащения урана на центрифуге.

Документ 3b. Техническое предложение Ф. Ланге, В. Маслова и В. Шпинеля «Деление изотопов урана методом кориолисового ускорения». Сентябрь 1940 г. Секрет [vi]
Документ 3c. Заявка на изобретение Ф. Ланге и В. Маслова «Термоциркуляционная центрифуга» Январь 1941 г.
Это предложение центрифуги получило положительную оценку ведущих советских академиков в Москве. Однако они раскритиковали идею использования урана в военных целях, поскольку не верили, что в реальных условиях можно создать ядерное деление. Конечно, тогда они не знали об успешных ядерных разработках в США и Великобритании.Советский национальный комитет обороны воспринял эти скептические оценки в 1941 году и решил не развивать военную ядерную программу. Ниже приведены документы, полученные Советским национальным комитетом обороны:

Документ 4а. Национальный институт химических исследований Советского национального комитета обороны. Выводы по запросу стипендиатов UIPhT на изобретение, направленному в Агентство военной химической защиты. [Vii] февраль 1941 г. Секретный номер

Документ 4b. Заключение Радиевого института Академии наук на изобретение научных сотрудников УИФТ направлено в Агентство военно-химической защиты 17 апреля 1940 г. Секрет
Харьковские ученые поняли, что московские академики очень скептически отнеслись к их идее использования урана для военные объекты. Таким образом, Виктор Маслов сделал последнюю попытку убедить советское руководство начать военную ядерную программу. Он направил наркому обороны Маршалу Тимошенко следующее письмо:

Документ 5. Письмо В.А. Маслова наркому обороны СССР «О необходимости организации деятельности по использованию атомной энергии в военных целях». февраль 1941 г. Вскоре после этого началось немецкое вторжение в Советский Союз. УИФТ был эвакуирован в Среднюю Азию, и многие его товарищи, в том числе Виктор Маслов, были убиты во время войны.Таким образом, до конца войны было мало возможностей внедрить идеи Маслова о ядерных бомбах в практическую разработку.

Украинский историк Антолий Довбня предполагает, что неуспех идей Маслова частично объясняется тем, что Маслов направил свое предложение Тимошенко и Академии наук, а не Лаврентию Берии, директору КГБ, а затем и руководителю советского атомного проекта. . Если бы это было так, советская атомная программа могла бы начаться намного раньше, поскольку Берия лучше понимал потенциальное военное значение ядерного деления.[viii]

Немецкое вторжение в Советский Союз и скептическая оценка идей ученых УФТИ со стороны бюрократов в Москве помешали Харькову превратиться в центр советских ядерных разработок — вместо этого основные лаборатории физики и оружия были в конечном итоге сосредоточены в Россия. Несмотря на это, ученые из Харькова сыграли бы важную роль на первых этапах советской программы:

Документ 6а. Постановление № 2352 ГК Обороны 28 сентября 1942 г.Совершенно секретно.
Этот рассекреченный документ стал известен, так как знаменует собой официальный старт советского атомного проекта по созданию ядерной бомбы. Второй пункт этого важного документа предписывает Академии наук Украины организовать разработку проекта установки по обогащению урана. Ланге, ученый из UIPhT, был назначен руководителем этого проекта из-за его предыдущей работы по теоретическим аспектам обогащения урана, описанным в документах 3B и 3C.

Этот указ демонстрирует важную роль Украинской академии наук и сотрудников Украинского физико-технического института в создании первых советских ядерных бомб. Их роль дополнительно подчеркивается в отчете Молотова за 1943 год:

Документ 6b. Отчет Секретариата СНК СССР В.М. Молотов, «Об исполнении Постановления Государственного Комитета Обороны № 2352 ГК» , февраль 1943 г.
В пункте 5 настоящего отчета Молотову сообщается, что проект установки центрифуги для обогащения урана был подготовлен Ф. Ланге и его коллегами в декабре 1942 года. Саму установку планировалось построить за пределами Украины в Казани.

Документ 6c. Записка И.Курчатова для Первухина М.А. «О необходимости демобилизации В.М. Кельмана 1 апреля 1943 г. Совершенно секретно.
В этом документе Игорь Курчатов, «отец» первой советской ядерной бомбы, просит начальника советского министерства энергетики Михаила Первухина помочь в демобилизации украинского физика Вениамина Кельмана, который до войны был сотрудником УИФТ.В этой заметке Курчатов пишет о высоком качестве этого украинского ученого-ядерщика и о его важности для развития советской ядерной программы. Этот документ еще раз демонстрирует, что Украина сыграла значительную роль в советской военной ядерной программе.

Однако лидирующие позиции Украины в советском сообществе ядерных физиков были в значительной степени утрачены во время Второй мировой войны. Немецкая оккупация Украины привела к тому, что основные военные ядерные объекты СССР были развернуты в России, и многие украинские физики были мобилизованы для участия в военных действиях или арестованы и убиты во время массовых репрессий 1930-х годов.

После войны украинское сообщество ядерных физиков сосредоточилось на мирных, а не военных приложениях ядерной физики. Ядерная деятельность UIPhT была сосредоточена на термоядерном синтезе в мирных целях, а также на других вопросах, связанных с ядерной энергией и ядерными исследованиями. Научно-исследовательская деятельность УФФТ была сосредоточена в Лаборатории № 1, которая была создана при институте в 1946 году. Следующий документ иллюстрирует некоторые из основных направлений деятельности УФТИ:

Документ 7. Перечень секторов (структура) лаборатории №1 Украинского физико-технического института в Харькове
Несмотря на мирное направление ядерных исследований УИФТ, некоторые сотрудники, позже перешедшие в УИФТ, знали некоторые секреты, связанные с получением водорода. бомбить. Одним из таких людей был Олег Лаврентьев. Следующий документ демонстрирует, что в ходе своих исследований он обнаружил секретную информацию, касающуюся основной конструкции для производства термоядерного оружия.

Документ 8. Рецензия Андрея Сахарова на статью Олега Лаврентьева 3 января 1951 г. Совершенно секретно
В этом документе «отец» советских термоядерных бомб дает свои оценки идей Лаврентьева, которые Лаврентьев выражал в своих письмах руководству СССР. . Собственно, Сахаров был знаком со всеми этими идеями до того, как прочитал статью Лаврентьева, так как несколько лет работал в этом направлении в советском атомном проекте. Но интересно, что к этим идеям Лаврентьев пришел самостоятельно.Он не участвовал в атомном проекте и был тогда неизвестным сержантом Советской армии без высшего образования. Однако, основываясь на чтении учебников физики и на своих природных способностях, Лаврентьев сумел раскрыть некоторые секреты советской термоядерной программы. Кроме того, он предложил несколько новых идей по использованию термоядерного расщепления в мирных целях. Эти идеи он выразил в нескольких письмах, которые он отправил высокопоставленным советским чиновникам. После некоторой бюрократической проволочки эти письма были получены Сахаровым, который оценил их положительно, а затем советские чиновники обратили внимание на молодого и очень талантливого физика.Берия, тогда могущественная фигура в ядерном истеблишменте, дал толчок, чтобы поддержать Лаврентьева. Однако после смерти Берии в 1953 году Лаврентьеву было трудно построить выдающуюся карьеру, поскольку его связь с Берией оказалась политически токсичной. Кроме того, он отказался от учебы в аспирантуре в Москве и перешел на работу в УИФТ, где у него было меньше карьерных перспектив. Однако там он смог продолжить свои исследования в области термоядерного деления и остался доволен своей работой. Таким образом, в УФТИ поступил ученый, обладающий знаниями в области создания ядерной бомбы, хотя он никогда не участвовал в таких разработках.

В то время как война и немецкая оккупация означали, что основные усилия по разработке атомной бомбы будут проводиться в России, а не на Украине, украинские ученые, такие как Ф. Ланге, участвовали в советском ядерном комплексе и приложили руку к его успеху.

Таким образом, Украина занимала лидирующие позиции в советской ядерной физике в 1920-е и 1930-е годы. Но из-за войны ядерные центры СССР переместились в Россию. Однако украинские физики (Ф. Ланге, В. Кельман и др.) продолжал играть очень важную роль в советском атомном проекте, особенно на его самых ранних стадиях. До вторжения Германии Украина и УФТИ были домом для некоторых из ведущих физиков, занимавшихся ядерной наукой во всем Советском Союзе. Хотя война и немецкая оккупация означали, что основные усилия по разработке атомной бомбы будут предприняты в России, а не на Украине, украинские ученые, такие как Ф. Ланге, участвовали в советском ядерном комплексе и приложили руку к его успеху.

II. Кампания антиядерной пропаганды в Советской Украине и катастрофа на Чернобыльской АЭС

Советская пропаганда запрещения ядерного оружия существенно противоречила реальным усилиям СССР. Однако можно предположить, что эта пропаганда все же оказала положительное влияние на население Украины, которое сегодня довольно скептически относится к перспективе получения Украиной ядерного оружия. Кажется, что достижения и ошибки советской антиядерной пропаганды могут послужить уроком для сегодняшних усилий по убеждению украинских политиков и людей в том, что обладание ядерным оружием будет препятствовать их национальным интересам.

В Советской Украине антиядерную пропаганду организовал Украинский республиканский комитет защиты мира. Эта власть привлекала тысячи рабочих, колхозников и членов Коммунистической партии.

Документ 9. Мероприятия Украинского республиканского комитета защиты мира, посвященные вопросу прекращения ядерных испытаний и предотвращения ядерной войны 11 июля 1957 г.
В этом документе перечислены мероприятия, которые Комитет планировал провести в течение ноября. 1957 г., чтобы агитировать против ядерных испытаний и ядерной войны.Например, 25 ноября 1957 г. Комитет планировал организовать собрание ученых-медиков в Киеве; 23 ноября планировалось провести собрание ученых во Львове; 20–25 ноября планировалось провести собрание работников Одесского морского порта и др.

Документ 10. Информация о проведении в Украине в этом месяце кампании совместных действий людей против ядерного оружия и за всеобщий запрет. ядерных испытаний навсегда 1958
В этом документе описывается ежемесячная антиядерная кампания, которая проводилась на Украине в сентябре – октябре 1958 года.Во время этой кампании был организован ряд массовых митингов. Во время этих встреч люди слушали лекции ученых об ущербе, нанесенном ядерными испытаниями, и об опасности ядерной войны. Лекторы пытались убедить аудиторию, что только западные государства несут ответственность за проведение ядерных испытаний и гонку ядерных вооружений. По их словам, Советский Союз был вынужден развивать свой ядерный потенциал для защиты социалистических стран, несмотря на то, что Советы поддерживали идею запрещения ядерного оружия.

Документ 11. Письмо рабочего Донецкого металлургического комбината Николая Бычкова в Украинский республиканский комитет защиты мира, Донецк , 13 сентября 1963 года.
Это письмо является лишь одним из множества подобных писем, которые были отправлены в Киев по случаю подписания Договора о частичном запрещении ядерных испытаний (ПТЗИ) в 1963 году. В этих письмах украинские учителя, рабочие и колхозники писали о своем счастье из-за частичного запрета ядерных испытаний.В то же время в этих письмах осуждается Китай, отношения которого с СССР ухудшились и который готовит свое первое атмосферное ядерное испытание, нарушившее режим ПТБТ.

Украина имеет долгую историю антиядерной активности, которая существовала еще до Чернобыля. Похоже, что советские власти разжигали антиядерную пропаганду ради своей политической выгоды. Однако воспроизведенные здесь документы также демонстрируют, что опасность гонки ядерных вооружений действительно беспокоила людей в Советской Украине.Можно также сказать, что антиядерные настроения общественности, которые усилились после чернобыльской катастрофы и повлияли на решение Украины отказаться от ядерного оружия после распада Советского Союза, возникли в 1950-х годах отчасти из-за пропагандистской кампании, описанной выше.

Антиядерные настроения в обществе усилились после чернобыльской катастрофы. Информация об истинных масштабах чернобыльской катастрофы была засекречена советским правительством. Однако в течение 1990-х и 2000-х годов независимая Украина рассекретила часть архивных документов по этому вопросу.Некоторые документы до сих пор засекречены. Однако те документы, которые уже доступны, содержат интересные подробности решения проблемы Чернобыльской ядерной аварии и ликвидации последствий.

Необходимо упомянуть документы, подтверждающие, что Чернобыльская АЭС была построена с нарушением норм безопасности. Реакторы РБМК в Чернобыле использовались для производства плутония для советской оружейной программы, и их использование в мирной ядерной энергии было рискованным. Однако советские власти решили не демонтировать эти опасные реакторы и использовать их на Чернобыльской АЭС.Таким образом, вывод из эксплуатации других блоков означал, что Украина больше не имела активных собственных мощностей по производству оружейного плутония.

Рассекреченный документ ниже демонстрирует недостатки при строительстве Чернобыльской АЭС и показывает, что Советское правительство знало об этих недостатках еще до аварии.

Документ 12a. Письмо Андропова, Недостатки при строительстве Чернобыльской АЭС, 21 февраля 1979 г.
В этом документе тогдашний руководитель КГБ Юрий Андропов выражает озабоченность по поводу недостатков в строительстве Чернобыльской АЭС, которые «могут привести к авариям и авариям.

[В 1979 году] Начальник КГБ Юрий Андропов выражает обеспокоенность по поводу недостатков в сооружении Чернобыльской АЭС, которые «могут привести к авариям и авариям».

Вывод Андропова подтверждается следующим недавно переведенным документом:

Документ 12b. Отчет Управления КГБ об аварийной остановке энергоблока №1 Чернобыльской АЭС 9 сентября 1982 г.
В этом документе описывается аварийная остановка энергоблока Чернобыльской АЭС в 1982 году.К сожалению, этот и другие сообщения об аварии не привели к исправлению конструкции реактора. Более того, большинство экспертов и даже представители правительства не знали об этой аварии, так как информация о ней долгие годы оставалась засекреченной.

Документ 13а. Отчет КГБ о взрыве и пожаре на Чернобыльской АЭС [АЭС ] В этом документе описана хронология катастрофы и описаны ее первые жертвы.
Документ 13b. Срочный отчет, авария на Чернобыльской АЭС , 26 апреля 1986 г. Секретно.
Этот документ также содержит информацию о взрыве сразу после катастрофы. Этот отчет был отправлен непосредственно советскому лидеру Михаилу Горбачеву.

Документ 14. Отчет КГБ об оперативных нарушениях в организации мероприятий по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС р. 28 августа 1986 г. Секрет
В этом документе описаны недостатки в ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы.Эти недостатки могли привести к новым жертвам, поскольку правила безопасности при обращении с опасными радиоактивными материалами были неадекватными.

Выводы

Украина играла значительную роль в развитии советской ядерной программы. Перед Второй мировой войной в Украине работали многие из лучших советских физиков-ядерщиков. Однако в этот период возможности украинских ядерных исследований были недооценены советским правительством — советские лидеры не осознавали значения предложений харьковских физиков относительно создания ядерного оружия.Отклонение предложений Виктора Маслова было исторической ошибкой Советского Союза. Если бы Советы всерьез начали свою оружейную программу до Второй мировой войны, можно было бы предположить, что Советский Союз мог бы создать ядерное оружие почти одновременно с Соединенными Штатами.

После Второй мировой войны Украина продолжала играть значительную роль в советской гражданской атомной промышленности. Хотя Украинский институт физики в Харькове не принимал активного участия в производстве советского ядерного оружия, многие украинские физики участвовали в усилиях, проводимых в России.

Чернобыльская катастрофа была особенно важным моментом в советской ядерной истории. Рассекреченные документы показывают, что недостатки конструкции, приведшие к катастрофе, были известны советским властям и могли быть исправлены.

Наследие чернобыльской катастрофы стало одной из причин, по которой украинский народ поддержал отказ независимой Украины от ядерного оружия. Антиядерная пропаганда, проводившаяся на Украине с 1950-х годов, позже повлияла на решение независимой Украины отказаться от своего арсенала советского ядерного оружия.К сожалению, с начала современного конфликта с Россией многие украинцы поддерживают восстановление ядерного статуса Украины. История советской антиядерной пропаганды и связанное с ней наследие антиядерной активности украинского народа может быть использовано, чтобы убедить сегодняшнее украинское население в том, что восстановление его ядерного статуса будет препятствовать национальным интересам Украины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *